Алексей Горбылев

Ниндзя: боевое искусство

Ниндзямания в Японии

 

   В то время как японское правительство было озабочено созданием эффективных разведорганов, массовое сознание японцев оказалось в плену у очаровательного образа «ночных невидимок» ниндзя.

   С конца позапрошлого века в Осаке существовало частное издательство «Татикава бунко». Оно специализировалось на дешевой развлекательной литературе – рассказах о похождениях самураев, знаменитых монахов, разбойников и т. д. Душой всего предприятия был старый профессиональный рассказчик Тамада Гёкусюсай, знавший тысячи занимательных сюжетов и обладавший выдающимся красноречием. Фактически издатели просто переносили на бумагу его замечательные рассказы. Первой книгой «Татикава бунко» стала книга «Дзэнский наставник на отдыхе», вышедшая в самом начале XX в. За ней последовали «Золотые ворота Мито», «Ивами Дзютаро», «Окубо Хикодзаэмон» и др. Эти книги пользовались большой популярностью, но постепенно объем продаж издательства стал падать. Требовалось найти нового героя, способного привлечь публику. И тут Тамаде вспомнились предания о знаменитых воинах Санады Юкимуры. В некоторых сказаниях упоминался ниндзя, который был прыгуч, словно обезьяна, и совершал невероятные проделки. Ну, чем не герой?! Но как его назвать? Феноменальная память Тамады напомнила ему, что на острове Кюсю у подножия горы Исидзути есть мост Сарутоби-хаси. Вот и имя для героя, ведь «Сарутоби» значит «прыгающая обезьяна». По замыслу создателей образа это должен был быть отважный воин, умный и преданный, короче, классический герой. По ходу дела он будет расправляться с отступниками, нарушившими заповеди ниндзя. Их подобрали из все тех же героев устных сказаний: Исикава Гоэмон, Ники Дандзо, Дзирая и другие. Так появилась на свет книга «Мастер ниндзюцу Сарутоби Саскэ». Она имела колоссальный успех. Тираж был раскуплен в мгновение ока. Жителям Осаки пришлись по душе деяния ниндзя-героя, защищавшего их родной город от врагов. К тому же книга была написана добротным языком и с немалой толикой юмора. Увидев такой успех «Сарутоби Саскэ», редакция «Татикава бунко» решила продолжать в том же духе. Так появились на свет десятки повестей о легендарных «невидимках»: «Сарутоби Котаро», «Маленький тэнгу Сарутоби», «Маленький тэнгу Санада», «Большие деяния ниндзюцу», «Ниндзюцу: буря в Эдо», «Маленький тэнгу Киритаро», «Дзинцу Котаро», «Ниндзюцу: сто обезглавленных», «Маленький тэнгу Касумигакурэ», «Похвальное ниндзюцу Саскэ», «Состязание в ниндзюцу», «Три героя ниндзюцу», «Ниндзюцу: Гэндзо из Набари», «Момоти Мицуёмару», «Четыре небесных царя ниндзюцу», «Мастера ниндзюцу в сборе», «Ниндзюцу: Кумогакурэ Рютаро», «Саруватари Торатаро», «Синдо Хэбимару», «Сиратацу Мондзюмару», «Момоти Хатиро», «Ниндзюцу: Фума Рютаро», «Муракумо Рютаро», «Тацумаки Кумохира», «Киригакурэ Дайдзо», «Тодзава Ямасиро-но Ками», «Состязание в ниндзюцу перед Тоётоми и Одой» и другие. Эти книги в начале XX в. стали любимым чтивом для миллионов японцев. Многие хотели быть похожими на легендарных героев. Возможно, отчасти поэтому японцы вступали в националистические общества, шли работать в разведку, наполняли залы боевых искусств. Во всяком случае, в Японии в тот период сложился благоприятный климат для развития шпионажа, который отнюдь не считался чем-то постыдным. Об этом свидетельствует, например, интерес японцев к экспозиции Токийского военного музея, где выставлены портреты и костюмы легендарных агентов времен русско-японской войны.

   Во время Второй мировой войны, когда американская авиация бомбила японские города, и после нее, когда разруха и хаос не оставляли времени на развлечения, а боевые искусства были под запретом, о ниндзюцу на некоторое время замолчали. Но ненадолго. С середины 1950-х гг. одна за другой стали появляться многочисленные книги о «воинах ночи» средневековой Японии. Особенно плодовитым автором оказался Ямада Футаро, написавший несколько десятков повестей о ниндзя: «Книга о нинпо Кога», «Книга о нинпо Эдо», «Книга о нинпо Хида», «Книга о нинпо куноити», «Книга о нинпо Внешнего пути», «Книга о лунном свете ниндзя», «Сокровищница вассальной верности нинпо», «Книга о нинпо Сингэна», «Книга о нинпо Приходящего с ветром» (в 2 частях), «Книга о нинпо Ягю» (в 3 частях), «Книга о мимолетном нинпо», «Книга о нинпо Побелевших костей скелета», «Книга о нинпо Ига», «Шпионская свастика», «Черт-меченосец – Будда Рама», «Веселый гадальщик», «Путешествие по миру злых духов» (в 2 частях) и другие. Его книги сильно отличались от изданий «Татикавы бунко». Здесь уже не было конфуцианской морали, утверждающей победу добра над злом. Зато было полным-полно эротических сцен, крови и мистики. С творчеством Ямады Футаро россияне могли ознакомиться по телепостановкам одной из книг этого автора – «Книги о нинпо куноити», которые появлялись на нашем видеорынке.



   Реклама книг Ямады Футаро о ниндзя в журнале «Сюкан гэндай»



   Выход книг Ямады Футаро совпал со второй волной «ниндзямании» в Японии. В 1950–1960 гг. на помощь писателям пришли кино и телевидение со своими колоссальными возможностями. На экране ниндзя стали летать, спрыгивать с невероятной высоты, мгновенно исчезать, превращаться в жабу или тигра, ходить по воде и т. д. В это время появляются такие сериалы, как «Шпионы-фехтовальщики», «Фудзимару – Мальчик-ниндзя», яркие трюковые кинофильмы «Синоби-но моно» и «Синоби-но моно 2», к постановке которых привлекался Окусэ Хэйситиро, «Замок совы» и «Нинпо куноити». Несколько позже на экраны вышли кинобоевики с участием замечательной группы каскадеров и мастеров будо под руководством Тибы Синъити (Сонни Шиба) «Момоти Сандаю» (прошел на российском телевидении под названием «Ниндзя правителя»), «Тень сёгуна» и другие; прекрасный сериал «Одинокий волк с ребенком» («Убийца сёгуна») с блистательным Вакаямой Томисабуро в главной роли и т. д. Публика, еще мало разбиравшаяся в тонкостях киносъемки, была очарована невероятными возможностями героев этих фильмов.

   В начале 1960-х гг. бум ниндзя в Японии достиг своего пика. По телевидению ежедневно шли сериалы о шпионах Средневековья, все кинотеатры показывали фильмы о них. Волна «ниндзямании» захватила практически все возрастные категории – от пожилых до малышей. В это время игра «в ниндзя» стала самой распространенной детской игрой. Исследователь Ямагути Масаюки отмечает такой факт: в январе 1964 г. все три крупнейших детских журнала Японии опубликовали специальные приложения с рассказами о похождениях ниндзя в виде комиксов. В прессе отмечалось, что первое место среди товаров, купленных в канун Нового года в подарок детям, занимали настольная игра с костями и фишками «Кога нинпо сугороку», электрический возвращающийся сюрикэн и игрушечное ружье «Ниндзя», выстреливающее сюрикэны.



   Страница одной из книг о ниндзя для детей



   Многие дети хотели стать настоящими ниндзя и всячески подражали любимым киногероям. Было зарегистрировано несколько случаев, когда дети выпрыгивали из окон второго-третьего этажей и разбивались насмерть. Кое-где ребятишки подкладывали под колеса поездов гвозди, расплющивали их таким образом, а потом метали как сюрикэны или попросту вырезали звездочки из крышек консервных банок. Иногда такие сюрикэны выпускались и в живую мишень, например, в полицейского на соседней улице. Был зафиксирован даже случай, когда 13-летний подросток, одетый в полный костюм ниндзя, обвешанный звездочками, с мечом за спиной попытался перелезть через ограду императорского дворца в Киото. Когда охрана схватила его и притащила в полицейский участок, на удивленные вопросы он отвечал, что прекрасно знал, что дворец хорошо охраняется, и потому решил испробовать свое шпионское умение именно в этом месте.

   Нет ничего удивительного в том, что общественность стала выступать с протестами против раздувания «ниндзямании». В ряде японских городов образовательные комитеты приняли постановления, запрещающие игры «в ниндзя». С другой стороны, многие были не прочь погреть руки на интересе широкой публики. По утверждению Ямагути Масаюки, к 1961 г. на тему ниндзюцу было опубликовано около 10 000 книг разного рода – от детских комиксов до серьезных исследований, снято огромное количество кино– и телефильмов. Магазины были забиты разного рода «ниндзевскими» штучками и «примочками». Именно в это время на родине ниндзя, в г. Ига Уэно, был создан музей «Шпионская усадьба» – «Ниндзя ясики», который стал местом паломничества десятков тысяч японцев. Видя такой успех этого предприятия, предприимчивые дельцы выстроили ниндзя ясики и в других городах, выдавая их за подлинные дома ниндзя.

   Естественно, что очень многие, насмотревшись фильмов и начитавшись книг, мечтали научиться ниндзюцу. А как известно, спрос рождает предложение. В результате в Японии появились десятки самозванцев, объявивших себя «хранителями древних традиций». Так, «Большой энциклопедический словарь школ боевых искусств» («Бугэй рюха дайдзитэн»), созданный двумя крупнейшими специалистами по истории будзюцу и будо Вататани Киёси и Ямадой Тадаси и изданный в 1969 г., к числу «подозрительных» относил такие школы, как Ига-рю в исполнении «17-го патриарха» Ига Сироюсая Норихиро (приговор «Бугэй рюха дайдзитэн» краток, но выразителен: «То, чем он занимается, не превышает уровня театрального искусства киай и счета в уме»), Курода-рю в исполнении Мацуо Кэнфу из Иокогамы («Выдает себя за представителя школы ниндзюцу Курода-рю. Является мастером боя железным веером тэссэн и кусаригама школы Ягю-рю») и другие.

Просмотров: 4182