Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 4. Роль придворных

 

Греческий термин φίλοι («друзья») мы переводим словом «придворные». И действительно, специфическая особенность «друга» властелина — свободный доступ к последнему. Градации «друзей» варьировались некоторым образом в зависимости от степени близости с царем. Полибий, в передаче Тита Ливия, рассказывает о некоем Александре, который в 193 г. до н. э. «достиг такой степени дружбы с Антиохом III, что участвовал в тайных советах».160) Когда в надписях воздаются почести «друзьям» царя, то всегда на первом плане указывается на близость получающего почести лица с сувереном. Так, в декрете в честь Аристолоха, одного из «почтенных друзей» Селевка IV, говорится: «Послы, отправленные к царю, по возвращении сообщили о всех проявленных им в присутствии царя заботах, чтобы обеспечить успех их миссии».161) Другого придворного дельфийцы восхваляют за то, что он говорил и действовал перед царем Антиохом «в пользу их города и их святилища».162) Влияние «друга» чисто личное и не связано ни с какими его функциями в государстве или при дворе. Евдем из Селевкии на Каликадне163) удостаивается почестей от Кизика, Аргоса, Родоса, Беотийского союза, Византия, Халкедона, Лампсака; он помог родосским послам получить дары для их города от Антиоха IV, содействовал послам и гражданам Византия, обращавшимся к этому [46] царю, проявил добрую волю по отношению к городу Кизику и т. д. Однако он не был ни министром, ни полководцем Эпифана,164) а просто «другом царя Антиоха», который «находится при царе Антиохе». Он может оказывать содействие греческим городам в качестве человека, близкого к своему монарху.

И действительно, «друзья» — это «завсегдатаи властелина». Они, согласно обычаю, как говорит Полибий, появляются у него уже на рассвете165) и не покидают в течение дня.166) Они сопровождают его на войну и на охоту.167) Когда врач предписал Антиоху III утреннюю прогулку, «друзья» присутствовали при его выходе.168) Посидоний из Апамеи, знаменитый историк и стоик, порицает поведение Антиоха VIII, который часто выходил ночью, отправляясь на охоту на льва, леопарда и вепря с «двумя или тремя слугами», но «без ведома своих друзей».169) «Друзья» сопровождают царя во время бегства,170) разделяют с ним опасности. Во время мятежа в Мопсуесте был подожжен дворец, в результате чего погибли Селевк VI и его «друзья».171)

Столь тесная связь между царем и его «друзьями» наиболее ярко проявилась, когда Александр Бала после победы стал преследовать «друзей» своего предшественника.172) «Друзья» действительно глубоко вовлечены в дела своего властелина. Во время войны они составляли его штаб.173) Общеизвестна знаменитая сцена, разыгравшаяся между Антиохом IV и Гаем Попилием Леной перед Александрией летом 168 г. до н. э.174) Римский представитель от имени сената потребовал, чтобы царь оставил Египет. Когда последний ответил, что «посоветуется с друзьями», Попилий палкой начертил вокруг него круг и потребовал дать окончательный ответ немедленно, не сходя с места. Это было не просто унижение, а явное нарушение органически присущего царской власти, хотя и неписаного закона, по которому монарх обо всех серьезных обстоятельствах сообщал своим «друзьям» и не принимал никакого важного решения, не спросив их мнения.175) В одном рескрипте Антиоха IV встречается [47] следующая формула: «После того как мы обсудили вопрос с друзьями, мы приняли решение».176)

Таким образом, «друзья» — это больше чем простые придворные. Их связь с монархом более тесная. Царь выбирает их по своему усмотрению. Когда Антиоху III понравилось чтение стихов Гегесианакта из Александрии в Троаде, он включил его в число своих «друзей».177) Среди особо чтимых «друзей» Антиоха II были автор мимов и актер-пантомим.178) Однако ранг «друга» вовсе не предполагал личной привязанности. «Друзья» легко переходили от одного царского двора к другому. «Друзья» Деметрия Полиоркета после поражения их властелина поспешили предложить свои услуги Селевку I в надежде сохранить свое влияние при новом царе.179) Некий Александр из Акарнании оставил «дружбу» Филиппа V ради «более роскошного двора» Антиоха III.180) «Друзья» — это скорее компаньоны царя, разделявшие его судьбу, его товарищи по оружию, участники в разделе добычи. В декрете г. Илиона181) говорится, что Антиох I отвоевал отцовское наследие «прежде всего благодаря своим личным качествам, затем благодаря преданности своих друзей и войск». Самос восхваляет заслуги своего посла, выигравшего дело города перед Антиохом II, несмотря на противодействие влиятельнейших «друзей» этого царя; они были лично заинтересованы, так как выбрали для себя лакомые куски в оккупированных Селевкидами владениях граждан.182) В языке того времени царь, его «друзья» и войска взаимосвязаны.183) И действительно, «друзья» царя, φίλοι, являются прямыми наследниками εταιροι и φίλοι Селевка I,184) которые сами продолжают линию гетайров Александра и Филиппа185) и напоминают, к примеру, гетайров Термия,186) тирана Атарнея, умершего в 343 г. до н. э. Социологический феномен везде один и тот же. Главарь благодаря собственным достоинствам привязывает к себе группу преданных спутников и с их помощью властвует над территориями, завоеванными [48] «острием меча» или, как говорили греки, «копьем».187) Таким образом, чисто личный характер царской власти в эллинистический период очень четко проявляется также и в институте «друзей». Это люди, сопричастные к власти царя. Весьма показательны в этом плане два факта, мимоходом упоминаемые Полибием.188) Антиох IV израсходовал на празднества 166 г. до н. э. в Дафне не только вывезенную из Египта добычу, но и деньги, собранные его «друзьями». Предполагается, что последние в случае необходимости должны были помочь своему главе в его непредвиденных расходах. Точно так же Гермия, «везир» Антиоха III, предложил заплатить солдатам просроченное жалованье, если царь пообещает ему не брать с собой в поход иного «друга». Эти компаньоны царя управляют страной наряду с ним.189) Рассказывали, что Антиох VII однажды услышал, как человек из народа, не узнавший царя, сказал правду на его счет; глас народа упрекал царя за то, что он пренебрегает делами управления и чаще всего поручает их «порочным друзьям».190) Этот анекдот повторяется в популярных биографиях нескольких монархов. Но ассоциация царя и его «друзей» в этой истории характерна именно для эллинизма. Специфически эллинистическим является достопамятный факт, что единственный подданный, осмелившийся завладеть диадемой Селевкидов, Диодот Трифон, не был ни наместником, ни полководцем, он был только «в большом почете среди друзей царя».191) [49]


160) Liv., XXXV.18.1: «Акарнанец Александр был членом совета; он некогда был другом Филиппа, затем, покинув его, последовал к более богатому царскому двору Антиоха, и, поскольку опытен был в делах Греции, неплохо знал и римские порядки, он достиг такой степени дружбы с царем, что принимал участие даже в тайных советах».

161) Welles, 45: οι πεμφθέντε; πρεσβευταί προς τον βασιλέα... επαναγαγόντες απήγγειλαν ην [προ]σηνέγκατο σπουδην επι του βασιλέως περι ων ετύγχαναν απεσταλμένοι. Cp. Welles, 22: «отцовские друзья» Селевка II подтверждают ему традиционную преданность города Милета.

162) OGIS, 241 (ср. G. Daux. Delphes аи IIe et au Ier siécle, 1936, с. 512): «и со всяческим усердием помогает дельфийцам, приезжающим к царю Антиоху... и словом и делом поспешествует перед царем... интересам дельфийского святилища и дельфийского полиса».

163) Michel, 535 = Syll.3, 644; Ad. Wilhem. — Jahrcsh. Oesterj·, Inst., 1915, Beibl. 1.1.

164) Ср. Μ. Holleaux. — REG, 1933, с. 14, примеч. 2. То же можно сказать о Дикеархе, которому дельфийцы воздают почести при Антиохе IV (см. выше, примеч. 162), и о Менелае, восхваляемом в декрете Калимны (OGIS, 243).

165) Pol., VIII.23.1: «когда на рассвете друзья царя стали собираться по обычаю в его палатку...»

166) См., например, Pol., V.83.1; Liv., XXXIII.41.9.

167) Plut. Moral., 184d.

168) Ροl., V.56.10: «По совету врачей Антиох с раннего утра совершал прогулки на свежем воздухе; к назначенному времени явился Термин, а вместе с ним и участвовавшие в заговоре царские друзья».

169) Diod., XXXIV.14.

170) См., например, Plut. Moral., 508d.

171) Jos. Antt., XIII.368.

172) Liv. Epit., L.

173) Diоd., XXXIV.1.16.

174) Pol., XXIX.11.

175) См., например, Pol., V.58.2; VIII.23.1; Ρоsid., 87 fr. 109 Jac.; I Macch., 6, 28; Diod., XXXIV.16; Jos. Antt., XII.149; Liv., XXXV.17; Iustin., XXXI.4.

176) Jоs. Antt., XII.263 (письмо Антиоха IV): «так как их (самаритян) послы на совещании, которое я устроил с моими друзьями, подтвердили...»

177) Athen. 155а (см. выше, примеч. 154).

178) Athen. 19с.

179) Plut. Demet., 50: «сперва немногие, а затем чуть ли не все его друзья наперебой устремились к Деметрию в надежде, что он скоро сделается первым человеком при Селевке».

180) См. выше, примеч. 160. Антиох пытался пригласить философа Ликона, который был «другом» при пергамском дворе (Diоg. Laert., V.4.67).

181) OGIS, 219, СТК. 15: κατεσκεύασεν και τα πράγματα και τημ βασιλείαν εις μείζω... μάλιστα μεν δια την ιδίαν αρετην, ειτα και δια την τωμ φίλων και των δυνάμεων ευνοιαν. Ср. стк. 24 (и 45): молитвы за царя, царицу, και τωμ φίλων και των δυνάμεων (за друзей и войска).

182) SEG, I.366 (ср. Ad. Wilhelm. — «Anzeiger der Wiener Akad.», 1924, c. 109.

183) См., например, Welles, 6, 6; I. v. Magnesia, 86.17; Pol., V.50.9.

184) Plut. Demet., 49; Diod., XIX.56.3.

185) Ср. F. Hampl. Der König der Makedonen. Lpz., 1934, c. 66.

186) Michel. 121 = Syll3, 229.

187) Это отличает «друзей» οτ ιδιοξένοι., т. е. «друзей» монарха в городах, не зависимых от его державы (Iustin., XXXV.2.1; Pol., V.74.5; Ascon. ad Cic. in Pison. 12; Welles, c. 339).

188) Ρol., XXXI.4, 9: «(Гермия) обещал уплатить все жалованье воинам, если только царь согласится с ним и Эпиген не пойдет с ними в поход».

189) I Macch., 6.61: «и принес им клятву царь и начальники». Подданные приносят дары «царям и их друзьям» — I Macch., 10.60: «и одарил их (Ионатан Александра Балу и Птолемея VI) и их друзей серебром и золотом».

190) Plut. Moral., 184e: (царь, отставший во время охоты от друзей и слуг, зашел в хижину бедных людей. Неузнанный ими) «он во время трапезы навел разговор на царя и услышал в ответ, что тот, в общем, человек неплохой, но не уделяет должного внимания делам, доверяя большую часть их негодным друзьям; а из-за чрезмерного увлечения охотой часто пренебрегает делами первой необходимости».

191) Diod., ΧΧΧΙII.4а: «Диодот, по прозвищу Трифон, пользующийся большим почетом среди друзей царя». Однако Аппиан (App. Syr., 68) называет его «царским рабом».

Просмотров: 1467