Алексей Гудзь-Марков

Индоевропейцы Евразии и славяне

Эпоха Латена в Европе. Экспансия кельтов

 

Перерастание культуры западногальштатских областей VIII–VI вв. до н. э., непосредственными представителями которой являлись исторические кельты, в культуру или вернее целую культурную эпоху Латена V–I вв. до н. э. явилось результатом нескольких факторов, важнейшими из которых были следующие.

Около VII в. до н. э. закончился длительный период засух, обострение которых пришлось на XIII–X вв. до н. э. В то же время вслед за периодом засухи в западных областях Европейского континента наступила эпоха частых дождей, наводнений, что породило традицию устраивать жилища, а иногда и селения на сваях, искусственных насыпях, а в ряде мест и на искусственных островах. В то же время наиболее устойчивыми потребителями растущего век от века импорта в первую очередь предметов роскоши из греческих и апеннинских культурно-экономических центров, были области формирования классического Латена (к западу и северу от альпийского горного массива), ставшие недосягаемыми для вносящего деструктивное начало скифского мира.

Укрепившиеся на Среднем Дунае, в бассейне реки Тисы, в VI–IV вв. до н. э. скифы сместили центр культурной и экономической жизни Европы ещё далее, нежели в Гальштат (VIII–VI вв. до н. э.) и тем более в эпоху полей погребений (XIII–VIII вв. до н. э.) к западу, под защиту Альпийского массива. С запада кельтский мир Западного Гальштата был защищен Атлантикой. Таким образом, первенство Западного Гальштата над Восточным в развитии металлургии и зависящих от нее областей производящей экономики было предопределено ходом истории и в V–I вв. до н. э. вылилось в господство латенского культурного начала в Европе повсюду от Ирландии до Днепра и Малой Азии и от Гибралтара до юга Скандинавии.

Провозвестником наступления и господства эпохи Латена в Европе явились вторжения кельтов, носившие характер тотального заселения целых регионов Европы и Малой Азии, закрепление которых шло путем строительства густой сети дорог, крупных, объединенных общей системой обороны укреплений и освоения наиболее плодородных земель через возникновение множества сельскохозяйственных поселений. Исходным районом кельтской экспансии в Европе было место схождения крупнейших речных систем центра и запада Европы — район Верхнего Дуная, Рейна, Сены, Луары и Роны.

В течение V–III вв. до н. э. кельты распространили свое влияние и непосредственно заселили территории Пиренеев, Британского архипелага, бассейн реки По на севере Апеннин, значительные территории в бассейнах Рейна и Эльбы и ряд районов вздохнувшей и расцветшей после долгой засухи Карпатской котловины в бассейне Среднего и Нижнего Дуная (Чехия, Моравия, Словакия, восточные склоны Альп, Венгрия, Румыния).

В III в. до н. э. отряды кельтов заняли земли в центре и на севере Малой Азии, где было положено начало исторической Галатии, статей непосредственной преемницей хеттской цивилизации II тыс. до н. э. и наследовавшего ей Фригийского царства X–VIII вв. до н. э. со столицей в малоазиатском городе Гордионе.

Множество кельтских воинов состояло на службе в греческих государствах V–I вв. до н. э. Причем первое упоминание о кельтах принадлежит греческому историку Гекатею Милетскому (540–475 гг. до н. э.), поведавшему о том, что греческая колония Мессалин (Марсель) расположена в землях лигуров, в непосредственной близости от кельтов.

Мощь кельтской экспансии и весомость привнесенной ими в Европу культуры (Латен) во многом нивелировали иные культурные очаги континента и в значительной степени стирали разделяющие их грани, придавая индоевропейской цивилизации Европы известную универсальность, которой и было дано название Латена.

Схожие процессы происходили и в эпоху экспансии носителей культуры полей погребений, и в эпоху Гальштата, и позже, в эпоху владычества Рима, в русской исторической литературе отраженной как Века Трояновы.

В эпоху Латена в Европе окончательно отказались от бронзовой и переориентировались на железную металлургию. Короткие мечи V–IV вв. до н. э., являвшиеся наследниками степных кинжалов, к III–I вв. до н. э. вытянулись едва не до метра. Защитой для кельтского воина служили деревянные с металлическим умбоном (внешний выступ) щиты значительных размеров.

Погребения кельты совершали в грунтовых могилах, иногда под курганами, причем трупосожжение преобладало в центре Европы.


Золотые браслеты и шейная гривна из могилы IV в. до н. э. в Вальдальгесгейме Рейнской области


В течение всей эпохи Латена из Греции и Апеннин в центр и на запад Европы поступал мощный поток товаров.

В чистом, практически незамутненном виде до наших дней кельтская общность сохранилась в Ирландии, Уэлсе и Шотландии, сумев при этом сохранить язык и своеобразие культуры. На Пиренеях кельты смешались с иберами, наследниками культур Эль-Аргар, колоколовидных кубков, полей погребений, и получили историческое название кельтеберов. На исторической родине кельтов (Франция, Швейцария, Бельгия, часть Германии) они подверглись уже в I тыс. н. э. значительному смешению с германцами. Но именно кельтское культурное, языковое и этническое своеобразие предопределило столь разительную разницу Франции и Германии.

В центре и на востоке Европы кельты подверглись значительному этническому растворению, но сумели придать известное своеобразие западнославянскому языку и культурному ряду, и в первую очередь это коснулось чешской общности славянского мира и отчасти южнопольской и прикарпатской (хорваты) общностей. Столкновение кельтского и славянского миров в центре Европы — тема крайне интересная и заслуживающая особого внимания.

Как мы помним, центром культуры полей погребений Европы была лужицкая культура XIII–VIII вв. до н. э., расположенная в бассейнах рек Одры и Вислы, к северу от Карпат. Именно лужицкая культура в эпоху Гальштата оставалась носительницей традиций эпохи полей погребений, и именно из лужицкой культуры выросли важнейшие славянские культуры рубежа эр: пшеворская (II в. до н. э. — V в. н. э.) на территории Польши и зарубинецкая (II в. до н. э. — I в. н. э.) на Среднем Днепре. В то же время эпоха характеризовалась широчайшей общеевропейской экспансией народов — носителей культуры полей погребений, доходивших на западе до Пиренеев и Британского архипелага, проникавших на Апеннины, и практически полностью покрывших центр Европы по среднему течению Дуная, включая восточные склоны Альп (Штирия, Каринтия, Словения) и историческую Иллирию на северо-западе Балкан. Наряду с этим именно в XIII–VIII вв. до н. э. произошли исторически засвидетельствованные вторжения в Элладу дорийцев и на Апеннины этрусков, причем источником вторжений служила долина Среднего и Нижнего Дуная в центре Европы и Малая Азия.

Из рассмотрения эпохи полей погребений следует вывод, что индоевропейские общности запада, юга и центра Европы находились в значительной культурной, этнической и до определенной степени языковой близости с носителями лужицкой культуры, давшей впоследствии жизнь классическим славянским культурам центра и востока Европы (пшеворская, зарубинецкая, прага-корчаг V–VII вв. н. э.).

Степень близости славянского и венедского миров Европы для меня тождественна. Я допускаю и то, что создателями культурной традиции полей погребений или погребальных урн являлись венеды, иначе говоря протославяне. И именно поэтому в эпоху великих переселений народов (V–VII вв. н. э.) славяне с такой легкостью обосновались и пустили корни в Восточных Альпах (Штирия, Каринтия, Словения), в бассейне Среднего и Нижнего Дуная и на Балканах. Германские вторжения на Пиренеи, во Францию и на Апеннины, эпохи великих переселений народов не дали столь значимых результатов, и германцы, внеся определенное культурное и языковое своеобразие, растворились в среде кельтов и латинов. Славяне же на Балканах и в центре Европы были фактически коренным основополагающим населением с глубочайшими этнографическими, языковыми и топонимическими корнями, восходящими к III–II тыс. до н. э..

Славянам в I тыс. н. э., собственно, и нечего было переиначивать и не с чем бороться, их общность с землями Дунайской долины, Балкан и Восточных Альп коренилась во временах эпохи полей погребений XIII–VIII вв. до н. э., а в реальности ещё в III тыс. до н. э., на что указывают древнейшие параллели латинского, греческого и славянского языков (время рождения ранней Эллады XXV в. до н. э.). Пуповина, связывавшая протославянскую и протолатинскую языковые общности, рвалась в горных теснинах Альп, защищающих Апеннины с севера и северо-востока, связи же славянского и греческого языков были теснее и имели широкую историческую перспективу, ибо народы не знали столь значимых естественных препятствий во взаимных контактах.

Отголоски столкновения идущего в центр и на восток Европы кельтского мира и занимавшего Восточные Альпы и Карпаты славяно-венедского отражены в начальной летописи восточных славян IX–XII вв. н. э. «Волохомь (кельты вольки) бо нашедшим на словен на Дунайских и севшим в них и насилующим их» (Ипатьевская летопись).

Движение кельтов на восток Европы вплоть до запада Украины наряду с начавшимся в VII в. до н. э. давлением на носителей лужицкой культуры с севера, из низовьев Вислы и Одера, представителей германского мира предопределили направление и ход развития судеб славянской общности Европы с генеральным преобладанием восточной ориентации.

Яркое историческое свидетельство этого мы и находим в Ипатьевской летописи:

«…Афетовы же сынове запад прияша и полуночные страны… от племени же Афетова нарицаемом Норцы иже суть словене. По множе же времени селе суть словене по Дунаеви где есть ныне Угорская земля (Венгрия) и Болгарская от тех словен разидоша-ся по земле и прозвашася именем своим, где седоша, на котором месте. Яко пришел седоша на реке именем Мораве и прозвашася Морава а друзии Чесь нарекошася а се ти же словене хорвати Белые, Сербы и Хорутане.

Волохомъ бо нашедшим на словен на Дунайских и севшим в них и насилующим их. Словене же пришедше и седоша на Висле и прозвашася ляхове а от тех ляхов прозвашася поляне ляхов. Другие лютичи иные мазовшане а иные поморяне. Тако же и те словяне пришлие и севшие на Днепре и нарекшиеся поляне а другие деревляне за ними седшие в лесах а другие седоша между Припятью и Двиною и нарекшиеся дреговичи и иные седшие на Двине и нарекшиеся полочане речки ради яко втекает в Двину именем Полота. От сего прозвавшиеся полочане. Словяне же седоша около озера Ильмень и прозвашася своим именем и сделавшие город и нарекшие его Новгород… А другие же седоша на Десне и Семи и по Суле и нарекшиеся северяне и тако разделился словянский язык те же и прозвалась словянская грамота».

Норцы — историческая провинция Римской империи на северо-востоке альпийского горного массива, к югу от Верхнего Дуная. Именно Норцы (Норик) засвидетельствована начальной летописью как крайняя западная провинция славянского мира. В летописи также упомянуты славяне лужичи, оказавшиеся наиболее стойкой языковой и культурной группой полабских (живущих по реке Лабе — Эльбе) славян востока современной Германии. Взаимное проникновение германского и славянского миров активно шло в VII–I вв. до н. э. и особо обостренный характер носило в бассейнах Эльбы (Лабы), Одры и Вислы, что во многом предопределило будущее различие западного и восточного славянства.


Галльский шлем, покрытый золотом. Найден в Амфревилле


Однако вернёмся к эпохе Латена. Классические авторы древности земли, занимаемые кельтскими народами, называли Кельтикой (Celtica). Условно кельтский мир запада Европы можно разделить на четыре больших группы:

A. Галлы, или кельты, жившие к востоку от реки Гаронны и к югу от реки Сены во Франции, к ним же следует отнести и кельтские народы севера Италии, юга Германии и центра Европы.

Б. Белги. Занимали земли к востоку от реки Сены вплоть до реки Эльбы в ее нижнем течении, но позже оттеснены германцами на Левобережье Рейна.

B. Бритты, жившие в Англии и Уэлсе.

Г. Гаелы, занимавшие земли Ирландии и Шотландии. Упомянутые начальной русской летописью Волохи (Volcae) являлись выходцами с территории юга Германии, непосредственно граничившей с крайними на западе славянскими землями Европы, и именно вольков как первых представителей кельтского мира, вступивших в контакт с верхнедунайскими славянами, запомнила летопись.

Динамика кельтской экспансии в Европе носила характер резких рывков и периодов относительного равновесия, за которыми следовали новые кельтские вторжения. Британский архипелаг минимум трижды подвергался крупным кельтским вторжениям, причем каждый раз кельты в Британии оказывались проводниками различных культурных эпох Европы. Около 1100 г. до н. э. Британия подверглась вторжению народа, привнесшего на острова культуру полей погребений. Около 750 г. до н. э. в Британию последовало новое вторжение, шедшее с европейского побережья, из района Нижнего Рейна, несущее культуру Гальштата. И наконец, в III в. до н. э. прокатился третий мощный вал переселения с французского побережья в Британию, принесший на острова культурную традицию эпохи Латена. Финалом кельтского этапа заселения Британского архипелага стал I в. до н. э., причем приплывшие на острова кельты-бэлги строили свои крепости, а обосновавшиеся до них кельтские народы Британии строили свои крепости. После конца эпохи римского владычества заселение Британского архипелага продолжили германские народы, первыми из которых на острова вторглись юты, саксы и англы (V в. до н. э.), а последними — норманны, отважные представители северогерманского мира Европы рубежа I–II тыс. н. э.

Не менее интересна история кельтских завоеваний на Апеннинах, где впервые они появились на рубеже V–IV вв. до н. э. и вытеснили этрусков из долины реки По. Около 390 г. до н. э. Рим был сожжен кельтами. Но уже в 225 г. до н. э. в сражении при Теламоне в Этрурии кельты были разбиты. Это событие стало поворотным моментом в продвижении кельтов на Апеннинах. После того как в 192 г. до н. э. римлянами была взята крепость кельтов (галлов) Болонья, апеннинские кельты были прижаты к Альпам, а с 92 г. до н. э. цизальпинская Галлия оказалась римской провинцией.

Север Италии, Тироль и чешскую провинцию Богемию населяли кельты-бойи. На востоке долиной Среднего и Верхнего Дуная кельты (и вольки в том числе) начали продвигаться в V–IV вв. до н. э. В III в. до н. э. кельты достигли земель современной Болгарии, в 279 г. до н. э. вторглись в Македонию, а около 270 г. до н. э. кельты достигли исторической Галлатии в Малой Азии.

Вместе с этнической экспансией кельтов в земли венедов шла латенская культура. Однако воспринимался Латен главным образом местной знатью, простой же народ продолжал держаться культурных традиций эпохи Гальштата.

Заселение кельтами земель к югу от Западных Карпат (Чехия, Богемия, Моравия, Словакия) шло, как и всюду, несколькими волнами, причем начало было положено еще в VI в. до н. э. В IV в. до н. э. данная местность восприняла новый этнический поток кельтов, причем кельты-бойи дали имя целой провинции (Богемия). Кельтские поселения на востоке достигали запада Галиции, а вещи латенского стиля распространились по правому берегу Днепра — от впадения Припяти до устья Днепра.

В III в. до н. э. продвижение кельтов в различные районы Европы было остановлено, и начался процесс активного противодействия.

Получив отпор в Греции, кельты отступили на северо-запад Балкан, где и основали государство скордисков, причем столицей кельто-иллирийской державы стал город Сингидуна (современный Белград).

Несмотря на то что венеды, фракийцы (северо-восток Балкан), иллирийцы (северо-запад Балкан), ретии (Альпы) во многом сохраняли независимое от кельтов положение, традиции латенской культуры пожинали свои плоды.

Во II в. до н. э. в борьбу с кельтами в Богемии и Чехии вступили шедшие с берегов Балтики германцы. А около 60 г. до н. э. предводитель фракийцев (даков) Буребиста разгромил кельтов-бойев и вторгся в провинцию Паннония. В то же время Рим, еще во II в. до н. э. подчинивший юг Франции, в 58–51 гг. до н. э. вел против кельтов Галльскую войну, авторство записок о которой принадлежит главному ее герою Цезарю.

Так год от года все стремительнее катилась к закату эпоха кельтского владычества в Европе, а вместе с ней и традиция латенского стиля всех сторон культуры и экономики индоевропейского мира значительной части континента. В Европе близилась эпоха возвышения нового колосса, наряду с бессчетными завоеваниями земель и народов в Европе, Азии и Африке несшего новые культуру, язык и принципы организации общества. Август завоевал верховья Дуная, север Пиренейского полуострова и Галатию в Малой Азии. Клавдий привел в повиновение Риму значительные по территории районы Британского архипелага.

Рассмотрим основы кельтского мира, причины его блестящих успехов и потрясшей его катастрофы. Цезарь свидетельствует, что общество кельтов делилось на три части: аристократию, выдвигавшую из своей среды короля, жрецов и свободных общинников-земледельцев, скотоводов и ремесленников. Аналогичное деление общества наблюдалось у ведических ариев севера Индии, равно как и у древних латинян и эллинов (всадники, жречество, плебс). Данная организация общества являлась классической для практически всех без исключения индоевропейских народов Евразии.

Кельтские предводители обычно избирались, причем власть их, как и у царей ведических ариев II тыс. до н. э., ограничивалась советом аристократов, в согласии с которым предводитель единственно и мог руководить делами.

На заре эпохи Латена ведущей боевой силой кельтов являлась классическая, распространенная от долины Инда и юга Урала до Британии и юга Скандинавии двухколесная колесница, запряженная парой или четвёркой лошадей. Женщины у кельтов, как и у большинства индоевропейских общностей Евразии, пользовались практически равными с мужчинами правами и даже сражались на общих с ними основаниях.

На ранних этапах Латена кельты отличались бесстрашием в бою, граничившим с безумием (подобные примеры мы находим в истории норманнов на рубеже I–II тыс. н. э.): сражение вели в полуобнаженном виде и практически не знали поражений. Ко II–I вв. до н. э. кельты, оказавшись обладателями большей и наиболее плодородной части Европы и Малой Азии, утратили былое мужество, присущее индоевропейскому воину, единственное достояние которого конь да меч, и превратились в богатых, весьма дорожащих обеспеченной жизнью землевладельцев и производителей, обреченных на неминуемое и скорое завоевание и разграбление римлянами, фракийцами и германцами, не располагавшими и малой толикой кельтских богатств и угодий. Несмотря на то что в позднем Латене (II–I вв. до н. э.) некогда обнаженные могучие торсы кельтов защищали металлические панцири и шлемы, утрата боевого духа и стремление любой ценой избежать столкновения с противником предрешило трагический финал в судьбе кельтского мира Европы.

Цезарь повествует о трех типах поселений у кельтов: «oppida», «vici», «aedificia». Oppida кельтов представляли собой центры обороны районов, обладавшие мощными каменными и земляными укреплениями. Oppida являлись средоточием административной, экономической и религиозной жизни округи и цементировали военное господство кельтов в Европе. Фактически oppida нередко представляли собой хорошо укрепленные города, площадь которых подчас превышала сотню гектаров. Крупнейшим кельтским oppida в Галлии является Боврэ, в 27 км от города Отен, занимающий площадь в 135 га и располагающийся на четырёх холмах.

Oppida кельтов в V–I вв. до н. э. контролировали громадные территории Европы, от Ирландии и Пиренеев до Малой Азии и Галиции.

Vici кельтов — это прямые аналогии виков ведических ариев долины реки Инд II–I тыс. до н. э., виков норманнов I–II тыс. н. э. севера Европы и весей славянского мира. Они представляли собой неукрепленные сельскохозяйственные поселения, в основе их организации лежали роды, объединение которых составляло народ.

Aedificia являли собой прообразы феодальных замков-усадеб Европы, стоявшие особняком среди лесов и рек в окружении хозяйственных построек.

В Ирландии кельты строили исключительно укрепленные рвом и валом деревни («rath»), занимавшие выгодные для обороны высоты. Там же распространены и кельтские кранноги — поселения на рукотворных островах.

Начиная со II в. до н. э. практически все кельтские поселения Европы обрели оборонительные сооружения, и связано это с начавшимся продвижением во владения кельтов с севера Европы германцев, а с юга — римлян.

Следует особо отметить, что кельты выстроили столь густую сеть дорог в Европе, что римлянам новых дорог строить практически не пришлось. Ещё одним видимым наследством кельтской цивилизации Европы явились каменные межи на полях севера Германии и Дании, восходящие к XII в. до н. э.

Экономика кельтов отличалась могуществом и разносторонностью. Литье металла осуществлялось по восковой модели, что придавало металлургии кельтов гибкость против обычной ковки или литья по каменным или глиняным формам. Ручная выделка керамики эпохи Гальштата у кельтов сменилась выделкой изделий на гончарном круге. Кельты освоили производство стекла. Ими велось широкое строительство кораблей с дубовыми корпусами и кожаными парусами различного назначения и изготовлялось множество средств колесного транспорта.

Система водных и сухопутных коммуникаций кельтов была снабжена необходимым количеством таможен, переправ, охраняющих безопасность транспортов крепостей, мест хранения грузов, пунктов торговли — magos.

Созданная кельтами в V–I вв. до н. э. торгово-экономическая империя Европы полнилась множеством идущих по транспортным артериям с юга, из Эллады и Апеннин, изделий передовых культурных и производящих центров Средиземноморья, включая товары экзотического свойства — слоновую кость, кораллы, ювелирные изделия, изысканные вина, благовония, ткани. С севера на юг поступали янтарь, серебро, сырье для металлургии, зерно, скот, шкуры, текстиль, рабы. Служившие мерилом стоимости слитки металла или скот во II–I вв. до н. э. у кельтов сменились собственной монетой из золота, серебра, меди или бронзы.

Особое художественное своеобразие эпохи Латена заключено в том, что кельты отошли от геометрического стиля орнаментации прежних эпох и создали собственный стиль в искусстве, полный изображений жизни. Яркое выражение стиль Латена получил в кельтской скульптуре, архитектуре, в отделке оружия и снаряжения. Именно кельтский этнический и культурный субстрат придал столь яркое и тонкое очарование западу Европы.

Античные классики описывают кельтов как высокий, русоволосый, голубоглазый, белокожий народ. Мужчины либо брились, либо носили бороды, знать же носила усы. Кельты отличались высоким ростом, воинственностью, ловкостью, силой и в то же время наивностью и простодушием. Свободное время они проводили в пирах и играх.

Внешнее убранство кельта состояло из цветных хитонов и штанов, поверх которых надевался плащ, застегнутый на груди фибулой. Шея кельта украшалась не менее яркой принадлежностью индоевропейского мира — шейной гривной.

Религия кельтов входила в круг общеиндоевропейского ведического направления. Видимое отражение её заключалось в обожествлении сил и явлений природы, в вере в духовную сущность мира, силу слова и действия, несущего в себе духовный смысл. Боги кельтов олицетворяли силы природы. Леса, реки и горы кельты почитали как содержащие в себе священную для народа духовную сущность, требующую внимания и приношений. Кельты повсюду в Европе строили храмы, на месте которых впоследствии выросли храмы римлян, а позже базилики и соборы христиан.

Просмотров: 1771