Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 3. Придворные («друзья» и «родственники»)

 

Наряду с царским домом и более или менее временными гостями монарха существовали лица, которые, не занимая определенных должностей, были все же составной частью царского двора. По-гречески их называли «друзья царя» (φίλοι του βασιλέως).112) Такое наименование предполагает известную близость его носителей к особе монарха. Φίλος — не придворный абстрактного суверена, а друг определенного царя — Селевка, Антиоха.113) Некий Кратер, «воспитатель» принца Антиоха (IX), называется к одной надписи «старым первым другом царя Антиоха».114) И действительно, каждый царь и каждый принц имели своих собственных «друзей». Автор упомянутой выше надписи в честь Кратера сам является одним из «первых друзей» того же принца Антиоха. Когда Селевк IV в бытность еще наследным принцем бежал с поля битвы у Магнесии, его сопровождали «друзья».115) Новый царь мог, разумеется, сохранить «друзей своего отца»,116) мог проявить и враждебность к ним,117) но если уж они становились его «друзьями», то только в результате нового пожалования. Так, например, Маккавей Ионатан получает этот придворный «диплом» последовательно от Александра Балы, Деметрия I и Антиоха VI. Я употребляю слово «диплом», ибо Ионатан был внесен в официальный список «друзей».118) «Друг» царя не просто его добрый товарищ. Строго говоря, выражение такой-то «друг царя Антиоха» неточно. Официально скорее это означает «принадлежит к категории друзей царя Антиоха». Упомянутый выше Кратер был одним «из первых друзей царя» (των πρώτων φίλων βαςιλέως ‘Αντιόχου). Ибо «друзья» [41] составляли Корпорацию. В процессии, открывавшей праздник в Дафне в 166 г. до н. э., за отрядом «соратников» (εταιροι) следовало подразделение «друзей» (φίλων σύνταγμα).119) В корпорации «друзей» существовало несколько градаций. При Селевкидах их было не менее четырех. Вначале шли просто «друзья царя»,120) затем «почетные друзья».121) Выше их были «первые друзья».122) Градация «первые и весьма почитаемые друзья»123) пока еще не обнаружена в селевкидских текстах.124) Но ее наличие в придворной иерархии царских дворов Азии125) позволяет почти с уверенностью заключить, что и этот класс «друзей» был представлен среди селевкидских сановников. Знаком отличия «друзей» служили македонские широкополые шляпы, окрашенные в пурпур,126) и пурпурные плащи. Латинские авторы охотно называют придворных эллинистического периода purpurati (одетые в пурпурную ткань).127) На фреске, найденной в Македонии, сохранилось изображение такого лица, «одетого в пурпур».128) Возможно, каждый разряд «друзей» имел свои особые знаки отличия, но ничего определенного мы об этом не знаем. В придворной иерархии была еще одна группа, стоявшая выше «друзей». Это были «родственники» царя.129) Титул «родственника» был персональным, συγγενής,130) не существовало корпорации «родственников». Это же относится и к званию «воспитателя» (τροφεύς)131) царя и его «однокашника».132) Допустимо, может быть, [42] предположение, что эти дна титула соответствовали двум категориям «родственников». Один был «родственником» царя как лицо, «воспитывавшее» его, другой — как человек, «воспитывавшийся вместе с ним». И действительно, спор о том, были ли эти два наименования только почетными титулами или обозначали определенные функции, теперь решен в пользу первого значения,133) по крайней мере для последних Селевкидов. Из одной надписи мы узнаем, что последний отпрыск ветви Деметрия II, Филипп II, который еще царствовал в Киликии во времена Помпея, присвоил одному из своих придворных титул σύντροφος — «однокашник».134) В то же время нам известно, что в царских письмах, адресованных «родственникам», последние именовались «братом»135) или «отцом».136) Напрашивается мысль, что эти два наименования можно соотнести с наличием среди придворных сановников, с одной стороны, «наставников» царя, с другой — его «однокашников». Хламида «родственника», как и «друзей», была из пурпурной ткани, но у родственников она еще закреплялась золотой застежкой,137) которая являлась отличительным признаком их сана.138) В только что упомянутой надписи «однокашник» получает золотую цепь. В Первой книге Маккавеев приведен случай, когда «родственнику» царя дается разрешение пить из золотых кубков.139) Трудно определить, идет ли здесь речь о чрезвычайных отличиях или обычных знаках отличия для «родственников».140) Отметим, что в одном эпизоде, включенном в греческую книгу Псевдо-Эздры,141) титул «родственника» связывается со следующими прерогативами: право носить пурпурное одеяние, пить из золотых кубков, носить золотую цепь, золотые браслеты, иметь золотое ложе, пурпурную тиару. Действие в еврейской сказке происходит при персидском [43] дворе, и перечисленные отличия являются персидскими (тиара и золотое ложе). Но следует учесть, что по крайней мере первые три отличия предоставлялись Селевкидами своим «родственникам».

Напомним, что отличительные знаки «родственников» и «друзей» предлагались им самим царем, а в других случаях он сам дарил своим сановникам пурпурное одеяние — эту придворную форму.142) Это обычай в такой же мере персидский, как и македонский. При лишении звания публично срывали это одеяние.143)

Известен только один пример продвижения в этой иерархии. Это cursus honorum одного из Маккавеев — Ионатана. Осенью 152 г. до н. э. Александр Бала продвинул его в ранг «друга» и назначил первосвященником Иерусалима.144) В последнем качестве он получил от царя кроме пурпурного одеяния золотой венок145) и наименование «брата» царя. Спустя два года Ионатан возвысился до ранга «первых друзей».146) Еще через три года он получил «золотую пряжку» — знак отличия, дававшийся «родственникам» царя.147) Таким образом, он достиг высшей ступени среди сановников двора.

Но затем первосвященник изменил Александру Бале и принял сторону Деметрия II. Естественно, что дарованные ему почести должны были получить подтверждение нового властелина. Деметрий II вновь назначает Ионатана первосвященником, но из придворных званий жалует его лишь титулом «первого друга».148) Впоследствии Ионатан снова меняет позицию, и его в третий раз принимают в разряд «друзей» нового претендента — Антиоха VI.149) Полученные им в связи с этим прерогативы показывают, что он опять продвинулся в ранг «родственника». Царь разрешает Ионатану пить из золотых кубков, одеваться в пурпур и носить золотую застежку.

Вопрос о происхождении придворной иерархии эллинистического периода часто ставился, но до сих пор не получил удовлетворительного ответа. Если ограничиться только двором Селевкидов, то сопоставление сохранившихся текстов позволяет сделать следующие [44] два вывода: прежде всего очевидно, что институт «друзей царя» существовал с основания Сирийского царства, вернее, с момента, когда Селевк I стал главой армии и сатрапом Вавилонии. В этом Селевк следовал примеру Александра и македонских магнатов. Однако в достаточной степени сложная система придворных классов скорее всего появилась гораздо позднее и создавалась постепенно.

Первые прямые и бесспорные указания на применение придворных титулов появляются не ранее времени правления Селевка IV. Самое древнее, имеющееся в. нашем распоряжении свидетельство — это письмо Селевка IV, написанное в 186 г. до н. э. городу Селевкии в Пиерии в интересах одного из его сановников. К имени своего фаворита царь добавляет: «один из наших почтенных друзей».150)

Примерно восьмьюдесятью годами ранее151) Антиох посылает сатрапу Мелеагру рекомендательное письмо для одного из своих сановников. Там сказано, что царь сделал этому придворному подарок, «ибо он наш друг и посвятил себя преданному служению нам».152) Однако ни это послание, ни современный ему декрет города Илиона в честь царского врача не содержат признаков существования придворных классов.153) Сохранились три более или менее определенных указания, позволяющие заключить, что организация придворной иерархии уже детально была разработана к концу III в. до н. э.

Деметрий из Скепсиса, который писал в первой половине II в. до н. э., рассказывает (согласно цитате у Афинея) следующий эпизод.154) На пиру у Антиоха III танцевали «друзья царя» и даже он сам. Когда пришел черед танцевать историку (Гегесианакту), он предпочел вместо этого прочесть свои сочинения. Его декламация понравилась царю, «он был почтен подарком и званием друга». Если я не ошибаюсь, этот рассказ определенно показывает, что существовало различие между простыми завсегдатаями двора и «друзьями» и что при Антиохе III последние уже представляли собой сословие. Ведь Деметрий говорит: τίνα των φίλων γενέσθαι — «стал одним из друзей». Карьера Гегесианакта, облеченного в 196 г. до н. э. дипломатической миссией первостепенной важности,155) должна была начаться по крайней мере в конце III в. до н. э.

Имеется еще два свидетельства о существовании категории «родственников» царя. В письме от 204 г. до н. э. Антиох III упоминает некоего Птолемея, «который состоит с нами в родстве».156) Употребленное в этой фразе описательное выражение, необычное для [45] греческого языка,157) позволяет предполагать, что простое слово «родственник» приобрело с этого времени при царском дворе значение придворного титула.158) И действительно, в другом послании того же царя, адресованном за два или три года до этого стратегу Зевксиду, адресат именуется «отцом».159) Таким образом, класс «родственников» и соответствующий список их существовали уже около 207 г. до н. э.

У нас отсутствуют данные, необходимые для того, чтобы точно датировать время появления почетной иерархии в промежутке примерно шестидесяти лет, отделяющих письмо Антиоха I Мелеагру от письма Антиоха III Зевксиду.


112) G. Corradi, с. 318. Формулу φίλοι του βασιλέοις («друзья царя») см., например, у Полибия (XXXI.11.2).

113) Welles, II, стк. 12: Антиох I жалует помостье Аристодикиду, δια το φίλον οντα ημέτερον... — ибо он «наш друг...». Welles, 45 = ВСН, 1933, с. 6: декрет города Селевкии 186 г. до н. э.: επει παρα του βασιλέως απεδόθη πρόσταγμα περί Άριστολόχου των τιμωμένων φίλων παρ' αυτωι — «так как от царя было передано предписание относительно Аристолоха, одного из почтенных его друзей».

114) OGIS, 256: Κράτερον... τον τροφέα ‘Αντιόχου Φιλοπάτορος... γεγονότα δε και των πρώτων φίλων βασιλέως ‘Αντιόχου — «Кратера... воспитателя Антиоха Филопатора... бывшего в числе „первых друзой" царя Антиоха...» (ср. Porphyr., 260 fr. 32, 20 Jac.). Кратер этот был евнухом и сопровождал
своего воспитанника в Кизик, когда Деметрий II занял Сирию.

115) Liv., XXXVII.44.6: «(Антиох III), когда услышал, что сын его Селевк и некоторые из друзей продвинулись к Апамее, то и сам... направился туда»; ср. App. Syr., 36.

116) Welles, 22: Селевк пишет Милету: παραθέντων ημιν τωμ πατριχων φίλων — «так как отцовские друзья предложили нам...»

117) Ср. Diod., XXXIV.3: «(Аттал III), заподозрив самых влиятельных из отцовских друзей в том, что они злоумышляют против него, решил, что следует избавиться от всех».

118) I Macch., 10.65; «и царь прославил его и вписал в число первых друзей».

119) Pol., XXXI.3.7.

120) См., например, Pol., XXXI.3.26; I Macch., 7.8; Jos. Antt., XIII.225.

121) Welles, 45 = ВСН, 1933, с. 6 (см. выше, примеч. 113).

122) Των πρωτιών φίλων — «из первых друзей»; см., например, OGIS, 255; OGIS, 256; ВСН, 1908, с. 431; I Macch., 10.60; 11.27; II Macch., 8.9; Liv., XXXV.15.7. Тит Ливий однажды употребляет выражение princeps amicorum; это перевод των πρώτων φίλων Полибия («из первых друзей»). Латинская версия книги Маккавеев передает греческую формулу (I Macch., 11.27) таким же образом. О тождестве выражения των πρώτων φίλων «из первых друзей» с формулой πρώτος φίλος — «первый друг»; ср. Ad. Wilhelm. Neue Beiträge, VI, с. 38. О титуле «первые друзья» ср. А. Моmiglianо. — «Atbenaeum», 1933, с. 140.

123) Των πρώτων και προτιμωμένων φίλων.

124) Выражение, встречающееся в одной самосской надписи (SEG, I.366): των ενδοξότατων φίλων — «самые знаменитые друзья», которое имеется и у Тита Ливия (XXXIII.41.8: insignes amici), по-видимому, не было официальным обозначением.

125) Μ. Holleaux. — ВСН, 1933, с. 33.

126) Plut. Eumen., 8; Iustin., XII.39.

127) Liv., XXXIII.8.8; XXXVII.23.7; XLV.32.3. Cp. Liv., XXX.42.6.

128) Р. Couissin. Institutions militaires et navales, табл. 1.

129) Corradi, c. 281.

130) II Macch., 11.12 (и I Macch., 3.32): «Лисий, опекун и родственник царя, наместник царский...» OGIS, 259: Βιθος Θρασέου ο συγγενης καί ειστολογράφος — «Вифис, сын Фрасея, родственник и секретарь».

131) OGIS, 256 (см. выше, примеч. 114). Ср. Pol., XXXI.20.3: Диодор, «педагог» Деметрия (I), и Wеllеs. — «Yale Classical Stud.», V, с. 126, примеч. 21.

132) Филипп при Антиохе III (Ροl., V.82.8); Филипп при Антиохе IV (II Macch., 9.29); Гелиодор при Селевке IV (OGIS, 247); Аполлоний при Деметрии I (Pol., XXXI.13.2); Гермий при Филиппе II (см. нижа, примеч. 134).

133) Само собой разумеется, что титулованное лицо могло действительно быть наставником (см. выше, примеч. 114) или товарищем принца. В таком именно смысле это следует понимать в I Macch., 1.6: «(Александр) призвал знатных помощников своих, которые были в юности его однокашниками».

134) J. Keil, Ad. Welhelm. Monumenta Asiae Minoris antiqua, III.64, № 62: [Βασιλεο]ς Φίλιππος [υιος βα]σιλέως Φιλίπ[που] Φιλορώμαιος Έρ[μίαν] Μίμμιος... κ[α]ί φονεύσαντα της φρουρας δύο και τον τύραννον ανδραγαθίας καί εχρημάτισεν σύντροφον. «Царь Филипп, сын царя Филиппа, Филоримлянин, Гермию, сына Миммия... убившего двух стражей и тирана... провозгласил однокашником».

135) II Macch., 11.22: «Царь Антиох (V) приветствует брата Лисия».

136) Jos. Antt., XII.148: «Царь Антиох приветствует Зевксида, „отца"». I Macch., 11.32; ср. Ρlut. Lucull., 22.2: Деметрий I назвал римских сенаторов своими «отцами», а их сыновей — «братьями» (Pol., XXXI.12.5).

137) I Macch., 10.89. Ср. Ad. Wilhelm. — Jahresh. d. Oesterr. Inst., 1914, c. 38.

138) Он, возможно, носил также кольцо с портретом принца. Ср. Н. Willrich. — «Klio», 1909, с. 416; R. Zahn. — Anatolian Studies presented to W. M. Ramsey, 1922, c. 465; Allote de la Fuye. — «Revue d'Assyriologie», 1927, c. 131.

139) I Macch., 10.89.

140) Так, философ Диоген получает от Александра Балы в качестве знаков отличия пурпурную тунику и золотой венок (Athen. 211b. Ср. L. Rоbеrt. — ВСН, 1930, с. 262).

141) III Esdr., 4.22; 6.8.

142) I Macch., 10.62: «и повелел царь — и сняли с Ионатана одежды его, и облекли в пурпур». Wеllеs, 45 = ВСН, 1933, с. 6: Селевк IV чествует одного из своих придворных, воздвигая ему статую.

143) II Macch., 4.38: «(Антиох IV наказывает Андроника), сорвав с него пурпурное одеяние и порвав хитон».

144) I Macch., 10.20: «и ныне мы ставим тебя первосвященником народа твоего, и ты будешь именоваться другом царя».

145) См. также I Macch., 8.14. Титул «брата» см. также в I Macch., 11.30.

146) I Macch., 10.65: καί εγραψεν αυτον των πρώτων φίλων — «и вписал его в число первых друзей».

147) I Macch., 10.89: «И послал ему золотую пряжку, какая по обычаю давалась царским родственникам». Нет никаких оснований делать отсюда вывод, будто Ионатан был включен в число ομότιμοι τοις συγγένεαι — «равных родственникам по положению» (Н. Willrich. — «Klio», 1909, с. 418), даже если допустить, что такое сословие существовало в Сирии.

148) I Macch., 11.27: «и утвердил за ним первосвященство и другие почетные отличия, которые он прежде имел, и включил его в число первых друзей своих».

149) I Macch., 11.58: «И дал ему право пить из золотых сосудов, и носить пурпур, и иметь золотую пряжку».

150) Welles, 45: Άριστόλοχον των τιμωμένων φίλων.

151) Welles, 10. Относительно даты документа ср. Welles, с. 64.

152) См. выше, примеч. 113.

153) OGIS, 220.

154) Athen. 155b: «у Антиоха (III)... во время трапез в лагере танцевали не только друзья царя, но и он сам. Когда же очередь танцевать дотла до Гегесианакта... он (прочитав свое сочинение) так понравился царю, что удостоился подарка и был включен в число „друзей"».

155) Ρol., XVIII.47.

156) Welles, 36, СТК. 20: [Βερ]ενίκη, η Πτολεμαίου του Λυσιμάχου του [...] οντος ήμιν χατα συγγένειαν θυγάτη[ρ] — «Береника, дочь Птолемея, сына Лисимаха, состоящего в родстве с нами».

157) Относительно чтения ср. Welles, ad loc.

158) Таково предположение Ад. Вильгельма, приведенное в OGIS, 224, примеч. 15.

159) Jos. Antt., XII.148 (см. выше, примеч. 136).

Просмотров: 2029