Владимир Миронов

Древние цивилизации

Влияние египетской культуры на западную цивилизацию

 


Влияние Египта на культуру Запада огромно. Тут уже к концу IV тысячелетия до н. э. сложилось централизованное государство, ранее, чем где-либо в мире, процветали литература, философия, искусство, наука, архитектура, медицина. Отсюда прослеживаются корни зарождавшихся цивилизаций Греции и критской культуры. С европейцами египтяне встречались на финикийском побережье в Библе, заходя по пути на острова Крит, Кипр, Родос, Карпатос, Кифера. На Кифере найдена алебастровая ваза с именем египетского фараона V династии (ок. 2465–2323 гг. до н. э.). В начале II тысячелетия до н. э. меж Египтом Среднего царства и Критом шла оживленная торговля, о чем свидетельствует и множество найденных тут египетских предметов (посуда, статуэтки, печати и т. п.). Своеобразный перекресток цивилизаций. В отношении вклада египтян в мировую культуру шотландец Д. Маккензи писал в «Древних цивилизациях» (1927): «Мы, которые до сих пор пользуемся египетским календарем, впервые появившимся у пионеров земледелия в долине Нила, которые измеряем наше время и пространство по системе вавилонян, должны также признать, что Греция и Рим так никогда бы и не возникли, если бы из той закваски, что дали миру речные долины, не поднялся бы сгусток древних цивилизаций. История наших искусств и наук, история социальных институтов, экономики и торговли не могут быть изучены в полной, исчерпывающей мере без обращения к достижениям древнейших цивилизаций».


Сфинкс. Инкрустированная пластина из некрополя Саламина


Интерес к Египту у греков и римлян возрастал постоянно, начиная с VII века до н. э., когда тут побывали выдающиеся греки – Солон, Фалес, Пифагор, Гекатей Милетский, Гелланик, Платон, Аристагор Милетский и другие. Пифагор был посвящен Аглаофом в мистерии, привезенные из Египта Орфеем, а Кекропс был якобы первым, кто перенес плоды цивилизации Египта на почву Греции. Он же, как утверждают, основал знаменитый впоследствии город Афины. Египет у греков считался «колыбелью тайной премудрости». Солон перенял законы Египта. Согласно им каждый должен был сообщать о своем доходе и платить ежегодно налог правителю провинции. При этом любой египтянин, уличенный в мошенничестве, карался смертной казнью. Вскоре Солон ввел подобный порядок и у себя в Афинах. По словам Диодора Сицилийского, египетским законодательством во многом руководствовался спартанский царь Ликург. У египтян черпал мудрость Платон.


Носильщик жертвоприношений. В правой руке – цветы, в левой – фрукты


Показателен следующий отрывок из Платона («Тимей»). Один из жрецов Египта говорит царю Солону: «Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, нет среди эллинов старца!» «Почему ты так говоришь?» – спросил Солон. «Все вы юны умом, ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени», – был ответ. В Александрии сложилась и философия Плотина, который прожил тут 11 лет. Св. Григорий, епископ Неокесарийский, юношей изучал философию и медицину в Александрии. В «Житие святых» сказано: «Когда он, будучи еще юношей, изучал в Александрии философию и врачебное искусство вместе со многими юношами, стекавшимися туда от всех стран, то целомудренная и непорочная жизнь его возбудила ненависть его сверстников. Будучи невоздержаны и порабощены страстями, они жили нечисто, входя в дома блудниц, как было в обычае у языческих юношей; а святой Григорий, как юноша христианский, уклонялся от этого пагубного пути, избегал нечистоты и ненавидел беззаконие; как крип (белая лилия) среди терния, так среди нечистых светился он своей чистотой». Родом из Египта (ок. Фив) был и св. Антоний. Влияние египтян особенно ощущается в искусстве, в некоторых усовершенствованиях и технических приспособлениях греков. Их художественные формы нашли отражение в центрах микенской культуры, в применении «законов фронтальности» (архаический Аполлон), в работах скульпторов и художников.


Аристокл. Стела Аристиона. Конец VI в. до н. э.


В свою очередь, и греки немало сделали для поддержания порядка в Египте и даже для объединения страны в единое государство. Когда Псамметих, царь города Саиса, что был расположен в Нижнем Египте, вел борьбу за объединение страны с другими властителями номов, его конкуренты и противники, объединившись, изгнали царя в самую отдаленную часть Египта, в болотистую местность в дельте Нила. Там он и посетил храм одной из богинь, которая, как все считали, умела предсказывать будущее. Он вопрошал ее о своей судьбе. Жрецы так интерпретировали ему ответ богини (по версии Геродота): «Жди, когда выйдут из моря железные люди; они помогут тебе». Некоторое время царь недоумевал, что же может означать подобное предсказание. Но вот однажды ему сообщили, что к египетскому брегу пристали корабли, на которых видны воины, закованные в панцири из железа и меди. Это были греки, промышлявшие разбоем в Средиземном море. В Египет их занесло бурей. Царь, поближе их узнав, оценил их силу и смелость. Он быстро сообразил, что люди эти могут быть полезны в схватке за власть. Ему удалось уговорить разбойников поступить к нему на службу, а затем с их помощью одолеть конкурентов. Из греческих наемников была составлена личная гвардия фараона (около 660 г. до н. э.). Псамметих разрешил торговцам-грекам свободный доступ в города Египта, позволил им свободно селиться в стране (и даже отвел им город Навкратис, «царицу кораблей»).


Римский воин


Птолемей, македонянин, один из ближайших сподвижников великого Александра, станет царем Египта и основателем династии Лагидов. В своем сочинении он превозносил более Александра-воина, чем политика. Труд его достоверен, ибо, будучи царем, по словам Арриана, ему было «лгать стыднее, чем кому-либо другому».


Кратер с изображением Гермеса


Греков привлекала в Египте, конечно же, не экзотика, но прежде всего то, что тот представлял собой богатейшую землю. Поэтому сюда вместе с наемниками устремились и греческие купцы. Ионийцы первыми в VII веке основывают Кирену, могущественную колонию на ливийском побережье, и наполняют нильскую дельту другими факториями и поселениями. Их было немало, раз возникает целая каста переводчиков для облегчения сношений между ними и коренным населением. При фараоне Амазисе (570–526 гг. до н. э.) на западном рукаве Нила, недалеко от резиденции фараона возник мощный торговый центр, Навкратис, где сосредотачивается вся внешняя торговля, точнее, весь ввоз Египта. Навкратис был чисто греческим городом, пользовавшимся автономным самоуправлением. При царе Амазисе, пишет Геродот, Египет достиг величайшего процветания. Река дарила блага земле, а земля – людям, и населенных городов в Египте было тогда, говорят, 20 000. Амазис издал следующее важное постановление: каждый египтянин должен ежегодно объявлять правителю округа свой доход. А кто этого не сделал и не смог указать никаких законных доходов, тому грозила смертная казнь. Афинянин Солон перенял из Египта этот закон и ввел его в Афинах, где он сохранялся во времена Геродота. Амазис (Амасис) воздвигал на земле Египта святилища в честь греческих богов и богинь. Одним из таких сооружений был воздвигнутый им в Саисе монумент Афине, превосходящий величиною и красотою камней все другие. Он же посылал посвятительные дары в Элладу (позолоченную статую Афины, две каменные статуи, свои портретные деревянные статуи в храм Геры на Самосе и многое другое).


Жрец умащает маслом любящую пару (Сеннедьена с женой)


Находки свидетельствуют, что вся утварь в городе Навкратис была греческой. Греческие племена и государства – эгинеты, самосцы, доряне из Родоса и Книда, ионийцы из Хиоса, Теоса, Фокеи – имели тут многочисленных представителей. Хотя господствующее положение тут занимали милетцы, утвердившиеся в Египте еще со времен Псамметиха. При наличии столь многочисленных представителей греков нет ничего невероятного в тех преданиях, где сказано о посещении ионийскими философами Египта (Фалес и Пифагор). Фараон Амасис заключил с киренцами оборонительный и наступательный союз, взяв себе оттуда супругу, девушку по имени Ладика. Разделяя с женой ложе, Амасис никак не мог сойтись с нею физически (вероятно, она долго не подпускала его к «своим святыням»). И так повторялось не раз, пока, окончательно рассвирепевший, несчастный мужчина не воскликнул: «Женщина! Ты меня совершенно околдовала! Ничто уже не спасет тебя от самой лютой казни, которую когда-либо испытала женщина!» У той уже не оставалось выбора, и она даже принесла обет Афродите посвятить статую богине в Кирене, если Амасис сойдется с ней в ту ночь (поскольку только страстная и пылкая ночь в объятиях фараона могла спасти ее от лютой казни). Удача ей сопутствовала. Амасис не только имел с ней сношение, но и потом очень полюбил ее. Все получилось как надо – и счастливая Ладика исполнила данный ею обет. И удовлетворенный царь одарил ее разными украшениями (ожерелья, кольца, браслеты).


Золотое ожерелье


Богатства Египта привлекали персов, греков, римлян, арабов и евреев. Греки стремились заполучить житницу Востока и Запада. Когда персы захватили Египет, они тем самым, конечно же, нанесли весьма ощутимый удар по торговле эллинских государств. Ведь оттуда за изделия ремесленников греки получали пшеницу и папирус. Попав в руки персов, Египет вынужден был заставлять греков-торговцев переплачивать за их товар персидским и финикийским посредникам. Понятно, что греки хотели не только открыть себе доступ к источнику важного сырья, но и одновременно нанести персам ответный удар, оторвав от них одну из самых богатых сатрапий. Из Египта в царскую казну поступало 700 талантов серебра, не считая того, что на содержание персидских гарнизонов страна отдавала 12 тыс. мер зерна. Хотя и персы внесли кое-что ценное в жизнь Египта и Греции. Благодаря персам в государстве Птолемеев появилась организованная почтовая служба, на что указывает один из папирусных текстов. Там говорится, как строилась работа на почтовой станции около Мемфиса в 225 году до н. э. Корреспонденция, письма, посылки регистрировались, сортировались, затем рассылались в различные районы Верхнего и Нижнего Египта.


Вход в гробницу фараона. Долина царей


Не все в характере и взглядах египтян было приемлемо для культуры Запада, греков и римлян. Национальный характер египтян казался грекам и римлянам странной смесью противоречивых, а большей частью даже неприятных и дурных черт. Но их ум и остроумие в римскую эпоху вошли в поговорку; их остроты славились меткостью и колкостью, а то и непристойностью. Их наглость, надменность, дерзость, бесстыдство в речах также считались в Риме беспримерными. Им присущи противоречия: они отважны и изнежены, но терпеливо переносят рабство и пытки. «Конечно, характеристика, данная египтянам классическими писателями, относится к позднейшей эпохе, когда Рим объединил под своею властью весь известный тогда мир, переливая в него элементы греко-римской культуры, но тем не менее основные черты древнеегипетского национального характера в общем (тут были) переданы правильно», – отмечает автор «Истории Древнего Востока» В. П. Максутов.

Египет привлек внимание римлян, желавших проникнуть в тайны иероглифов. «Вырезанные на камне изображения – это магические знаки», – отмечал поэт Лукиан (I в. н. э.). О том же писал Плутарх: «Египетское письмо имеет символический характер». Труды историка-жреца Манефона использовали римские историки Плутарх и Тацит («Священную книгу»).


Солнце как божественный символ древних религий


Рим, помимо культурных заимствований, унаследовал у Египта очень важный элемент его политического устройства – идею империи и божественности императорской власти. Ведь фараон уподоблялся божеству. Согласно древним верованиям, цари Египта вели свое происхождение от Солнца-Ра, а душа каждого правителя являлась двойником-посланцем Солнца-Гора. Подобная идея не могла не понравиться всевластным правителям древнего мира. Ею были очарованы все, начиная с Эхнатона и Ахеменидов и кончая Птолемеями и римскими императорами. Об общности властных амбиций правителей мира бельгийский историк религии Ф. Кюмон пишет: «Императоры, для которых такая проповедь служила бальзамом, умащавшим их подспудные или осознанные амбиции, вполне открыто ее поддерживали. Тем не менее, хотя их политика могла получить преимущества в результате распространения египетских вероучений, они не склонны были принимать их целиком. Уже в первом веке н. э. они позволяли своей домашней челяди и канцелярии, состоявшей наполовину из выходцев с Востока, называть себя deus noster (наш бог); тогда они еще не осмеливались ввести это именование в число своих официальных титулов. Начиная с этого периода, некоторые цезари, такие, как Калигула и Нерон, могли уже мечтать о том, чтобы занять на мировой сцене то же положение, которое занимали в своем царстве Птолемеи; они были способны убедить себя в том, что самые различные боги могли бы возродиться в их лице, но все просвещенные римляне негодовали по поводу таких причуд». Однако как бы те и не негодовали, все же императоры страстно желали таких же поклонений и той роскоши, которая окружала персидских монархов или египетских фараонов. Аврелиан учредил культ в честь «непобедимого Солнца» (274 г.), щедро субсидируемый, а двор Диоклетиана, со всей его сложной иерархией слуг и толпами евнухов, по общему признанию, являлся почти что копией пышного двора персидского царства Сасанидов.


Вице-король Нубии при Рамсесе II с символом бога Амона в руках


Более спорным остается вопрос о культурном влиянии… «В древности эта страна нередко считалась колыбелью наук, математики в особенности. Новейшие исследования показали, однако, что научное развитие Египта было весьма невысоко, и греческие философы едва ли многому могли тут научиться. Судя по памятникам, египетская геометрия до самого позднего времени не возвышалась над чисто эмпирическими приемами приблизительного вычисления, необходимого в целях практических, – межевания или архитектуры. Можно быть вполне уверенным, что в дедуктивной геометрии греки ничему не могли научиться у египтян, и если Фалес действительно был первым греческим математиком, то скорее египтяне могли бы научиться у него, как утверждает предание» (С. Н. Трубецкой).

Но влияние культуры Египта можно и нужно рассматривать в более широком смысле. Египет имел связи с югом Африки, верховьем Нила, Финикией, Эфиопией, Сомали, получая оттуда строительный камень, слоновую кость, черное дерево, благовония. В частности, финикийцев можно было встретить в Египте, где, по словам Тураева, сохранилось немало финикийских посвящений египетским богам и надписей в храмах. Некий Герцафон сделал посвятительную надпись на бронзовой статуэтке Исиды с Гором, называя богиню Астартой. Финикийцы порой покупали местные святыни и отправляли их к себе на родину как знак памяти и поклонения своим богам. Так, община библян в Египте закупила жертвенник с надписью фараона Шешонка и отправила на родину, в Библ, снабдив надписью: «Это воздвиг Абибал, переводчик общины библян в Египте, в честь Баалат-Гебал, во благо библян». Это говорит как о близости религиозных воззрений обитателей этих стран, так и о широком обмене культовыми предметами. В Египте заметно усиление влияния финикийской религии, чьи мистерии проникают всюду.

Особо стоит остановиться в этой связи на «эфиопской теме»… Ведь согласно древним документам, в Эфиопии (т. е. в Нубии – откуда, по преданиям, и вышли египтяне) царства существовали по меньшей мере еще за 300 лет до появления в Египте первого фараона. Да и египетский верховный жрец Манефон писал, что «есть два великих эфиопских народа, один – синды (индийцы), а другой – египтяне». Египтяне были уверены, что настоящая цивилизация зародилась в Египте, а точнее – в Эфиопии. Их страна – обитель богов и первых людей.

Греческий историк Диодор Сицилийский, живший в эпоху императора Августа (I в. до н. э.), считал: «По сведениям историков, эфиопы были первыми из людей, и доказательства этому, по их словам, очевидны. Ибо то, что они не пришли в свою страну переселенцами из других земель, но исконно жили там и потому справедливо носят название автохтонов (коренных жителей), …признается практически всеми народами… Они говорят также, что египтяне являются колонистами, посланными эфиопами, а Осирис был главой этой колонии. Вообще же, по их словам, то, что сейчас является Египтом, было не землей, а морем в самом начале, когда Вселенная только создавалась. Впоследствии, по мере того как Нил в своем течении нес ил из Эфиопии, из наносов постепенно появилась земля…»


Способы ношения шаммы. Внешний вид эфиопа (абиссинца)


И, по их словам, большая часть обычаев египтян является эфиопскими, так как колонисты по-прежнему придерживаются древних традиций. Например, вера в то, что их цари являются богами, то особое внимание, которое они уделяют погребениям, и многие другие вопросы подобного характера – все это эфиопские практики, и даже форма статуй и египетское письмо тоже эфиопские. «Из двух форм письма, которые есть у египтян, ту, что называется народной (демотической), знают все, а та, что известна как священная (иератическая), знакома только жрецам египтян, которые учат ее у отцов как нечто, что нельзя разглашать; но среди эфиопов каждый знаком с обеими формами письма. Более того, по их словам, правила жрецов у обоих народов очень похожи, ибо все, кто вовлечен в прислуживание богам, очищены, все выбриты, подобно эфиопским жрецам, и носят те же платья и посохи той же формы; и носят их цари высокие войлочные головные уборы с шаром наверху и украшенные змеями, которых они называют аспидами, – а символ этот возникает, чтобы подчеркнуть мысль о том, что если кто посмеет напасть на царя, то судьбой его станет столкновение со смертоносными жалами. Многие другие вещи рассказывают об их древности и о тех колонистах, которых они отправили и которые стали египтянами, но об этом нет особой нужды говорить что-либо в нашем тексте».


Эфиопское войско в походе


Занимающая часть плато Африканского Рога Эфиопия расположена рядом с Египтом. В священных египетских письменах сказано: «Наш народ родился у подножия гор Мун у истока Нила»… Все это любопытно. В глубокой древности эту часть Африки заселил народ хаммитской языковой семьи и еще до появления негритянских племен стал безраздельным владельцем большей части севера и востока Африки. Позже сюда пришли семиты из Южной Аравии. Одной из этих групп были фалаша, признававшиеся как евреи («черные евреи»). Они не знают иврита, но сами себя называли «бета Израэль» (т. е. «дом Израиля»). Для эфиопских императоров, часто травивших их, они, как пишет А. Бакстон, «были как заноза в теле», ибо так и не подчинились им. Греки же называли эфиопов народом с черным лицом («с обожженными лицами»). Возможно, предки абиссинцев пришли из царства Шеба, или Себа, что некогда находилось на территории теперешнего Йемена (I тыс. до н. э.). Они принесли с собой южноарабский язык – «геэз», использовавшийся на протяжении истории Эфиопии как язык литературы, богослужения.


Эфиопский вождь Менелик на коне


Слоговая азбука, служившая его письменной основой, хотя и забытая позже на их родине, стала алфавитом, на котором основывается письменное и печатное слово современных абиссинских языков. В истории Эфиопии различают период, предшествующий царице Савской (об этом периоде известно мало), и время правления царицы Савской, что ездила к царю Соломону (он «дал царице Савской все, что она желала») вместе с финикийской царевной, дочерью Хирама. Утверждают, что царица родила от Соломона сына Менелика («происходящий от мудрого»). Событие это произошло, видимо, около 970 года до н. э. О визите упоминается в Книге псалмов. Когда-то в давние времена главным городом страны Шеба якобы правил гигантский дракон. Население обязано было нести ему дань (скот и девушек). Герой Агабоз убил чудовище и стал царем. Ему наследовала дочь, красавица Македа, царица Шебы, известная миру как царица Савская. С ее правления (1000 г. до н. э.) якобы и ведет начало официальная история Эфиопии. В Аксуме, за пределами города, находятся могилы царицы Савской и Менелика I, сына Соломона и этой царицы, а также ковчег Завета, переданный Соломоном сыну во время его визита в Иерусалим. Гомер под Эфиопией подразумевал Центральную Африку, простиравшуюся от Красного моря и Индийского океана до Атлантического, тогда как Диодор Сицилийский выделял Эфиопию Западную, Высокую и Восточную. О ней писали Плиний Старший в «Естественной истории» и Помпоний Мела в «Географии». Геродот называл эфиопов («долгоживущих айтьопес») – «самыми высокими, красивыми и справедливыми людьми». Гомер о них писал так:

Зевс-громовержец вчера к отдаленным
водам Океана
С сонмом бессмертных на пир
к эфиопам отошел непорочным.

«Илиада», I, 423–424


Дж. Б. Тьеполо. Африка


Эфиопское царство было также известно как царство Напаты и Мероэ. Царь ее бесконтрольно распоряжался судьбой любого человека в стране. Он вел войны с соседями, кочевыми племенами, обитателями пустыни. В ходе таких войн захватывались рабы и богатые трофеи, о чем и гласит надпись на стеле Пианхи. Эти и другие подвиги нашли отражение на стенах храмов Мероэ и других городов. Подобным образом запечатлевали свои победы и египтяне. Строй представлял собой рабовладельческую деспотию. Мероэ находилось под влиянием египетской культуры. Хотя в отдельные годы они правили Египтом. Целое столетие правители рода Мероэ были у власти в Египте (эфиопская XXV династия). Эфиопы участвовали в войнах и походах Египта. Их войско было вооружено топорами, копьями, мечами, щитами и т. д. В 1887–1849 годах до н. э. Сенусерт III покорил Куш и установил связи с Кушитским царством (царство Напаты и Мероэ). Тураев назвал их сколком с Египта Нового царства. В основанном нубийцами царстве установлены были схожие с Египтом порядки. Жрецы избирали в цари лиц, отличающихся красотой, храбростью или богатством. Им воздавали божеские почести. Инициатива избрания царя исходила от войска и высших сановников. Верховные жрецы могли при необходимости отправить к царю посланца и приказать ему умереть, объясняя такое решение волей богов. Этот обычай сохранялся долго, пока царь Эфиопии Эргамен (уже во времена Птолемея II), взращенный греками и получивший философское образование, решительно этому не воспротивился. Он проник с солдатами в святилище эфиопов, перебил там всех жрецов и стал править уже по своему усмотрению (Диодор).


Руины дворца в Мероэ. Судан


Страна славилась своими богатствами. Там были россыпи драгоценных камней, а золота было столько, как уверял Геродот, что якобы даже оковы узников делались из золота. Сами эфиопы полагали, что их страна была древнейшей на земле и что именно их предки заложили основы египетской цивилизации. Древняя столица Эфиопии, Аксум (так, по ее имени, называли страну), некогда была одним из самых могущественных государств мира. Предание относит появление города Аксум еще к библейским временам. Эфиопы создали большой флот, покорили огромные территории и контролировали оба берега Красного моря. Они создали величественные храмы и сооружения (Аксумские стелы высотой около 20 м и шириной 2 м). Легенды гласят: стелы были созданы людьми-циклопами, давным-давно населявшими эфиопское нагорье. Предки якобы умели плавить камень и разливали его в деревянные формы. В 1950?е годы совместная французско-эфиопская экспедиция обнаружила гигантское по своим масштабам сооружение, «холм», на котором стояли стелы. В Аксуме существовали настоящие «небоскребы» древнего мира, дворцы в 4, 6, 12, 14 этажей. Высота такого 14?этажного дворца достигала 40 метров. Возможно, что у арабского историка Мани, жившего в III веке н. э., были известные основания заявлять, что ему известны лишь четыре великие империи: это Вавилон, Рим, Египет и Аксум.


Гречетто. Греческая богиня – «эфиопская» Цирцея


Ее жрецы и ученые вместе с египтянами исследовали небо, занимались изучением наук. Римский писатель Лукиан (II в. н. э.), сириец по происхождению, писал в трактате «Об астрологии» о вкладе эфиопов в древнюю науку: «Между тем астрология – знание древнее и не молодой предстала нам, но является созданием древних царей боголюбивых… Впервые эфиопы установили среди людей это учение. Причиной тому были: мудрость самого племени, – ведь и во всем остальном эфиопы выделяются своей мудростью, – а также счастливый удел их страны. Всегда пребывает у них ясное, тихое небо: от смены времени года эфиопам не приходится терпеть, и живут они только при одной постоянно цветущей весне. Эфиопы заметили впервые, что Луна видом не вполне постоянна, но многообразна и один облик сменяет на другой; показалось им это явление предметом, достойным удивления и недоумения. Затем стали эфиопы исследовать и открыли причину всего этого в том, что у Луны нет собственного света, а исходит он на нее от Солнца. Открыли они и других звезд движение, – их планетами мы называем… Также установили им имена, собственно, не имена, как думали некоторые, – но знаки зодиака. Вот все, что усмотрели на небе эфиопы. Позднее они передали соседям египтянам это еще незаконченное учение, а египтяне, переняв от них наполовину завершенное искусство гадания, еще более вознесли его: меру каждого движения означили, установили лет исчисление, также месяцев и времен года». Все это наглядно свидетельствует о том, что между странами и государствами африканского региона поддерживались тесные связи.

Возможно, негроидные расы в отдаленные времена имели значительно больший ареал распространения, чем принято было ранее считать. Эд. Шюре в «Великих посвященных», например, высказался определенно: «…на земле господствовала черная раса. Высший тип этой расы нужно искать не среди негров, а среди абиссинцев и нубийцев, у которых сохранился характер эпохи ее расцвета, когда она достигла наивысшей точки развития… Черные наводняли юг Европы в доисторические времена… Во времена своего господства они имели религиозные центры в Верхнем Египте и в Индии. Их циклопические города увенчали зубцами горные кряжи Африки, Кавказа и Центральной Азии. Их общественный строй представлял собой абсолютную теократию. Наверху – жрецы, которых боялись, как богов; внизу – кишащие, как в муравейнике, племена…» Теория смены рас на земле одно время была весьма популярной и, похоже, со временем вновь станет весьма актуальной.


Тинторетто. Битва Персея с морским чудовищем


Известно, что чернокожие цари из страны Куш (Нубия) одно время правили Египтом, а нубийские вельможи и воины составляли влиятельный слой в египетской правящей элите. В подтверждение влияния культуры Африки можно привести и «Черные пирамиды» в верховьях Нила (в местах, где якобы обитал повелитель пустыни бог Сет), и королевские дворцы в Мероэ (Судан), и скульптуру темнокожего правителя Древнего Египта, а также внушительные головы неведомых богов в культуре ольмеков в Южной и Центральной Америке (с явно негроидными чертами). Показательно даже и то, что на картине Гречетто греческая богиня Цирцея изображена темнокожей «эфиопкой». В мифологии греков эфиопы присутствуют довольно часто. Вспомним известный сюжет сражения Персея с морским чудовищем, чтобы спасти от него эфиопскую царевну Андромеду, взяв в жены.


Фото А. К. Булатовича


Эфиопия в дальнейшем играла немаловажную роль в судьбах черного материка, Африки. Она сделалась «единственной просветительницей и распространительницей культуры на Эфиопском нагорье и в ближайших к нему областях» (А. К. Булатович). При сороковом царе династии Менелика Эфиопия приняла христианство (333 г.). Эфиопия представляла собой могущественное государство в Средние века, достигнув к XVI веку апогея величия. Один из ее императоров, – негус Лыбна-Дынгыль, которому были подвластны 48 народов. Войско его было столь огромно, что негус преисполнился гордыней и приказал кнутами высечь землю. Горюя, что ему не с кем померяться силою, он даже обратился с мольбой к богам о послании ему врага. А чтобы зов был услышан, он воскурил целую гору ладана. Возможно, небеса вняли его зову. Вскоре на страну обрушились мусульманские полчища. Они захватили лучшие земли по рекам Гибье, Дидессе, Голубому Нилу и Хауашу. Так Эфиопская империя оказалась разделенной пополам. Южная часть на века оказалась оторвана от северной. Вслед за этим возникли раздоры, междоусобицы, приведшие страну к краху.

Однако страна выстояла и сумела стать важным форпостом христианской культуры в Африке. «Для абиссинцев египетская, арабская и, наконец, европейская цивилизация, которую они мало-помалу перенимали, не была пагубной: заимствуя плоды ее, в свою очередь побеждая и присоединяя соседние племена и передавая им свою культуру, Абиссиния не стерла с лица земли, не уничтожила самобытность ни одного из них, но всем дала возможность сохранить свои индивидуальные черты», – писал А. Булатович.

Заметную роль играли в Египте и евреи… По свидетельству историков, первые иудейские поселения появились в Египте к концу эпохи царств, во времена царствования фараона Псамметиха I. Они представляли собой преимущественно еврейские военные гарнизоны. Однако лишь со времени разрушения Иерусалима и гибели иудейского царства, видимо, можно говорить о более ширкой миграции евреев в Египет. В частности, после того, как евреи убили вавилонского наместника Годолию, по свидетельству пророка Иеремии, в Египет под предводительством Иоанна, сына Кареи, переселился «весь остаток иудеев». Евреи поселялись теперь уже не только в пограничных местностях, но распространились по всей стране, вплоть до верхнего Египта. Их появление тут относят к доэллинистической эпохе. Надо учесть при этом и случаи насильственных переселений, как, например, массовое переселение в Александрию при Птолемее I Лаге. Однако уже тогда главным стимулом для миграции стали торговые выгоды и преференции, получаемые евреями при жизни в крупных центрах. Хотя несомненными являются общность некоторых религиозных установок и обычаев. Царь Соломон изливал елей и возжигал курение египетским богам Исиде и Осирису. Однако его более влекло золото.


Гробница с пустым саркофагом. Загробные духи выпущены на волю


Евреи, смешавшись с местным населением египетских городов и поселений, активнейшим образом участвовали в жизни и деятельности Александрии. Город имел крупную их диаспору, став главным центром расселения евреев в Египте (еврейскими были 2 из 5 кварталов Александрии). При столь близком соседстве меж народами были неизбежны взаимодействие и обмен. Есть примеры влияния египетского языка на древнееврейский словарь, а в древнееврейский язык проникли египетские имена собственные. В тексте Ветхого Завета встречаем много египетских слов в виде кальки. И наоборот, семитские слова вошли в речевой обиход египтян, укоренились в египетском языке. Это и понятно. В Египте частыми были смешанные браки евреев-поселенцев с египтянами. Находки документов в Каирской «генизе» (погребении) о том свидетельствуют. К югу от Каира, в части города, именуемой Фостат, Старый Каир, некогда стояла синагога. Поначалу то была христианская церковь, воздвигнутая коптами в честь св. Михаила. В период персидской оккупации она перешла к иудеям, затем была продана. Хранилище посещали двоюродный прадед Г. Гейне – Симон ван Гельдерн, исследователь древнееврейской культуры И. Сафир и приверженец караимов, еврей из России А. Фиркович, которого называют «фанатиком» в деле поиска раритетов.

Литература, религия египтян и евреев обнаруживают немало точек соприкосновения. В гимнах Атону времен фараона Эхнатона есть строки, сходные со строками 103?го псалма иудеев. Египетское влияние заметно и в книгах Екклесиаста. «Я, мы да пьем, утрие бо умрем». Схожие мотивы встречаем в египетской «Песне арфиста». Говорят и о влиянии египетской литературы на Библию. Коростовцев писал: по структуре и стилю библейские «Притчи Соломоновы» похожи на египетские поучения. «Поучение Аменемопе» гласит: «Дай уши твои, внимай словам, сказанным мной, обрети сердце свое к пониманию их». А в «Притчах Соломона» говорится: «Приклони ухо свое, внимай словам моим и обрати сердце свое к пониманию их». О первенстве египетских первоисточников свидетельствует и ряд библейских псалмов (сюжет «Пребывание Иосифа в Египте»). Таких сюжетов немало и навеяны они бытом и культурой Египта. В этом обмене Египет, великая держава Востока, был дающей стороной, а только что возникший Израиль – принимающей.

Можно бесконечно долго говорить о магии Египта, золотисто-песчаном царстве грез. Но не хватит и сотен томов… Тем более ежели учесть, что благодаря «великой нескромности» всемирной истории сохранились тысячи и тысячи официальных документов, частных писем и семейных бумаг (завещаний, актов о разделе наследства, брачных контрактов, актов о разводе, актов о купле и продаже домов, долговых расписок, штрафов и т. п.). Но документы документами, а лучше все же воочию увидеть две исторические жемчужины, города, являющиеся лицом Египта, – Каир и Александрию. Представьте, что Каир – это оживший, воинственный и деловой Рамсес, а Александрия – нежная и чувственная красавица Нефертити…

Просмотров: 2249