Владимир Миронов

Древние цивилизации

Внешняя и внутренняя политика шумерского государства

 

Остановимся на социальной и экономической политике государств Месопотамии. В экономическом плане перед нами земледельческо-торговые и военные государства. Мощь их держалась на армии и земледельцах. Во главе стояли цари-воины или лидеры торговой «буржуазии». Но иногда к власти приходили те, кого можно назвать выдвиженцами народа.

Среди них был аккадский царь Саргон Древний, создавший самое мощное в его время государство в Шумере и Аккаде. Его звали «сын водоноса», «слуга», «садовник». Легенда гласит: «В городе Азупирану, – так повествует о себе здесь сам царь, – на берегу Евфрата зачала моя мать, происходившая из знатного рода, и тайно родила меня. Положив меня в плетеную корзину из тростника, она замазала ее горною смолою и спустила ее в реку. Течение понесло меня к Акки, водоносу. Он нашел и воспитал меня, сделал садовником. Богиня любви Иштар была благосклонна ко мне и сделала меня царем над черноголовым человечеством». Существует немало эпических легенд, где говорится о некой милости, что позволила ему «попасть прямо на царский трон Киша». Однако все указывает на то, что он, вероятно, был простолюдином, занимая во времена правления в Кише Ур-Забабы должность царского садовника и чашеносца. «Мы едва ли вправе сомневаться в том, что либо Саргон в действительности вышел из народа (собственно, из членов персонала царско-храмового хозяйства), либо в его деятельности или в сопутствовавшей ей исторической обстановке было нечто, позволившее сложиться такому мнению о нем. Столь неожиданное возвышение могло произойти в критической обстановке крушения царств, народного восстания или общей смуты, но едва ли просто вследствие одного из тех дворцовых переворотов, десятки которых история Двуречья знала и до и после Саргона…» (И. М. Дьяконов). Однако Саргон был вдобавок ко всему великий воин и мудрый политик. Его перу приписывают различные умные сочинения, в том числе даже книги по астрологии. О деятельности Саргона (и Навуходоносора) мы узнаем из легенд и хроник о них или же из собственных стилизованных самоописаний. Разумеется, все это дает лишь поверхностное представление о социальной, экономической и интеллектуальной жизни того времени. По этой причине, видимо, А. Оппенхейм сравнил их с отражением «в искаженном зеркале».

Голова Саргона Древнего

Вход во дворец Саргона II


История Шумера и Аккада полна войн и междоусобиц. Основателю Аккадского царства, Саргону I, правившему 55 лет (2316–2261 гг. до н. э.), пришлось победить 50 правителей, выиграть 34 битвы, прежде чем он объединил всю Месопотамию под своим скипетром. Он покорил северную Месопотамию, создал империю, первую профессиональную армию. Саргон завоевал немало земель – «от Верхнего до Нижнего моря», достиг «Страны захода солнца» и был награжден титулом «Царя битв». В его конфедерацию вошли десятки городов-государств. Правителями и чиновниками тут выступали семиты, а семитский язык сменил шумерский в быту, науке, искусстве и культуре. На этом основании иные сделали вывод, что его империя якобы была «социалистической империей». Вряд ли стоит переносить понятия наших дней на ту эпоху, хотя бесспорно некоторые ассоциации и сравнения напрашиваются. Он перенес столицу из старых центров в некий безвестный прежде городок – Аккад, и весь север Месопотамии стал называться Аккадом. Завоевав Шумер, он «омыл свой меч» в Персидском заливе («Нижнем Море») и назвал себя «повелителем четырех сторон света». Таков был великий Саргон.

Золотой шлем и золотой кинжал с ножнами из гробницы. Ур


О Саргоне говорили еще, что бог Энлиль (главный бог Ниппура в III тысячелетии) не дал ему иметь соперников. В истории Аккада он сделался предметом сказаний и мифов, стал героем, подобным Александру, Киру, Ромулу. Многочисленные памятники эпохи отличаются совершенством исполнения. Если первые надписи царей Лагаша еще довольно грубы, что приписывают нашествию семитов, то вскоре культура Месопотамии достигает высот, которая позволяет ее поставить вровень с культурой Древнего Египта. Надписи Саргона и Нарам-Суэна, написанные изящным почерком, статуи Гудеа отличались художественным совершенством. Иные высказывали мнение, что искусство тут испытало влияние культуры Греции.

Ф. Келлер. Уход в иной мир


Саргон выступил объединителем севера и юга страны. На юге ему противостоял царь Уммы и завоеватель большинства городов Шумера – могучий Лугальзагеси. Этот правитель являлся сторонником общинной олигархии, которая зачастую склонна к сепаратизму и анархии, ибо так местным князькам гораздо легче сохранять свои богатства и привилегии. Саргон же укреплял централизм, будучи сторонником политического и экономического единства страны. Заслугой его стало создание массовой армии из свободных земледельцев-общинников и сильной бюрократии из числа лично назначаемых чиновников. Он выдвигал на важные жреческие посты родственников и приближенных, благоприятствовал развитию в стране торговли и ростовщичества, ввел единую систему мер и весов, попытался ввести единый календарь.

В результате столкновения с армией шумерских «номов» Саргон в итоге одержал решительную победу. Главные города – Урук, Ур, Лагаш, Умма – были взяты штурмом. Правитель Юга попал в плен к северянам, его посадили в клетку и отправили в Ниппур: «Власть шумерского царя должна заканчиваться там же, где и началась, – в священном Ниппуре. Поэтому Лугальзагеси в медных оковах был проведен через ниппурские «ворота Энлиля», после чего лишился власти и был отдан под суд самого Энлиля, точнее – его жрецов, скорее всего приговоривших уммийского гегемона к смерти».

Голова быка с арфы. Царское кладбище в Уре


Однако единству царства продолжали угрожать родовые вожди, которые никак не могли смириться с их подчиненным положением. Они поднимали мятежи. Для усмирения этих бунтарей преемник Саргона, Римуш, должен был организовать три экспедиции. Во время похода против коалиции городов Уммы, Адабы и Лагаша его «энси» многих убили или пленили (при этом только в Умме и Дере ими было перебито примерно 13 тысяч человек). Эта история повторялась и позже, во времена расцвета Вавилона и господства шестого царя I Вавилонской династии – Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.). Видимо, серьезную роль в организации восстания против сына Хаммурапи сыграл Ур. Возможно, властитель Ура и возглавил его. «В отместку за это новый царь безжалостно разрушил все дома царств периода Ларсы». При подавлении восстания центры шумерской цивилизации, включая Урук и Ур, хранители традиций клинописной культуры, были разрушены и опустели. В литературе того периода широко представлены плачи («плач» о разрушении Лагаша, о гибели Шумера и Аккада, «Проклятие городу Аккаду», о гибели Ура, Урука и др.). Падение державы Ура, видимо, стало результатом объединенных действий эламитов и амореев, что, возможно, были родственны древним евреям.

В руины обратятся города,
Черноголовые в своих домах погибнут,
Не обработает поля мотыгой пахарь,
И в степь стада не выведет пастух…

Царь Саргон II (722–705 гг. до н. э.), разгромив Израильское царство (722 г.), вторгся и в государство Урарту (в Закавказье). Границей была река Евфрат. Хотя их территория защищена хребтами, это не могло оградить армян от набегов воинственных соседей. Хорхорская надпись Аргишти I и большая надпись Сардури II – летописи, повествующие о битве армян за свободу. Одно время ассирийцы спокойно взирали на усиление Ванского царства. Борьба за влияние и территории никогда не утихала. Закавказье было источником постоянных раздоров. Царства региона обычно проявляли агрессивность и враждебность до тех пор, пока не сталкивались с более сильным противником. И хотя заслуги урартского царя Русы в обустройстве покоренных им земель были значительны и похвальны (подвел питьевую воду, оросил безводные участки каналами, создал пашни и сады, выстроил дворцы), Руса оказался не в состоянии противостоять мощной армии Саргона (714 г. до н. э.).

Шлем урартского царя Аргишти


Древние армяне (государство Наири) были давними соперниками Саргона II. Некоторые даже считают армян евреями Азии. В известной работе Э. Реклю «Человек и Земля» (1906) высказана мысль, что среди армян значительная часть населения в стародавние времена носила имя «евреи», хотя таковыми они были лишь по исповедуемой ими религии, а по происхождению и крови – являлись арийцами Армении. Со времен Вавилонского пленения Ассирия сотнями тысяч селила своих пленников в долинах верховья Тигра и Евфрата, в горах Армении и Кавказа. Евреи-семиты насильственным образом пришли в соприкосновение с арийцами Армении. Утверждается, что главенство в Армении долгое время принадлежало именно евреям-переселенцам (благодаря религиозной пропаганде и спайке). И якобы даже самое имя стране – «Армения», то есть «высокая земля» (так она представлялась тем путникам, что шли к ней), было дано евреями. К еврейской расе, возможно, принадлежали и многие правители царствующих домов Армении и Грузии. Правда, «еврейский царствующий дом Багратидов под конец (все же) перешел в христианство, спустя три века после Рождества Христова; но в продолжение более 800 лет иудейство существовало в стране и в течение 430 лет занимало первое место в ряду национальных религий. Таким образом, арийцы Армении сильно «семитизировались» в отношении религии, и те из них, которые продолжали придерживаться культа Иеговы, считались в Византии и всех других городах, куда их забрасывала бродячая жизнь, принадлежащими к еврейской расе». Но если это действительно так и если армяне сохранили черты «евреев Востока», многое становится более понятным как в тех бесспорных коммерческих и творческих талантах народа, так и в его трагической судьбе.

Крепость Ван на скале. Древняя Армения

«Путь ванов». Фреска на стенах храма


Войска Саргона подобно саранче покрыли всю местность. Захватывая города Наири, они часть жителей казнили, часть уводили в рабство. Уничтожались посевы, а запруженные каналы превратились в болота. Сады вырубались, срубленные деревья сжигались, закрома и винные погреба отдавались войску завоевателей на разграбление. Саргон II вспоминал об этом походе: «Имуществом дворца Урзаны и Халди и многим, многим богатством его, которые я похитил в Мусасири, я нагрузил мои многочисленные войска во всем обилии и заставил стащить в Ассирию. Людей области Мусасири я причислил к людям Ассирии, повинность воинскую, строительную наложил на них как на ассирийцев. Услышал Урса (урартский царь Руса I), поник на землю, разодрал свои одежды, опустил руки, сорвал головную повязку, распустил волосы, прижал обе руки к сердцу, повалился на брюхо, его сердце остановилось, его печень горела, в устах его были горестные вопли; во всем Урарту я распространил рыдания, плач на вечные времена я устроил в Наири». Что же касается урартского царя Руса, он после разгрома ассирийцами его войска бросил боевую колесницу и ускакал. Источник писал о правителе армян: «Подобно ночной птице, которая летит перед орлом, сердце его трепетало от страха; подобно человеку, который пролил кровь, покинул он Турушпу, свою царскую резиденцию; подобно животному, которое бежит перед охотником, достиг он склонов своих гор; подобно рожающей женщине, бросился он на постель свою, питье и пищу отстранил он от уст своих, неизлечимую болезнь навел он на себя». Но в какой-то период Урартское государство стало брать верх над грозной Ассирией (VIII в. до н. э). Весом вклад армян в мировую культуру. Известны легенды, предания, поэма «Давид Сасунский», сказки, труд Моисея Хоренского и прочее.

Шумерское войско середины III тыс. до н. э.


В этическом отношении цари и правители старались придерживаться и определенных норм поведения. По крайней мере, в документах постоянно находим упоминания о том, что превыше всего на свете они ценят закон, порядок, истину, милосердие, добродетель и справедливость. Правитель Лагаша Урукагина, живший в XXIV веке до н. э., с гордостью оповещает о том, что вернул правосудие и свободу гражданам, расправился с алчными и жестокими чиновниками, положил конец несправедливостям, защитил сирот и вдов… Основатель III династии Ура Ур-Намму 400 лет спустя также издает законы, где говорит, что избавил народ от самых распространенных злоупотреблений со стороны чиновников, урегулировал систему торговли, позаботился о вдовах, сиротах и бедняках. Еще через 200 лет правитель Исина Липит-Иштар издал свод законов, где говорил, что боги поставили его на царство, «дабы он установил на земле правосудие, устранил всякий повод для жалоб, изгнал силой оружия всех врагов и бунтовщиков и принес жителям Шумера и Аккада благоденствие». В истории видим множество подобного рода деклараций о благих намерениях правителей. Ими, как говорится, довольно искусно «вымощен ад». И тем не менее основная часть жителей Месопотамии все же обладала юридическим правом. Еще Геродот отмечал, что почти у каждого жителя Ассирии и Вавилона была личная печать, которыми они фиксировали свое участие в тех или иных правовых актах. Лишь самые бедные не имели печатей, а выдавливали отпечатки своих ногтей на глине, когда приходилось выступать в суде свидетелями. Писец отмечал в документе: «Вместо печати приложили они свои пальцы». Крамер утверждал (на основании анализа поэмы «Гильгамеш и Агга из Киша»), что в ней говорится о том, что уже около 2800 года до н. э. в Шумере существовало нечто вроде демократического двухпалатного парламента. Так ли это на самом деле, сказать трудно.

Царь перед жертвенником


Но в отношении собственного люда даже цари старались соблюдать справедливость… Под словом «справедливость» понимали, конечно, соблюдение законов. Скажем, когда царь Саргон вознамерился создать новую столицу Дур-Шаррукин, он не стал сгонять людей с насиженных мест силой, но предпочел купить принадлежавшие им земли. Г. Масперо писал: «Саргон… решил основать тут свою резиденцию и скупил сразу у всех жителей их землю. Одни из них в вознаграждение за отобранные у них поля получили полную стоимость их серебром и медью, которая и была вписана в купчую; другие предпочли вместо денег получить в обмен за свои имения землю одинаковой ценности в другой местности. При этом было употреблено все старание на то, чтобы эти сделки были совершены с большою осмотрительностью и справедливостью, так, чтобы они не вызвали ни малейших основательных жалоб: подвергнись хоть один из прежних хозяев-собственников земли несправедливости, его проклятия непременно принесут несчастье новому городу».

Недаром имя Саргон (Шаррумкен) переводится как «царь истинен». В чем-то схож с ним правитель Энметена из города Лагаша (2350 г. до н. э.), что провозгласил эру Великой Справедливости. Некоторые даже увидели в нем предшественника Христа и Мухаммеда. По-своему старался сохранить элементы справедливости и Шульга (2093–2047 гг. до н. э.), царь Ура, царь Шумера и Аккада. Хотя тогдашнее общество приобрело ярко выраженный рабо-владельческий характер, а документы говорят о продаже в рабство бедняков, о росте временного рабства (должников), во введении к законам царя Шульги были такие строки: «Сироту человеку богатому он ни за что не отдавал, вдову человеку, власть имеющему, он ни за что не отдавал, человеку одного сикля человека одной мины он… не отдавал».

Саргон II с жертвенным козленком. Фрагмент


Носивший титул «великого человека» должен был заботиться о народе (чтобы сиротам и вдовам власти и чиновники не могли чинить зла). Согласно обычаю, над дворцом царя в день Справедливости должен был загораться факел, что значило: грядет отмена долгов, возвращение отнятых у бедняков земель, освобождение рабов. Как видим, «демократизм» был присущ некоторым правителям Древней Месопотамии. И не только им. За «гуманное управление» ратует и «Мэнцзы». В «Трактате учителя Мэн Кэ» (ок. 372–289 гг. до н. э.) сказано, что основой страны является народ, а не правитель. Он призывает восстановить будто бы существовавшую в Китае в глубокой древности систему «колодезных полей». Каждая семья земледельцев тогда якобы получала одинаковый надел земли и с семью другими дворами обрабатывала равный по площади девятый общественный участок. В трактате «Мэнцзы» присутствует и та мысль, что каждые 500 лет обязательно появляется истинный правитель, устанавливая надлежащий порядок в стране и оставляя его потомкам в качестве высокого образца.

Значение шумерского опыта велико. Тот стал образцом для последующих правителей. Об этой эпохе можно судить по остаткам г. Шудупума, основанного в 2000 году до н. э. От него остались не только улицы с домами и целыми кварталами, но и три тысячи табличек (документы, литература, частная переписка, математические тексты, древние законы). Судя по текстам, законы написаны за два века до законов Хаммурапи. Законы вавилонян изучались и пользовались немалым авторитетом и у ассирийцев. Хотя этот кодекс, как и другие более ранние аккадские и шумерские законодательные акты, непосредственно не был связан с тогдашней юридической практикой, но он скорее всего рассматривался как литературное выражение социальных обязательств царя. Иначе говоря, речь в нем шла все же не столько о нормативных актах, сколь о неких социально-нравственных ориентирах. Хаммурапи, создавший царство на обломках их городов, нанесший им смертельный удар, вероятно, ценил шумерский язык, не хотел допустить гибели этой высокой культуры и побудил записать все, что сохранила устная традиция шумер (певцы, сказители или музыканты).

Просмотров: 2787