Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 11. Центральные институты монархии

 

Относительно центральных институтов монархии у нас очень мало сведений. Однако вполне очевидно, что правительство было всецело персональным. Был ли царь хорошим или дурным правителем, он вынужден был вести дела и заниматься всеми ветвями администрации. Он был главнокомандующим вооруженных сил и в то же время своим собственным министром иностранных дел, единственным законодателем и верховным судьей. Царь лично принимал посланцев городов и народов,387) ибо письма и декреты, которые они привозили, содержали обычно только резюме идей, которые предполагалось развить устно в присутствии адресата. Кем бы ни были эти делегаты Эритр, Милета, Магнесии, Тралл или Приены, они стремились лично обосновать свою просьбу перед царем.388) Во время второй египетской войны Антиох IV выслушал на собеседовании посланцев полудюжины эллинских городов, явившихся с предложением быть арбитрами: он изложил им затем свои соображения и сумел убедить в своей правоте.389) Лишь в исключительных случаях царь поручал прием послов своим приближенным.390) Вершить правосудие [173] считалось основным атрибутом царя, который сам был воплощением «живого закона». Царь должен был выступать в роли судьи везде и каждый раз, когда его об этом просили. В связи с этим не только придворные имели возможность занимать царя своими частными делами,391) но каждый проситель мог получить доступ к суверену.392) Судебные приговоры царь, очевидно, выносил только в исключительных случаях; он, как правило, направлял жалобы и просьбы обычным судьям.393) Но известно, что Антиох III приговорил к смерти Ахея,394) а Антиох IV лично вынес решения относительно жалобы, поданной на иерусалимского первосвященника Ясона,395) и обвинения, возбужденного против придворного Андроника.396)

Не в меньшей степени занят был суверен и внутренними делами. Ему представляли письма, прибывшие от сатрапов,397) и он направлял приказы наместникам.398) Самаритяне, терзаемые царскими агентами, представили жалобу Антиоху IV; царь выслушал их посланцев и вынес свое решение.399) Если верить Филарху,400) Антиох II, когда занимался государственными делами, чаще всего находился в состоянии опьянения, редко — в здравом уме. Даже этот порок, по-видимому свойственный Селевкидам, не освобождал их от обязанностей, связанных с их высоким положением. Единственным Селевкидом, который пытался освободиться от них, был Деметрий I в последние годы своего правления. Он удалился в замок вблизи Антиохии, никого не допускал к себе, относился крайне легкомысленно к своим обязанностям правителя и пренебрегал ими.401) Это увеличило недовольство населения, привыкшего к любезности его предшественников,402) и отчужденность от народа стоила ему короны и жизни.

Вся законодательная власть была сосредоточена в особе царя. Идет ли речь об актах общего значения, временных распоряжениях или частных, относившихся к определенным лицам или городам, их содержание должно было быть завизировано сувереном. Отчуждение парцелл домена, дарование привилегий городам, полицейские указы, равно как и свидетельства о назначении на должность, — все это исходило от царя.403) [174]

Таким образом, все управление сосредоточено было в руках царя. Отсюда понятна шутка, приписываемая Антиоху III, будто бы говорившему, что он обязан римлянам: оставив ему в управление царство меньшее, чем было прежде, они освободили его от слишком тяжкого бремени.404) Это бремя личной власти не было поддержано даже институтом министерств.405) Рядом с сувереном мы видим лишь сына — помощника и «лицо, надзирающее за государственными делами» (о επι των πραγμάτων).406) Гермия при Антиохе III, Гелиодор при Селевке IV, Лисий при Антиохе IV и Антиохе V, Аммоний при Александре Бале, Ласфен при Деметрии II, Гераклеон при Антиохе VIII осуществляли общее руководство государством от имени царя.

Попытка определить их компетенцию была бы тщетной. Гермия занимался военными делами, иностранной политикой, но он также представил царю письмо правителя Ахея,407) осудил виновных в государственной измене в Селевкии на Тигре,408) авансировал сумму денег для оплаты солдат.409) Гелиодор отправился инспектировать города Финикии, конфисковал сокровища иерусалимского храма,410) оказал услуги торговцам Лаодикеи.411)

Функции и влияние этих везиров зависели от доверия господина, которого они представляли. Лучшим доказательством этого является история Гермии. Он всемогущ при Антиохе III, юный царь даже опасается своего помощника.412) С другой стороны, Селевк IV приказал воздвигнуть на Делосе статую своему помощнику Гелиодору, «которого любил, как самого себя».413)

При таком отношении царь иногда доверял ведение дел своим фаворитам. Минион вел в 193 г. до н. э. переговоры с римлянами;414) Андроник представлял в столице Антиоха IV во время отъезда последнего;415) киприоты Темисион и Аристос, фавориты Антиоха II, [175] правили вместо него.416) Когда совет Иерусалима возбудил процесс против первосвященника Менелая, последний подкупил Птолемея, сына Доримена, «человека влиятельного среди друзей царя».417) Во время заседания Птолемей увел Антиоха IV под портик якобы для того, чтобы царь подышал свежим воздухом, и попросил его за Менелая; царь оправдал последнего.418) Отсюда можно понять, до какой степени ценились дружеские отношения с главными придворными, которые, как и при первых Капетингах, были одновременно уполномочены вести государственные дела. Селевкия в Пиерии, занимавшая особое положение среди всех городов, воздает благодарности придворному совсем не высокого ранга за старания, которые он приложил в присутствии царя, чтобы обеспечить успех посольства к Селевку IV.419)

Чтобы избежать влияния на царя отдельных лиц, от него требовалось обычно, чтобы важные дела обсуждались с придворными грандами, объединенными в совет.420) Во время мятежа сатрапа Молона Антиох иногда созывал совет и спрашивал мнения у каждого из его членов.421) Ахея и Менелая судил этот синедрион.422) Деметрий I поставил там отчет первосвященника Алкима о положении в Иудее.423) В 196 г. до н. э. в Лисимахии Антиох III выслушал римских послов в присутствии совета,424) который, как мы видим, имел различные функции.

Однако было бы ошибочным представлять себе эти ассамблеи как заседания постоянного совета, напоминающего Королевский совет во Франции. Термин «синедрион», которым мы вслед за античными авторами425) пользуемся для обозначения этого совета, не был официальным — царь сам говорил просто: «обсудив это с моими друзьями».426) Этот «синедрион», избранный среди «друзей» суверена, скорее напоминает consilium римских магистратов. Члены его высказывают свое мнение, но решает один царь, и, насколько нам известно, совет не выносил решений.

Царь приглашал туда кого хотел: состав мог меняться от заседания к заседанию. В 193 г. до н. э. в Эфесе Ганнибал за то, что слишком часто говорил с римским послом, потерял доверие Антиоха III [176] и «не был более допущен к совету».427) Деметрий I тщетно просил эпикурейца Филонида прийти на этот совет.428)

Поскольку царь выносил решения также и сам, в своем кабинете, должны были существовать внутренние правила или по крайней мере обыкновения, определявшие разнообразие дел, в которых принимал участие совет.

По этому поводу можно сделать два замечания. Синедрион был правительственным советом, где обсуждались вопросы особого государственного значения.429) В Лидии и Фригии распространился мятеж; Антиох обсуждает со своими друзьями, «что следует предпринять».430) Когда Иоанн Гиркан предложил капитуляцию Иерусалима, Антиох VII спросил мнение своих придворных по этому поводу; большая часть посоветовала ему истребить проклятую расу, однако царь не последовал этому совету.431) Царь созывает совет в связи с угрожающими успехами Иуды Маккавея и второй раз — чтобы одобрить проект мира с еврейским полководцем.432) Однако в сопутствующем письме Антиоха V его приближенному Лисию не упоминается мнение совета.433)

Упоминание о совете, как правило, отсутствует во всех актах царской милости. Дает ли царь привилегию, как это имело место также в приводившемся выше письме Антиоха V, делает ли он пожалование домена, благодарит ли он верного служителя, признает ли панэллинский характер праздника в Магнесии, всегда он официально действует proprio motu.434) Из двух царских писем, где упоминается обсуждение в совете, в одном идет речь о приказе, связанном с мятежом, в другом — о жалобе самаритян на дурное обращение с ними царских чиновников.435)


387) Ср., например, Pol., XXIII, 5, 1 (Фламинин у Селевка IV); OGIS, 222; Welles, 45; I Macch., 6. 20; Liv., XXXVI, 5, 1; 9, 4; 26, 5 и т. д.

388) Welles, 15; 22; 31; 32; 41; Inschr. v. Priene, 108, 153. Родосцы же, напротив, посылают через курьеров (τοι αγγελοι) депеши Антиоху IV, чтобы ускорить отправку обещанных субсидий (Michel, 535; Syll 3, 644).

389) Pol., XXVIII, Антиох III в 192 г. до н. э. выступает в этолийской ассамблее (Liv., XXXV, 44, 2).

390) Liv., XXXV, 15.

391) Ср. Welles, 11 и 12: ενέτυκεν ημιν — «обратился к нам (к Антиоху I) Аристодикид».

392) II Macch., 4, 36; Diod., XXXIV, 22.

393) Ср. Welles, 9.

394) Pol., VIII, 21.

395) II Macch., 4, 44; cp. II Macch., 13, 3.

396) II Macch., 4, 38; Diod., XXXI, 40a.

397) Pol., V, 42, 7.

398) Pol., V, 43, 5.

399) Jos. Antt., XII, 257.

400) Phylarch., 81 fr. 6 Jac.-Athen. 438c: εχρημάτιζε τε νήφων μεν βραχέα τελέως, μεθύων δε τα πολλά.

401) Jos. Antt., XIII, 36.

402) Diod., XXXI, 32a: «простой народ в Сирии, привыкший к любезному обхождению с ним предшественников Деметрия, с неудовольствием воспринимал его суровость».

403) Достаточно отослать к приводимому ниже списку селевкидских актов.

404) Cicero, pro Deiotar., 36: «Антиох (III)... после того как... ему дозволили управлять областью только по сю сторону Тавра и он потерял всю ту часть Азии, которая теперь является нашей провинцией, имел обыкновение говорить, что римляне оказали ему благодеяние: он освободился от управления слишком большой областью и теперь распоряжается царством в умеренных границах». Ср. Val. Max., IV, l, ext. 9.

405) О должности о επι των προσόδων ср. выше, с. 120-121.

406) G. Corradi. Studi ellenistici, 1929, с. 257.

407) Pol., V, 42, 7.

408) Pol., V, 54, 10.

409) Pol., V, 50, 2.

410) II Macch., 3, 8.

411) F. Dürrbach. Choix d'inscr. de Delos, 72 = OGIS, 247.

412) Pol., V, 56, 4.

413) Dürrbach. Choix d'inscr. da Dölos, 71, 11: Βασιλευς Σέλευκ[ος] ’Ηλιόδωρον... προς οω εχει τε κ[αι εξ]ει ως προς εαυτόν διά τε την φιλ[ίαν και δικαιοσόν]ην εις τα πράγμα[τα] — «царь Селевк Гелиодора... к которому он относится и будет относиться, как к самому себе, из-за его дружбы и справедливости в государственных делах».

414) Liv., XXXV, 15.

415) II Macch., 4, 31.

416) Phylarch., 81 fr. 6 Jac. = Athen. X, 438d.

417) I Macch., 3, 38.

418) II Macch., 4, 44.

419) Welles, 45.

420) Ср. G. Gorradi. Studi ellenistici, 1929, c. 240.

421) Pol., V, 41 и сл.; V, 45, 6; V, 49; V, 50, 6.

422) Pol., VIII, 21, 2; II Macch., 4, 44.

423) II Macch., 14, 5.

424) Pol., XVIII, 50, 4.

425) См., например, Pol., VIII, 21, 2. Другие места приведены Gorradi, Studi ellenistici, с. 240.

426) Jos. Antt., XII, 149: «когда я посоветовался с друзьями, что надо делать, было решено...» Jos. Antt., XII, 263: «так как на совещании, которое я устроил по этому поводу с моими друзьями, присутствовали посланные ими (самаритянами)...»

427) Liv., XXXV, 19, 1: «Ганнибал, ставший подозрительным царю вследствие своих бесед с Виллием, перестал допускаться в совет и после этого уже не был в чести». Об этом ср. M. Holleaux. — «Hermes», 1908, с. 300.

428) Crönert. — «Sitz. Ber. Preuss. Akad.», 1900, с. 953: «Филонид наотрез отказывался от участия в совете, посольствах и т. п.».

429) Ср. также Pol., V, 58; Diod., XXVIII, 12; Liv., XXXIV, 17; Iust in., XXXI, 5.

430) См. выше, примеч. 426.

431) Posid., 87 fr. 109 Jac.= Diod., XXXIV, 1.

432) I Macch., 6, 28; 6, 60.

433) II Macch., 11, 22.

434) Достаточно сослаться на письма Селевкидов в собрании Welles.

435) См. выше, примеч. 426.

Просмотров: 1740