Владимир Миронов

Древние цивилизации

Египет – «царство мертвых» или «царство живых»?

 

Каждый имеет отведенный ему срок жизни… Когда простой египтянин умирал, его тело вначале просто закапывали в яму. Тело укладывали на бок в полусогнутом положении, как в утробе матери, чтобы ему легче было вновь появиться на свет при повторном рождении. В это египтяне свято верили. Но такие могилы часто становились добычей собак и шакалов. Поэтому стали строить мастабы – четырех-угольные гробницы из земли и камня. И только со времен III династии появляются пирамиды, хотя факт захоронения в них фараонов ставится под сомнение многими учеными. Как бы там ни было, а смерть для египтян – дело серьезное.


Книга мертвых жреца Несмина. Сцена суда Осириса. IV в. до н. э.


Когда сын солнца умирал, в стране устанавливался 72-дневный траур. Закрывали храмы, в них прекращалось богослужение, на народ налагался строгий пост. Никто не смел употреблять в эти дни мяса, пшеничного хлеба, вина или винограда. После окончания дней траура гроб с набальзамированным телом фараона выставлялся у входа в склеп. Там собирался народ. Ритуал похорон был строг. Он требовал: прежде чем предстать перед судом Осириса, умерший должен был произнести так называемую «отрицательную исповедь». Тогда в глазах живых он считался «оправданным» и тем самым обретал способность к вечной жизни. Тексты эти известны как Книга мертвых. Египтяне называли их «Выходом в день»:

Я не нанес ущерба скоту.
Я не творил дурного.
Я не поднимал руку на слабого.
Я не делал мерзкого пред богами.
Я не был причиною слез.
Я не убивал и не приказывал убивать.
Я не отнимал молока от уст детей…

Фрагмент «Текстов пирамид», высеченный на стенах пирамиды Унаса


Большой удачей стало обнаружение «Текстов пирамид». Масперо был первым, кто открыл в пирамиде Унаса «Тексты». Они дают более или менее полное представление о жизни египтян в эпоху Древнего царства, их религиозных воззрениях, традициях, обрядах. Так, Р. Фолкнер в книге «Тексты пирамид древних египтян» писал, что «тексты пирамид составляют самую древнюю часть религиозной египетской погребальной литературы, обнаруженную до наших дней. Кроме того, они повреждены временем меньше, чем какие-либо другие погребальные тексты, и представляют собой фундаментальную важность для изучения египетской религии…» Найденные в пирамидах V и VI династии «Тексты пирамид» являются древнейшими религиозными «манускриптами». Они на два тысячелетия древнее Ветхого Завета и на три тысячелетия древнее проповедей и писаний древних христиан. Тогда же Масперо в восторге воскликнул: «Результат ошеломляющий. Пирамиды в Саккаре дали нам почти 4000 строк гимнов и заклинаний, причем подавляющая часть была написана в наиболее древний период египетской истории». Само открытие «Текстов» случилось в Каире в 1879 году, когда некий араб, оказавшись вечером в районе пирамид, последовал за шакалом (или лисой), который, словно бы приглашая его войти в открывшееся в земле отверстие, юркнул в нору. Араб проник внутрь пирамиды и обнаружил стены, испещренные сверху донизу иероглифами, что были покрыты краской с позолотой. К его величайшей досаде, никаких ценных предметов он в гробнице не нашел. Ужасное разочарование… Можно лишь добавить, что шакал считался в Древнем Египте священным животным, как известно, два бога из пантеона египтян обычно изображались с головами шакалов – Анубис и Упуат.


Л. Бакст. Древний ужас


Жрец обращался к народу со словами: «Народ Кеми! Это царь твой, лежащий здесь. Он просит о почетном погребении. Кто может обвинить умершего в злодействе, кто был обольщен и обманут, кому он причинил вред телесный или имущественный, против кого он был повинен в чем-то ином, кто знает за ним какое-нибудь дурное дело, кому он причинил какое-либо страдание, – тот пусть выйдет и жалуется. Кто же пожалуется ложно, тот за эту вымышленную вину навлечет наказание на свою голову. Если у кого есть справедливое основание жаловаться, пусть выйдет без страха и робости». Подобный призыв повторялся три раза. Если недовольных не находилось (чаще всего так и было, ибо кто же решится навлечь на свою голову гнев будущего фараона-родственника), жрец Кеми объявлял его «чистым от всякого злодеяния». Начиналось погребение. Жрец добавлял: «Спи тихо и безмятежно, чистый!» При проявлении недовольства правлением фараона со стороны народа, вместо почетного погребения в собственной усыпальнице его хоронили в общей могиле, вместе с «рядовыми» смертными. Фараон воспринимался как совершенное божество, абсолютно лишенное недостатков и мудрое с рождения («Он мудр уже при появлении из родительской утробы»). В лице бога видели справедливого судью, величая Амона-Ра «визирем для бедных»: «Истина была жизнью Ра, он родил ее, она служила ему телом». Люди обращались к фараону неба со своими просьбами, в смутной надежде получить избавление от земных тягот и обид. Бедняки ждали, что он окажет какую-то защиту «пастухам на полях, прачешникам на береговой дамбе, нубийцам-воинам, что приходят из округа».


Саркофаг царицы Яхмес-Меритамон


Тексты Египта не дают каких-либо сообщений о подобных судилищах царей. Это было невозможно ни теоретически, ни практически. Прав Ленорман, заметив: что касается народных собраний для суда над царем после его смерти, о котором говорят греческие авторы, то это, вероятно, чистый вымысел. Умерший царь был таким же богом, как и живой. Если и можно обнаружить в египетских летописях несколько царей, лишенных погребенья, чьи имена стерты с памятников, то это случалось не вследствие народного приговора, но по приказу другого царя, пожелавшего поступить с предшественником, «как с узурпатором». Другая причина такой операции – ожесточенная борьба между царем и жрецами. В Египете, Ассирии, Вавилонии, Израиле царили несправедливость, алчность, гнет, подлость, жестокость… Классовый суд и тогда был неправедным. Судьи часто занимались мздоимством, требуя взяток («золота и серебра для писца, платья для слуг»). Судья, не нашедший общего языка с сильными мира сего, был очень редким явлением. А небесный заступник бедняков, увы, так и не появлялся. К примеру, вавилонский бог Мардук вместо того, чтобы награждать праведников, т. е. самых достойных людей, подвергал их жестоким гонениям и притеснениям. В поэмах («Теодицея», «Невинный страдалец») герой никак не может понять, почему тот, кто в земной жизни соблюдал все божеские установления, жил праведной жизнью, подвергается всяческим бедам и несчастьям. Горе и голод поразили народ, из закромов бедных выгребают последние остатки, а царь – на стороне богатых. При его власти процветают и благоденствуют самые отъявленные злодеи. Какой же ответ получает праведник на свою жалобу? Оказывается, смертным не дано постичь воли богов, что на небесах. Так что же оставалось несчастным людям? Восклицать с недоумением: «Бог непостижим, пути господни неисповедимы», или заявлять, подобно бедному Иову: «Бог дал, бог взял», или все же уповать на суд справедливого царя или на волю государства?


Царь, поливающий священный лотос


Со временем взгляд на царя стал более реалистичным. Гибель великой централизованной монархии Старого царства подорвала и существовавшую безграничную веру подданных в совершенство своих монархов. Кровавые распри, войны, голод и нищета народа вынудили жителей Египта, фараонов и жрецов корректировать взгляды. Хотя вряд ли все сведения, сообщенные греческими историками Геродотом и Диодором, точны. Легенды гласят, что боги устраивают суд над телом умершего. Они изымают все тленное в нем, взвешивают на весах истины его бессмертные деяния. Невозможно обмануть весы загробного царства. Тот, чье сердце было наполнено благородными желаниями, а жизнь – великими деяниями и стремлением к истине, тот обретал загробное спасение и получал право пуститься с богами в вечное плавание. Дивная легенда, которая позволяла достойным людям надеяться на небесные дары и хлеба.

Амон с Атоном встретятся в зените,
И будет надпись о великом зле:
«Когда-нибудь и вы в любви сгорите,
Любовь свою не встретив на земле».

Египтяне, повторяю, верили в то, что умершие могут возродиться. Традиция эта была священной. Напомним, что и древние греки (Пифагор и Эмпедокл) придерживались теории переселения душ. Поэтому они пытались сохранить себя для загробной жизни (с помощью мумификации), ибо согласно верованиям часть души продолжала пребывать в мумии. Посмертное существование становилось возможным только при условии соединения души с физическим телом. В одной из глав Книги мертвых говорится: «Дай душе моей прийти ко мне отовсюду, где она может быть… Увидит она мумию свою и успокоится в своем теле. Не погибнет она, не пройдет она мимо во веки веков». Этой частице человека (ка) как раз и предназначались пища, одежда и т. д. В далеком прошлом тела умерших людей расчленялись и подвергались дроблению, но затем, как гласит Книга мертвых, египтяне сочли нужным «собирать члены». В архаический период Египта мумификация еще не была известна, но тело покойного уже бережно пеленали в льняные ткани и помещали в саркофаг из дерева («домовину»). Термин «бальзамирование» произошел от латинского «balsamum». В поздние эпохи этот процесс стали называть «мумификацией», так как тело приобретало после смерти черный цвет, как если бы оно было пропитано битумом. Сервий, комментируя «Энеиду» Вергилия, отмечал различия в отношении к судьбе покойников у египтян и римлян: «Мудрые египтяне заботились о бальзамировании своих тел, клали их в катакомбы для того, чтобы душа еще долго могла быть в контакте с телом и не скоро отчуждалась от него. А римляне, в противоположность этому, предавали останки своих мертвых огню с той целью, чтобы жизненная искра могла воссоединиться с общим элементом и вернуться к своему первобытному состоянию». Земля и огонь – удел мертвых.


Саркофаг фараона


Первые вполне достоверные свидетельства бальзамирования тел относятся к захоронению царицы Хетепхерес, матери фараона Хуфу, строителя самой большой пирамиды в Гизе (к IV династии). Хотя были и более ранние примеры и образцы забальзамированных мумий, относящиеся к V династии, но они, увы, погибли в годы Второй мировой войны в Королевском хирургическом колледже Лондоне. Процесс мумификации занимал около двух месяцев и подробнейшим образом описан в папирусах Египта. Перед мумией у гробниц совершался «ритуал отверзания уст и очей»: жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего особым жезлом в виде крюка, сопровождая обряд заклинаниями. Эти заклинания означали: органы чувств покойного как бы обретали новую жизнь. Отныне он в загробном мире получал возможность видеть, слышать, обонять, есть и пить, то есть фактически вести свою вторую жизнь.


Музей бальзамирования в Луксоре. Сосуды с головами божеств


Основываясь на священных текстах («Тексты пирамид», высеченные на стенах погребальных камер пирамиды Унаса еще в 2400 г. до н. э.), описывают и путь следования египтян в загробный мир. Существует целый ряд специальных ритуальных «пособий», где расписывается процедура следования фараона в загробный мир («Книга мертвых», «Тексты саркофагов», «Книга Дуата»), который у египтян носил название «Страна Запада»… Они включают священные ритуалы, магические формулы, тайные молитвы, религиозные откровения и определенные законы поведения. Последний путь тела начинался с отделения духа Ка от материального тела. Душа человека, Ба, отделившись от земной жизни, в течение какого-то времени блуждает вокруг тела покойника, как и у христиан. Затем сострадательная и всемилостивая богиня Исида принимает ее под свои крылья и вверяет ее мудрому богу Анубису. В опровождении и при его поддержке душа совершает путешествие к границам мира, по направлению одной из четырех гор, поддерживающих небо. Гора эта находится на западе от Абидоса, священного города Осириса. Преодолев гору, на лодке Хефри душа покойного спускается в «Галерею ночи», по которой протекает река преисподней, египетский Стикс.


Прощание с покойным перед входом в гробницу


Река – это рубеж. У греков и римлян это – Стикс и Лета. Характерно, что и у шумеров была своя «Река смерти», через которую за плату серебром покойника перевозили на тот берег. Анубис умело ведет лодку по водам, где обитает гигантская змея Апофис. Берега реки и воды кишат страшными существами, что бросаются на них. Это и гигантские бабуины, старающиеся поймать путешественников в большую сеть, и змеи, вооруженные длинными острыми ножами, огнедышащие драконы и пятиголовые рептилии. Последний путь представляется покойнику жутким: его окружают плач, стоны, жуткие стенания, страшные чудища и т. д.


Представление покойника богу Осирису


Несмотря на все ужасы, Анубис и покойный, благодаря защите светлых божеств (своего рода ангелов) достигают границ царства теней Дуата. Чтобы выйти из царства теней, надо преодолеть испытания Семи ворот, а затем нужно пройти испытания десяти пилонов для попадания в Большой зал Осириса. Эти ворота охраняются тремя божествами: магом, стражем и вопрошающим богом. Душа произносит волшебные слова и тайное имя стражей, говоря им: «Откройте мне дверь, будьте моим поводырем». Преодолев семь ворот и десять пилонов, душа попадает в Большой зал Суда Осириса, где восседают могущественные боги Вселенной, космические Ка, образы самого абсолютного Бога, сверкающие тысячью цветов. На гробнице Тутмоса III представлено более 740 божеств. В центре расположена ступенчатая пирамида, на которую с помощью того же Анубиса чинно поднимается душа усопшего. Тут его поджидают четыре верховных судьи, давшие начало всему живому в мире – Шу и Тефнут (воздух и огонь); Геб и Нут (земля и небо).


Суд Осириса. Фрагмент Книги мертвых Ани. XIX династия


Кажется знаменательным, что египтяне доверяют именно Анубису сопровождать себя в загробное царство. Ведь, согласно легенде, Анубис зачат в грехе – от Осириса и Нефтис, жены брата Осириса. Как-то раз Осирис, видимо, несколько перебрав, перепутал свою жену Исиду с женой брата и возлег с ней на ложе. И, видимо, все у них было просто замечательно, так как венцом любовного соития явился сын, которого египтяне очень почитают. Почему?! Плод греха сладок?


Бог Анубис прикасается к сердцу умершего, смотря в глаза мумии


Эти судьи вместе с Осирисом являются воплощением Правды и Справедливости. У ног бога загробного мира располагаются гигантские весы для «взвешивания сердца». Можно сказать, что это кульминационный момент, когда душа остается наедине с высшим богом и должна доказать, что «никогда и никому не причинила зла». Тут уж выясняется, как жил человек и какими правилами руководствовался он в земной жизни. У египтян есть и свои заповеди: «Если ты стал велик, после того, как был мал, если ты стал богат, после того, как был беден, не скупись, ибо все богатства твои достигли тебя, как дар Божий… если ты возделываешь свои поля и они приносят тебе свои плоды, не наполняй лишь свой рот, помни о ближнем и о том, что изобилие твое дано тебе Господом…» Особо возбранялось совершать подлости, сеять смерть, страх и насилие. В максимах Птаххотепа, в частности, говорилось: «Не сей страха среди людей, ибо Господь воздаст тебе в той же мере, в какой у того, кто хочет завоевать жизнь насилием, Бог изымет хлеб изо рта, отнимет богатства и силу. Не сей страха среди людей, дай им мирную жизнь и с миром будешь иметь столько, сколько должен был бы завоевать войной, потому что такова воля Божия». Конечно же, все эти благие призывы не мешали фараонам и другим правителям вести непрерывные войны. Видимо, жажда наживы оказывалась сильнее страха перед загробным судилищем.


Взвешивание сердца покойного


После того как душа явила свои деяния, «взвешивалось» сердце. Сам Анубис помещал сердце на одну чашу весов, а на другую помещалось, в качестве противовеса, перо Маат, богини Истины. Если сердце было преисполнено доброты, света и праведности, если оно откликалось на страдания и беды ближнего, душа человека попадала в рай. Поэтому столь весомым выглядит признание Нефершемра на Верховном суде: «Я дал хлеб голодному, напоил жаждущего, одел нагого и приютил бездомного, я помог пересечь реку тому, у кого не было лодки, и похоронил того, у кого не было детей». Возможно, прав историк, говоря, что эти краеугольные камни человеческой добродетели, повторяющиеся во многих мастабах египтян, станут составной частью тех идеалов, что три тысячи лет спустя стали основой проповеди Христа о царстве Небесном.


Путешествие по загробному миру


Таким образом, для одних смерть значила начало жизни в раю, на «Полях Иалу», где праведная душа очищалась от земных нечистот и пребывала в полном блаженстве, а для других она означала избавление от всех земных страданий. И то и другое надо принять… Как воскликнул в своей песне древнеегипетский поэт (1790 г. до н. э.): «Вот она, смерть, предстает передо мной, как излечение больного, как выход наружу после длительного недуга. Ныне смерть предстает передо мной, как благоуханное мирро, как отдых под парусом в часы бриза… Ныне смерть предстает предо мной и манит меня, как вид из дома, открывающийся перед тем, кто столько времени был в заточении».


Мумия из Каирского музея


Любопытно, что в сознании сегодняшних людей, людей третьего тысячелетия новой эры, продолжает сохраняться вера в существование Царства Мертвых. Популярный в некоторых кругах Эрнст Мулдашев утверждает, что такое Царство Мертвых находится между наземным и подземным мирами. В книге «В поисках богов» он, в частности, писал: «Лучшие люди разных Человеческих Рас, обладавшие той степенью духовности, которая позволила им войти в состояние глубокого Сомати (состояние самоконсервации), уходили в Царство Мертвых или, говоря современным языком, в Генофонд Человечества, чтобы сохранить тела на случай какой-либо глобальной катастрофы, когда появится необходимость с болью и истязаниями оживить свое давным-давно законсервированное тело и заново дать росток человеческой жизни на Земле. Все Человеческие Земные Расы, имевшие физическое тело, будь то великаны лемурийцы, будь то громадные атланты, будь то наша раса – арийцы, посылали лучших сынов и дочерей в Царство Мертвых, чтобы пополнить Генофонд Человечества и этим самым гарантировать продолжение жизни на Земле». Так мысли и чаяния древних египтян оживают в наше время в иных фантазиях.

В смерти египтяне видели своего рода ворота в загробное царство, где бессмертный дух должен продлить земное существование человека. «Ты живешь, чтобы умереть. И умираешь, чтобы жить». Особый интерес вызывали в мире знаменитые египетские мумии (по-видимому, слово произошло от персидского «mummia», что означало битум)… Согласно легенде, Исида была первой, сотворившей мумию. После смерти своего брата и супруга Осириса она попыталась спасти и защитить от Сета его тело. Найдя разорванные Сетом части тела мужа, она сложила, а затем и запеленала их. Трепетное отношение египтян к мумиям для европейца долгое время оставалось явлением «леденящим и чуждым», пока Египет не стал ближе в культурном плане.


Аменхотеп, сын Хапу


Факт смерти традиционно сопровождался плачем. Геродот сообщил подробно о ритуале плача и погребения. Если в доме умирает мужчина, пользующийся некоторым уважением, то все женское население обмазывает себе голову или лицо грязью. Затем, оставив этого покойника в доме, сами женщины стараются обежать весь город, высоко подпоясавшись и показывая обнаженные груди. При этом они исступленно бьют себя в грудь. К ним тут же присоединяется вся женская родня. От них не отстают и мужчины, также бьющие себя в грудь, демонстрируя тем самым их горе. Только после этого непременного ритуала приступают к бальзамированию.


Священные кошки в Египте


Захоронение требовало немалых усилий. Стоит взглянуть на золотую утварь, амулеты, всевозможные принадлежности, не говоря о саркофагах и гробницах, чтобы понять, на какие расходы приходилось идти родне покойного. И тогда уже трудно было захоронить человека без денег. Например, чтобы запеленать одну мумию, необходимо 70 дней и 375 ярдов хлопка. Социальный статус и богатство покойника имели определяющее значение при погребении: «Если вельможа погребен по-царски и, как царь, окружен по смерти своими людьми и своими пернатыми и четвероногими любимцами, то эти его люди похоронены не лучше, а то и хуже, птиц и собак». Над трупом фараона колдуют, как над драгоценным сосудом. С ним обращаются крайне бережно: умащивают тело маслами и снадобьями, промывают пальмовым вином, прочищают и растирают благовониями и миррой. С бедняками, понятное дело, поступают просто и без затей – у них никаких внутренностей не извлекают, зато обильно впрыскивают в зад масло, чтобы оно все растворило, а затем уж кладут в натриевый щелок на 70 дней, чтобы от покойника остались лишь кожа да кости.


Саркофаг кошки принца Тутмоса


Встречаются захоронения, где любимые птицы и собаки вельмож и фараонов покоятся в ларцах, инкрустированных слоновой костью и черным деревом. А тут же при пернатых и четвероногих «покойничках» зарыт некий человечек, очевидно, их сторож, «безо всякого гроба, только в саване, с несколькими горшками в придачу». Мумию бедняка кладут в простой деревянный гроб, но обряды соблюдают непременно. Ни один ритуал не нарушат, ни одно магическое заклинание не забудут. Иначе «ка» покойного будет оскорблен таким небрежением. Он не простит обиды и станет злым демоном, преследуя весь ваш род. Поэтому на стенках гроба написаны имена богов, которые должны воскресить умершего и проводить его в Дуат, а на крышке – мольба к владыке мертвых Осирису: «О ты, благой бог! Дай же этому человеку в твоем царстве тысячу хлебов, тысячу быков, тысячу кружек пива!» Кроме людей мумифицировали кошек, недаром Египет называли страной богини Бастет.


Ритуал бальзамирования, исполняемого Анубисом. Книга мертвых


Обычай мумифицирования покойников сохранялся в Египте и после возникновения христианства. Египтяне долгое время не желали верить тому, что умершему будет и так гарантирована вечная жизнь (без сохранения останков тела в виде мумий). Характерно, что Св. Антонию пришлось умолять своих последователей не бальзамировать его тело и захоронить его в неизвестном месте. Монах боялся, что те, кто неистово любил его, выкопают тело и мумифицируют, как обычно и поступали с телами почтенных святых. Он же утверждал, что при воскресении из мертвых Спаситель вернет его тело нетленным: «Очень долго я умолял епископов и проповедников убеждать людей оставить этот бесполезный обычай».


Камера гробницы фараона Тутмоса III со сценами и текстами Амдуата


Христианство подорвало корни этой традиции. Археолог У. Бадж так объяснял сложный и длительный процесс: «Распространение этой идеи нанесло смертельный удар искусству мумификации, хотя из-за врожденного консерватизма и желания иметь поблизости реально существующие тела дорогих им людей египтяне продолжали еще некоторое время сохранять их. Причины мумификации постепенно забылись, искусство умерло, погребальные обряды сократились, молитвы стали мертвой буквой, и обычай изготовления мумий вышел из употребления. Вместе с искусством мумифицирования умерли культ и вера в Осириса, который из бога мертвых стал мертвым богом. Для христиан Египта его место занял Христос, «Упование усопших», чье воскресение и возможность даровать вечную жизнь проповедовались в то время в большинстве стран доступного им мира. В Осирисе египетские христиане нашли прототип Христа; в изображениях и статуях Исиды, кормящей своего сына Хора, они распознавали прототип Девы Марии и ее Младенца. Нигде в мире христианство не нашло людей, чье сознание было столь хорошо подготовлено к восприятию его учения, как в Египте». Сходство религиозных систем ряда стран (монотеизм) во многом объясняет и очевидную близость общечеловеческих восприятий происходящего.

Ученые Великобритании, изучив процесс бальзамирования, принятый 2300 лет назад, нашли в мумиях следы растительных масел, животных жиров, пчелиного воска и смолы. Похоже, древние отбирали для этой цели материал с наилучшими антибактериальными свойствами. Р. Эвершед и С. Бакли писали о механике бальзамирования: «Присутствие растительных масел (и, в меньшей степени, растительных жиров) приводит к мысли, что они были ключевыми ингредиентами в процессе мумификации. Возможно, что их использовали в качестве недорогой основы для смеси из более экзотических соединений». Сами заупокойные сооружения представляли собой как бы уменьшенные модели жилых домов древних египтян.

Внутрь гробницы близкие ушедших помещали жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, фрукты, хлеб, пиво и вино, дабы душа умершего могла насытиться. В погребальной камере находились также лари и ларцы с одеждами, ювелирными украшениями, играми, мебель. Тут же было оружие, инструменты и т. д. Особо тщательно заботились, чтобы у умерших хватило еды и питья. Винные кувшины стояли рядами и каждый был закрыт глиняной чашкой и опечатан печатью. «Столь внушительные «сокровищницы» просто не могли избежать пристального внимания грабителей, которые рано или поздно, но находили-таки способ проникнуть в них. И все же, несмотря на это, многое перепало и археологам. И хотя им достались «крохи», но даже их хватило для того, чтобы с высокой долей вероятности реконструировать общее устройство… больших гробниц» (Эмери).


Ладья миллионов лет. Рельеф из гробницы Сети I. Долина царей


Процесс мумификации имел сакральный смысл для египтян. Мумии давали обладателям их бессмертие. О философско-метафизическом значении мумий Освальд Шпенглер писал: «Египетская мумия это символ высочайшего значения. Увековечивали тело умершего и равным образом сохраняли длительность его личности, его «ка», при помощи портретных статуй, изготовленных нередко во многих экземплярах… Египтянин отрицает уничтожаемость. Античный человек утверждает ее всем языком форм своей культуры. Египтяне бальзамировали даже мумию своей истории, а именно хронологические даты и числа. В то время как, с одной стороны, ничего не сохранилось от досолоновской истории греков, ни одного года, ни одного подлинного имени, никакого определенного события, с другой стороны, мы знаем почти все имена и годы правления египетских царей третьего тысячелетия до Р.Х., а поздние египтяне знали их, конечно, все без исключения. Жуткий символ этой воли к деятельности – еще до сего дня лежат в наших музеях тела великих фараонов, сохраняя черты личного облика. На блестяще отполированном гранитном острие пирамиды Аменемхета III еще (и) теперь можно прочесть слова: «Аменемхет видит красоту солнца», и на другой стороне: «Душа Аменемхета выше, чем высота Ориона, и она соединяется с преисподней». Это – победа над уничтожаемостью, над настоящим…»


Саркофаг с портретом Артемидора из Фаюма


Представляют интерес те напутствия, что сопровождали умерших при их путешествии в загробное царство и во время их пребывания там… Египтяне верили, что, исполняя волю царя или божества, можно продлить предреченный судьбой срок жизни на земле схожим образом на небесах. О характере напутствий говорят и гробовые заклинания (coffin texts). Они писались чернилами на внутренней стороне крышки гроба богатых египтян в эпоху Среднего царства. Позже тексты собрали и опубликовали. Вот лишь некоторые образцы из этих напутствий… «Молчи, молчи, о человек! Слушай эти великие слова, которые Гор говорил своему отцу Озирису. Его тело находится рядом, как и его душа. Рядом с ним будешь обитать и ты с твоей душой… Ты не исчезнешь, твои члены не будут уничтожены, ты не будешь испытывать страданий, твое имя не будет стерто в памяти людей» (заклинание 29). Или вот другое заклинание: «Молви эти священные слова… Это полезно и благотворно… Знающий этот заговор, будь он образованный или неуч, проживет 110 лет, хотя десять последних и в бессилии… Когда же он, наконец, попадет в царство мертвых, он сможет вкушать хлеб в присутствии самого Озириса» (заклинание 228).


Заупокойная стела Уаджи


Иные заговоры ставили целью нейтрализовать действия врагов: «Говорю и действую по полномочию скрытых сил (божества), за мной стоит сам бог Птах (культ Птаха имел общеегипетский характер, Птах – демиург, «языком и сердцем» создавший восемь первых богов, мир и все в нем: людей, животных, растения, города и храмы. Птах – бог истины и справедливости. – В. М.). Моим защитником является и бог Тот. Он придает силу моим мускулам, он делает мою речь яркой, сильной, красноречивой… Я крепко стою на своих ногах, прекрасно владею словом и речью. С их помощью я разобью в пух и в прах всех моих врагов, в том числе и того злейшего, против которого выступаю. Он в моей власти и не избежит поражения…» (заклинание 569). Встречаются надписи ироничного толка, хотя по содержанию порой и довольно злые… Одна из них обращена, видимо, к лицу, которого народ обычно называет закоренелым лентяем и вором: «Эй, проснись, соня! Вставай, ты, лежебока! Освободи место, которое ты занимаешь не по праву, для гораздо более достойных, чем был ты… Ты, негодяй, будешь там есть финики и попивать вино! Ты – не лев (царь зверей), а жалкий шакал (и лицо у тебя подобно шакальему)» (заклинание 516). Видимо, надпись обращена к некоему знатному лицу, возможно, вороватому чиновнику, которого народ ненавидел даже после его смерти. Порой встречаются трогательные попытки защитить любимую женщину: «Эй, покойник, вставай! Защити (женщину) от тех, кто готов причинить ей зло, и пусть голова слетит с плеч того мерзавца, кто осмелится ударить даму!» (заклинание 857). Любопытны и обращения к врачам: «О эскулапы, защищайте мое здоровье ежедневно от тех, кого я не знаю, во имя всех святых!» (заклинание 1145).


Фараон в парадном наряде


Со временем, после возникновения целого ряда легенд, мумии и саркофаги стали объектом повышенного интереса в Европе и мире. Элита охотно стала посещать древние захоронения. Когда хедив Египта пригласил императрицу Франции позавтракать в открытом саркофаге священного быка Аписа, та с удовольствием согласилась. Мумии считались дорогим товаром (даже по сравнению с драгоценностями, золотом, серебром, шелком, пряностями). Посетивший в 1582 году Святую землю и Египет князь Радзивилл захватил две мумии в саркофагах. Но на пути в Европу разыгралась страшная буря, и князь был вынужден выбросить эти мумии за борт, чего от него решительно потребовал взбунтовавшийся экипаж. А вот что записал русский купец Василий Гагара, посетивший Египет в 1635 году (район Фаюмского озера). Он отметил: «Да близ того же озера выходят из земли кости человечьи… головы, и руки, и ноги, и ребра шевелятца, уподобися живым, а головы с волосами, а бывают наруже поверх земли». Надписи гробниц содержали угрозы в адрес гробокопателей: «Тела их не дождутся успокоения, и кары падут на их потомков». Шарлатаны изпользовали мумии в качестве лекарств и снадобий при изготовлении рецептов (добавляя порошок мумии или кусочек погребального покрова). Считалось, что рука мумии охраняет дом и имущество от напастей, а носимый на шее ноготь со среднего пальца мумии обеспечит его владельцу симпатии и доброе отношение. Мумии будут находить повсюду. Из многих миллионов мумий собственно мумии фараонов и жрецов составляли ничтожнейший процент. Это указывает на широкое распространение данного обычая. Со временем мумиями даже стали топить котлы паровозов. Путешествуя по Египту, Марк Твен вспоминал, как один машинист бросил другому: «Черт побери этих плебеев, их останки совсем не горят. Давай-ка мне мумию фараона».


Находка саркофага с мумией


Одна из наиболее стойких легенд египтологии – «проклятие мумий»… Зафиксированы случаи гибели тех, кто отважился посягнуть на покой мертвецов, и якобы был за это наказан смертью: безвременная смерть лорда Карнарвона (умер от укуса москита), или смерть А. Мейса, вскрывшего погребальную камеру с мумией. Один из вариантов надписи, найденной в гробнице Тутанхамона, получил у журналистов хлесткое название – «Проклятие фараона». Текст ее гласит: «Смерть быстрыми шагами настигнет того, кто нарушит покой фараона». В 1890 году С. Резден раскопал в Долине царских гробниц захоронение с такой надписью: «Того, кто осквернит гробницу храмового писца Сеннара, поглотит навсегда песок до того, как луна дважды сменит свое лицо». Он не внял предупреждению и продолжал работу. Закончив раскопки, он отплыл из Египта. На пути домой его нашли мертвым в каюте. Корабельный врач констатировал удушение без применения насилия. К величайшему изумлению всех присутствующих, в кулаке умершего была зажата горсть песка. Одна из мумий погребена в пучине вместе с ее владельцем (после гибели «Титаника»). Поисковики гробниц погибали от пустяковых царапин, когда у них возникала гангрена. Грузчиков, переносивших мумии, преследовал рок. Они ломали ноги и погибали от неизвестных болезней. Всякий новый случай лишь подхлестывал ажиотаж. Газеты нагнетали обстановку: «Страх объял Англию». Так возник миф о «проклятии фараона». В 1930-х годах в Англии сняли серию фильмов на эту тему. Один из них вошел в число ста лучших фильмов XX века («Мумия»). По поводу слухов Картер говорил: «В этой глупой болтовне поражает полное отсутствие элементарного понимания вещей. Мы, очевидно, вовсе не так далеко продвинулись по дороге морального прогресса, как это представляется многим людям».


Ящик для заупокойных статуэток Хабехента из Фив


Явлением заинтересовались и ученые. Сенсацию вызвало в 1949 году заявление ученого-атомщика Луиса Булгарини: «Я верю, что древние египтяне знали законы ядерного распада. Жрецы догадывались о силе урана и использовали радиацию для защиты святилища». Так, может быть, «проклятие фараонов» действительно было связано с действием радиации, тем более что урановую руду и сегодня добывают в Египте? Булгарини утверждал: «Потолки в усыпальнице могли быть покрыты уранием и выбиты в радиоактивной породе. Эта радиация может и сегодня если не убить человека, то, по крайней мере, навредить его здоровью». Возможно, не принижая заслуг Рентгена и Беккереля, египтяне предвосхитили их открытие? Ведь исследователи порой умирали от «неведомых» болезней, страдали от «необъяснимой слабости» и даже нарушения мозговой деятельности. Все это могло быть связано с воздействием радиации на организм человека, воздействия, до конца не изученного и до сих пор. Так, двое археологов, проведших годы за изучением пирамид, умерли так неожиданно, что скептики связали их кончину с «проклятием фараонов». Британский археолог Флиндерс Петри умер в Иерусалиме 28 июля 1942 года на пути домой из Каира. А незадолго до этого скончался его коллега Джордж Райснер, нашедший перед тем большую усыпальницу матери Хеопса – Хетефаре.

Он же первым провел прямую радиопередачу прямо из могилы в 1939 году. Вдруг ему стало плохо внутри пирамиды: молниеносно развился паралич, и он умер на поверхности от сердечного приступа, так и не приходя в сознание. Эти две смерти и заставили физиков взглянуть внимательнее на физические феномены тех пирамид. Будучи трезвомыслящими людьми, они не принимали во внимание легенды, мифы и символы, а пытались проникнуть в суть явлений. Их волновало, аккумулирует ли форма пирамиды космическую радиацию, магнитное поле Земли или волны энергии неизвестной природы? Биоэнерготерапевты утверждали, что мумии имеют негативное энергетическое поле. Не срабатывает ли пирамида как конденсатор или мощная линза? Во всяком случае, египетский физик Амр Гохед, тот, что проводил опыты в пирамиде Хеопса, заявил: «То, что происходит внутри пирамиды, противоречит известным нам законам науки и, в частности, электроники». Речь шла в данном случае об анализе магнитной ленты, на которой были записаны вспышки радиации в царской усыпальнице. Импульсы фиксировались визуально и акустически. Фотометрическая съемка показала, что символика и геометрия изменялись день ото дня, несмотря на одинаковые условия работы и идентичную аппаратуру. «Тайна находится за пределами рационального объяснения», – писала «Нью-Йорк таймс». И таких тайн немало. Хотя куда больше домыслов и легенд.

Смерть – явление хотя и безрадостное, но неизбежное. З. Фрейд закончил один из своих трудов фразой: «Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти». Однако, по словам индийского философа Бхагаван Шри Раджнеша, сам дрожал при одном лишь упоминании о смерти. И даже дважды терял сознание и падал со стула, когда кто-то говорил о египетских мумиях.


Гробница Сен-Негема


Люди придерживались мнения: «Ради всех святых, не трогай праха мертвых». Видимо, схожим образом размышлял и президент Египта Анвар Садат. Впервые посетив Каирский археологический музей, самый крупный некрополь в мире, он был настолько шокирован открывшимся зрелищем («апофеозом тлена и смерти»), что закрыл экспозицию для широкой публики на 10 лет. Но это, как известно, не уберегло его самого от нежданной смерти…


Золотая маска мумии Тутанхамона


Новые изыскания физиков из Национального центра по ядерным исследованиям АРЕ, изучивших более 500 мумий в музеях Египта, опровергли идею о якобы наличии в них губительной радиации. Так что бояться следует, видимо, не мумий, а живых людей. Мумии и сегодня продолжают будоражить сознание. Мумию Тутанхамона не решились поместить в музее Каира. Она хранится в гробнице с прикрывающим ее саркофагом. Туристы взирают на нее с помощью зеркал. Время от времени появляется та или иная новая сенсация. Так, недавно английские археологи объявили во всеуслышание, что обнаружена и идентифицирована мумия легендарной Нефертити (2003). К конфузу англичан, мумия оказалась мужчиной.

И все же время действительно приносит сенсации, которые не имеют ничего общего с паранормальными явлениями и «проклятьями мумий». Так, недавно в Западной пустыне, в оазисе Бахрия, египетские археологи обнаружили громадный подземный некрополь. В нем осуществляли захоронения тысячу лет – с IV века до н. э. до завоевания Египта арабами в VII веке. Там обнаружили более десятка гробниц, в каждой из которых 20–25 мумий. Ученые, начавшие раскопки только в 1999 году, определили границы некрополя и подсчитали: в нем могут быть похоронены до 10 000 человек. Такой концентрации могил и мумий нет в Египте нигде! Как известно, обычай покрывать лицо маской не получил в Египте широкого распространения, хотя и известна золотая маска фараона Тутанхамона. Но вот в гробницах Бахрии почти на каждой мумии – погребальная маска. Отмечают, что у захороненных тут людей тип лица скорее греческий или римский, чем египетский (прямые носы, курчавые волосы). На некоторых покойниках маски из тонкого золотого листа. У нескольких – и золотые нагрудники (видимо, они были состоятельными людьми). Вместо глаз – камни. На стенах гробниц некрополя «Долины позолоченных мумий» нет ни надписей, ни рисунков, лишь керамика, амулеты, фигурки и монеты. Такая вот загадка.

Египет многие называли «классической страной могил»… Диодор Сицилийский отмечал: «Жилища живых людей они (египтяне) называют постоялыми дворами, потому что в них пребывание непродолжительно. Гробницы же, напротив, они называют вечными жилищами, потому что там поселяются навеки. Вот почему они мало заботятся об украшении своих домов, тогда как на великолепие своих гробниц не жалеют ничего». Как утверждала З. Рагозина, именно поэтому «Египет можно бы скорее назвать усыпальницей, чем землею живых людей». Складывалось порой впечатление, что жизнь после смерти казалась египтянам делом более важным, чем земное бытие. Полагаю все же, что это далеко не так. Хотя такой же точки зрения придерживались и некоторые видные российские мыслители. Н. Федоров писал: «Кратко вся история дохристианского мира, до Воскресения Христова, может быть выражена так: Древний мир ставил главной целью своего существования сохранение или заботу о жизни предков, которых он представлял себе живущими, хотя и иною, чем мы, жизнью, причем благосостояние умерших, по мнению древних, зависело от жертв, приносимых еще не умершими, а для сохранения души нужно было создать ей тело, так что сохранение души было восстановлением тела» («Философия общего дела»). При всей важности этого акта и безусловном почтении к памяти усопших египтяне слишком любили жизнь, чтобы жить думами о могиле.

Поэтому нелепо было бы утверждать, что египтяне «сразу рождались в погребальных пеленах». Процесс жизни и тогда был определяющим для человека и общества. Хотя на древней стадии зарождения культуры и цивилизации он воспринимался довольно узко. Главным считался процесс зарождения жизни, как мы бы сказали, биологическая способность к деторождению, проще говоря, извержение мужчиной его семени (инакуляция). Не по этой ли причине верховным божеством во всех без исключения мифологиях выступал Бог Род (у славян) или у древних индийцев Рудра. Бог-творец проглатывает собственное семя: так возник бог в гелиопольской версии космогонии. В мемфисской легенде акт творения выглядит иначе – Бог творит мир «сердцем и языком», мыслью и словом: «Оно (сердце) дает выходить всякому знанию, и язык повторяет все задуманное сердцем». Все большую роль в деле обустройства жизни начинают играть ум, мысль, слово, творчество и труд. И, разумеется, Ее Величество Любовь!


Композиция любящей пары


Египтяне придавали большое значение умножению их потомства. Поэтому поклонялись своей Хатхор (Хатор), богине любви и веселья, «Великой Матери», и очень любили своих наследников, видя в детях символ будущей удачной жизни, надежную опору в старости. В гробницах Мемфиса, Телль-эль-Амарны и Фив, на стелах Абидоса, как и на разного рода рельефах, можно увидеть многочисленные изображения детей и счастливых семейств.

Историк Страбон отмечал этот удивительный обычай: египтяне кормили и выращивали всех родившихся детей. К этому их побуждала глубокая уверенность в божественном характере зарождающейся жизни, равно как и сугубо практические соображения. Благосостояние семьи во многом зависело от количества рабочих рук, а скромное пропитание малышей в Египте почти ничего не стоило. Дети кормились стеблями папируса и корнями, сырыми или вареными. Они могли бегать босиком и нагишом: мальчишки – с ожерельем на шее, девочки – с гребнем в волосах и поясом. Понятно, почему с таким почтением, любовью и опаской относились египтяне к богине Таурт (Таурет), богине удачи, покровительнице матерей и детей. Обычно ее изображали в виде беременной самки гиппопотама с женскими грудями и руками. Голова ее могла быть львиной или крокодильей. Она была дочерью великого солнечного бога Ра, матерью Исиды и Осириса. В то же время, согласно мифу, Таурт поедала грешников в загробном царстве и считалась богиней мщения. Ее изображали иногда с кинжалами в руках. Местом ее почитания были Фивы, где и находился основной ее храм.

Будучи жизнерадостным, любвеобильным и веселым народом, египтяне прекрасно понимали значение, всю ценность земной жизни, посылая богам молитвы, прося их продлить ее «до совершенной старости – 110 лет». Даже фараон, трезво взирая на пределы человеческой жизни, наставлял сына: «Не надейся на долгие годы. Смотрят они на жизнь, как на один час. Остаются дела после смерти (человека), кладут их в кучу рядом с ним. Вечность – это пребывание там. Глуп тот, кто пренебрег этим». Путешествие в загробный мир, равно как земную жизнь, они рассматривали как единый процесс. Провожая покойника в последний путь, египтяне пели песни, подчеркивая необходимость радоваться и наслаждаться жизнью. Так что нет оснований полагать, что они, несмотря на все их гробницы («дома вечности») и храмы («обители миллионов лет»), «сразу рождались в погребальных пеленках» (Монтэ). Жизнь была для них важнейшим событием. Они тщательно соблюдали баланс между жизнью и смертью. Отмечают, что вследствие сильной религиозности египетского народа, их отчужденности по отношению к иностранцам, а также знания некоторых механических и химических противозачаточных средств численность населения царства на протяжении тысячелетий была примерно постоянной, составляя что-то около 12 миллионов человек. Каждые 5–7 лет, в зависимости от эпохи, власти Египта проводили тщательную перепись населения.


Богиня Таурт. Каирский музей


Египтяне – удивительные жизненные оптимисты. Трогательна сценка какой-то нежной и почти юношеской привязанности супругов (Эхнатон и Нефертити). Они исключительно терпеливы ко всем превратностям жизни. Любимая их поговорка: «Терпение – это добро». Мы бы сказали тем, кто имеет с ними дело: «Терпение – это все!» Их оптимизм отмечают все, посетившие страну Исиды и Осириса. Египтяне и в смерти больше думают о жизни и призывают не чураться радостей земных. Любопытно высказывание Та-Имхотеп, похороненной в Ракотисе, или Александрии (42 г. до н. э.). Она обращается к мужу с призывом смотреть в будущее с оптимизмом и долго не горевать по поводу ее смерти: «О мой брат, о мой муж и друг, жрец бога Птаха! Пей, ешь, упивайся вином, наслаждайся любовью! Проводи свои дни в веселье! Днем и ночью следуй зову своего сердца. Не допускай, чтобы забота овладела тобой. Ибо чем являются годы, которые не прожиты на земле? Запад – это страна печали и глубокой тьмы; жители его погружены в сон. Они не проснутся, чтобы взглянуть на своих братьев, не увидят своих матерей и отцов. Их сердца забыли о женах и детях». Показателен этот призыв есть, пить и наслаждаться жизнью, пока ты еще жив.


Эхнатон и Нефертити. Лувр


Думается, что подобные мысли приказал высечь на гробнице, вероятнее всего, все-таки сам муж, бывший мудрецом… Он хорошо усвоил высказанную за тысячу лет до него древнюю сентенцию: «Предел жизни – это печаль. Ты утратишь все, что прежде было вокруг. Тебе будет принадлежать лишь пустота». Полагают, Пшерени-Птах, жрец времен Клеопатры, о котором идет речь в надписи, умер в 41 году до н. э. Он всего на год пережил свою жену. Вероятно, слишком рьяно использовал обретенную им свободу – и поплатился. И все же, думаю, египтяне скорее выбрали бы судьбу гедониста, любящего жизнь, радости, утехи, чем преподобного Макария Египетского, получившего от Бога благодатную силу воскрешать мертвых, ибо считали более важным порадовать живых, нежели воскрешать мертвецов.


Визирь Рамос с супругой


Пожалуй, символичен и тот пристальный интерес, с которым древние народы изображали мужской и женский фетиши (половые члены). Многие фигурки на Востоке любовно несут сей орган воспроизводства жизни. Скажем, вот старик держит в руках фетиш, напоминающий фаллос. Народы понимали исключительное значение детородного органа. Геродот писал: «Что до столпов, которые воздвигал египетский царь Сесотрис в (покоренных) землях, то большей их части уже не существует. Но все же мне самому пришлось еще видеть в Сирии Палестинской несколько столпов с упомянутыми надписями и женскими половыми органами». Подобные же столпы-члены нередко встречаются у шумер, вавилонян и у индусов.


Колонный зал храма Хатхор, богини любви и веселья


Розанов говорил: «То, что для нас кажется изображением или позорящим, или постыдным, царь воздвигал в далеких походах – как выражение глубокой своей мысли и мышления своей земли, Египта». Полагаю, это напоминание о том, что «корень жизни» дан нам для того, чтобы никогда не прекращать трудов на ниве воспроизводства потомства. О том же говорит веселая песня египтян, которую фараон Тутанхамон слышал на берегах Нила, когда флотилия проплывала мимо. Фараон приказал высечь ее на стенах храма:

На берегу ждет тебя кров,
Его навес простирается в сторону юга;
На берегу ждет тебя кров,
Его навес простирается
в сторону севера;
Пейте, матросы фараона,
Возлюбленного Амона,
Восхваленного богами…

Старик, передающий «эстафету жизни» молодежи


Быть может, еще одним подтверждением исключительного внимания, которое в Египте уделялось вопросам жизни, ее сохранения и поддержания, стало создание практически в каждом крупном городе Египта так называемого «Дома Жизни» (пер анх). Впервые пер анх упоминается в тексте правления фараона VI династии Пепи II (ок. 2279–2219 гг. до н. э.). Назначение такого дома, как отмечают ученые, состояло в «сохранении и обеспечении жизни царя и людей на земле и в потустороннем мире, и не только их жизни, но и жизни богов и, в частности, самого Осириса». К сожалению, нам приходится сегодня лишь гадать, какой деятельностью была наполнена повседневная жизнь обитателей «Дома знаний». В магическом папирусе Солт 825, правда, косвенно указывается, что его обитатели, «люди, которые входят в него», – «это книжники Ра, это писцы Дома Жизни». Тут же находятся и жрецы, что ежедневно читают божью книгу. Вероятно, тут хранились некоторые особые книги, «души Ра», обладавшие огромным могуществом. Утверждалось, что они якобы даже могли «оживить бога» (Осириса) или «сокрушить рабов его». Проводившиеся работы и действа носили тайный характер, само здание являло собой модель космоса, а его обитатели представляли собой ученых и мудрецов, владевших сакральными знаниями. Поэтому, пожалуй, не будет преувеличением, если сравним эти дома с монастырями, которые в эпоху Средневековья являлись центрами знаний, библиотеками, переводческими кельями и кабинетами врача.


Карлик Сенеб со своей семьей


Именно в «Домах Жизни», пишут ученые, были составлены такие важные заупокойные тексты, как Книга мертвых, а тысячелетия до этого – Тексты саркофагов и Тексты пирамид; кроме того, они были тесно связаны с мумификацией, здесь хранились мирра и умащения. «Дома Жизни» ведали художественными работами сакрального характера – например, украшением храмов. Одним словом, «Дома Жизни» были центрами духовной жизни страны, в которых создавалась большая часть ценностей египетской цивилизации.

И даже те, к кому судьба, казалось, неблагосклонна, находили утешение в своей семье и детях. Ведь нелегкие условия существования и тогда уже вынуждали людей (по возможности) крепить дух корпоративной солидарности и взаимопомощи. Благоденствие становилось реальным, если каждый член общества старался свято исполнить свой долг. Нужно было иметь и как можно больше детей, ибо это не только давало жизнь роду, но и позволяло усопшим надеяться на то, что они и их могилы не будут забыты. Египтяне отличались дисциплиной и послушанием, свято соблюдали законы и религиозные догмы. Почитание старших и поклонение мудрецам у египтян было в крови. Они считали, что жизнь надо прожить достойно, чтобы, оказавшись на пороге смерти, можно было сказать Осирису: «Я не делал ничего такого, что противно богам» (то есть не воровал, не лгал, не обманывал, не осквернял храмов и не притеснял людей). Египтяне почитали мудрость и храбрость и высоко ценили общественные добродетели (в том числе помощь слабым, бедным или сиротам).


Радости семейной жизни


Подчеркнем еще раз: они с особым рвением заботились о продолжении рода. Особенно желанным в семье был мальчик. В нем видели кормильца и воина. Скажем, Рамсес II очень гордился тем, что у него было 160 детей (в фамильном мавзолее фараона Рамсеса II захоронено 52 сына). Нынешние египтяне его вспоминают, любят, называя в шутку то Казановой, то Синей Бородой. Сказанное не отменяет того, что жизнь большинства людей была сложной. Глава семьи не только распоряжался имуществом взрослых сыновей, но и имел право отдавать их самих в долговой залог. Подобные правила обычны для того времени. Это же видим и в Иудее, где отдавали в рабство сыновей и дочерей. В Египте, Эламе, Вавилонии, Иране, Индии муж мог преспокойно отдать в залог свою собственную жену. Идеальная картина заботливых родителей и мужей, любимых и бережно лелеемых детей, добродетельных граждан часто вступала в противоречие с суровыми, а порой и беспощадными законами тогдашней жизни египетского (простого) народа. Жесток и неправеден древний мир.

Просмотров: 4756