Алексей Гудзь-Марков

Индоевропейцы Евразии и славяне

Гальштат Европы. Общий обзор культур Европы первой половины I тыс. до н. э

 

В IX–VIII вв. до н. э. мир Центральной и Западной Европы вступил в эпоху Гальштата, продлившуюся вплоть до V в. до н. э. и предшествующую эпохе Латена V–I вв. до н. э., то есть времени кельтской экспансии в Евразии. Однако прежде чем мы приступим к описанию эпохи Гальштата, рассмотрим процессы, протекавшие на юге Европы на землях исторических Италии и Греции.

Могучая, завораживающая и во многом загадочная цивилизация этрусков, в значительной степени определившая пути развития культуры римского мира Европы, расцвела в VIII в. до н. э. на северо-западе Апеннинского полуострова. Земли этрусков ограничиваются с севера рекой Арно, с юга рекой Тибр, с востока горным хребтом, прорезающим Апеннины с севера на юг, а с запада побережьем Тирренского моря.

Ближайшие корни этрусской культуры тянутся к склонам Восточных и Центральных Альп, населенных историческим народом ретиями (самоназвание этрусков — расены). Однако в более глубокой исторической, этнической и культурной перспективе этруски представляют собой концентрированный отряд, берущий начало в древней цивилизации Малой и Передней Азии и юга Средней Азии и в значительной степени в цивилизации евразийской степи XVIII–XV вв. до н. э., проложившей культурный и этнический мост из глубин Евразии на ее крайний запад, в Европу и привнесшей в центр Европы зрелую ведическую культуру и мировоззрение древнего индоевропейского мира Евразии.

Этрусская культурная общность Апеннин I тыс. до н. э. представляется наиболее незамутненным отражением древнего ведического начала индоевропейского мира центра Евразии в Европе. Именно чистотой хранимых этрусками знаний и традиций объясняется высочайший уровень культуры и всех сторон производящей экономики этрусков, практически не имевших периода зарождения и этапов эволюционного совершенствования и развития.

Согласно Геродоту этруски прибыли на Апеннины из Лидии, из западной провинции Малой Азии.

Основой единства этрусского мира I тыс. до н. э. на Апеннинах являлись союзы городов. Первоначально в Этрурии существовал союз двенадцати городов. Позже к нему присоединились союзы городов, расположенных на подчинившихся этрускам землях в долине реки По, в провинции Кампании, на острове Корсика. Города этрусков во многом походили на древние городские центры юга Туркмении и Передней и Малой Азии V–II тыс. до н. э. Их объединяют четкость планировки городских кварталов и регулярность уличной сети, прорезавшей город несколькими, параллельно друг другу идущими с севера на юг главными широкими улицами и целым рядом узких (не шире пяти метров) вспомогательных улочек, идущих перпендикулярно главным магистралям города. Кроме того, города этрусков обладали системами искусственного водопровода и канализации. Городские дома представляли собой многокомнатные помещения, составленные из нескольких помещений, окружавших главный зал с очагом. Стены домов нередко были общими и содержали дворы с искусственными водоемами. Фундамент зданий строили из камня, стены же, как на юге Туркмении и в Передней и Малой Азии, возводили из кирпича-сырца.

Видимыми символами глубокого родства с классическим индоевропейским миром Евразии у этрусков являлись обилие боевых колесниц и обычай насыпать громадные курганы над погребениями. Около середины VII в. до н. э. курганы появились повсеместно на землях этрусков. В курганах этрусков сохранен обычай погребать тело в каменной гробнице вместе с колесницей (обычай, распространенный на юге Урала в XVIII–XV вв. до н. э., на первом этапе развития андроновской культуры). В VI в. до н. э. этруски возводили неправдоподобно громадные курганы диаметром более 50 м, с погребальными камерами, стены которых покрывала роспись, а потолок представлял собой ложный купольный свод.

Города этрусков защищались каменными крепостными стенами с воротами и башнями. Располагались города на хорошо защищенных природой местах, как правило, давно обжитых человеком предшествующих эпох. Профиль укреплений повторял профиль возвышения, на котором располагался город.

Духовными и архитектурными центрами городов этрусков были квадратные в плане храмы, высящиеся на высоких мощных фундаментах. Внешне храмы украшались портиками, поддерживаемыми рядами колонн. Внутри храм содержал три параллельных помещения, стены которых были уставлены статуями богов.

В IV в. до н. э. погребальные камеры этрусков VIII–V вв. до н. э. преобразовались в фамильные усыпальницы с открытым доступом извне. Подобная традиция устройства фамильных склепов существовала в индоевропейских культурах центра Евразии, от юга Урала до побережья Персидского залива (провинция Фарс на юге Ирана), в V–II тыс. до н. э.

Многие города этрусков известны и найдены — это Тарквиний, Вульчи, Вей, Цэрэ-Черветери, Популони, Ветулони, Чиузи, Арециум. Город Спина был покинут этрусками в IV в. до н. э. под давлением идущих с запада Европы галлов (кельтов) и в дальнейшем оказался поглощен трясиной в долине реки По.


Курганы в Черветери


Роспись в Тарквинии. Конец VI в. до н. э.


В 40 км к северу от Рима существовал этрусский порт Пирги. Экономика этрусков традиционно для индоевропейцев опиралась в первую очередь на земледелие и скотоводство. Выращивались овёс, ячмень, пшеница. Успешно развивались металлургия и множество различных ремесел. Уровень мастерства живописцев, скульпторов, гончаров, строителей с самого начала развития был удивительно высок.

До нас дошло около 10 000 этрусских надписей, крупнейшая из которых (до 1500 слов) нанесена на полотне, в которое была обернута умершая в Среднем Египте женщина. Ранние надписи этрусков датируются VII в. до н. э., однако большинство относят ко второй половине I тыс. до н. э.

Экономическое и военное могущество этрусков в VI в. до н. э. пошатнулось с утратой рынков в Восточном Средиземноморье. В V в. до н. э. этруски сохраняли за собой лишь земли исторической Этрурии. Вначале III в. до н. э. этруски подчинились власти Рима. Однако искусство и своеобразие этрусской культуры дожили до рубежа эр.

К IX в. до н. э., ко времени, когда затянулись рубцы дорийского вторжения и рассеялся дым пожарищ над городами древних ахейцев — Микенами, Тиринфом, Кносом, Фестом, Пилосом, Эллада, успевшая пережить начиная с середины III тыс. до н. э. три этапа культурного развития (ранний, средний и поздний) и как минимум четыре крупнейших вторжения индоевропейских кочевников, вновь расцвела, набралась сил и творческих живительных соков. Эллада, воспринявшая геометрический стиль орнамента индоевропейского мира древних городов Передней и юга Средней Азии и евразийской степи V–II тыс. до н. э., организацию и принципы социального устройства общества, градостроения, металлургии, приняла на себя тем самым основной груз ответственности в сохранении и развитии основополагающих начал материального и духовного бытия индоевропейского мира I тыс. до н. э.

Эллада явилась тем светочем и своего рода залогом-эталоном индоевропейской культуры Евразии, который позволил сохранить историческую, культурную и языковую преемственность в I тыс. до н. э. — I тыс. н. э. индоевропейской общности континента, несмотря на бесконечные перемещения и столкновения значительных групп населения и нередкую деградацию отдельных культур и экономик.

В первой половине I тыс. до н. э. Греция (Эллада) подвергла торговой, экономической и культурной экспансии весь южно-европейский мир от Черного моря и Малой Азии на востоке до Гибралтарского пролива на западе. Всюду на побережье Черного и Средиземного морей росли основанные греками города-колонии, ведшие широчайшую торговлю в среде местного населения и распространявшие достижения и технологии всех сторон собственной производящей экономики. Греция, а начиная со второй четверти I тыс. до н. э. и Апеннинский полуостров являлись главными провозвестниками и апологетами железного века Европы. В обмен на продукцию южноевропейской экономики с севера Европы, с берегов Балтики, в города Средиземноморья шел поток янтаря, мехов, сырья для металлургии.

Греческий мир подобно миру этрусков никогда не был един и однажды, так же как и этруски, заплатил за это независимостью.

Север классической Греции населяли эолийцы. Средняя Греция и полуостров Пелопоннес принадлежали дорийцам. Аттикой и островами Эгейского моря традиционно владели ионийцы. К VIII–VI вв. до н. э. сложились города-государства Греции, власть в которых принадлежала либо аристократической олигархии, либо плебсу, и тогда она называлась демократической. В V–IV вв. до н. э. города-полисы Греции переживали эпоху блестящего процветания.

Греко-персидские войны (500–449 гг. до н. э.) окончились победой греков и рождением Делосского союза, во главе которого встали Афины.

Около середины IV в. до н. э. возвысилась Македония, сумевшая подчинить себе всю Грецию. Однако после распада державы Александра Македонского, в эпоху «эллинизма» (III–II вв. до н. э.), Греция вновь представляла собой союз ряда государств. Потерпев поражение от римлян (146 г. до н. э.), греки утратили независимость и лишь в IV в. н. э. встали во главе Восточноримской империи с центром в Византии.

Средиземноморские культуры (Греция, Этрурия, культуры Вилланова, Эсте на Апеннинах) IX–VIII вв. до н. э. оказывали мощное влияние на области Центральной и Западной Европы и во многом способствовали началу расцвета Гальштатской эпохи Европы VIII–VI тыс. до н. э.

Своим названием эпоха Гальштата обязана небольшому городку Гальштат, расположенному на юго-западе Австрии. Местные жители VIII–V вв. до н. э. занимались добычей соли и держали для этого соляные варницы.

Непосредственной этнической и культурной основой населения — носителя традиций эпохи Гальштата являлись народы, принадлежавшие к кругу культуры полей погребений XIII–VIII вв. до н. э. Перемещения иранских кочевников (киммерийцы, скифы) на юге Восточной Европы вызвали в центре и отчасти на западе Европы своего рода новый курганный ренессанс. Многие индоевропейские группы населения во Франции, Германии и отчасти в центре Европы отошли от традиций эпохи полей погребений и вернулись к обычаям времен господства культуры курганных погребений XV–XIV вв. до н. э. Захоронения раннего Гальштата (VIII в. до н. э.) изобилуют предметами конской сбруи, прототипы которых находятся в степях юга России X–VIII вв. до н. э. Около VI в. до н. э. отдельные, значительные по численности отряды скифов проходили на западе до Франции, на севере до бассейна Одера и Вислы, оставляя клады вещей знаменитого «звериного» стиля степного иранского мира I тыс. до н. э.


Расписная урна гальштатского времени. Высота 22 см. Бурренгоф, Вюртемберг, ФРГ


Кинжал с антенной. Длина 37 см. Людвигсбург, Вюртемберг, ФРГ


Несмотря на то что граница между скифами и оседлыми фракийцами, представлявшими западную ветвь индоевропейского древа Евразии, шла по Днестру, бассейн Центрального Дуная, начиная с середины VI в. до н. э. (в особенности берега реки Тисы) подвергался сильнейшему скифскому влиянию.

Центральным мотивом гальштатского орнамента выступает классический индоевропейский геометрический элемент. А формы керамической посуды гальштатской эпохи основываются на лужицких традициях XIII–VIII вв. до н. э. эпохи полей погребений.

Смута, внесенная иранским миром в центр Европы в VIII в. до н. э., подорвала передовые позиции лужицкой культуры и сместила центр развития экономики, в первую очередь металлургии, от центра Европы к западу, на восточные и западные отроги альпийского горного массива. Эти районы были несравнимо надежнее защищены природой от беспокойной, грозящей беспрестанными набегами и разорениями евразийской степи. Центр Европы, среднее течение Дуная, традиционно выступил в роли восприемника нового вторжения с востока полчищ всадников, стад скота и тысяч и тысяч деревянных повозок и колесниц.

В то же время бурно развивавшиеся центры Средиземноморья (Греция, Этрурия) нуждались в рынках сбыта многочисленной продукции и одновременно в бесперебойно поступающем сырье. Именно тогда на районах гальштатской культуры и сконцентрировалось влияние Греции и Апеннин.

Западногальштатский массив населения (юг Германии, Франции) составил исторический кельтский этнос, проявивший себя самостоятельной культурной, экономической и военной силой в эпоху Латена (V–I вв. до н. э.). Восточногальштатский массив населения (к востоку и югу от Восточных Альп) был представлен историческими венедами, в орнаментации и украшениях особенно часто использовавших спирали, столь характерные для культур Евразии, начиная с северо-востока Ирана и юга Урала и кончая лужицкой культурой и югом Скандинавии XIII–VIII вв. до н. э.

Культура Эсте (северо-восток Италии), носители которой также относились к венедской общности Европы, являлась своего рода мостом между Гальштатом и развитыми центрами Апеннин и Греции.

Как на западе Гальштатской области, так и на её востоке сословная разница среди населения была весьма значительна и даже контрастна. Знать погребали под курганами, окруженными рвом или кольцом из камней, под которыми находились помещения, стены которых выкладывались камнем. В них помещали двух- или четырехколесные повозки, керамику, украшенную геометрическим орнаментом, и оружие.

Во Франции, в эпоху Гальштата, были особенно многочисленны погребения под курганами с помещенными под ними колесницами (традиция юга Урала XVIII–XV вв. до н. э., привнесенная в Европу в XV в. до н. э. и вылившаяся в эпоху культуры курганных погребений XV–XIV вв. до н. э.).

На севере европейской территории, охваченной гальштатской культурой, был распространён обычай порчи оружия, помещавшегося в могилу.

Восточные области Гальштата испытывали заметное влияние «звериного» стиля иранских кочевников. Поздний Гальштат характерен значительным увеличением привоза товаров с юга, из Этрурии и Греции.

С начала эпохи Гальшата в центре Европы принялись за возведение многочисленных укреплений, располагавшихся в стратегически важных пунктах обороны определенного региона. Наиболее характерные типы центров обороны устраивались на мысах и с напольной стороны традиционно обводились рвами и валами. При этом широко использовали каменную кладку в комбинации с деревянными конструкциями.

Жилища носителей гальштатской культуры представляли собой дома из дерева столбовой конструкции, снабженные рядом надворных построек, окружавших внутренний хозяйственный двор. Деревни по периметру укреплялись земляным валом и имели регулярную планировку улиц. На всей территории Гальштата VIII–VI вв. до н. э. были густо разбросаны мастерские ремесленников, кузницы, рудники, соляные копи.

Возрождение степных индоевропейских традиций эпохи культуры курганных погребений, помимо прочего, сказалось и в том, что керамика Гальштата, как правило, изготовлялась вручную. Несмотря на то что гончарный круг был распространен в центрах Передней Азии и юга Туркмении ещё в V–III тыс. до н. э., индоевропейские степные кочевники считали изготовленную на гончарном круге посуду «нечистой», демонической и предпочитали древний ручной способ выделки.

Восточный Гальштат, представленный иллиро-венетами, занимал территории исторических провинций Восточных Альп: Словению, Штирию, Каринтию, Истрию, Далмацию, собственно Иллирию вплоть до Албании и отчасти южные отроги Западных Карпат (Чехия, Словакия, Моравия). Тут плоские могильники с трупосожжением перемежались курганными насыпями, укрывавшими отделанные деревом склепы с богатым погребальным инвентарем.

Венеды строили многочисленные, хорошо укрепленные городища и отличались в высшей степени воинственными наклонностями. О них шла громкая слава по всему Средиземноморью как о дерзких пиратах.

Корни венедскои общности Восточного Гальштата восходят к эпохе бронзы (XVIII–IX вв. до н. э.) ив значительной мере происходят из центральноевропейского населения — носителя культуры полей погребений (XIII–VIII вв. до н. э.), смешавшегося с местным населением эпохи бронзы.

Если на северо-востоке и востоке Франции в VIII–VI вв. до н. э. была распространена западная гальштатская культура и данные области являлись местом сложения исторических кельтов, то центр и юг Франции первой половины I тыс. до н. э. придерживались традиций культуры курганных погребений XV–XIV вв. до н. э., а французское побережье Атлантики и вовсе придерживалось традиций эпохи бронзы первой половины II тыс. до н. э.

В IX в. до н. э. Пиренейский полуостров подвергся вторжению народов, следовавших традициям культуры полей погребений центра Европы. Около VII–VI вв. до н. э. Пиренеи вновь подверглись вторжению носителей традиций полей погребений. Одновременно шел процесс освоения средиземноморского побережья Пиренеев торговыми миссиями финикийцев, греков, карфагенян, стремившихся путем создания укрепленных портовых городов закрепиться в богатых провинциях юго-запада Европы. При этом шла жестокая конкурентная борьба, нередко перераставшая в полномасштабные войны. Около середины VI в. до н. э. греки потерпели военное поражение от Карфагена и этрусков, однако уже в IV в. до н. э. им удалось восстановить былое влияние на западе Средиземноморья.

На Британском архипелаге приход железного века относят к V в. до н. э. (на Пиренеях это VII–VI вв. до н. э.). Начало влияния Гальштата в Британии относят к VI в. до н. э., где оно смешивается с традициями местных культур эпохи бронзы. Население Британского архипелага на протяжении почти всего I тыс. до н. э. вело сравнительно спокойную и размеренную жизнь, располагаясь либо в отдельных дворах, окруженных хозяйственными постройками и внешним частоколом, либо в деревнях, находившихся под прикрытием венчающих холмы укреплений, многие из которых восходят к рубежу IV–III тыс. до н. э. (культура Уиндмилл-Хилл).

Значительно возросло количество укреплений в Англии в III в. до н. э., что связывают с вторжением на острова кельтов.

Земли юга Скандинавии, полуострова Ютландии (Дания) и севера Германии в эпоху Гальштата придерживались традиций и технологий эпохи бронзы и практически не подвергались культурному или экономическому влиянию греческого или этрусского миров юга Европы.

Эпоха Гальштата (VIII–VI вв. до н. э.) явилась переходной от периода гегемонии народов культуры полей погребений (XIII–VIII вв. до н. э.) к эпохе Латена, стадией временем общеевропейской экспансии кельтов.

Видимым проявлением господства Гальштата в Европе было широкое распространение украшений из железа. При этом орудия труда и оружие продолжали изготавливать из бронзы. Аристократия эпохи Гальштата устраивала изумительные по богатству, блеску и монументальности курганные погребения, располагавшиеся на возвышенных местах.

Оживленные торговые пути Европы VIII–VI тыс. до н. э. защищались многочисленными городищами, замыкавшими ключевые позиции.

Следует отметить и то, что в эпоху Гальштата шло постепенное вытеснение обряда трупосожжения обрядом трупоположения.

В целом эпоху Гальштата Европы можно охарактеризовать как время набора сил и общего подъёма технологических возможностей населения континента. Крупных перемещений значительных групп населения в центре и на западе Европы не происходило.


Периодизация П. Райнеке бронзового века и гальштата (по Эггерсу)


На востоке Европы протославянская общность среднеднепровской лесостепи была отброшена иранцами к северу. При этом в целом центр культурной и экономической жизни Европы не без влияния всё тех же иранцев сместился к западу континента, на восточные и западные отроги Альп. Одновременно происходило бурное развитие экономики и культуры Греции и Апеннин, влияние которых вскоре стало определяющим в развитии всего культурного мира запада Евразии и севера Африки.

Эпоха Гальштата представляется временем дальнейшей, и во многом окончательной, кристаллизации отдельных индоевропейских общностей Европы и Азии. Кельты, латины, эллины, германцы, славяне-венеды, балты, иллирийцы, фракийцы, словно выжидая своего выхода на историческую сцену, заняли раз и навсегда определенные позиции и места сложения целостных и своеобразных языковых и культурных миров.

Просмотров: 1161