Владимир Миронов

Древние цивилизации

Иго гиксосов. Иудеи в Египте

 

Уже эпоха падения Среднего царства, завершившего XII династию, показала, что в Египте вновь наступают смутные времена. Фараоны XIII–XIV династий беспрестанно сменяют друг друга. Узурпаторы захватывают власть или пытаются ею завладеть. Появляются все новые и новые претенденты на престол. Историки характеризуют это время как смутное. Чужеземцы решили воспользоваться удобным случаем. Один из претендентов на власть в Египте, возможно, был нубийцем. Во всяком случае, в свой царский картуш он включил слово «несхи» (то есть негр). Другой, второе царское имя которого Мермешу (т. е. «начальник армии»), очевидно, выдвинут был военным классом. Египет тогда распался на мелкие царства. Фивы, по-видимому, были наиболее крупным из них на юге страны. Немного царей из длинного Туринского списка (находится в музее Турина) упоминается в памятниках той эпохи. Порой лишь часть каменной постройки, статуя или скарабей с царским именем служат подтверждением царствования. Один царь следовал за другим с поразительной быстротой, и поэтому от большинства из них до нас дошли лишь имена. Продолжительность царствования обычно равняется лишь одному году, иногда – двум или трем годам, а иногда – всего три дня.

«Мы находим здесь, без какого бы то ни было деления на династии, остатки по меньшей мере 118 имен царей, непрерывная борьба которых за достижение или за сохранение престола фараонов наполняет темную историю смутных полутора веков, начавшихся со времени падения XII династии. По-видимому, некоторые из этих царей правили одновременно, но даже и тогда период непрерывной борьбы и узурпации почти тождествен с эпохой мусульманских наместников Египта, когда при династии Аббасидов, правившей 118 лет (750–868 гг.), на египетском престоле сменилось 77 наместников. В европейской истории нечто подобное мы находим в ряде военных императоров после Коммода, когда приблизительно за 90 лет сменилось… восемнадцать императоров».

Страна, лишенная экономической и правительственной централизации, стала легкой добычей чужеземных врагов. Около 1675 года до н. э., в конце XIII династии, в Дельту хлынули из Азии новые полчища, возможно, семитские, которые наложили на язык народов свою печать еще в доисторические времена. Их называют гиксосами. Они оставили так мало памятников, что их национальность и продолжительность правления – дело темное.

В египетских текстах, правда, упоминаются ханаанские кочевые племена, осевшие в Египте (XVI в. до н. э.). Это – семиты, говорившие на близком к древнееврейскому языке. Идут споры как об их этнической принадлежности, так и о месте их былого обитания. Иосиф Флавий говорит о гиксосах как о предках иудеев. Гиксосов («царей пастухов», «царей чужеземных стран») ранее вытеснили в Сирию и Палестину кочевые племена из Азии. Вожди гиксосов носили типично семитские имена (Анатер, Хиан, Якобер). Дж. Грей считает, что они относились к тому же этносу, что и ряд народов, населявших Сирию и Палестину.

Вступление орд гиксосов в Египет. Стенная роспись на гробнице


Учитывая, что с гиксосами в Египте появились двухколесная колесница и лошадь, и что и то и другое использовалось в степях Южной России или на иранском плато, Э. Анати полагал, что они могли прийти откуда-то оттуда. Гиксосы обосновались в восточной части дельты Нила, взяли в свои руки торговлю, контролируя стратегический путь к морю. Покорили коптов и своей столицей сделали Аварис. О вторжении гиксосов писал Манефон: «Царил у нас царь по имени Тимайос. При нем, не знаю почему, разгневалось на нас божество, люди с востока неизвестного происхождения неожиданно осмелились пойти войной на Египет. И, убив вождей страны, они жестоко сжигали города и разрушали храмы. Со всеми жителями они обращались крайне враждебно, одних они убивали, других уводили с детьми и женами в рабство. Наконец, они сделали одного из своих царем, имя ему Салатис. Этот царь пришел в Мемфис, обложив податью верхнюю и нижнюю страну, поставив гарнизоны в удобнейших местах». Таковы скупые сведения, которые были скопированы Иосифом Флавием у жреца и писателя древности Манефона.

Вид гробницы визиря Рамосе в Фивах


В этой связи стоит обратить внимание на то, что Манефон (по словам А. Вассоевича) вполне определенно отождествлял некий народ, покоривший Египет, убивавший вождей страны, сжигавший города и разрушавший храмы Египта, с будущими обитателями Иудеи и основателями Иерусалима. Народ, который именовался у египтян «царями-пастухами», позднее был изгнан из Египта и, согласно договору, без вреда для себя со всеми семьями и имуществом двинулся через пустыню в Сирию. «Боясь господства ассирийцев (тогда те властвовали над Азией), они построили в стране, называемой теперь Иудеей, город, которому надлежало вместить столь много десятков тысяч жителей, и назвали его Иерусалимом». Знаменательно как то, что Манефон отождествил народ «царей-пастухов» с Израилем, так и то, что с его мнением вполне согласен столь авторитетный источник как Иосиф Флавий. Мимо этой проблемы не мог пройти и В. Струве, опубликовавший работу «Пребывание Израиля в Египте в свете исторической критики» (1919 г.). В ней он задался таким вопросом: «Может быть, действительно право египетское и иудейское предание эллинистической эпохи, отождествляя завоевание гиксосов, среди которых были цари с именами подобно Якобхир и Симкен, с приходом Израиля в Египет?..» Нетрудно себе представить, сколь глубокое (поистине чудовищное) впечатление на нашу интеллигенцию произвели страшные события времен Гражданской войны в России – беспощадный террор, убийства тысяч невиновных людей, бандитизм, обыски, грабежи, голод, мор, полнейшее засилье во власти «царей-инородцев» (Свердлов, Троцкий, Зиновьев, Радек и т. д. и т. п.). Апокалипсис – да и только!

Визирь с супругой


Ужасные картины тогда наблюдались в Советской России. Видимо, В. Струве в 1919 году, можно сказать, и сам писал кровью строки статьи, рассуждая о нашествии царей-пастухов на Египет: «Завоевание долины Нила было делом нелегким, но как раз в ту эпоху, эпоху конца XII дин., делом далеко не безнадежным и для народа не слишком многочисленного. Египет раздирали тогда сильные внутренние смуты. О них свидетельствует нам один любопытный папирус Лейденского музея. Вот что он повествует нам о внутреннем состоянии царства фараонов: «Человек видит врага в своем собственном сыне. Инородцы сделались повсюду египтянами. В стране банды, люди пашут со щитом… Простолюдины получают драгоценности, не имеющие сандалий делаются обладателями закромов. Чума господствует в стране. Кровь повсюду…»» Нет сомнения, что у Манефона были известные основания придерживаться такого рода позиций. На исходе XX века Израильская Академия естественных и гуманитарных наук, вместе с издательством «Гешарим», издала в России резкие антииудейские высказывания Манефона, не сомневаясь в их подлинности (М. Штерн. Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме / Под ред. Н. Брагинской. Т. I. От Геродота до Плутарха. М., 1997). Конечно, автор статьи и при желании не мог уйти от аналогий, что буквально напрашивались. Массовая миграция евреев России (инородцев) в столицы в начале XX века и в ходе Первой мировой войны привела к революции и краху монархии. Правда, Струве всячески пытался смягчить антииудейские высказывания жреца Манефона (по-человечески вполне объяснимо, учитывая тогдашнее засилье в Петербурге и Москве еврейского ЧК; они без колебаний ставили к стенке писателей, поэтов, ученых за одно только подозрение в антисемитизме – М. Меньшиков, Н. Гумилев и т. д. и т. п.)…

Типы азиатов


Около 150 лет властвовали они в покоренном Египте (с 1730 по 1580 гг. до н. э.). Гиксосы восприняли нравы и многие обычаи египтян, ибо те стояли на более высокой ступени цивилизации, чем эти дикие семиты – «пастухи» (в Книге Бытия в гл. 46, ст. 34 сказано: «…мерзость для египтян всякий пастух овец»). Они создали двор по подобию фараонова, строили храмы в честь египетских богов, привели в Египет коней (ранее они не были известны в долине Нила). Хотя они почитали не только «единого» бога Яхве, но и владыку Элефантины, египетского бога Хнума, сотворившего людей на гончарном круге, многое в их власти было для египтян неприемлемо. Гиксосы попытались навязать им в качестве верховного божества древнего халдейского бога войны, приравняв его к Сету, брату и убийце Озириса. Тут надо принять во внимание то, с каким трепетом относились в Египте к памяти царя-мученика Озириса, чтобы понять, какое всеобщее негодование охватило страну от первых порогов Нила до Дельты, когда разнеслась весть об этой кощунственной акции.

Одежда семитских обитателей Египта


Вторжение чужаков в столь устоявшееся и зрелое общество как египетское всегда несет в себе ощущение какой-то нелогичности и неестественности. З. Майяни, автор книги об этрусках, отмечал: «Я размышлял об этом явлении, изучая проблему вторжения гиксосов в Египет в XVIII веке до н. э. Эти иностранцы-победители принесли в империю фараонов понятия о бронзе, колесе, повозке, лошади и т. д., а также примитивные представления о монотеизме. Для одного известного египтолога 150 лет их господства казались лишь чистым недоразумением, быстро прошедшей неприятностью, которой смешно придавать какое-либо значение. Египет для этого ученого был чем-то столь грандиозным и блистательным, что эти чужаки казались ему лишь мухой, присевшей на секунду на его красивое чело, но тут же согнанной». Власть гиксосов в стране в течение 150 лет, т. е. жизни примерно пяти поколений, не такая уж и «муха» (скорее уж это кровожадный «слепень»).

Некоторые египетские тексты отмечают те огромные унижения, что пришлось пережить египтянам от вторгшихся завоевателей, которых они называют «ааму» или «азиаты». В их документах египтяне лишь себя называли «люди», относя другие племена и народы к варварам. «Не беспокойся об азиатах, – говорит принц XIII династии своему сыну. – Они всего лишь азиаты». Однако придет время и египтянам придется задуматься… Кто были эти люди? Вероятно, эти были не столько «правители пастухов», сколь «правители чужих стран» (hyk khwsht). Под этим подразумевались страны Юго-Западной Азии, что и ранее являлись для Египта источником неприятностей и больших волнений.

Известно, что эти азиаты (откуда бы они ни пришли) были носителями семитского языка и имели семитские имена, что, естественно, сразу породило предположение, что среди завоевателей-гиксосов могли быть представлены и евреи… «Гиксосы, судя по всему, представляли собой сложный конгломерат множества разных племен и этнических групп. Одной из этих групп, как считают некоторые библеисты, могли быть евреи. Позднее, когда египетские фараоны вернули себе прирожденные права, люди, которым покровительствовали завоеватели, могли впасть в немилость, и новых царей действительно можно было называть «царями, которые не знали Иосифа». Именно так, полагают сторонники теории, началось рабство евреев», – пишет Мертц. Однако завоевание не было столь кровавым и разрушительным, как представляют египетские авторы. Гиксосы внесли и существенный вклад в область военного дела – познакомили египтян с колесницами, запряженными лошадьми, а также с составными луками, которых в Египте прежде не знали. Вовсе не исключено, что и Иосиф поднялся к вершинам власти именно при близком по языку и культуре правящем классе.

Кстати, все тот же В. В. Струве, опубликовав в 1919 году работу «Пребывание Израиля в Египте в свете исторической критики», рассуждая о нашествии «царей-пастухов», писал: «Завоевание долины Нила было делом нелегким, но как раз в ту эпоху, эпоху конца XII династии, делом далеко не безнадежным и для народа не слишком многочисленного. Египет раздирали тогда сильные внутренние смуты». О них свидетельствует папирус Лейденского музея, на который мы ранее уже ссылались.

Гиксосская колесница


По всей видимости, Струве казалось, пишет Вассоевич, что неотъемлемой частью этого социального переворота должно быть засилие инородцев. Ну а коль скоро эти «инородцы сделались повсюду египтянами», то речь должна идти о нашествии семитических племен «царей-пастухов». Учитывая опять же нашествие «инородцев» в России предреволюционной и революционной поры, их мощное влияние, думаю, попытка выстроить подобную ретроспективу известным ученым вполне объяснима.

Полагаю, не религиозная сторона оказалась самой болезненной. Страшнее всего был «полнейший беспредел», как мы сегодня сказали бы, наступивший при гиксосах. На них в Египте не стало никакой управы. Если раньше, как мы видели, жрец и раб были перед судом зачастую (хотя бы формально) равны, то теперь все изменилось. Гиксосы повели себя как кровососы. Струве говорил: стало почти что общим местом воспринимать эпоху господства гиксосов как время, когда «в Египте не было общепризнанной законной власти». В папирусе, повествующем о борьбе фиванского князя Секненре с гиксосом Апопи, сказано: «Случилось это, когда земля египетская была под властью проклятых, и не было владыки-царя, но царь Секненре был правителем в граде юга – в Фивах, а проклятые города азиатов имели князем Апопи в Аварисе».

Пример показывает презрительно-издевательское отношение гиксосов к правителям Египта. Однажды посланец царя Апопи пришел к князю Фив и сказал: царь требует закрыть бассейн с гиппопотамами, так как они своим ревом не дают ему спать ни днем, ни ночью. Учитывая, что гиксос Апопи жил за 300 миль от Фив, такое послание носило явно провокационный характер. Большинству египтян было ненавистно их господство. Весь период тирании гиксосов, как и предшествующая эпоха III династии, ставшая преддверием к исторической катастрофе и распадению государства, вызывали у египтян яростное отторжение. Возможно, поэтому период оккупации Египта гиксосами (с 1730 г. до 1580 г. до н. э.) выпал из хроник, что, впрочем, весьма характерно.

Пытаться объяснить сложную гамму чувств египтян к гиксосам и евреям, или наоборот, непросто. Как распутать клубок противоречий, предрассудков, обид? Будучи близки антропологически, соседствуя с Египтом географически, народы эти с давних пор стремились проникнуть в дельту Нила. Семиты Запада могли там найти пропитание, получить работу, заняться торговлей. Хотя израильские племена стали соседями Египта лишь в XIII–XII веках, они испытывали с его стороны мощное культурное влияние. Ростки египетской культуры заметны и в Ханаане, куда, как мы далее покажем, вторглись кочевые племена Израиля.

Г. Доре. Иаков переселяется в Египет


Только в XI веке до н. э. возникло государство Израиль. Первым царем стал Саул. Стоит напомнить, что Израиль как государство моложе Египта на целых два тысячелетия. «В Египте существовала сложившаяся культура; Израиль, по существу, только приступал к ее созданию. Египет был мощной империей, гегемоном, политическим и культурным в Палестине, Финикии и отчасти в Сирии, и само собой понятно, что молодое государство Израиль должно было неминуемо оказаться в сфере мощного египетского влияния». Не вызывает сомнений, что плодородная Дельта притягивала соседние племена семитов-кочевников. Видно, одно из таких племен испросило разрешения у фараона и поселилось в области Гесем, что находится у бубастидского рукава Нила в Дельте. Просьба пастухов-скотоводов к царю выглядела естественной и объяснимой. Тут находились плодородные пастбища и паслись стада фараона. Кому-то ведь нужно было их содержать и ухаживать за стадами. Миграция вначале приветствовалась фараонами. Они даже давали пищу племенам, перешедшим границу Египта. К тому же выяснилось, что евреи – ловкий народ, да еще и неплохие воины.

Г. Доре. Переход израильтян через Иордан


Решение не выпадало из канвы общей политики фараонов. Они создавали немало иностранных поселений в Египте в эпоху Нового царства (ок. 1500–1200 гг. до н. э.), да и в другие времена. Часто их обитателями становились военнопленные или рабы. К примеру, храм Аменхотепа III был окружен сирийскими поселениями, в Нубии было поселение киприотов (г. Аниба), а в Мемфисе находилось поселение хеттов и т. д. и т. п. Странно было бы, что Египет не нашел места для кочевого народа, к тому же пришедшего на их землю со своим стадом. В то же время историки не исключают и того, что переселение части еврейских племен в Египет, племен патриархов Авраама и Иакова, вполне могло совпасть со временем господства гиксосов. Профессор Страсбургского университета В. Шпигельберг считал, что в предании, которое отождествляет евреев с гиксосами, безусловно «находится зернышко правды», а может быть, и вся правда.

Некоторые евреи сделали быструю, даже головокружительную карьеру при дворах фараонов. Хотя бы тот же Иосиф, о котором царь говорил: «нет столь разумного и мудрого, как ты»; или другой семит – Янхаму, ставший верховным комиссаром Египта при фараоне Эхнатоне; в XIII веке до н. э. обер-церемонимейстером при дворе фараона Менептаха был семит Бен-Озен. Греческий ученый пишет: «По замечанию М. Барроуза, все современные историки единодушны во мнении, что сложившиеся в период правления гиксосов обстоятельства благоприятствовали назначению Иосифа на влиятельную должность, а также поселению Иакова в Египте». Иосиф достиг высокого положения с помощью смешанного брака со знатной египтянкой. Брак открыл ему дорогу во власть. Известны колоритные детали, сопровождавшие это возвышение. Фараон снял со своей руки перстень с личной печатью и надел его на руку Иосифа, одел его в висонные одежды и возложил на шею золотую цепь. Он заставил весь народ преклонить колена пред Иосифом, назначив его «князем всей египетской земли» (Быт. 41, 42). История с Иосифом – легенда, в которой ныне трудно отделить правду от вымысла. Каждая из сторон интерпретирует ее в угодном для нее духе. Одни видят в нем идеал, «образец нравственности и добродетели, любимый тип восточной поэзии и саги», которого Бог наградил счастьем и мудростью. Иосиф достиг высоких званий и милости фараона с помощью «искусства толковать сны». Другие видят тип дельца-политика.

Г. Доре. Иосиф толкует сон фараона


Благодаря Иосифу не только у фараона, но и в его собственных руках оказались все поля (возможно, что он их скупил). Народ же Египта должен был платить при обработке земель оброк, отдавая иудею пятую часть урожая. Видимо, фараон-гиксос поставил Иосифа во главе администрации, не доверяя египтянам, считая еврея надежнее. Он сделал его вторым человеком в государстве, отдав ему в жены дочь гелиопольского жреца. За что же тот был удостоен такой чести? Разумеется, за то же, за что российский бездарный фараон возвысил в конце XX века целую «команду иосифов». И те не просто запустили руку в казну страны. Они сделали ее личным кошельком небольшой банды правителей (во главе с первым лицом). Иосиф посоветовал фараону копить хлеба, а затем продавать его народу. Новоявленные Иосифы продавали народу не хлеб, а фиктивные бумажки, в которые превратили богатства страны. Примерно так же им удалось осуществить «приватизацию» собственности Египта. А так как оборотистость евреев была чертой наследственной, он отдал ее в руки собратьев, «семьи Иакова». В. Максутов писал в «Истории Древнего Востока»: «Тогда братья Иосифа переселились в Египет, где им была отведена земля Гесем, между рукавом Нила и пустыней. Врожденная ненависть египтян к евреям была перенесена на последних с завоевателей-гиксосов, которые были «одного происхождения с сынами Израиля»». По изгнании их сородичей те были обречены на тяжкие общественные работы и покинули страну при фараоне XIX династии, который «не знал Иосифа». Многие связывали Иосифа и его власть в Египте с гиксосской эпохой. Иосифа Флавия обвиняли в том, что он ради удревления еврейской истории отождествил приход и изгнание гиксосов с приходом и Исходом евреев, сделав это «без всяких аргументов и оговорок». Но манефоновские и библейские исчисления времени указывают на то, что пребывание евреев и Иосифа в Египте вполне могло прийтись на время «гиксосских» династий.

Г. Доре. Иосиф открывается своим братьям


При рассмотрении вопроса выяснится, что в основе противоречий (египтян, гиксосов, греков, евреев, скифов, персов) лежали обычные столкновения интересов экономического, стратегического и геополитического свойства. Египет, являясь гегемоном в этом регионе, естественно, был заинтересован в строевом лесе, меди, красках, драгоценностях, стратегических товарах, ибо стремился к господству над важнейшим путем в Азию. Дорогу эту называли Путь Моря. Египтяне обозначали ее как Путь Гора (божество, рожденное от Исиды и представляемое в виде сокола: «Я – Гор, Сокол… Мой полет достиг горизонта!»). Грант считал поведение египтян вполне логичным: «Зависимость Палестины от Египта, как представляется, не была чем-то совершенно новым, просто именно тогда (то есть в эпоху Среднего царства) египтяне яснее, чем когда-либо, осознали, что господство над Палестиной не только обусловливает доступ к финикийскому (ливанскому) строевому лесу, но и – как указывал Наполеон – служит необходимым условием для безопасности самой долины Нила. Поэтому идущий вдоль побережья тракт, связывающий обе страны, последние защитили своими крепостями, например в Шарухене (вероятно, теперешнем Тель эль-Фарахе и Эль-Арише)».

Фараон Мернептах


Битвы за земли, а также за господство над торговыми путями в древности явление обычное. Тойнби в «Постижении истории» говорит о «конвульсии движения племен», которая имела целью – «переселение в поисках новых мест обитания». Ахейцы, минойцы, дорийцы хлынули в огромных массах в континентальную Азию, а затем и на юго-восток, «захлестнув, подобно волне прилива, сначала империю Хатти в Анатолии, а затем и Новое царство Египта». Документы свидетельствуют, что под их натиском империя Хатти распалась, в то время как Новое царство Египта выстояло, приняв главный удар в большом сражении на границе между Палестиной и Египтом. Сюда же отнесем и вторжение «народов моря», которое в итоге и привело к изгнанию из Египта гиксосов.

Гиксосами, говорят, могло быть синайско-южнопалестинское племя кочевников-амалекитов, которое завоевало Египет и поставило там царей, пока к власти вновь не пришла местная династия. Комментаторы Корана само имя «Фираун» (т. е. фараон) трактуют как титул амалекитских царей. Изложение подобных сюжетов встречаем в «Завоевании Египта, ал-Магриба и ал-Андалуса» Абдар-Рахмана ибн Абдал-Хакама (IX в.). Не комментируя тут факт завоевания (который ни у кого не вызывает сомнений – какие-то племена кочевников все же завоевали Египет), заметим: спор идет не о том, могли ли завоеватели-арабы поставить во главе государства еврея Иосифа или же нет. Хотя А. Немировский утверждал, что якобы это в принципе было невозможно: «…ни в иудейской, ни в коптско-христианской традиции царь-амалекит не мог стать покровителем еврея Иосифа: это совершенно противоречило бы жесткому ветхозаветному взгляду на амалекитов, которые появляются на древнееврейском горизонте лишь во время Исхода и от начала и до конца объявляются злейшими врагами евреев без единого возможного исключения» (Исх. 17, 14–16; Втор. 25, 17–19).

Но как древняя, так и вся последующая история опровергает идею невозможности пребывания евреев (или иных нацменьшинств) у власти. В Египте, это установлено, евреи занимали видные позиции (судьи, советники). Тут все как раз ясно и понятно. Гиксосы были семитами. Семитами были и дети Иакова (Иосиф и его братья), вследствие чего они должны были пользоваться благосклонностью гиксосов в Египте. Семья Иакова разрослась за 400 лет, пока там находилась.

Иосиф не единственный азиатский семит, проданный в Египет. Один из древних папирусов, хранящихся в Бруклинском музее, содержит список 79 рабов египетского вельможи, из которых 40 были азиатского происхождения и имели семитские имена. Должность, которую Пентефрий предоставил Иосифу («поставил его над домом своим и все, что имел, отдал на руки его»), существовала в хозяйствах многих египетских вельмож. Должность эконома или домоуправителя, как и должности главного виночерпия и главного хлебодара, зафиксированы источниками. В какой-то мере, конечно, могло вызвать удивление то, что фараон поставил еврея «над домом своим». «Ты будешь господином над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой» (Быт. 41, 40). В результате Иосиф стал «господином во всем доме его, и владыкою во всей земле Египетской» (Быт. 45, 8). Однако ничего странного в том нет. Английские египтологи Т. Эрик Пит и Г. Бартон подтвердили достоверность существования в Египте в тот период таких имен, как Асенеф (супруга Иосифа). Но что гораздо важнее, археологические раскопки указывают: чужеземцы, среди которых были и хананеи, на протяжении всего исторического периода существования Древнего Египта неоднократно выдвигались на высшие посты. Это было тогда в порядке вещей.

Г. Доре. Тьма во всей земле Египетской


Часто они получали ключ к власти. При этом заметим: среди придворных чинов нередко встречались и чужеземцы, которые, возможно, были рабами. Один из таких хананеев был «главным глашатаем Его Величества» и при дворе носил египетское имя «Рамсес храма Ра». Фараон дал Иосифу имя Цафнаф-паниах (Быт. 41, 45), что означает «дающий пищу народу», или «спаситель народа» и «основоположник жизни», или «владеющий тайным знанием и открывающий сокровенное». Приближенным другого фараона был семит Бен-Оцен. Суд над тем, кто угрожал жизни Рамсеса III, возглавлял семит Махар-Баал. Хананей по имени Дуду достиг высокого положения при фараоне, а еще один хананей – Мери-Ра – стал адъютантом фараона. Уполномоченным фараона в одной из хлебных провинций стал хананей Янгха. По данным У. Олбрайта, известен еще один семит, по имени Хур (явно древнееврейское имя), ставший премьер-министром, то есть он занимал такое же место, что и Иосиф в XVII веке до н. э. Можно предположить, что власть премьера Иосифа, видимо, была не очень приятной для многих в Египте, раз в Библии сказано: «И понуждали египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем… И сделали сыны Израилевы по слову Моисея и просили египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу (Своему) в глазах египтян: и они давали ему, и обобрал он египтян». Ответом на эту политику стала лютая к нему ненависть всех египтян, а затем и изгнание гиксосов за пределы египетской земли. И наступила тогда «тьма по всей земле Египетской».

Первый фиванский царь, достигший успехов в борьбе с гиксосами, – Камос. Причина, по которой он начинает борьбу против гиксосов, носит, как мы бы сказали, национальный характер. Фараон эмоционально восклицает: «Хотел бы я знать, на что (мне) моя сила, если один правитель в Аварисе (Гиксосский царь. – В. М.), другой в Куше (правитель объединения нубийских племен. – В. М.), и я сижу повязанным с азиатом и негром, которые делят со мной страну, – каждый в своей части Египта». Изгнав правителей-гиксосов, египтяне взяли в свои руки управление страной. Семиты оказались под пристальным надзором и контролем египтян по двум причинам: а) из-за того, что семиты-гиксосы были ненавистными тиранами на их земле; б) из-за опасений, что семиты могут вновь обрести силу и власть в Египте. То, что случилось с семитами, произошло и с израильтянами, потомками Иакова. Поэтому в 1?й главе Книги Исход мы читаем о том, как египтяне стали угнетать израильтян. Мы бы советовали поразмыслить над связью между фактом Исхода евреев и их нахождением у кормушки власти в Египте многие годы. Видимо, крепко насолили они египтянам, хорошо пограбили народ (как и в России). Иные же приходят к потрясающим выводам и сравнениям… Так, П. Джонсон пишет об Исходе евреев из Египта: «Это было не просто спасение от тягот. В Библии имеются намеки на то, что трудности были вполне переносимы, поскольку Моисеево племя имело возможность подкормиться из «египетских котлов с мясом»». Их жизнь в Египте была более привлекательной, чем в любой другой части Ближнего Востока.

Г. Доре. Моровая язва


Мотивы Исхода – политического и расово-этнического характера. Израильтяне представляли собой в Египте хотя и меньшинство, но постоянно растущее. В начале Книги Исхода приводятся слова фараона, адресованные своему народу. Он говорит, что «народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас. Перехитрим же его, чтобы он не размножался». Опасения, как бы израильтяне не стали слишком многочисленны, были все же не главным побудительным мотивом угнетения. Сами же евреи признают: «Антисемитизм не был характерен для Египта» (Гойтейн). Тот был приютом для беженцев со всего мира (в том числе и для евреев). Но Джонсон приходит прямо-таки к потрясающему выводу: «В сущности, фараоново рабство было отдаленным, но зловещим предвосхищением гитлеровской программы рабского труда и даже Холокоста; здесь просматривается много параллелей».

Моисей требует освобождения израильтян


Жаль, автор не продолжил эту щекотливую тему. Можно было бы сказать: оккупация Египта семитами-гиксосами – предвосхищение незаконной и преступной оккупации земель ряда арабских государств, захваченных сионистами у арабов. Евреи испытывали к египтянам далеко не лучшие чувства, о чем говорят и «Тексты Проклятия» (XX–XIX вв. до н. э.).

Есть еще одна версия, которая могла бы объяснить Исход евреев во главе с Моисеем из Египта. Г. Гринберг, признавая, что история об Исходе представляет собой смесь фактов и вымыслов, считает, что в царствование Аменхотепа III (отца Эхнатона и царя, который «не знал Иосифа») по стране распространились эпидемии чумы и проказы. В качестве превентивной меры многие были изолированы и отправлены на принудительные работы. Эпидемия распространилась среди евреев (этой теме в Библии уделено больше места, чем описанию жизни Моисея от рождения до ухода из Египта). Говорится и о руке Моисея, «побелевшей от проказы», и Мириам, что «покрывалась проказою, как снегом». Реакция Рамсеса II, пожелавшего как-то изолировать больных проказой (что делается всюду), а еще лучше и вовсе выдворить этих прокаженных из его страны, совершенно естественна.

По иной версии, Моисей был другом детства Эхнатона, приемным сыном Аменхотепа. Став фараоном, Эхнатон назначил его на одну из высших должностей – верховного жреца бога Атона. Симпатии фараона к Моисею, страдавшему от кожной болезни, объясняют порой тем, что и сам фараон в детстве перенес какую-то болезнь, вызывавшую физические дефекты… Моисей как главный жрец принял участие в реформах Эхнатона, направленных против Амона и жрецов. Когда Эхнатона не стало, жрецы Амона решили ему отомстить и расправиться с Моисеем, но тот бежал в Эфиопию. Его жена была эфиопка. С царем этой страны у Моисея установились добрые отношения. Хоремхеб же, захватив власть, подверг преследованиям многих бывших сторонников Эхнатона и бога Атона. Моисей якобы тогда заявил о своих правах на трон в качестве приемного сына Аменхотепа III. Возникло противостояние между Моисеем и сыном Рамсеса I – Сети. На стороне Моисея якобы выступило войско бывших сторонников Эхнатона, южане и воины могущественного Сихемского царя (лидера державы в Ханаане). Так разразилась гражданская война. В ней Сети в конечном счете одержал победу, а Моисею пришлось тогда вести переговоры о перемирии и о выводе своего войска из страны. Он и его люди отправились на восток к Суэцкому заливу, на севере Красного моря. Там они перебрались через Синай и прошли путь, известный по Книге Исхода. Правда, остался невыясненным важный вопрос: почему ни один из этих фактов не зафиксирован документами, памятниками или надписями.

Гринберг утверждал: дело в том, что фараон не хотел фиксировать факты гражданской войны, что сродни «десяти казням египетским», просто дал указание обойти их. Хотя некие следы смуты есть: «Мало осталось людей, и повсюду брат зарывает брата в землю… Поистине, все сердца ожесточились, мор распространился на земле, повсюду кровь и смерть». Нам трудно отдать кому-либо предпочтение, но утверждать, что Дом Израиля возник в Египте вследствие монотеистической революции Эхнатона, не решимся. Ведь предположение такого рода требует подтверждений, а их пока нет – археологических данных или каких-либо документов, относящихся ко времени до Исхода, которые хоть как-то подтверждали бы существование Авраама, Исаака, Иакова или 12 колен. Пробелы и вопросы остаются. На них должно ответить время.

Слуги, поклоняющиеся своему господину


Иго гиксосов приходится на период с XVIII и по XVI век до н. э., а так называемый Исход евреев из Египта случился гораздо позднее, т. е. в годы правления Рамсеса II (1302–1234 гг. до н. э.) или при его преемнике, Мернептахе. Отсюда вывод: видимо, у египтян за столько лет накопилось немало оснований для стойкой ненависти к евреям. К тому же евреи повели подрывную политику в отношении союзников египтян в Сирии и Палестине. Тому есть и свидетельства (1888). В рукописи, датируемой временем Эхнатона, содержится жалоба вассала Египта на евреев (хабири). Палестинец говорит: «Мерзости (они) совершили против меня. Увидь это кто-нибудь, он вызвал бы слезы из глаз фараона – столь сильно угрожает мне опасность. Неужели хабири (евреи) завладеют царскими городами? Если в этом году не появятся наемники (египетские войска), то пусть царь отзовет меня со всеми своими братьями через своих послов, чтобы мы умерли у ног нашего господина-царя». Это лучше, говорит он, чем их иго.

Статуэтка Беса Пантеоса, покрытая магическими формулами. Лувр


С той или иной уверенностью можно говорить о пребывании евреев в Египте дважды на протяжении истории: при Ахтое I, в период ослабления страны, и затем их изгнании, а затем о вхождении племени Иакова при фараоне Ментухотепе XI династии, а затем их пленении (в 1887–1776 гг. до н. э.). Но даже если и говорить о каком-то «пленении», по мнению многих, египтяне относились к евреям большую часть времени лояльно. А вот их исход явился следствием явно грабительской политики в отношении коренного этноса, как это происходит и в новой России… Во всяком случае, Вавилон, Месопотамия, Рим доставят евреям больше горя, чем Египет. Вспомним строки Л. Мея (о Давиде Иеремии):

На реках Вавилонских
Мы сидели и плакали, бедные,
Вспоминая в тоске и слезах
О вершинах Сионских:
Там мы лютни повесили медные
На зеленых ветвях.
И сказали враги нам:
«Спойте, пленники, песни сионские»…
О, блажен и блажен,
Злая дочь Вавилона,
Кто воздаст твоей злобе сторицею,
Кто младенцев твоих оторвет
От нечистого лона
И о камень их мощной десницею
Пред тобой разобьет!

Видимо, взаимоотношения египтян и евреев в IV–I веках до н. э. испортились окончательно. Если египтяне запомнили период оккупации Египта гиксосами и политику Иосифа, то евреи не могли забыть, как войска египетских правителей Клеопатры и Птолемея Лафира хозяйничали в Палестине, как в своей вотчине. С особой жестокостью действовал против евреев Птолемей Лафир. Его воины преследовали иудеев всюду и убивали их, пока не притупилось оружие. Оставшихся в живых евреев египтяне захватили в плен и продали в рабство. Угроза рабства заставила тогда жителей Газы собственными руками убивать жен и детей (конец II – начало I в. до н. э.). Легенда, относящаяся, по-видимому, к I веку до н. э., рассказывает, как Птолемей IV Филопатор (221–204 гг. до н. э.) пожелал тогда войти в Иерусалимский храм. Бог иудеев, услышав молитвы первосвященника, воспрепятствовал действиям Птолемея. Тут разгневанный царь решил выместить гнев на александрийских евреях. Он приказал им под страхом смерти пройти посвящение в культ Диониса. Когда же большинство евреев отказалось служить языческому богу, царь будто бы решил умертвить их всех. На согнанных со всей страны на александрийский ипподром евреев напустили слонов, которых перед этим опоили вином. Но Бог и тут вмешался, защитил их. Слоны бросились на воинов Птолемея Филопатора. История похожа на сказку. В иных источниках говорят о выкупе иудеев, якобы уведенных в рабство Птолемеем I. Называли фантастическую цифру—100 тыс. человек. В письме Псевдо-Аристея к Филократу сказано, что Птолемей II не только освободил из рабства массу пленных евреев, но даже передал щедрые дары Иерусалим-скому храму. Он же организовал с евреями семидневный научный симпозиум во дворце и одарил переводчиков священных книг иудеев.


Г. Доре. Раскаяние фараона


Любопытно, что тысячи лет спустя их соплеменники в России не испытывают никаких иллюзий в отношении того, кому в действительности служил тот Иосиф, будучи министром финансов, а фактически премьер-министром Египта. «Большинство нуждается в прозорливом меньшинстве, которое способно рассчитывать жизнь страны на много лет вперед. Нужен был библейский Иосиф, чтобы уговорить египетского фараона запасать хлеб в житницах в течение семи «тучных» лет в ожидании прихода семи «тощих»». Задача государства (в этом случае России) – в охране дальновидного меньшинства от раздражения, недовольств большинства. Писатель М. Задорнов откровенно говорит: «Практически Иосиф был первым ученым-евреем при короле в истории человечества, потом многие пользовались этим «ноу-хау»… Иосиф показал всем пример, как надо любить своих соотечественников. Мало того что всех перетащил из деревни в город, он еще открыл для них разные министерства, фонды, кооперативные лавки, магазины. Словом, всех пристроил на теплые местечки. Ради этого целую перестройку в Египте организовал». Одним словом, в конце концов фараон раскаялся – и, посрамленный, пал в ноги еврею…

Просмотров: 2963