Владимир Миронов

Древние цивилизации

Гибель столиц агрессоров

 

В древности главным связующим моментом были община и общество, а не раса и язык. Поэтому столь пестро выглядели национальные, этнические, языковые рамки государств. Понятия «ассириец», «вавилонянин», «египтянин» на Востоке означало государственную или общинную, а не языковую, антропологическую, этнографическую принадлежность. В ходе битв, миграций шли вольные и невольные переселения с места на место. Массы людей перемещались из региона в регион. В египетских источниках ахеменидского времени упоминается значительное число вавилонян, что явились в Египет с войсками Камбиза или были направлены ахеменидской администрацией для службы. Одни из них служили писцами, другие являлись начальниками воинских отрядов. В Мемфисе некоторые вавилоняне служили мастерами в корабельном арсенале. Селясь группами, они поклонялись их богам, о чем свидетельствуют гермопольские папирусы (боги Бел, Набу, Шамаш, Нергал – в Элефантине, Набу и Баниту – в Саккаре). В свою очередь, те, кто жил в Вавилоне, других городах Месопотамии, привыкли иметь дело со многими божествами (в порядке вещей).

Жрец Ассирии


В вавилонском пантеоне не было божеств, подобных римским Fides, Pietas, Virtus, Honos, то есть олицетворявших моральные категории. Люди жили в кругу демонов, раздиравших их буквально на части. Они официально признавали несчастливые дни, в которые демоны проявляли особую активность, и повиновались им. Если учесть, что число демонов было довольно велико, то можно предположить, что у вавилонян не было и иллюзий относительно того, что их ожидает в будущем. В личного бога они если и верили, то как-то отстраненно и равнодушно, говоря: «Далеко решение бога». В одной из шумерских поэм («Вавилонская Теодицея») находим такое признание: «Как средина небес сердце бога далеко, познать его трудно, и не ведают его люди». Вспомним и русскую поговорку: «До царя далеко, до бога высоко». Видимо, для вавилонян привычен атеистический взгляд. Хотя они, как и прочие древние народы, регулярно совершали жертвоприношения богам.

Сцена жертвоприношения Ашшурбанипала богу Мардуку. Ниневия


Это же можно сказать и о жителях Ассирии… Влияние религии на людей и общество тут было весьма незначительным. Хотя никаких серьезных конфликтов с религией не было, поскольку и религия «не предъявляла сколько-нибудь серьезных притязаний ни на тело, ни на время, ни на богатство индивидуума». Люди жили в умеренном религиозном климате. Это не нравилось богам. Отсюда прохладное, а то и откровенно враждебное отношение богов к людям. Взгляните, как ведут себя боги в той же поэме о Гильгамеше. Там сказано, что они вдруг решают погубить род людской, наслав на него Всемирный потоп.

Согласно мифам, бог вод Энки (Посейдон у древних греков) предупредил царя Зиусудра об опасности, а затем научил его, как спастись, выстроив большой корабль. По иудейской версии, библейский Ной направился к горе Арарат, по месопотамской – Зиусудра пошел к острову Бахрейн, направился в Ур и в Двуречье, где и основал шумерскую цивилизацию. Арабское слово «Ар-Рафидейн», т. е. «Двуречье», встречается в Ираке на каждом шагу.

И. Айвазовский. Всемирный потоп


Правда, Эа, «владыка премудрости», решает спасти своего любимца Ут-Напиштима и предупреждает того о потопе и о предстоящем истреблении людей. Он приказывает ему построить корабль и взять с собой «семена жизни» (для обеспечения дальнейшего бытия). Что можно сказать о потопе? Не ссылаясь на Авраама, Моисея или Гильгамеша, можно сказать, что потоп вполне вероятно был, ибо большие или меньшие «потопы» сегодня случаются в различных частях мира. Это же подтверждали и ученые. В 1929 году сэр Ч. Вулли, раскапывая халдейский Ур, наткнулся на слой глинистого ила (толщиной почти в 2,5–3 метра), а под этим слоем нашел орудия труда человека и сосуды. Он объявил о своей находке телеграммой: «Мы нашли следы Всемирного потопа». Археолог Киш обнаружил подобные же следы потопа в ста милях от Ура. Похоже, в глубокой древности наводнение затопило область в Месопотамии глубиной в 630 км и шириной в 160 км. Знаменитый Ноев ковчег, видимо, должен был представлять трехпалубное сооружение объемом в 40 000 кубических метров, что позволяло вместить всех и вся. Пока он еще не найден, да и вряд ли будет найден.

Халдейский жрец Берос утверждал (IV–III вв. до н. э.), что его предки и современники поднимались на Арарат, видели ковчег, который якобы туда причалил, и даже приносили оттуда частицы корпуса, считая их божественной святыней. Иосиф Флавий в «Иудейских древностях» говорил о том же. В XIX веке туда посылались экспедиции, которые вроде бы нашли ковчег и даже проникали внутрь оного. Утверждают, что русский летчик Владимир Росковицкий, совершая в 1916 году разведывательный полет вдоль турецкой границы, оказался над Араратом, где у кромки замерзшего озера на восточной стороне снежной вершины заметил остов большого корабля. Отправленная туда по приказу Николая II экспедиция обмерила и сфотографировала ковчег, взяла образцы древесины, а результаты отослала в Петроград. Увы, эти бумаги исчезли. Была и экспедиция Ф. Наварры (1955). Тот сделал ряд фотоснимков, взял образцы. Побывали там и американцы с Дж. Эрвином (1982), бывшим астронавтом, совершившим высадку на Луне. Однако пока Арарат продолжает хранить тайну Ноева ковчега.

Г. Доре. Ноев ковчег


Впрочем, вернемся в те далекие времена, когда Ут-Напиштим решает все же исполнить все указания бога. Но его волнует судьба других людей. И тогда он вопрошает бога: «А что же мне отвечать городу, народу, старейшинам?» Бог, который должен быть стражем справедливости, порядочности и честности, советует своему избраннику поступить подло, то есть обмануть сограждан: «Ты должен им ответить: Энлиль возненавидел меня, посему я не хочу жить в вашем городе…, но пойду в океан и поселюсь у моего владыки Эа, и он ниспошлет на вас дождь и обилие птиц и рыб, обилие скота и плодов, когда вечером владыка мрака наведет на вас ливень». Иначе говоря, бог Эа советует сознательно ввести в заблуждение обитателей этих мест и тем самым обрекает их на неминуемую гибель. По той же методе и с теми же мотивами действует бог иудеев Яхве в библейском сказании о потопе. Очевидно, что все эти сказания и мифы отражают критический взгляд на богов и их порядки, который сложился в общественном сознании Востока (несмотря на весь пиетет). Тем не менее как обычные люди, так и цари старались не забывать богов и поклонялись им, принося дары к жертвенникам. Иудейский царь Ахаз увидел такой жертвенник в Дамаске и даже решил его скопировать, чтобы построить такой же в своей Иудее.

Древнее захоронение


В поведении народов Востока находим немало схожих черт. Похоже и их отношение к жизни и смерти. Они говорят: «Бог дал – бог взял!» «Разве мы знаем, что с нами случится? Смертный час никому не известен. В этом мире так: вчера вечером был жив человек, а сегодня утром нет его!» Все в этой жизни заканчивается со смертью. Никакого рая и ада, никакой загробной жизни нет. В эти глупости никто не верил, живя сугубо земными заботами.

О вавилонской этике пишут: «Отметим, что воздаяние у вавилонян носит исключительно посюсторонний характер: награда или наказание должны были совершиться при жизни, на загробный же мир особых надежд они не возлагали. Вавилонская «Страна без Возврата» хуже, чем полное небытие, нечто вроде свидригайловской вечности, – темное и пыльное место, где и праведников и злодеев ожидало одинаково безрадостное прозябание. В несколько лучшем положении находились те, кто оставил по себе сыновей, и совсем уж плохо приходилось тем, чье тело (вообще) не было предано погребению, кто не получал заупокойных жертв. Отсюда столь часто встречающиеся в (их) молитвах просьбы о долголетии и наследниках». Эта «Страна без Возврата» чем-то напоминает гомеровский Аид.

Могила знатного вавилонянина


В жизни старались следовать сугубо прагматическим идеалам, позднее подхваченным западной цивилизацией. Человек стремился богатеть не в бога, а ради довольства и земных утех. Он греховен и порочен. У него на первом месте гедонистические, эпикурейские, плотские начала. Скажем, от древних шумер вавилоняне унаследовали обычай обильного потребления пива. Они поглощали веселящий напиток в огромных количествах, произнося поговорку: «Не знать пива – не знать радости». Известен гимн богине Нинкаси, верховному божеству крепких напитков. В «Эпосе о Гильгамеше» мудрец Сидури дает совет обитателям этого мира:

Боги, когда создавали человека,
Смерть они определили человеку,
Жизнь в своих руках удержали.
Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок,
Днем и ночью да будешь ты весел,
Праздник справляй ежедневно,
Днем и ночью играй и пляши ты!

Подобного рода высказывания героев означали, что шумеры и вавилоняне твердо убеждены в том, что боги создали человека только для его собственного удовольствия. Поскольку жизнь скоротечна, а удача может отвернуться в любой момент от простого человека и даже царя (возможно, близка и смерть), люди того времени не знали удержу в праздновании побед и всевозможных триумфов. Утолив дикие инстинкты зрелищем жутких казней, они предавались разврату и пьянству. В Ассирии существовал обычай, по которому семь дней подряд все жители города, без различия их титулов или состояний (свободные и рабы), ели и выпивали за счет царя-победителя. Толпа проникала во дворцы через распахнутые ворота и двери. В празднично убранных покоях были накрыты столы со всевозможными яствами. Тысячи хлебов, сотни быков, баранов и коз, разные фрукты, вина – все предназначено для ублажения народа-победителя. Любители «халявы» особо налегали на вина – ассирийские, халдейские, эламские, финикийские, египетские и т. п.

Пиры победителей. Рельеф из Нимруда


Пиры устраивались в дворцах, подобных тому же дворцу Ашшурназирпала в Нимруде (в 35 км к югу от Мосула), который так тщательно исследовал Лэйярд. Дворец когда-то представлял собой великолепное сооружение. Кстати, и до нашего времени он сохранился в наиболее приличном виде. Царский дворец в Нимруде охраняет «гений» – человекобык из Нимруда. Во дворце археологи обнаружили стелу – фигуру царя и надпись, в которой рассказывается, какой пир закатил царь Ашшурназирпал по поводу открытия в 879 году до н. э. дворца. Царь устроил для всех горожан и иностранных послов 10?дневный банкет, на котором, судя по всему, присутствовало огромное число гостей (всего что-то около 70 000).

Типы аравийских и месопотамских женщин


Надпись гласит: «Счастливый люд из всех стран, вместе с населением Кальху, в течение десяти дней я пригласил на праздник, поил их вином, омывал в ваннах, умащал маслами и оказывал внимание; а затем отправил их назад в их страны, в мире и радости». Эта почти идиллическая сцена укладывается в общее представление о древнем мире. Хотя мир находился во власти силы, рабского труда, злобы и ненависти, но была в нем все же и малая толика радости.

Знатная ассирийская дама


Немудрено, что после пары дней празднеств войско и население-победитель поголовно пьяно. Трапеза знати во дворце более изысканна, более разнообразна и роскошна, но суть действа та же самая… Всюду слышны звуки музыки. Затем разгоряченные мужчины шли в гаремы к разного рода дамам. Подобная невоздержанность погубила (и погубит) в будущем не одно великое царство. Похоже, мы переняли эту печальную традицию древних ассирийцев и вавилонян устраивать многодневные праздники, которые нередко превращаются в сплошной запой.

К женщинам мужчины Месопотамии относились с должным уважением, понимая ту роль, которую они играют в семейной жизни… Сохранились пословицы: «Жена – будущее человека» или: «Жена определяет судьбу». Но и корыстный материальный интерес также присутствовал при формировании брачных отношений. Геродот описывал, как в Вавилоне совершался обряд продажи невест. Женщин выставляли на торг, как рабынь. Вокруг них стояли богатые женихи Вавилона, надбавлявшие цену за самых красивых женщин. Этих быстро раскупали, а вот бедные дурнушки доставались простолюдинам. Причем тут уж мужчины получали часть денег, выплаченных другими за красоток. Если выяснялось, что пара сексуально не подходит друг другу, деньги мужу возвращали. Неверно представлять женщин Вавилона «страдающими особами». Напротив. Они во многих случаях занимали господствующее положение. Так как полигамии тут не было, жена могла выбрать мужу наложницу, если у нее не было детей. Показателем прочности их финансового положения является и такой факт: за 6 веков до Р.Х. большую часть капиталов Вавилона составляла собственность женщин. Разумеется, среди них были женщины, зарабатывавшие на жизнь древней профессией (Штросмайер). Поэтому встречаются горькие упреки в адрес женщин, когда один из господ (состоятельный человек), видимо, был так задерган своей сумасбродной возлюбленной, что заявил о своем нежелании впредь любить женщин. Ему вторил раб: «Не люби, владыка мой. Не люби! Женщина – это ловушка для охотника, глубокая яма и ров. Женщина – это острый железный кинжал, который перерезает горло человеку».

А. Исачев. Гетера


Если женщины Ассирии жили в строгих рамках (своего рода мужской деспотии) и вели, в основе своей, скромную и целомудренную жизнь, то иначе повели себя дамы Вавилона. Видимо, Вавилон не случайно назван в Библии великой блудницей. Профессия блудницы тут не только не считалась позорной, но и пользовалась известным почетом. Если Египет не знал института организованной проституции (Геродот писал, что египтяне первыми ввели запрет на совокупление с женщинами во храме), то в храмах Вавилона царили блуд и разврат. Они были полным-полнешеньки «священных проституток», даже и тысячу лет спустя после законов Хаммурапи. «Каждая женщина, являющаяся уроженкой этой страны, – описывал Геродот нравы вавилонян, – должна раз в жизни явиться в храм, сесть там и отдаться незнакомому мужчине. Ей не позволено возвратиться домой до тех пор, пока мужчина не бросит ей на колени серебряную монету и не выведет ее из храма, чтобы лечь с ней… У женщины нет права выбора. И она обязана пойти (туда) с первым мужчиной, который бросил ей монету». Красивые и стройные быстро возвращались домой, а дурнушки, не говоря уже о безобразных девах, просиживали долго (порой по 3–4 года). Группы блудниц (гаремные – harimtu, священные и т. д.) грешили в храме, а храмы извлекали барыши из торговли женским телом. Отцы внушали сыновьям: «Никогда не бери в жены harimtu, у нее бессчетное число мужей». Разврат стал обычным явлением.

Богиня любви. Вавилон. III–II вв. до н. э.


Как известно, даже Гильгамеш, богочеловек, отличался половой невоздержанностью. Народ Урука слезно жаловался на него: «Его похоть не оставляет ни одной девственницы ее возлюбленному, ни одной дочери воину, ни одной жены знатному человеку». Известно, что Вавилон стал классической страной религиозной проституции в пределах культуры Старого Света. Отсюда проституция распространилась на Переднюю и Западную Азию. Кроме однократной религиозной проституции, там существовала, конечно же, и обычная торговля женскими прелестями. Ею занимались девушки, служившие в храме богини любви Иштар (Астарты). Их содержал храм, их называли «посвященными», им запрещали выходить замуж. Свои заработки они делили с жрецом, выполнявшим функции сводника и сутенера.

Статуя богини Иштар (Инанны). XVIII в. до н. э.


Таким образом, падение нравов и гибель Вавилона вызваны вовсе не бедностью граждан или роком, а их алчностью, похотливостью и распутством. Признаемся, нас удивило, что Геродот, описывая некоторые обычаи вавилонян, называл их «благоразумными» (странно для научного мужа): «Самый благоразумный обычай, который, как я знаю, бытует также и у иллирийских энетов, по моему мнению, у них вот какой. Раз в году в каждом селении обычно делали так: созывали всех девушек, достигших брачного возраста, и собирали в одном месте. Их обступали толпы юношей, а глашатай заставлял каждую девушку поодиночке вставать, и начиналась продажа невест. Сначала выставляли на продажу самую красивую девушку из всех. Затем, когда ее продавали за большие деньги, глашатай вызывал другую, следующую после нее по красоте (девушки продавались в замужество). Очень богатые вавилонские женихи наперебой старались набавлять цену и покупали наиболее красивых девушек. Женихи же из простонародья, которые вовсе не ценили красоту, брали и некрасивых девиц и в придачу деньги. После распродажи самых красивых девушек глашатай велел встать самой безобразной девушке или калеке и предлагал взять ее в жены за наименьшую сумму денег, пока ее кто-нибудь не брал с наименьшим приданым. Деньги же выручались от продажи красивых девушек, и таким образом красавицы выдавали замуж дурнушек и калек. Выдать же замуж свою дочь за кого хочешь не позволялось, а также нельзя было купленную девушку уводить домой без поручителя. И только если поручитель установит, что купивший девушку действительно желает жить с нею, ее можно было уводить домой. Если же кто не сходился со своей девушкой, то по закону требовалось возвращать деньги. Впрочем, женихам можно было являться и из других селений и покупать себе девушек. Этот прекраснейший обычай теперь у них уже не существует. Зато недавно они нашли другое средство оградить девиц от обиды и не допустить увода их на чужбину… После завоевания страны и разорения ее персами жители лишились своего имущества, и все простые люди из народа были вынуждены по бедности заставлять своих дочерей заниматься развратом». Вероятно, последняя фраза историка точнее определяет причины проституции, чем его громкие речи о «благоразумности» и «прекрасности» этих обычаев, которые, разумеется, уродовали тогдашнее общество.

Женский головной убор


С другой стороны, признаем, что в обычаях вавилонян, как мы убедились, не было чего-то особого, что как-то выделяло бы сей народ из других народов Востока и Запада. В Египте, Иудее, Риме, Греции, Китае, Индии женщины, включая цариц, охотно занимались ремеслом любви, при этом проституция часто рассматривалась как источник дополнительного дохода. Порой это был единственный источник существования женщины. Вавилонская пословица доносит жалобу пожилой проститутки: как же так, почему ее сочли «устаревшей», если ее «рабочие инструменты находятся в полном порядке». Итак, законы Хаммурапи были забыты, ни о какой смерти неверных жен путем утопления не вспоминали. Поскольку вторичный выход замуж для женщин Вавилона был довольно затруднен (он был возможен лишь в случае, если муж сбежит и бросит общину), то женщины бежали от опостылевших мужей сами.

В. Котарбинский. Женщина с голубями


Вернемся в Вавилон. К моменту нападений на него Кира (539 г. до н. э.) и Дария (522 г. до н. э.) в этом огромном городе, вероятно, обитало порядка миллиона человек. Крупнейший город мира Вавилон был для многих вожделенной добычей. Бешеные богатства вызывали зависть народов, побуждая их к нападению на это царство роскоши. Первым от Вавилона отпал город Терка, затем восстали города юга. Причина недовольства очевидна. Вавилон – паразитическое государство, хищник. Он подрывал торговлю и благосостояние многих городов и стран, подчиняя их своему господству. Иеремия скажет: «Вавилон был золотою чашей в руке Господа, опьянявшей всю землю!» Скорее это была «чаша греха» в руках у Сатаны. Немудрено, что Иеремия и Исайя с удовольствием рисуют жуткие картины разрушения «красы царств», гордости халдеев – Вавилона, говоря, что тот будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра: «шакалы будут выть в чертогах и гиены в увеселительных домах». Умиравшие от голода люди вынуждены были есть собственных детей. Казалось, Вавилон перестал существовать. И даже то место, на котором стоял этот город, победители прокляли…

Одно из изображений Вавилонской башни современным художником


Казалось, с ним покончено раз и навсегда. Но события принимают неожиданный оборот. Победители его восстановят, создавая «могильщиков своей родины». В данном случае это скорее метафора. Результатом их действий станет гибель Ассирии при активном участии возрожденного Вавилона. В чем причина? Победа над сильным соперником, как ни странно, обострила в ассирийском обществе внутренние противоречия. Такое еще не раз встретим в мировой истории. Тем не менее напомню: сто лет Вавилон находился в сфере влияния ассирийских владык.

Видимо, стоит обратить внимание на то, что против грешной столицы поднялись все народы. Внимательно прочитайте главы 50–51 в Ветхом Завете, где еврейский пророк Иеремия предрекает гибель своим грешным сородичам-халдеям.

Слово, которое изрек Господь
О Вавилоне и о земле Халдеев
Через Иеремию пророка:
Возвестите и разгласите
между народами,
И поднимите знамя, объявите,
Не скрывайте, говорите:
Вавилон взят, Вил посрамлен,
Меродах (Мардук) сокрушен,
Истуканы его посрамлены,
Идолы его сокрушены.
Ибо от севера поднялся
против него народ,
Который сделает землю его пустынею,
И никто не будет жить там,
От человека до скота,
Все двинутся и уйдут.
В те дни и в то время,
Говорит Господь,
Придут сыновья Израилевы,
Они и сыновья Иудины вместе,
Будут ходить и плакать
И взыщут Господа, Бога своего…
Израиль – рассеянное стадо;
Львы разогнали его;
Прежде объедал его царь Ассирийский,
А сей последний, Навуходоносор,
Царь Вавилонский,
и кости его сокрушил…

Между историей евреев и вавилонян существует довольно тесная связь. В религии и литературе семитов немало сходных черт. Достаточно сравнить вавилонские и еврейские псалмы, чтобы обнаружить в них немало близких выражений, мыслей и даже буквальных совпадений. Поэтому евреи быстро вписались в социально-экономическую и культурную жизнь Халдеи. Однако между этими родственными народами была существенная разница. Тураев говорит даже о «пропасти» между произведениями евреев и вавилонян. В библейских псалмах главное – внутренняя потребность молитвы и очищения, покаяние грешника, сознающего моральную вину перед богом. Здесь нет речи ни о магии, ни о произволе божества. Вавилонянин же лишь под давлением беды думает о смягчении гнева бога (при посредстве обряда и жреца). Его покаянные псалмы – это своего рода «заклинания». Как бы там ни было, но литература и искусство Вавилона оказали заметное влияние на развитие аналогичных культур Малой и Средней Азии, а по словам Л. Куртиуса, вавилонское искусство и религия завоевали себе «целый континент, начиная от Армении и Сирии, от Персидского залива до Средиземного моря». Вавилоняне имели обширные познания в географии, астрономии, математике, медицине, языкознании. Культ Ваала широко распространился среди жителей Израиля, имя его встречается там повсюду: в печатях, надписях, личных именах. По свидетельству Томпсона, на каждые 11 имен с элементом «Ях» (Яхве) приходится по 7 имен с именем «Ваал» (т. е. идолопоклонников).

Г. Доре. Падение Вавилона


История запоминает и выделяет лишь самые яркие точки развития народов и стран. Таковыми для евреев стали имена, с одной стороны, перса Кира, освободившего евреев, и, с другой, Навуходоносора, поработившего их. Часто мелькают имена Навуходоносора и Валтасара. Ф. Делич, создавший в 90-х годах XIX века грамматику и словарь аккадского языка, писал: «Из немногочисленных царей основанного Набопалассаром Халдейского царства только два имеют значение в истории иудеев: Навуходоносор, поработивший еврейский народ и даже у врагов вызывавший чувство почтения благодаря своему огромному могуществу, и последний из этих царей – ничтожный Набунаид, при котором Вавилон завоеван Киром персидским, освободившим иудеев из плена. И чем более бледнело в памяти иудеев воспоминание о временах вавилонского пленения, тем все чаще место Набунаида заступал его сын, наследный принц Валтасар, предводитель халдейских войск в войнах против персов; в конце концов этот последний был ошибочно занесен в историю, как сын великого Навуходоносора». Людская память вообще склонна к мифологизации и пророчествам.

Г. Доре. Царь Вавилонии Навуходоносор убивает сыновей Седекии


Народы боялись грозных правителей Ассирии и Вавилонии, когда та стала вотчиной ассирийцев. Все понимали: в любой момент безжалостные воины могут обрушиться и превратить их в пыль… Навуходоносор, как известно, поработил еврейский народ. Вот как описал события Иосиф Флавий в «Иудейских древностях». На девятый год правления Седекии царь Вавилонский вторично выступил против Иерусалима, осадив его по всем правилам военного искусства. Вдобавок на иерусалимцев обрушилось еще два несчастья – голод и моровая язва. Иеремия посоветовал открыть ворота и впустить в город вавилонян, но граждане его не послушались и продолжали стойко сражаться. В итоге после восемнадцати месяцев ожесточенного сопротивления город был взят (587 г.). Царь Седекия бежал, враги бросились за ним в погоню, нагнали, пленили и привезли к Навуходоносору, который стал его упрекать в неблагодарности, ибо тот стал царем по его, Навуходоносора, воле, обещая сохранять страну во власти вавилонян. Тогда же в припадке гнева он приказал воинам в присутствии самого Седекии перерезать его сыновей и приближенных. Затем он приказал выколоть глаза самому Седекии и отправил его в Вавилон. Так окончили свою жизнь цари из рода Давидова (а всего их было 21 вместе с Седекией, и процарствовали они чуть более 514 лет). Навуходоносор отдал приказ военачальнику сжечь царский дворец, разграбить храм, сровнять город с землей и переселить всех жителей в Вавилонию, что и было сделано. Захватчики похитили всю золотую и серебряную утварь евреев (сооруженный еще Соломоном сосуд для омовений, медные колонны и венцы, золотые столы и светильники).

Рельеф из Ниневии


Разрушив Иерусалим и переселив народ, полководец вавилонского царя взял в плен первосвященника, других священников, а также всех приближенных Седекии, его охрану и секретарей, отправив в сирийский город Реблаву. Там они и были обезглавлены по приказу Навуходоносора. Слепого Седекию держали в плену до самой смерти. Взяв в плен знатных и священных особ еврейского народа, военачальник оставил в Иерусалиме бедняков и тех, кто добровольно покорился Вавилону. Решение объяснялось просто: надо было кому-то обрабатывать землю. Разумеется, эта акция не была исключением. Враги вторгались в Палестину постоянно. В 701 году до н. э. ассирийский царь Синнахериб вторгся в Палестину, подавил там восстание и овладел хорошо укрепленным городом Лахишем, что на пути из Египта в Иудею. Об этом штурме и взятии Лахиша говорится в Ветхом Завете (4 Цар. 18, 14), но есть и археологические доказательства, хранящиеся в Британском музее.

Шестигранная призма с упоминанием походов царя Синнахериба, включая его поход против иудейского царя Иезекии в 701 г. до н. э.


Речь идет о рельефе, найденном Г. Лэярдом под холмом Ниневии. На нем изображено ожесточенное сопротивление осажденных: те бросают в нападающих стрелы, горящие бревна и камни, тогда как ассирийцы атакуют их с помощью осадных машин, делают подкопы и т. д. На рельефе видны пленники, которых уводят из города, в то время как у стен «трупы висят на высоких столбах… люди посажены на кол». Кроме того, английский археолог Дж. Л. Старкей, раскопавший стены крепости Лахиш, видел на стенах вполне отчетливые дыры и проломы, сделанные ассирийскими стенобитными орудиями. После захвата этого города Синнахериб пошел против укрепленых городов Иудеи (ассирийские тексты называют цифру 46). На шестигранной глиняной призме из песчаного холма в Ниневии, датируемой 686 годом до н. э., так говорится о тех событиях: «Что до Езекии, иудея, который не склонился под мое ярмо, – я осадил 46 больших его городов, крепости и бесчисленное количество малых соседних поселений и захватил их с помощью постоянных осад и таранов, которые доставил под стены (…). Так я уменьшил его страну и еще больше увеличил подать (…) сверх ежегодной дани, которую он платил мне (…). Позже Езекия послал мне в Ниневию (…) тридцать золотых талантов, восемьсот талантов серебра, драгоценные камни» и т. д. Несмотря на похвальбу Синнахериба, видимо, поход против евреев протекал не совсем по его сценарию. Он говорит: «Что касается Езекии, то я его запер в Иерусалиме, в его царской резиденции, как птицу в клетке. Вокруг я сделал укрепления и окружил его, чтобы убивать тех, кто выходит из ворот города». Некоторые авторы говорят, что Синнахериб вернулся обратно в Ассирию, так как потерпел жестокое поражение, потеряв «под стенами Иерусалима сто восемьдесят пять тысяч воинов!» На то, что поход, вероятно, был не столь удачен, указывает и другое обстоятельство: после возвращения Сеннахериба его убили его же собственные сыновья – Адрамелех и Сарасар.

Г. Доре. Иона проповедует на улицах Ниневии


Столица Ассирии – Ниневия, самый большой по площади город Месопотамии (728,7 га), отстроенный в форме вытянутого треугольника Синнахерибом (705–681 гг. до н. э.). В Книге Бытия говорится: «Из сей земли (Сеннаар) вышел Ассур и построил Ниневию». Ниневия была большим городом. По подсчетам ученых, окружность его составляла примерно 150 км. Ниневия означало «великий город перед лицом Бога». Сюда свозили сокровища из многих побежденных стран. Вот как описал современный писатель красоты и богатства столицы древней Ассирии: не было города краше, богаче и больше на берегу Нила и Тигра, чем Ниневия Ассирийского царства. Три дня ходу туда и обратно в ней из конца в конец. Три колесницы проезжали рядом по ее широким городским стенам. В 70 залах царского дворца красовались алебастровые стены, что вещали о победах и великих подвигах ассирийских царей. А вокруг дворца каменные крылатые быки и львиные сфинксы как гигантские исполины словно взметали землю вокруг к небесам. И возгордились ниневитяне богатством Ниневии. Не было тогда на всем свете столицы славней и богаче.

Городские ворота Ниневии


Силы небесные проливали вовремя дождь на их пути. Корабли заморские спешили в их знаменитые порты. На рынках торговали с немалой прибылью, в домах и рощах развлекались и пировали, лучшие красавицы воспевали красоты Ниневии, ее свободу, просторы и туки, где по пастбищам ходил лев, львица, львенок, и никто не пугал их. Самые искусные ремесленники чеканили золотые кубки и сосуды. И не оскудевали в них потоки солнечного вина. Но возгордились ниневитяне своею славою и роскошью. Захотели они быть ближе к небесным царям. При этом уклонились от истинного Бога… Начали искусные резчики и литейщики ниневитянские делать каменных и деревянных божков, покрывать их золотом и серебром. История подается в том же духе, что и история отпадения от Бога евреев.

Вспомним, как об этом сказано в Библии… И было слово Господне к Ионе вторично: «Встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе». Начал ходить Иона по городу, говоря: через 40 дней Ниневия будет разрушена! Жители поверили Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от малого до большого. Это же сделал и сам царь Ниневии.

Известно, что едва ли не все народы Древнего мира обращались к войне и разбою как к важному, а то и основному источнику обогащения, подвергая пленных тяжким мукам и унижениям. Говоря о миграции племен, уходивших с Ближнего Востока на территории к северу от Кавказа, что продолжалось, видимо, немало столетий, один автор писал: «Уходили, унося с собой огромные богатства: «Нельзя было и предполагать о тех богатствах, что были накоплены антскими вождями шестого и седьмого веков, до того, как были обнаружены сокровищницы в Перещепине и Судже, а обе были найдены совсем недавно, первая в 1911 г., а вторая в 1927 г.» (Г. Вернадский). Важно понять, что эти сокровища не были накоплены антскими вождями и их соплеменниками на территории современной Украины, а были принесены ими в период переселения с Ближнего Востока. Количество богатств, унесенных с Ближнего Востока, было огромным». Выходит, что и наши предки, возможно, некогда приложили руку к разделу богатств Ниневии, Вавилона.

Все властители тогдашнего мира были вероломны и жестоки. Однако многие из них сами становились жертвами ненависти тех, кого они угнетали, пленяли и убивали. В случае неудачи ждать снисхождения не приходилось. Пророк Наум (в VII в. до н. э.), узнавши о гибели египетской столицы Но-Амона от рук ассирийских владык, предрек ту же участь Ниневии: «И будет, что всякий, видящий тебя, отпрянет от тебя и скажет: «Разорена Ниневия!» Кто пожалеет ее? Откуда найду я утешителей для тебя? Поступала ли ты лучше Амона, живущего при потоках (Нила)?» Он сравнил судьбу Ниневии с египетской столицей Фивами. Хотя море служило ей валом, озеро стеной, а на стороне Фив сражались египтяне, ливийцы, нубийцы и воины Эфиопии, ничто уже не могло помочь этому городу-тирану: «его младенцы были избиты на перекрестках улиц», его жители попали в плен, а его вельможи оказались в рабстве и были закованы в цепи. Чаша зол была испита до дна!

Отзвуки событий тех лет находят отражение в иных современных оценках древних цивилизаций шумер и ассирийцев. Ю. Каныгин в «Пути ариев» писал: «Несомненно, роль шумеров в развитии человеческой культуры огромна, как и Египта. Особенно если говорить об их интеллектуальном вкладе. В смысле же духовности, моральных основ нашего бытия шумерская культура представляет собой своеобразную «тьму», которая противостоит свету митраизма и христианства. И не случайно шумерская «протобиблия» найдена, как и многие другие клинописи, в древнем городе Ниневии, построенном библейским царем Нимродом, в образе которого зашифровано имя сатаны».

Вид реконструированной Ниневии в VII в. до н. э.


Причиной краха Ассирии стала не только гордыня (царь Асархаддон хвастливо заявлял: «Я могуч и всесилен, я герой, я отважен, я страшен, я почтенен, я великолепен, я не знаю равных среди всех царей, я – царь Вселенной»), и, конечно, не сатана, а перекос развития страны в сторону военно-бюрократической деспотии. Соперники, переняв ее достижения, сумели договориться о союзе. Против Ассирии объединились вавилоняне, мидийцы и скифы. В 626 году от Ассирии отпала Вавилония. Мидия, восстановив в 625 году независимость от скифов, соединилась с Вавилоном и обрушилась на противника. Ассирия стала терпеть одно поражение за другим. В 614 году до н. э. был взят и разрушен Ашшур. Затем в 612 году до н. э. пала Ниневия, город льва, львицы и львенка, блестящий, «как само солнце». Город разрушили, а всех жителей вырезали. Всюду слышались разъяренные крики победителей, жаждущих мщения: «Горе городу кровей! Весь он полон обмана и преступлений».

О степени ненависти к Ассирии говорит и то, что победители хватали за ноги младенцев и разбивали им головы о стены. Царь Ниневии Син-шарру-ишкун зажег дворец и погиб в пламени. В 609 году до н. э., когда были разбиты последние ассирийские отряды в битве при Харране, могущественнейшая держава Древнего Востока прекратила свое существование. Э. Церен в «Библейских холмах» отмечал, что культура ассирийцев была окончательно похоронена в конце VII века до н. э. Все города, все поселки, все дворцы и храмы Ассирии – решительно все в этой стране было ограблено, разрушено и сожжено. «Враги Ассирии сторицей отплатили ей за те удары, которые она когда-либо наносила. Тишина опустилась на огромную территорию верхнего Тигра». Мертвая тишина…

Как же, о боги, скоротечна мирская слава! И ведь подумать только: пройдет всего-то пара веков, и историк Ксенофонт, будучи на землях бывшей ассирийской державы, видя обломки стен, даже не сможет себе представить, что тут когда-то находилась великая ассирийская держава. Он даже не знал имен таких городов как Ниневия и Калах. В таком же неведении был Александр Македонский, что сражался в тех местах и победил Дария. Зачем тогда кровавые жертвы, если всё тлен и прах?!

Такая же судьба ожидала Вавилон, который, как моровая язва, губил всех, даже победителей. В Библии пророк вещал: «И Вавилон, краса царств, гордость халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра, не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем; не раскинет аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там. Не будут обитать в нем звери пустыни, и дома наполнятся филинами, и страусы поселятся, и косматые будут скакать там. Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены – в увеселительных домах». Все это произойдет гораздо позже. Курций Руф писал, как Александр Македонский взял сей город без боя. Жители устилали цветами путь его войску, жгли фимиам и другие благовония (на серебряных алтарях). Хранитель крепости и царской казны Багофан распорядился выдать богатые подарки, имущество Дария и деньги. Но вскоре войско покорителя мира стало жертвой царивших тут мерзких пороков.

П. Рубенс. Вакханалия


Курций Руф довольно красочно описал вакханалию на улицах Вавилона: «Царь (Александр Македонский) задержался в этом городе дольше, чем где-либо, но ни в каком другом месте он не причинил большего вреда военной дисциплине. Нет другого города с такими испорченными нравами, со столькими соблазнами, возбуждающими неудержимые страсти. Родители и мужья разрешают здесь своим дочерям и женам вступать в связь с пришельцами, лишь бы им заплатили за их позор. Пиршества и забавы по душе царям и их придворным во всей Персиде; вавилоняне же особенно преданы вину и всему, что следует за опьянением. При начале пиршества вид у женщин, участвующих в нем, бывает скромный, потом снимается верхняя одежда, понемногу обнажается и стыд, а под конец – не знаешь как и сказать – они сбрасывают с себя и нижние одежды. И этот позор в обычае не только у распутниц, но у матрон и девушек; предоставление своего тела считается у них любезностью. Войско, покорившее Азию, пробыв среди такого распутства в течение 34 дней, конечно, оказалось бы расслабленным для предстоящих ему еще испытаний, если бы перед ним был настоящий враг». Но финал трагедии Вавилонского царства был отнесен на время волею судеб…

А. А. Иванов. Эскиз. Разряженные женщины ходят, обольщая взорами


Объяснять все синдромом мести не стоит. Другое объяснение дают евреи, говоря, что Вавилон согрешил против Яхве и за это был наказан. Пророк призвал другие народы воздать по заслугам преступному граду. Грозные пророчества в адрес Вавилона возникли задолго до уничтожения Иерусалима в 587 году до н. э. (Исайя и др.). В философском плане неплохо поразмышлять над пророчеством Иеремии. Благодаря им в дальнейшем в литературе образ Вавилона из губителя народов превратился в символ противления Богу, а затем и вовсе стал врагом par excellence. Хотя крах города имел в основе экономические и политические причины. Слишком он был богат и вызывающ. Сцена гибели халдейского царя Валтасара вошла в Библию (у пророка Даниила) как поучительный пример осуждения тех, кто вел роскошную, беспутную и безнравственную жизнь. Согласно легенде, во время царского пира невидимая рука начертала на стенах дворца царя таинственные письмена – «мене, мене, текел, упарсин», что по-арамейски значило: исчислен, взвешен и разделен; исчислено время, и будет разделено твое царство. Так, собственно, и произошло с Вавилоном.

Иные трактуют эти слова в духе крылатого еврейского выражения: мол, царство Валтасара должно было рухнуть, поскольку его цари присвоили под видом держаний многие обширные государственные владения и сдавали их в аренду ростовщикам-евреям. Царь (как и Ельцин в России) не только дал им возможность свободно заниматься спекуляциями, но ввел их в свою администрацию. Естественно, вся страна его возненавидела. Царством его овладел Дарий Мидянин, а сам Валтасар был зверски убит, о чем и говорится у Гейне:

Полночный час уж наступал;
Весь Вавилон во мраке спал.
Дворец один сиял в огнях,
И шум не молк в его стенах.
Чертог царя горел как жар:
В нем пировал царь Валтасар…
И царь схватил святой сосуд.
«Вина!» Вино до края льют.
Его до дна он осушил
И с пеной у рта возгласил:
«Во прах, Иегова, твой алтарь!
Я в Вавилоне бог и царь!»
Лишь с уст сорвался дерзкий крик,
Вдруг трепет в грудь царя проник.
Кругом угас немолчный смех,
И страх и холод обнял всех.
В глуби чертога на стене
Рука явилась – вся в огне…
И пишет, пишет. Под перстом
Слова текут живым огнем.
Взор у царя и туп и дик,
Дрожат колени, бледен лик.
И нем, недвижим пышный круг
Блестящих златом царских слуг.
Призвали магов; но не мог
Никто прочесть горящих строк.
В ту ночь, как теплилась заря,
Рабы зарезали царя…

Тема гибели царя привлекала внимание и русских поэтов… Известно, что поэт А. Н. Майков посвятил гибели царя Валтасара стихотворение «Мани – факел – фарес». Однажды в ответ на многочисленные похвалы (а среди почитателей Майкова был и великий князь Константин Романов, пописывавший стихи, считавший старого поэта своим учителем) Майков заметил: «Без мысли о нашем веке что ж было писать о Валтасаре…» Версию гибели Вавилонского царства предложил историк Л. Гумилев, в работе «Этногенез и биосфера Земли» высказав мысль, что причиной трагедии был не только экономико-политический, а и этнический фактор. Навуходоносор женился на чужеземной царице-египтянке. В результате его страна подпала под иго пришельцев.

Г. Доре. Пир царя Валтасара


Вдобавок в политику активно вмешалась «семья» (как в России). Жена привлекала к реализации программы перестройки друзей семьи, считая их людьми преданными. Чиновники-чужеземцы исходили из собственных интересов, а не из интересов страны. Ученый пишет: «Но неужели только одна капризная царица могла погубить огромный город и процветающую страну? Очевидно, ее роль была не решающей. Ведь если бы царем в Вавилоне был местный житель, то он бы либо понял сам, какие губительные последствия несет непродуманная мелиорация, либо посоветовался с земляками, а уже среди тех нашлись бы толковые люди. Но царь был халдей, его войско составляли арабы, советники были евреи, и все они даже не задумывались над вопросами географии покоренной и обескровленной страны». Тут есть резон. В нынешней России многое делалось в угоду «семье» и чужеземцам. В таких условиях никто не знает, кем будет следующий «Валтасар»!

Историческая достоверность вышеописанных событий не высока. Как заметил Веллард, рассказ о «царе Валтасаре» и о письменах на стене скорее всего следует считать сказкой, ибо Валтасар был сыном не Навуходоносора, а Набонида, не царем, а царевичем. И убили его не в Вавилоне, а на западном берегу Тигра во время сражения с персом Киром. И он вовсе не уступил свое царство «мидянину» Дарию. Так же и пророчество Иеремии о том, что Вавилон станет местом запустения и дикости, в конечном итоге исполнилось не потому, что Яхве решил наказать обидчиков евреев, а вследствие продолжительных войн и завоеваний, опустошавших эту землю на протяжении столетий. Замечание справедливо, но воля богов более впечатляет.

Цари Ассирии, Вавилона, как и цари Израиля, пытались поведать людям о своих добрых деяниях и подвигах. Но, видимо, грехов было больше… Безжалостное время не пощадило и ассирийскую державу… С ней произошло то же, что со многими другими странами-кровопийцами. Ассирийцы сделали из войн ремесло и из грабежей – самую прибыльную работу. Воинственный народ считал более выгодным не занятия земледелием, торговлей и промышленностью, а вел войны. «Война их кормит, их одевает, избавляет от заботы заниматься ремеслом, война заменяет им торговлю, или, лучше сказать, война для них не что иное, как торговая операция». Они воевали против всех (Халдеи, Сирии, Элама, Армении, Египта, Мидии), сражались с кем угодно и когда угодно, лишь бы наполнить все новыми и новыми сокровищами сундуки и увеличить казну государя, заполучив богатства всего мира.

Когда Александр Великий перенес сюда столицу империи, Вавилон представлял собой великолепный город. Приход греков в величайшую из восточных столиц означал попытку соединить западную и восточную культуру в пределах древнейшего центра Востока. Вавилон и раньше принимал в себя различные этносы и культуры, но здесь столкнулись две мощные и уже устоявшиеся силы. Вавилоняне с интересом взирали на эллинов, пытаясь воспринять их культуру. Вавилонянин Берос, основываясь на древних текстах, пишет историю страны на греческом (конец IV—начало III в. до н. э.). В то же время вавилоняне сохраняли свою веру, дух, язык и архитектуру. Видимо, массовой эллинизации города все же не произошло. К тому же Александр умер тут при загадочных обстоятельствах в 323 году до н. э., на пороге своего 33?летия.

Монеты с изображением Александра Македонского


Впрочем, это запустение было относительным. Дело в том, что Вавилония сначала стала частью парфянского царства, а затем испытала и большое влияние греческой культуры. Греческих городов на территории Месопотамии было не менее тридцати (т. е. в два-три раза больше, чем в других областях империи Селевкидов). Этнический состав региона в этот период был крайне пестрым (вавилоняне, персы, греки, сирийцы, евреи, арабы). В стране процветала торговля, царило самоуправление, нечто среднее между греческим полисом и вавилонской общиной. В эпоху эллинизма полисы устраивали греческие игры и праздники, тут функционировали гимнасии, работали ученые и т. д.

Но и в эпоху упадка, когда лучшие годы Вавилонии остались позади, край превосходил в экономическом отношении многих. Вавилония выплачивала персидскому царю 1000 талантов. Это более чем в полтора раза превышало дань любой другой области Передней Азии. Показательно и то, что в селевкидский период крупнейший город эллинистического мира – Селевкия на Тигре – поднялся именно на территории Вавилонии. Видимо, Селевку долго не удавалось полностью «исчерпать» Вавилон, как однажды выразился Плиний Старший. Но даже Крёз не вечен… Постепенно Вавилон пустел, став добычей парфян (129 г. до н. э.).

Развалины Вавилона


По сравнению с эпохой своего былого могущества Вавилон напоминал бледную тень той славы. Борьба диадохов и переселение части жителей в Селевкию на Тигре доконали его. Один из парфянских наместников (Гимер) сжег в Вавилоне агору, ряд храмовых построек и вообще «все лучшее» в городе. Приложили руку к развалу и поселенцы-евреи. Флавий поведал историю о возглавляемой двумя братьями-иудеями разбойничьей шайке, что 15 лет держала Вавилонию в страхе, взимая дань с населения и разоряя деревни. Плюс вечные междоусобицы и восстания. Писатели позднеэллинистического времени напишут, что город превратился в пустыню (Страбон), зарос полынью (Филострат), превращен в пахотную землю (Диодор, Курций). Часть жителей погибла, часть разбежалась, продав детей в рабство. В начале новой эры Вавилон был малым поселением, культура забыта.

И уже к началу новой эры от города фактически оставались лишь жалкие руины, он являл собой тень былого величия. Ныне от Вавилона остались легенды, скудные строения и отголоски былой ненависти, которые подпитываются священным гневом к деяниям нового агрессора.

Просмотров: 1763