А. А. Сванидзе

Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

4. К вопросу о товарности городского ремесла

 

Городское ремесло Швеции отставало в рассматриваемый период от городского ремесла передовых стран Европы и по численности занятых людей, и по общей продуктивности, и по объему рыночных связей. Но в рамках своей страны это была отрасль, с наиболее развитым разделением труда, ориентированная на товарное производство.

Можно отметить следующие черты рыночных связей городского ремесленного производства: 1) отражение в номенклатуре товара профессионально-отраслевого разделения труда, преимущественно по составу исходного сырья; 2) преобладание функционального и территориального соединения производства со сбытом (неизбежное следствие индивидуального производства); 3) сохранение натуральной и наличие переходной (к свободному рынку) формы сбыта, что обнаруживает невсеобщность меновой стоимости; 4) преобладание работы на ближайший рынок, ведущая роль местного и ближнего товарообмена; 6) выработка специфических соглашений по торговле (закупке и сбыту), основанных на принципе "равных возможностей".

Характеристика товарных связей в среде городского ремесла и общностей ремесленников позволяет поставить вопрос о степени его товарности. С одной стороны, большинство городских ремесленников весь продукт своего труда изготовляет и сбывает как товар, и это как будто служит основанием для того, чтобы считать их товарное производство "полным"996. Но такая оценка была бы справедливой лишь в случае, если вся производственная деятельность ремесленной семьи ограничивалась их ремесленной деятельностью. Источники же показывают, что это было не так. В частности, известно, что в жизни шведских горожан до конца рассматриваемого периода большую роль играли аграрные занятия. Многие "самостоятельные" горожане, в том числе ремесленники и торговцы, имели свой скот (в том числе лошадей) и птицу, огородничали и ловили рыбу997. Особенно распространены были в городах свиньи (в Стокгольме держали даже "свиного пастуха – swina bager998), а также огороды под капустой и хмельники. Проблема выгона скота, права пользования лесом и водой, дарение и покупка земли для всевозможных "сельских" нужд горожан, их тяжбы из-за альменды с соседними общинами и феодалами занимают очень большое место в городских хартиях999, в городских книгах, в том числе столичных; есть упоминания и о пашенных землях городов1000. И так было до конца средневековья.

Специальное исследование аграрных занятий горожан – разведение скота, садоводство, огородничество и т. д. – пока оказалось возможным только по Стокгольму. Его проделал Й. Берг, показавший, что жители шведской столицы "в значительной мере самоснабжались" продуктами питания, но сельское хозяйство, как таковое, не было для них характерно1001. Напротив, Ф. Линдберг считал аграрную направленность "наиболее преобладающей чертой в средневековом облике города"; он писал, что в подавляющем большинстве городов – городах средних и мелких – бюргерство жило за счет земледелия и скотоводства, что доказывает особую отсталость шведского города от европейского уровня1002. Этот тезис вызывает некоторые возражения. Прежде всего, регулярные аграрные занятия вовсе не были особенностью именно шведского городского хозяйства: то, что средневековые горожане, в том числе ремесленники, в значительной степени сами обеспечивали себя рядом основных продуктов питания, хорошо известно по материалам других европейских стран и, "конечно же, объяснялось общей для той эпохи неразвитостью обмена, местной замкнутостью, отсутствием аварийных запасов, "ненадежностью" неземледельческих способов пропитания1003. Кроме того, тезис Ф. Линдберга как бы стирает социально-экономические различия между деревней и основной массой городов: и та и другие равно кормились от земли. Между тем сельские занятия для большинства горожан – ремесленников, промысловиков, торговцев – были все же подсобными, основное место в их жизни занимало производство изделий для обмена и торговля. Не случайно в городах ограничивался круг лиц, которым разрешалось держать коров, так же как ограничивалось число голов крупного скота в каждом городском хозяйстве1004; в городах работали ремесленники, изготовлявшие и продававшие предметы питания, в том числе хлеб; в Городском уложении нет специальных предписаний о землепользовании горожан. Эти факты подтверждают, что масштабы и сам характер сельскохозяйственных занятий горожан были иными, нежели в деревне.

Конечно, соотношение основных и подсобных занятий, имея в виду хозяйство города в целом и отдельные домохозяйства его жителей, было неодинаковым в разных городах и на разных этапах истории каждого города. Процесс деаграризации в каких-то случаях оказывался обратимым, так что подсобные занятия горожан могли выйти на первый план и в связи со спецификой рынка, заинтересованного в продукции добывающих производств. Но в целом "чистое" аграрное производство в условиях развитого города становилось невозможным, оно существовало либо как подсобное, либо товаризовалось, становясь разновидностью товарного промысла.

Все сказанное не меняет того факта, что аграрные занятия в городах сохранялись: в качестве подсобных – в хозяйствах одной группы горожан, основных – в хозяйствах другой их группы. Следовательно, они не могут не учитываться при характеристике городского ремесла в целом и отдельных его отраслей, где развитие ремесла стояло в обратной пропорции к аграрному развитию. Сохранение значительных натуральных элементов в рыночных связях городских ремесленников оказывается естественно связанным с характером их воспроизводства, которое в то время не формировалось исключительно через рынок, но включало в себя натуральные элементы1005. Будучи одной из основных отраслей товарного хозяйства, городское ремесло не стало и не могло стать в рассматриваемый период целиком товарным.



996 Такой критерий применяет, в частности, Б. Ф. Поршнев (о "полном" и "неполном" товарном производстве при феодализме см.: Поршнев Б. Ф. Очерки политической экономии, с. 112).
997 MESt, DrV, b. XVI; ThB, XI, XIII, XVIII; PRF, N 36, 93, 140. Ср.: Jtb, s. 49-53.
998 St. tb. 1, s. 12-14, 16. 40, 77, 113, 173.
999 PRF, N 58, 85, 93, 105, 120, 130, 133, 138, 144, 185, 194, 204 o. a.
1000 St. tb. 1, s. 113, 173, 310; PRF, N 377.
1001 Berg G. Boskapsskotsel ocb jordbruk i det gamla Stockholm.
1002 Lindberg F. Vasterviks historia, s. 49; Idem. Hantverkarna, s. 11.
1003 Рабинович M. Г. Из истории быта городского населения Руси, с. 33; Сванидзе А. А. Налоговые описи Колчестера. с. 196, 197 и мн. др.
1004 St. tb. 1, s. 40.
1005 Это относится и к промысловым занятиям горожан: либо они имели подсобный, бытовой характер, либо служили основным средством к жизни; в последнем случае, однако, можно решительно говорить о специализации промысла, т. е. о его преимущественно товарном характере.
Просмотров: 3919