Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 8. Трудовые поселения

 

По такому же типу земледельческих колоний Селевкиды насаждали поселения и других народностей, не македонян. Из декрета Смирны о предоставлении гражданских прав жителям Палеомагнесии видно, что последние получили от Антиоха I земельные участки и что эти наделы были свободны от десятинного налога.251) В этом случае речь явно идет о военных колонистах, ибо в декрете содержится обещание снабдить не имеющих средств «наделом всадника». Тем не менее эти колонисты ни в коей мере не дублируют птолемеевских клерухов. Они не представляли собой резервного войска. Напротив, их селение было защищено не только стенами, но и тремя отрядами солдат. Жители Палеомагнесии, именуемые на всем протяжении документа οι οικουντες εν τωι χωρίωι («живущие в этой местности»), могут быть только гражданскими лицами. Сама официальная номенклатура подтверждает это.252) Гражданских лиц этих, снабженных наделами, связанными с воинской повинностью, можно сравнить с селевкидскими колонистами Тиапиры, с «македонянами» Лидии или жителями Лариссы в Сирии. Они тоже были крестьянами, владевшими землей на условии предоставления какой-то части рекрутов во время набора.

Слово κλήρος здесь обозначает не только индивидуальное владение, но и территорию, определенную колонии. Палеомагнесия, например, располагала двумя клерами, а город Смирна обещал предоставить ей третий.253) Таким образом, здесь землю в пожалование получает колония, в то время как в Египте каждый клерух получал свой надел в индивидуальном порядке, и он мог состоять из нескольких участков в различных местах. Наконец, слово κλήρος в том смысле, в каком оно применялось в селевкидских документах, а [79] а именно для обозначения земельной единицы, появляется в надписи Мнесимаха из Сард,254) где клеры противопоставлены комам (κωμαι), так же как они отличаются от χωρίον в документе из Смирны. Следует также отметить, что κληροι не обременены обязанностью военной службы. В противном случае Мнесимах не мог бы ни включить их в свою вотчину, ни заложить. Воинская повинность возлагалась скорее на людей, которые в случае необходимости могли быть снабжены земельными участками, чтобы облегчить им задачу предоставления солдат царям.

Другим текстом, также проливающим некоторый свет на проблему военной колонизации Селевкидов, является письмо Антиоха III Зевксиду, сатрапу Лидии. Около 208 г. до н. э., узнав о восстании во Фригии и Лидии, этот царь приказал переселить из Месопотамии и Вавилонии две тысячи еврейских семей, отправив их «в укрепленные места и в наиболее важные пункты». Он надеется, что они будут «хорошими стражами наших интересов». Заметим, что царь не переправляет из Вавилонии в Лидию еврейское подразделение или военную колонию. Это еще одно свидетельство, что перед нами не клерухи по птолемеевскому образцу, а простые крестьяне, рассеянные в данном случае по всей области, каждый из которых получал земельный надел для посева зерновых и разведения виноградников и участок для постройки дома. Царь предписывает Зевксиду освободить переселенцев на десять лет от всех податей с их земли.255)

Ту же систему насаждения колоний Антиох IV применил, чтобы сломить сопротивление евреев в Палестине.256) Даниил говорит об этом: «Он заселит крепости людьми чужого бога. Тем, которые признают его, он воздаст большие почести, даст власть над многими и раздаст землю в награду». Так, в 167 г. до н. э. Иерусалим стал «местопребыванием чужеземцев». Два года спустя царь приказал истребить израильтян и «поселить во всей стране чужеземных колонистов, разделив между ними земли».

Сходство этой колонизации с поселениями вавилонских евреев в Лидии и Фригии очевидно. И в Малой Азии и в Палестине колонисты размещаются для умиротворения соответствующих областей. Они получают от правительства земли, которые — в Палестине [80] бесспорно, а в Азии возможно — были конфискованы у прежних владельцев. Они размещались в укрепленных местах, т. е. укрепленных селениях. Эти колонисты явно получали также оружие и амуницию. Но они никоим образом не были солдатами. Во время Маккавейской войны мятежников преследовали регулярные войска, а вовсе не эти колонисты. Но, будучи чужеземными поселенцами во враждебной им стране, они должны были уметь пользоваться попеременно и сельскохозяйственными орудиями, и оружием; каждая из этих колоний, населенных мелкими земледельцами, должна была быть очагом сопротивления против восстаний и поддержкой для царских войск. Именно эта колонизация призвана была сохранить завоевания и постепенно высвобождать армию. Можно предположить, что после умиротворения соответствующей провинции эти колонисты превращались в обычных земледельцев.

Как соотносится колонизация этого типа с описанной ранее системой? Для ответа на этот вопрос абсолютно необходимы данные, которыми мы не располагаем. Нам неизвестно, были ли евреи, переселенные в Лидию, или греки, поселенные в Палестине, обязаны сразу же или со временем нести военную службу в царских войсках, как это, по нашему предположению, было в «македонских» колониях. Одна основанная Иродом по такому же типу колония позволяет лучше понять некоторые примечательные черты этого «сирийского» типа колонизации, отличного от системы клерухий Лагидов. Около 9 г. до н. э. группа евреев в поисках убежища прибыла из Вавилонии в Сирию. Гай Сентий Сатурнин, римский правитель, предоставил им область около Антиохии, но Ирод пригласил этих людей для умиротворения района Батанеи, по ту сторону Иордана, страдавшего от набегов арабов. Он дал иммигрантам-колонистам необрабатываемые земли, но освободил их поля от всякого обложения. Другие земледельцы, привлеченные фискальными льготами, присоединились к вавилонским эмигрантам. Спустя каких-нибудь семьдесят лет колония представляла собой несколько селений, сгруппированных вокруг одного укрепления — Гамалы. Колонисты не составляли отрядов. Подобно русским казакам, поселенным на границе, они группировались по территориальному признаку. Их официальное, наименование — οι εν ’Εκβατάνοις Βαβυλώνιοι ’Ιουδαιοι («вавилонские иудеи, живущие в Экбатанах»). Они не были даже солдатами-бенефициариями, а пришли на территорию, подвластную римлянам, в поисках земли и мира. Но они искусно владели оружием, были конными стрелками, и начальники из их среды тренировали их в искусстве верховой езды. Таким образом, самим своим существованием, а в случае необходимости и рейдами против арабов они обеспечивали безопасность провинции. Около 70 г. н. э. «семьдесят предводителей» (τους πρώτους αυτων ανδρας εβδομήκοντα), подобно синедриону, возглавляют их; они вооружены, но ни в коей мере не являются воинами. Они обязаны военной службой и поставляют эскадрон гвардии Иродиан.257) [81]

Было бы опрометчиво утверждать, что Селевкиды не практиковали других систем колонизации, кроме только что описанной. Но при данном уровне наших знаний нельзя привести ни одного свидетельства об этом, происходящего из Селевкидской державы. Два относящихся к Азии текста заслуживают, однако, нашего внимания. В дополнительной главе Третьей книги Эздры мы читаем, что царь Дарий приказал обеспечить воинов, охранявших Иерусалим, земельными наделами и жалованьем.258) С другой стороны, в надписи парфянского времени (2 г. н. э.) говорится о «земельных участках», принадлежавших «стражам, жившим в большой крепости» Суз.259) Этих держателей участков смешивают с птолемеевскими клерухами.260) Но в Сузах это были солдаты на действительной военной службе, получавшие за это наделы. Здесь перед нами система, сходная с той, которую персы применили в Египте, известная благодаря арамейским папирусам из Элефантины. В этом городе был размещен еврейский отряд на службе «Великого царя». У солдат были семьи, и они сами возделывали выделенные им земельные участки. Следы подобной организации имеются и в эллинистическом мире.261)


251) OGIS, 229, стк. 100 и сл.: «и пусть остаются у них... и те два клера: один, который предоставил им бог и спаситель Антиох, и тот, о котором написал Александр, освобождаются от десятинного налога; а если земля, которой владеют прежде жившие в Магнесии натеки, будет присоединена к нашему городу, пусть, все три клера остаются у них в виде дара (δωρεάν) и сохраняется имеющееся у них теперь освобождение от налогов; если среди них имеются лица без земельных участков (ακληρούχητοι), то предоставить им в виде дара всаднический земельный надел (χληρον ιππικόν)».

252) Этих колонистов ошибочно называют «катеками» или «солдатами» (см., например, M. Rоstovzew. Kolonat, с. 257; Griffith, c. 155).

253) Ср. примеч. 251.

254) Sardis, VII.2 = AJA, 1912, с. 12 (там же, с. 54): «следующие деревни (κωμαι αιδε)... имеется клер в Кинароа, вблизи Тобальмуры, [налог за] год три золотых»; ср. стк. 11: «со всех деревень и клеров и участков под домами...».

255) Jos. Antt., XII.149: «Узнав, что жители Лидии и Фригии замышляют переворот... он решил переселить в укрепленные пункты и стратегически важные места две тысячи иудейских семей из Месопотамии и Вавилонии... Я убежден, что они будут верными хранителями наших интересов». § 151: «Когда же ты привезешь их в указанные места, дай им каждому участок для строительства дома и землю для возделывания и насаждения виноградников. И в течение десяти лет освободи их от налогов с урожая и плодов земли».

256) Dan., 11.39 (по LXX): «и он придет в укрепленное место с чужим богом. Того, кто его признает, он возвеличит почетом, и дает ему большую власть, и отмерит в дар землю»; I Macch., 3.36; «и поселить во всех пределах их сынов иноплеменных, и распределить землю их»; I Macch., 1.38: «и он (Иерусалим) стал местопребыванием чужеземцев».

257) Jos. Antt., XVII.23; Vita, 54, 56; ср. В. J., II, 481.

258) III Esdr., 4.56 ( = Jos. Antt., XI.63): «(Дарий) предписал, чтобы всем охраняющим город дали земельные участки и деньги на пропитание».

259) F. Cumont. — CR Ас. Inscr., 1931, 238 = SEG, VII.13: солдаты гарнизона, живущие в большой крепости Суз (μεγάλης ακρας φρουροι ναετηρες), воздвигают бронзовую статую стратиарху Суз Замаспу за его заслуги, в частности за то, что он провел воду на прежде не орошавшиеся земли и этим сделал их плодородными.

260) Так у Cumont, там же; Griffith, c. 160.

261) Cp. Polуaen, VI.7.2: около 279 г. до н. э. Аполлодор, будущий тиран Кассандрии, обещает гарнизону цитадели гражданские права и клеры в Паллене, чтобы они оставались здесь хранителями свободы. Ср. также договор между Теангелами в Карии и Евполемом (L. Robert. Collection Froehner. I, Inscriptions grecques, 1936, № 52, стк. 21: тем воинам из Теангел, которые будут участвовать в походах Евполема, предоставить область Пентахор: τοις δε στρατιώταις, τοις εκ Θεαγγέλων, εάν τινες στρατεύωνται παρ’ Ευπολέμωι υπάρχειν αυτοις τα Πεντάχωρα). Смысл указанного здесь условия не совсем ясли. Ср. также OGIS, 59.

Просмотров: 1345