Владимир Миронов

Древние цивилизации

Женщины – правительницы Египта

 


Женщина в Египте больше чем женщина. Она – еще и царица. Дело в том, что в Древнем Египте долгое время сохранялись элементы матриархата. Следует помнить, что фараоны восходили на престол после брака с наследницей. Хотя бывало, что правительницами Египта становились женщины… Правда, сохранилось не так уж много имен правительниц-женщин: египетская царица I династии – Мериетнит (около 3000 г. до н. э.); Хетепхерес I, супруга фараона Снофру и мать Хуфу; мать двух царей V династии – Хенткаус; первая женщина-фараон – Нейтикерт; женщина-фараон эпохи Среднего царства – Нефрусебек, царствовавшая 3 года; царица Хатшепсут; мать Эхнатона царица Тийа; Нефертити; божественная Клеопатра и др. Маргарет Муррей в книге «Блеск Египта» так описывает характер взаимоотношения полов и брачные законы: «Брачные законы Древнего Египта никогда не были сформулированы, и узнать их можно, только изучив браки и генеалогию. Тогда становится ясным, почему фараон женился на наследнице, не обращая внимания на кровосмешение, а если наследница умирала, то он женился на другой наследнице. Таким образом он оставался у власти… престол переходил строго по женской линии. Жена царя была наследницей. Женившись на ней, царь вступал на трон. Царское происхождение не играло никакой роли. Претендент на трон мог быть любого происхождения, но если он женился на царице, то сразу становился царем. Царица была царицей по происхождению, царь становился царем, женившись на ней». И все-таки египетской женщине не просто было достичь таких социальных высот. Традиции господства мужчин все же давали о себе знать и в древности.


Экспедиция царицы Хатшепсут в Пунт. Рельеф из храма в Дейр-эль-Бахри


Одной из первых цариц стала великая и несравненная Хатшепсут. Она правила как мужчина и фараоновским званиям придала «женские окончания» (на храмовых сценах ее изображали с мужским телосложением, лицо ее украшала привязная борода). Ее правление немало способствовало тому, что Египет превратился в мировую державу первого ранга. Фиванские царицы способствуют изгнанию гиксосов из страны. Заметим, что это привело к возникновению Нового царства. Ряд женщин из фараонова окружения принимали участие и в заговорах, как это было с наложницей Рамсеса III. В отличие от других стран женщина в Египте могла стать правительницей (разве что на Руси да в Британии женщина бывала царицей).

Царицам воздвигали памятники. Такова была усыпальница красавицы супруги Рамсеса II, Нефертари, «той, ради которой светит солнце». Увы, божественная Нефертари рано ушла в мир иной. В скалах Долины цариц ей высечена усыпальница, самый красивый памятник некрополя. Росписи занимают там 520 кв. м. Это одно из лучших произведений искусства эпохи Нового царства. Над портиком и сегодня можно прочесть слова: «Наследственная знатностью, Великая милостью, красотой, сладостью и любовью, Владычица Верхнего и Нижнего Египта, успокоившаяся Госпожа Обеих земель, Нефертари, Возлюбленная Мут». Хотя Диодор в «Исторической библиотеке» говорит, что у египтян «царица имеет больше власти и получает больше почестей, чем царь», ей все же приходится опираться в правлении на мужчин. Даже могущественная Хатшепсут искала опору в храмовой знати и вынуждена полагаться на распорядителей и жрецов. Она называла их «главой сановников», «главой начальников», «руководителем руководителей», «величайшими из великих» и т. д. Это и позволило ей находиться у власти 20 лет. В то же время ее продолжительное царствование служит неоспоримым доказательством того, что «гениальная женщина, будучи главою государства, может доставить славу великому народу и обеспечить его процветание».


Интерьер одного из залов гробницы Нефертари. Долина царей


В Месопотамии и у древних евреев девушки вступали в брачный возраст в 11–12 лет, а в Египте и того раньше – с 6 лет. Обычно же египетские женщины выходят замуж в 15 лет или еще раньше, становясь бабушками уже в 30 лет. Любовь переводится как «долгое желание». Правильнее было бы перевести это слово как «раннее желание». В египетской семье царят патриархальные отношения. Разводы были редки. Главной причиной развода являлось отсутствие детей. Если женщина выступала инициатором развода, она должна была вернуть мужу половину или треть имущества (суммы). Если же инициатором развода был мужчина, он терял все. В одном из сохранившихся документов (своего рода брачном договоре) говорилось: «Если я возненавижу тебя или если я полюблю другого мужчину, я верну тебе твое серебро и откажусь от какого-либо права на землю». Такого рода договора были необходимы, ибо браки в Египте заключались не только между молодоженами.

В брак вступали люди разных возрастов, ранее бывшие в браке. И тут без определения имущественных, в том числе земельных, прав было не обойтись. Важным было и то, что если женщина решалась на развод, общий ребенок, видимо, оставался у отца. Характерно, что среди арамейского населения женщины пользовались еще боўльшими привилегиями. Так, они не работали и зачастую выступали главными экономами в семье. Они могли дать ссуду мужчине и, как принято говорить, были главой семьи, крепко держа мужчин в руках. Масперо пишет о положении тогдашней египтянки в таком духе, что ей, возможно, даже позавидуют некоторые современницы в Европе: «Египтянка из простонародья и средних классов пользуется уважением и независимостью больше, чем где бы то ни было. Как дочь, она наследует от родителей долю, равную доле своих братьев; как жена, она истинная госпожа дома (нибит пи), чей муж является не более чем любимым гостем. Она уходит и возвращается, когда вздумается, разговаривает, с кем хочет, и никто в это не вмешивается; она показывается перед мужчинами с непокрытым лицом, в противоположность сирийкам, всегда закутанным более или менее плотной фатой». И все же, признавая весомую роль женщин Египта, отметим и то, что мужчина занимал в иерархии первые места.


Профиль Нефертари


Египтяне обожали своих матерей, жен, невест, дочерей… Аббас Махмуд аль-Аккад писал: «Мы не сможем понять, насколько египтянин консервативен или готов к бунту, если не поймем его любви к семье и его преданности традициям и семейным обычаям. Он консерватор в смысле сохранения семейного наследия, и во имя этого сохранения консерватизма он готов на восстание, чтобы защитить свои традиции. Египтянин может забыть все, за исключением чувства снисхождения, милосердия и норм поведения в своей семье». Мудрец времен Древнего царства Птахотеп, что оставил потомкам в назидание книгу мудрых советов, писал: «Если ты человек высокого положения, тебе следует завести свой дом и любить свою жену, как это подобает. Наполняй ее желудок и одевай ее тело; покрывай ее кожу маслом. Пусть ее сердце радуется все время, пока ты жив, она – плодородное поле для своего господина. Ты не должен спорить с ней в суде; не выводи ее из себя. Делись с ней тем, что выпадает на твою долю; это надолго сохранит ее в твоем доме». Другое изречение гласит: «Если ты молодой человек и берешь себе жену и вводишь ее в свой дом, помни, что тебя родила и вырастила мать. Не доводи до того, чтобы жена стала тебя проклинать, обратилась бы с жалобой к богам и они бы ее услышали… Не обременяй жену опекой, если ты знаешь, что она в полном здравии… Побольше молчи и наблюдай – только так узнаешь ты ее способности». Эти и иные признания указывают на уважительное и чрезвычайно бережное отношение мужчин Египта к своим женщинам и женам.


Нефертари подносит богам угощение


Семейные узы египтян крепки. Впервые в истории женщина тут встала вровень с мужчиной и семья стала строиться на основах взаимоуважения полов (с 2700–2500 гг. до н. э.). Даже на загробном судилище значение отношения мужа к своей жене рассматривалось как один из важнейших факторов благовидной жизни. Мужу говорилось: «Если ты мудр, оставайся дома, нежно люби свою жену, лелей и одевай ее хорошо, а также ласково успокаивай ее и выполняй ее желания. Если ты будешь далеко от нее, твоя семья развалится, поэтому раскрой ей свои объятия, позови ее, покажи ей всю свою любовь». Хотя в повседневной жизни бывало всякое, видимо, мужья и поколачивали жен, но в целом семья – это святое.

Все египтяне – одна большая семья. Розанов даже утверждал: «Египтяне открыли семью – семейность, семейственность». Далее он писал: «Чтобы открыть Египет, нужно было собственно в себе открыть семью» (курсив мой. – В. Р.). С превеликим изумлением он пишет о том, что никто из корифеев египтологии – Бругш, Масперо и другие – не догадался в своих открытиях и трудах восславить и воспеть египетскую женщину, «мать, над которою подняты ручки». В этом восхвалении их семейных традиций Розанов категоричен: «Только у египтян была МАТЬ, а у всех прочих мать».


Царь Пепи II на коленях матери, царицы Анхнесмериры II


Однако хотя египетская женщина и чувствовала себя увереннее, чем женщины других стран Востока и Запада, разумеется, и речи не могло быть о «равных правах» с мужчиной. Они не могли овладеть какой-либо серьезной профессией или ремеслом. Среди них не было ни писцов, ни скульпторов, ни художников, ни ученых, ни плотников. Некоторые из представителей высшего круга могли читать и писать. Им не дозволялось выступать в роли жриц, хотя при храмах был свой штат женской обслуги. Документы называют их «певицами» – они пели в хоре и танцевали для увеселения богов, аккомпанируя себе при помощи музыкального инструмента (систры). Иногда их рассматривали как наложниц бога, но свидетельств о сакральной проституции, имевшей место у других народов, нет. В том же Вавилоне выбор профессий у женщин был шире (парикмахеры, прорицательницы, колдуньи, писцы, служанки, водоносы, лавочницы, ткачихи, пряхи). Иные могли там даже заняться коммерцией, торговлей, научными изысканиями, получив право на известную свободу мысли в обмен на обет целомудрия и верности, но это было редким исключением.

Греки и египтяне в равной мере умели ценить любовь женщины. Они отдавали должное ее искусству ублажать мужчин и доставлять ему высшее наслаждение. Женщины – источник любви, огня и света. В любовном плане о них можно сказать, что они прелестны, как нежный цветок распустившегося лотоса: они – те, из-за любви к которым и восходит солнце. Поэтому нам показалось странным утверждение Г. Масперо, заявившего, что ему трудно представить египтянина в роли влюбленного, стоящего на коленях перед возлюбленной. Мы же с легкостью представили себе его – и у колен и между колен. И, хочу заметить, ничего противоестественного в этом жарком и жадном слиянии влюбленных мы не обнаружили.

Восток рано созревает для любви… В приторно-сладострастном воздухе Египта даже лотос словно стремится слиться в объятии со стеблем папируса. До нас дошло 55 любовных поэм, написанных на папирусах и вазах, которые датируются 1300 годом до н. э. Среди авторов любовных стансов – как мужчины, так и женщины. В одной из поэм, носящей название «Беседа влюбленных», мужчина так описывает возлюбленную: «Прекраснее всех других женщин, светлая, совершенная, звезда, поднимающаяся над горизонтом при рождении нового года, сияющая красками, с быстрым движением глаз, с чарующими губами, долгой шеей и чудесной грудью».


Сундучок Перпаути и его супруги Ади


В законодательных постановлениях, касающихся взаимоотношений полов, чувствуется известная строгость. Видимо, в ту далекую эпоху женщины, носившие одну сорочку, да и мужчины не прочь были при удобном случае предаться любви. Но за насилие, учиненное над свободной женщиной, виновного мужчину подвергали оскоплению, тогда как, скажем, за прелюбодеяние по обоюдному соглашению мужчина получал тысячу ударов палкой, а бедную женщину уродовали; ей отрезали нос (Диодор). Существуют истории, поведавшие о том, как за измену неверная жена была погребена заживо, а ее любовник брошен в пруд с крокодилами. В другом случае жену-грешницу, только замыслившую измену, но еще ее не совершившую, муж убил и бросил тело на съедение собакам. Восток всегда был суров в отношении женщин. Вряд ли эти ужасы случались часто, зная любвеобильность восточных семей. Об известной мудрости мужей свидетельствует и такое заявление: «Берегись женщины, которая выходит тайком! – советует писец Ани. – Не следуй за ней; она станет утверждать, что это была не она. Жена, чей муж далеко, посылает тебе записки и зовет к себе каждый день, когда нет свидетелей. Если она завлечет тебя в свои сети – это преступление; и ее ждет смерть, когда узнают об этом, даже если она не насладится изменой». Суровые законы, видимо, не всегда соблюдались, учитывая то, что для мужчин существовала свобода половых отношений (он мог в доме иметь ряд жен и наложниц). В Мединет-Абу мы видим довольного и ублаженного фараона, окруженного наложницами.


Роспись гробницы царицы Нофрет. Царство Рамсеса II. XIX династия


Но даже если женщины были неверны, мужья прощали им шалости, стоило тем поклясться в своей полной невинности. Женщины Египта пользовались правом на развод, что немыслимо, скажем, для иудеек или женщин Вавилона. Хотя власть мужчин на Востоке непререкаема и жена экономически зависит от них, отзвуки матриархата порой заметны в нравах и поведении Востока. Мать и в Древней Ассирии и Вавилонии занимала в семействе почетное место. Во многих документах имя ее стояло даже прежде имени отца. По ассирийским законам сын, оскорбивший свою мать, подвергался более тяжелому наказанию, чем за оскорбление отца. Однако согласно букве закона мужчина и женщина в Египте были равны в правах.


Изображение Мина


Тема интимных отношений между мужчиной и женщиной на протяжении большей части трехтысячелетней египетской истории оставалась закрытой для посторонних глаз. О том, как пары занимались любовью в те далекие времена, почти ничего не известно, что позволяет предположить, что вопросы эти решались, видимо, удовлетворительно и к взаимному удовольствию. Конечно, все разговоры об особом целомудрии древних египтян безосновательны. Мы помним, как жили первобытные народы (фактически в «свальном грехе»), знаем, как по сей день еще живут некие дикие племена. Об этом свидетельствуют фигуры итифаллических богов или так называемых «конкубинок». У всех народов полным-полно свидетельств довольно разнообразных поз в половых отношениях (в Азии, Африке, Европе, Латинской Америке). Что мы видим в этом плане в Египте? Эротике уделяется немного внимания в научной литературе. Автор статьи об эротике в шеститомном «Лексиконе египтологии», немецкий профессор Л. Штерк, пишет: вероятно, скромность (и типичное для Запада фарисейство) не позволяли публиковать известный со времен Шампольона первоклассный любовный памятник древнеегипетской культуры – так называемый Туринский эротический папирус (издан лишь в 1973 г. Й. Омлином). В какой-то мере сей пробел частично восполнила работа Л. Манних «Сексуальная жизнь в древнем Египте». Российскому читателю стоит рекомендовать статью М. Томашевской из журнала «Мир истории» (N№ 4–5, 2002). Воспользуемся и мы ее услугами.


Статуэтка Мина


Статуэтки женщин встречаются с эпохи Бадари и характеризуются определенной позой – руки под грудью. В следующий период (Негада) получают распространение на сосудах фигурки так называемых «танцовщиц», дам с поднятыми вверх и скругленными руками. При взгляде на их фигуры, на их мелодичное покачивание бедрами не верится, что перед нами скорбящие девы. Они больше напоминают танцующих женщин Востока, чьи руки вздернуты вверх и скорее обращены к мужчине, нежели к богу.


Священный бык Апис. Поздний период. Бронза


В династический период, в эпоху Древнего царства подобные статуэтки исчезают. На первые роли вышли мужские божества, играющие ведущие роли в пантеоне богов, олицетворявшие собой поклонение египтян фаллосу (один из них – Мин). К сожалению, на многих рельефах символы мужской силы и плодородия были уничтожены. Даже в известном мифе об Осирисе и Исиде прослеживается борьба за детородный член. Как известно, Осирис был умерщвлен родным братом Сетхом, да еще и расчленен. Но верная жена Исида собрала разбросанные по долине части тела супруга. Однако представьте себе ее разочарование, когда самую существенную деталь тела мужа она не нашла (ее проглотила рыбка). В конце концов ей все же удалось вернуть сокровище… В дендерском храме Хатхор, построенном в Греко-римский период, есть рельеф с изображением Исиды в образе самки коршуна, парящей над вновь обретенным фаллосом мумифицированного супруга.

Любопытно и то, как относились древние к этому орудию любви и потомства… Говоря о члене, египтяне обозначали его соответственно той ситуации или сюжету, в которых ему приходилось действовать. Вероятно, громкие эпитеты («могучий», «красавец» и т. п.) ему давали скорее женщины и, разумеется, если тот заслуживал подобной высокой оценки. В иных же случаях его обозначали проще, чисто функционально, как «инструмент» или «мотыга». В любом случае сей орган имел прямое отношение к эротике и любви (два эти понятия даже обозначались одним иероглифом). То почтение, которое испытывали древние к фаллосу, видно и на примере того, что в эпоху Древнего царства при мумификации фаллосы порой мумифицируют отдельно. В рельефах Мединет-Абу, храма Рамсеса III, имеется довольно редкое для Египта изображение: египтяне ведут подсчет убитых на поле брани ливийцев по отрезанным членам. Трудно сказать, почему они прибегли к таким методам подсчета. Возможно, опять же дело заключалось в том, сколь глубоко почитаем был сей инструмент у всех народов. Естественно, с особым трепетом и преклонением относились к божественному предмету дамы. Известно одно изображение ливийской царевны (с футляром для сего мужского атрибута). Такие же футляры носили египтяне в Додинастический период и в начале Раннего царства. В классическом Египте эта деталь сохранилась в царском костюме. Этот же символ достоинства и силы можно увидеть у карлика Беса, покровителя детей. В той же роли Бес выступал и в античных городах Северного Причерноморья, а также в соседних варварских поселениях. Женщинам, детям и, видимо, в широком плане материнству, покровительствовала богиня Туарет («Великая»), которую изображали в виде беременной бегемотихи, с висящими сосками. Нередко изображения Беса и его нагой партнерши (Бесет) находят в «комнатах инкубации» (в святилище Саккары), которые были предназначены для оздоровительных мероприятий паломников, что проводили тут ночи в мечтах и эротических сновидениях.


Ночной вид главного здания богини Хатхор


Древние египтяне заботились о своем потомстве и любили детей. Однако богиня Мут («Мать») не очень-то стремилась «стать матерью-героиней». У нее был лишь один сын от брака с Амоном – Хонсу. Гораздо большим почетом пользовалась богиня любви Хатхор. В честь ее устраивались пышные празднества, во время которых пили хмельной напиток (шедех). В лирических произведениях она выступала как богиня всех влюбленных. Поэты называли ее «Золотой», но умалчивали о детях. Под ее покровительством – все танцы и пирушки, а также дальние странствия. Возможно, древние прекрасно понимали, что между семейными обязательствами, повседневной (и рутинной, что уж там) жизнью с женой и влюбленностью все же есть некая разница… Хатхор – богиня скорее любовниц, чем жен. У нее есть рога, что, возможно, является неким тонким намеком для мужчин, которые и сами частенько носят подобные украшения. Все, кто жаждет любви и понимания женщин, должны обращаться к ней с просьбами и желаниями. Хатхор ассоциируется с переднеазиатскими богинями Астартой, Анат, Кудшу (егип. Кедшет), Шаушкой. Все эти богини известны как покровительницы плотской любви. В честь Хатхор со времени Среднего царства строили святилища на Синае, в долине Тимна и Библе. Одной из самых эротичных богинь была и сиро-палестинская Кедшет, появившаяся на египетских стелах со времен Нового царства.


Ритуальный систр с головой Хатхор


Имя упоминают в связи с обозначением месопотамских храмовых блудниц (кадиштум). Изображают ее обычно анфас и нагой, стоящей на спине льва. Она предстает перед богом Мином, изготовившемся «к бою». Тут же и переднеазиатский бог войны Решеп. Все это отражает общий исторический фон. Женщина являлась тогда предметом вожделения со стороны как своих, так и чужих мужчин. Как видим, богини любви популярнее богини Нут, что рожает детей каждое утро, а вечером их проглатывает. Актуальны и советы, как удовлетворить женщину и мужчину, а также, как предохраниться от зачатия и болезни. И уж на что верная пара Осирис и Исида, но и то тут Осирис однажды перепутал Исиду с ее сестрой, Нефтис. Чего не случится, когда живешь в одном доме. В общем и целом, египтяне вполне довольствовались обычным семейным счастьем и не искали приключений на стороне. Однако именно с эпохи Нового царства проникает в быт эротика.


Статуэтка царицы


Древнеегипетская семья была моногамной. К женитьбе поэтому относились серьезно. Часто можно было услышать историю, как трудно найти женщину, верную своему мужу (об этом писал даже Геродот). Поэтому нередки предостережения вроде тех, что в Поучении Птахотепа:

Если дружбой дорожишь
Ты в дому, куда вступаешь
Как почтенный гость иль брат, —
Обходи с опаской женщин!
Не к добру сближенье с ними,
Раскусить их мудрено.
Тьмы людей пренебрегли
Ради них своею пользой.
Женских тел фаянс прохладный
Ослепляет, обольщает,
Чтобы тотчас превратиться
В пламенеющий сардоникс.
Обладанье ими – краткий сон.
Постиженье их – подобно смерти!

Однако многие продолжали стремиться к обладанию женщиной, несмотря на все страхи и предупреждения: от юных писцов, что несмотря на запреты увлекались «девками», до царей и фараонов, к услугам которых был гарем (ипет), т. е. все эти «красавицы дворца» и «любимицы царя». Разумеется, у фараона была жена – Великая царская супруга. Царица в Египте являлась воплощением сладостной богини Хатхор, дочери солнечного божества. В задачи царицы входило рождение наследника фараону, то есть обеспечение законной преемственности власти, а также служение царю и обществу в роли общественного символа высшей красоты (ну и «предмета любви»).


Рамсес III за игральным столом


Царица обладала немалой политической и религиозной властью. Об этих функциях «Первой среди женщин царя» мы уже частично сообщали. Однако зная мужскую природу, можно предположить, что даже исключительное положение царицы, ее роскошные дворцы, наряды и богатые украшения, а также громкие эпитеты, подобные словам «Единственное украшение царя», не делали ее единственной обладательницей тела фараона. У того был довольно внушительный гарем (хотя и не в турецком смысле). Это была своего рода семья, где глава-мужчина имел несколько законных жен или «младших цариц».


Певицы и танцовщицы из гробницы в Фивах с одной из дам гарема


Впрочем, если те ему надоедали, к услугам были еще и наложницы (нефрут). Эти девы-красавицы, услаждая фараона всеми доступными способами, обитали в царском гареме и теряли свой статус лишь с рождением первого ребенка. Их еще называли «Сладостными в любви». Младшие царицы и нефрут наполняли дворец «красотой, любовью, ароматом». В одной из сказок (папируса Весткар) говорится о том, как однажды мудрец Джаджаеманх посоветовал затосковавшему вдруг фараону пойти и развеяться: «…Пусть твое величество отправится к озеру дворца фараона… Снаряди себе ладью с экипажем из всех красавиц внутренних покоев твоего дворца, (и) сердце твоего Величества освежится, когда ты будешь любоваться красивыми зарослями твоего озера, ты будешь любоваться полями, обрамляющими его, его красивыми берегами – и твое сердце освежится от этого»… Царь внял его совету и отдал приказание: «Пусть приведут ко мне двадцать женщин, у которых красивое тело, красивые груди, волосы, заплетенные в косы, и (лоно) которых еще не было открыто родами». При последних словах он красноречиво и выразительно посмотрел на своих слуг. «И пусть принесут мне двадцать сеток. И пусть эти сетки отдадут этим женщинам после того, как с них будут сняты одежды». Все было в точности исполнено. Потом женщин, вероятно, посадили на весла, и фараон отправился в любовное плавание. Девушки ублажали фараона песнями, игрой на музыкальных инструментах и танцами…


Вторая супруга Эхнатона – Кийа – в нубийском парике


В Египте была распространена и светская проституция, куда набирались отверженные и покинутые женщины, бродяжничавшие по стране и отдававшиеся каждому желающему. Подтверждением тому стала и папирусная находка в Египте (1891 г.), возвратившая нам изрядное количество стихотворений Геронда, из которых прежде были известны лишь скудные отрывки в виде случайных цитат. Как считают, Геронд жил в середине III века до н. э. и происходил с острова Кос. Его стихотворения, называвшиеся мимиамбами, написаны «хромающими» ямбическими триметрами. Они очень жизненны и реалистичны. Геронд описывал жизнь увлекательно и правдиво. Ряд живых сцен из его поэзии: изображение обольстительницы-сводни; описание манер хозяина публичного дома, что по-аттически ораторствует перед судом на Косе; образ учителя, поколачивающего бездельника-ученика по просьбе матери; восхищающихся храмом Асклепия дам, приносящих ему жертвы; ревнивицы, которая карает и милует рабов, когда ей вздумается; взволнованные подруги, ведущие интимную беседу о том, как побыстрее достать олисбы (так называли искусственные пенисы); или картина посещения женщинами лавки лукавого сапожника Кедрона. Сценки повествуют о повседневной жизни обитателей древнего мира, показывая ее с разных сторон, причем очень реалистично.


Прихорашивающаяся египетская проститутка. Фрагмент Туринского папируса


Гетера, несущая фаллос. Фрагмент древнегреческой вазы


Фаллос несли торжественно, как боевое знамя, водружаемое над поверженным врагом… Птицу-фаллос обычно сопровождали девушки из знатных родов, хотя случалось, что такой чести удостаивались и гетеры. Порой придумывали различные приспособления, которые еще более оживляли процессию и веселили народ. Французский историк М. Детьен отмечает, что аналогичные празднества имели место и в Египте: «Безусловно, египтяне знали Диониса, они узнали его даже раньше других. Подобно грекам, таким же образом они чествовали Диониса-Осириса. С той только разницей, что вместо того, чтобы шествовать с фаллосом, как эллины, женщины Египта несли статуэтки на шарнирах, которые они заставляли шевелиться, дергая за веревочки, и мужской член начинал бурно двигаться, пенис статуи был такого же размера, как и она сама. Непропорционально большой член Диониса-Осириса, который Геродот назвал бы по-гречески Приапом, таким, каким он предстал в городе Лампаске, но уже век спустя». На празднования Диониса колонии и союзники афинян должны были посылать свои дары в виде фаллосов. Самый большой, 60-метровый, украшенный золотой звездой, по описаниям, носили на празднике Диониса в Александрии, о чем имеется и документальное подтверждение Калликсена Родосского, которое он оставил, описав красочные фаллофории (то есть шествия с фаллосом), происходившие в этом городе в 275 году до н. э. Вероятно, это было и в самом деле потрясающее зрелище, почище нынешнего (весьма красочного) карнавала в Рио-де-Жанейро.


Женские и мужские развлечения


В одном из интереснейших произведений древнеегипетской литературы («Сказке о двух братьях») рассказывается о вполне реальном коварстве, измене жены. В ее основе лежит история двух братьев, один из которых (Бата) женился на коварной и неверной женщине. Не очень удачливым в выборе дамы оказался и старший брат. Несмотря на утрированный характер сказки, она примечательна в философском отношении. Погубив мужа, его жена вышла замуж за фараона. Но даже успешная социальная карьера не принесла ей счастья. И после того как она очутилась «в том интересном положении, что существует лишь для дам», наступил час расплаты. Получилось так, что она забеременела от своего мертвого мужа сверхъестественным путем. Но когда сын вырос, он после смерти фараона свершил над ней суд. Так что описанная выше свобода поведения египетских женщин была относительной.

Лицо нежней сирийских лилий
Избороздил жестокий страх,
И ножки розовые ныли
В тяжелых бронзовых цепях.
Как скалы сумрачной пустыни,
Стоял недвижно длинный ряд
Жрецов безжалостной богини,
Недосягаемой Маат.
И юный сын был с нею рядом,
Смотрел пытливо, как старик,
Давно, давно знакомым взглядом
В ее поблекший скорбный лик.
И вновь, как грозные раскаты,
Звучали страшные слова:
«Я – твой супруг, твой старый Бата,
Я жив, и месть моя жива».
В ответ раздался безотрадный,
Бессильный, жалкий женский плач,
И судьи были беспощадны,
И был безжалостен палач.
И утром около лоханки
Худые уличные псы
Глодали скудные останки
Недосягаемой красы…

О египетских женщинах, входящих в так называемый «царский круг», можно сказать, что они обладали дворцами и имуществом, могли занимать важные храмовые должности и получали за это особую плату. Они разделяли все превратности жизни с супругами, до пределов, которые немыслимы для древних греков. Итак, они обладали высоким статусом и были равны с мужьями перед законом.


Диадема египетской принцессы XII династии


И тем не менее история древнеегипетских цариц, как отмечает В. Головина, остается ненаписанной. Большинство цариц Египта исчезло из истории, напоминая тень царицы Эвридики, растаявшей во мгле царства Плутона. Важная попытка заполнить этот пробел была сделана в 1992 году, когда в ходе шестилетних работ удалось восстановить росписи знаменитой гробницы N№ 66 из Долины царей. Это один из лучших образцов настенной живописи в Египте. Гробница принадлежит царице XIX династии – Нефертари… «Жена царева, великая Нефертари Меритенмут» была супругой самого значительного фараона Нового царства – Рамсеса II. Египет вступил тогда в полосу своего расцвета. С именем Нефертари связано было несколько сотен надписей. Ее монументальные изображения превосходят по своим размерам и уровню мастерства все известные памятники древнеегипетских цариц. Уже то, что ей удавалось в течение 25 лет сохранять привязанность Рамсеса II, говорит о многом. Видимо, это было не очень-то легко, учитывая, что сей сластолюбец делил ложе с массой наложниц, сестрами и даже двумя дочерьми (это не помешало ему дожить до 90 лет).


Египетские танцовщицы


Если, говоря о Тутанхамоне и Нефертити, мы прежде всего вспоминаем яркие страницы собственно египетской истории, а с именем Александра – ее греко-македонский отрезок, то вот с именами Клеопатры, Цезаря и Антония в памяти возникает период правления Римской империи. В любовном романе египтянки и великих римлян сошлись две души – волевая душа Запада (Цезарь, Антоний), властная и победоносная, а рядом – жаждущая приключений и страсти душа Востока. «Воплощая двойственность священных образов, женское божество могло быть и доброй Хатор, богиней чувственных наслаждений и веселья, и опасной Сехмет, львицей – вестницей беды и коброй, способной останавливать врагов и грешников» (Ж. Юайотт). Так ведут себя все женщины Востока – они покорны и чувственны, как божественные обезьяны, и ревнивы, опасны и насторожены, как хищные тигрицы.


Бюст царицы Клеопатры из Британского музея


Если бы мы провели опрос среди мужчин, на всех континентах мира, в надежде узнать имя самой пленительной женщины всех веков и народов, то среди самых громких имен на одном из первых мест, помимо Нефертити, была бы Клеопатра, дочь царя Птолемея XII (69–30 гг. до н. э.). Эта умная женщина, ставшая царицей Египта (51 г. до н. э.), сумела обворожить двух известнейших политиков-воинов императорского Рима – Юлия Цезаря и Марка Антония. Кем же была эта чаровница? «Зловредная волшебница», «дрянь», «трекратная блудница» «беспутная египетская ведьма», «роковое чудовище» («fatale monstrum») или полубогиня, «чудо», «упоительная вакханка» «само вожделение»?


Драгоценные цепочки и пояс из найденных кладов


Говорят, в ее жилах текла греко-македонская кровь. Отрывочные сведения о ней встречаем у Плутарха и Диона Кассия. Оба уверяли, что Цезарь ради страсти к царице и начал бесславную войну с Александрией и Египтом. Царица, находившаяся в это время в изгнании, якобы дерзко пробралась к нему во дворец ночью (доставленная перед очи повелителя мира в тюке одежд или в ковре). В момент их встречи Цезарю было 53 года, Клеопатре – 21 год. Тот был очарован ее отвагой, речью, красотой. Он пытался примирить ее с царем, чтобы те могли царствовать совместно. Однако возник заговор, на Цезаря напали. Но тот спасся, подпалив при этом знаменитую Александрийскую библиотеку.


Один из образов Клеопатры


Визит Цезаря в Египет имел огромнейшее значение для Клеопатры. Опасные соперники устранены. Она стала полновластной царицей, родив императору сына (его назвали Цезарионом). Дион Кассий так описывал мотивы встречи: «Сначала она хлопотала о себе перед Цезарем через посредников. Потом, узнав, что он падок на женские прелести, сама обратилась к нему с просьбой: «Поскольку друзья не излагают мои дела верно, я думаю, что мы должны встретиться лично»». Она была прекрасна, сияя очарованием юности. У нее был прелестный голос, она умела быть обаятельной. Наслаждением было смотреть на нее и слушать. Она могла покорить любого – даже Цезаря, мужчину немолодого. Одним словом, cherchez la femme!


Римский император Юлий Цезарь


Помня, что Клеопатру называют «последним фараоном», попробуем разобраться в мотивах ее поступков. Самым важным для нее было – обрести власть над Египтом… Римляне стремились к созданию «всемирной империи» (подобной той, о которой грезил Александр). Богатства и житницы Египта были очень лакомым куском. Потому ему в честолюбивых планах политиков уделялось важное место (Помпей, Цезарь, Антоний и др.). О том, сколь заметную роль играл Египет в планах Рима, можно судить по речи Цицерона. Будучи консулом, тот выступил против планов Красса, Цезаря и группы политиков захватить Египет, приняв закон Рулла: «А Александрия и весь Египет? Как тщательно они их припрятали, как обходят они вопрос об этих землях, а тайком полностью передают их децемвирам! И в самом деле, до кого из вас не дошла молва, что это царство, в силу завещания царя Алексы, стало принадлежать римскому народу?.. И об этом столь важном деле будет выносить решение Публий Рулл вместе с другими децемвирами, своими коллегами? Будет ли он судить справедливо?.. Предположим, он захочет народу угодить: он присудит Египет римскому народу. И вот, он сам, в силу своего закона, распродаст Александрию, распродаст Египет; над великолепным городом, над землями, прекраснее которых нет, он станет судьей, арбитром, владыкой, словом, царем над богатейшим царством». Римляне видели в Египте прежде всего богатейший источник наживы и ресурсов (хлеб и проч.).

Подтверждений тому немало… Птолемей XII, надеясь заручиться поддержкой великого Помпея (Цицерон даже сказал: «Помпей всесилен»), послал в Дамаск венок из чистого золота стоимостью 4 тысячи талантов. Он же помогал его войску провиантом, фуражом, деньгами при взятии Иерусалима. Сюда слетались претенденты на мировой престол. Здесь побывал старший сын Помпея, Гней Помпей. Клеопатра дарит ему 50 военных кораблей и 500 всадников (возможно, что и ласки). После битвы за «римскую корону» убит Гней Помпей. Затем пришел час Цезаря прийти к алтарям Египта.

Тот имел в отношении Египта далеко идущие планы… «…то, что происходило здесь, когда он поселился среди колоссов древних фараонов, – пишет Фрей, – было началом осуществления давней мечты об универсальной монархии. Благодаря сокровищам Египта и исключительному географическому положению этой страны, позволявшему превратить ее в идеальную базу для новых войн на Востоке, Цезарь мог теперь завершить завоевание мира и единовластно править им, то есть воплотить в жизнь несбывшуюся мечту Александра. Помпей умер, и теперь ничто более не мешало ему осуществить это желание, которое он вынашивал с двадцати лет и во имя которого, тридцать два года спустя, развязал гражданскую войну». Он хотел закрепить за собой великую империю. И Египет стал одним из важнейших этапов его движения к цели.


Помпеева колонна


Цезарь не скрывал намерений, о чем косвенно упоминал и в «Записках». Говоря о причине восстания жителей Александрии против власти римлян, приводя их доводы, он не думает их опровергать: «Их главари так говорили на совещаниях и сходках: римский народ мало-помалу привыкает к мысли захватить это царство в свои руки. Несколько лет тому назад стоял в Египте со своими войсками А. Габиний; туда же спасался бегством Помпей, теперь пришел с войсками Цезарь, и смерть Помпея нисколько не помешала Цезарю оставаться у них. Если они его не прогонят, то царство их будет обращено в римскую империю». Овладев Египтом и Александрией, Цезарь возвел на престол Египта тех, кто готов был «верой и правдой» служить государственным интересам Рима и лично ему. Знавший многих женщин, Цезарь не прочь был «поближе узнать» и Клеопатру. Как скажет поэт о нашумевшем романе: «Пал он перед ней на колени и, обняв, жарко поцеловал в самую сердцевину чудеснейшего из лотосов, когда-либо произраставших на реке жизни». Бывает и от поцелуя беременеют!


Фигурка египетской девушки. Лейденский музей


В свою очередь и Клеопатра многим была обязана Цезарю и Риму. Рим помог ее отцу, Птолемею XII, вернуть трон. В последние годы она разделяла бразды правления с отцом, ощущая себя «хранительницей наследия Александра». Цезарь был необходим ей прежде всего для сохранения и упрочения власти (после того как Птолемей назначил Клеопатру и своего старшего сына и ее брата наследниками). Исполнителем завещания стал римский народ и сенат. Для достижения своих целей она воспользовалась страстным «пылом цыганки» (Шекспир). Клеопатра два года жила с ним на одной из вилл в роли любовницы. Ее ласки не позволяли ему забыть о главном: «Цезарь нуждается в Египте из-за его сокровищ, но он нуждается и в Александрии: из-за света разума – науки, искусства, философии, религии, – который египетская столица распространяет (пользуясь греческим языком) по обитаемому миру… И эта девочка-женщина, которую он уже держит в своих объятиях, прекрасно знает, что владеет ключами от того и другого».


Бюст Марка Антония


Писатели видят игру страстей там, где историк и философ разглядит политический интерес (пусть даже с каплей эроса). В основе планов завоевателя лежали политические и экономические интересы. Р. Этьен в книге о Юлии Цезаре заметил: «Еще до того, как он воспылал хорошо рассчитанной страстью к царице Египта, Цезарь получил предлог для вмешательства в дела Египетского царства». Впрочем, и Птолемей, ожидавший целых 20 лет согласия Рима на признание его законным царем Египта, делал все, чтобы привлечь на свою сторону римских богачей и политиков. Учитывая, что казна была пуста, он взял заем у римского миллионера Рабирия Постума, обещав уплатить Цезарю большие деньги – шесть тысяч талантов (сумма, равная годовому доходу от всего его царства). Итак, за кулисами любой крупной политической акции, как видим, всегда стояли и стоят огромные деньги.


Спящий Эрос. Мраморная скульптура


Повторяю и утверждаю: вожделенным желанием Клеопатры было желание утвердиться на троне. Любая женщина хочет одного – власти. Даже если свою власть над мужчиной она осуществляет, отдаваясь ему в пылком порыве. Несомненно, тут был трезвый расчет. Ей, получившей власть из рук умирающего отца, была нужна помощь Рима, победителя Африки и Востока. Приезд Цезаря стал бесценным подарком… В бреду любовной страсти ей уже грезился великий Египет, полновластной хозяйкой которого она должна будет вскоре стать. Возможно, она видела себя героиней великих трагедий – Андромахой, Кассандрой или Клитемнестрой. Разве битва римлян за столицу – Александрию, пожар Библиотеки и Мусейона, ее страстные объятия – не отвечали духу трагедии?! Цезарь же, покинув страну, оставил Клеопатре, помимо сына, три легиона. Но ведь и она помогла ему представить Рим в новом обличье, направив к нему своих архитекторов, строителей, чтобы Цезарь смог выстроить не кирпичный, а мраморный город. В Александрии был выстроен великолепный храм Цезаря. Вот как Филон описывал это сооружение: «Ничто не может сравниться с храмом Цезаря! Он возвышается напротив гавани и столь лепообразен, величествен, что подобного нет! Наполнен он окладами и картинами, со всех сторон блистает золотом и серебром. Велик, разнообразен и украшен галереями». Цезарь после его знакомства с Александрией поручил выстроить в Риме по типу Мусейона библиотеку и театр. Он и сам провел немало часов в знаменитой библиотеке. Затем привез из Египта александрийского астронома и математика Созигена и идею реформировать римский календарь. Отныне в году стало 365 суток (по длительности солнечного года – 365,25 суток). Год был разбит на 12 месяцев. Начало года перенесли с марта на январь. Хотя поэт Овидий и многие другие римляне возмущались этим явным нарушением самой логики природы: «Странно, зачем новый год начинают в холодное время? Разве не лучше начать его светлой и ясной весной?»

Если в романе Клеопатры с Цезарем больше политики, то в истории с Антонием громче глас любви. После романа с Цезарем (48 г. до н. э.) минуло семь лет. Конечно же, она не отказалась от давней мечты – завоевать Восток, завершить дело Александра и сделать Александрию центром ойкумены. Канва романа выглядит просто. Антоний не выдержал искуса, изменил Риму, женился на Клеопатре и стал фараоном. «И Римлянин забыл походы и солдат, без боя взятый в плен любовною отравой…» У этой любви была своя предыстория. Первый раз Антоний увидел Клеопатру, когда ей не было и 15. Ему тогда было 28 лет. Вторая встреча произошла через 14 лет. Мужчина в 42 года, прошедший военные кампании, пьянки и блудниц, не столь уж и пылок. Оставила горький след дружба с бездельником и мотом Курионом. Плутарх писал, что эта дружба оказалась для Антония настоящей язвой и чумой. «Курион и сам не знал удержу в наслаждениях, и Антония, чтобы крепче прибрать его к рукам, приучил к попойкам, распутству и чудовищному мотовству, так что вскоре на нем повис огромный не по летам долг – двести пятьдесят талантов».


Девочка Небетия, прислужница певицы Ми


Согласимся и с Д. Аккерман. Она трезво говорит о любви Клеопатры: «Самой большой ее приманкой был Египет, богатейшее средиземноморское царство, и римляне, тосковавшие по господству над миром, нуждались в ее власти, в ее флоте, в ее сокровищах. Союз с Египтом имел несомненный военный смысл. Цезарь и Антоний искали власти, не любви, хотя Клеопатра, возможно, способна была внушить страсть». Но разве страсть к царице – не является одновременно инструментом власти?! В свою очередь и Клеопатре стоило немалых трудов завоевать внимание Антония. Красавец, великий воин, наследник Цезаря имел всё и всех в своем распоряжении. К его услугам были все страны, которые он завоевал и в которых располагались на постое его легионы. Поэтому выбор дам у него был просто неограничен. Он спал без разбора со всеми – «с актрисами, рабынями, шлюхами, разыгрывавшими из себя матрон, и матронами, которые вели себя как шлюхи», – ему, Антонию, было наплевать на расовую принадлежность, и на возраст, и на общественное положение. Женщина должна быть женщиной и уметь делать в постели все, что попросит ее мужчина. Лишь тогда она достойна его внимания. Ему нужны были такие женщины, что и мертвеца заставят встать из гроба.


Музыкантши


Конечно, Антоний – это образец порочного гуляки, который начал свою половую жизнь в 16 лет с гомосексуальной любви к красивому юному извращенцу… Алкоголь стал его постоянным спутником. Вино оказывало на него возбуждающее действие, не меньшее, чем сражение. Он сражался, чтобы после победы устроить серию празднеств. Пьянки шли до утра. И конечно, дело не обходилось без женщин. Он не отказывал себе никогда в этом удовольствии. Однажды в период гражданской войны, находясь в италийских горах, он вызвал к себе красавицу актрису из Рима. Та за большие деньги дарила любовь всем, кто был кредитоспособен. Она согласилась сопровождать его при условии, что ее будут нести на носилках, словно императрицу. Антоний ничуть не удивился. Разодетую в шелк шлюху несли в роскошном паланкине, а за ней следовала процессия колесниц, нагруженных серебряной и золотой утварью для вечерних пиров и застолий. Антоний обожал пышные и помпезные зрелища. Вступая в покоренные города, он велел воинам запрягать в колесницу, в которой он с триумфом въезжал в город, львов вместо коней.


Статуэтка арфистки. Британский музей


Вот и пришел черед покорять Антония. В Клеопатре жила великая актриса. Она предстала в золотой ладье с пурпурными парусами (богиня Исида в одежде Афродиты). Корабль готовили, как сцену Большого театра или Ла Скала для особо пышного спектакля. Весь корабль обили золотом, покрыли серебряной фольгой, паруса сделали алыми, словно цвет зари. Трон царицы покрывал балдахин из золотой парчи. Рядом возлежали красивые рабыни в костюмах нереид и харит. Оркестр на палубе исполнял на флейтах, цитрах и свирелях затейливую мелодию. Ночью корабль светился огнями, как рождественская елка. Парад роскоши был устроен царицей несмотря на то, что Египет находился на грани полного экономического краха. Но цель оправдывает средства. Простой солдат Антоний, познавший нескромные ласки развратных женщин Рима, в лице ее вдруг узрел богиню, Афродиту… Словно в волшебной дымке, под звуки мелодий Востока, Клеопатра предстала перед ним в шелках, скорее обнажавших, чем скрывавших ее прелести, источая аромат сладострастья и неги. Характерная музыка Востока вызывала прилив каких-то странных и волнующих чувств.


Зеркало принцессы Сатхатхориунет. Золото, инкрустация. Каир


Романтики утверждают: страсть, а не заботы политики бросили Антония в жаркие объятия египетской блудницы. Возможно. Ходили даже легенды о массе любовников, которых она, зная похотливость мужчин, якобы заставляла платить за ночь любви чуть ли не головой. Она владела несколькими языками, но главным из них был язык любви. Да и сам Антоний был в расцвете сил: красив, статен, атлетически сложен (он считал себя потомком Геракла), из благородной семьи. К тому же красноречив и неглуп. Любя вино, лошадей и женщин, он знал все или почти все в искусстве таинств любви. Одним словом, «настоящий мужчина».


Одно из орудий египетского парикмахера


Чем удалось ей покорить Антония, так и осталось тайной… Что привлекло Антония в Клеопатре? Она слыла прекрасным оратором и даже была автором книг (по косметологии, гинекологии, алхимии, геометрии). Историк Аль-Масуди отмечал, что она познала науки, была расположена к философии, имела среди друзей ученых и подписывала своим именем книги. Труды ее известны знатокам медицины и искусств. Клеопатра обладала немалой энергией, волей, силой духа. «…Ту же несгибаемую отвагу проявляли все женщины из их семьи, другие Береники, Клеопатры и Арсинои, которые никогда не плакали и не сдавались, не отступали ни перед чем – ни перед инцестом, ни перед изгнанием, ни перед смертью своих детей, ни перед войной, ни перед необходимостью хладнокровно уничтожать противников (будь то даже их дети, братья, сестры, матери или мужья)». Говорят, вначале он пытался сопротивляться ее чарам. Возможно, царице пришлось употребить все известные ей мази, снадобья, травы. Подобно волшебнице Цирцее, она обратила против римлянина свои чары. Во всяком случае, Плутарх уверяет, что она владела неким «стрекалом», которое якобы и лишило Антония всяких надежд устоять перед чарами египтянки. В древности под «стрекалом» понимали острый конец палки, которой погоняют норовистого коня, или хлыст с металлическим шариком на конце (для той же самой цели), или жало осы или скорпиона. Но так ли уж необходимы настоящему мужчине какие-то игрушки, и уж тем более хлыст и палка, чтобы возжелать женщину, будь то царица или даже рабыня?!


Туалет знатной египетской дамы


Уверен, что к ее услугам были и другие средства, к которым прибегали и прибегают все дамы со времен первой соблазнительницы – прекрасной Евы. Вот как описывает Б. Хартц таинственные «орудия женских побед»: «Чтобы подчеркнуть свою красоту, египетские дамы не только покрывали лицо гримом. На туалетном столике, который, собственно, представлял собой не столик, а низенький ящик, они держали металлическое зеркало, горшочки для косметики, щипчики, лезвия и гребни. Большую часть времени и внимания уделяли уходу за глазами. Черную краску для век, так называемую кохл, используют на Ближнем Востоке и в наши времена, но сейчас ее делают из сажи. Зеленую краску делали из малахита, серую – из галенита. Эти минералы толкли, после чего изготавливали из них пасту, которую накладывали густым слоем на брови и вокруг глаз при помощи маленькой деревянной или костяной палочки или просто пальцем. Сохранилось изображение, на котором дама накладывает на губы помаду при помощи кисточки. Но большая часть красивых маленьких горшочков на туалетном столике дамы предположительно содержало масло. Египтяне любили покрывать тело маслом, что вполне объяснимо при их жарком и сухом климате. Духи египтян не были духами в нашем понимании, поскольку не имели спиртовой основы. Египетские духи (в основе) представляли собой ароматическое масло. Когда женщина желала, чтобы от ее тела приятно пахло, она использовала мирру и сладко пахнувшие масла, а также цветочные настои, например, «аромат лилии»». Помимо духов и прочих ароматических средств, имеются у женщин другие чары, о чем свидетельствует история Клеопатры и Антония, чары, устоять перед коими, видимо, не могут ни воин, ни политик.


Серьги египтянок


История романа Клеопатры и Антония – предмет изысканий ученых, писателей и поэтов (Шекспир, Шоу, Эберс, Зелинский). Ее, даже мертвую, преследовали сплетни и зависть. Говорят, природа не знала существа более прекрасного, но и более развратного, что имя ее любовников – легион, что мало кто из соратников и друзей Цезаря не побывал на ее ложе. Возможно, именно слава Клеопатры как непревзойденной любовницы покорила вкусы французов.


А. С. Пушкин. Гравюра Т. Райта


После египетского похода Наполеона, когда его армия вернулась в Париж, столицу охватила «египетская эпидемия». Все женщины вдруг страстно захотели «стать Клеопатрой». Они красили волосы в черный цвет, специально нагоняли вес, что для француженок вовсе не характерно. Египетские наряды, восточные духи, эссенции, курение кальяна, вообще все восточное вошло тогда в моду. Иные искренне ее полюбили. Эберс описывал так свои чувства: «Если во время работы он полюбил свою героиню, то это случилось потому, что чем яснее обрисовывалась для него личность этой замечательной женщины, тем более он убеждался, что при всех своих недостатках и слабостях она заслуживает не только сострадания и удивления, но и той преданности, которую умела возбуждать в людях». В ее честь слагались стихи (А. Пушкин, В. Брюсов, А. Ахматова), писали пьесы (Шоу), ставились фильмы. Романтическая легенда, гимн любви пламенных сердец никого не оставил равнодушным. Ахматова писала: «Уже целовала Антония мертвые губы,// Уже на коленях перед Августом слезы лила». Иначе взглянул на Клеопатру наш африканский Ромео – Пушкин.


Русская «Клеопатра» – Н. Н. Гончарова


Знавший, пожалуй, ничуть не меньше женщин, нежели Клеопатра – мужчин, поэт в «Египетских ночах», вложив свои слова в уста импровизатора, со знанием дела говорит о царственной Клеопатре:

Чертог сиял. Гремели хором
Певцы при звуке флейт и лир,
Царица голосом и взором
Свой пышный оживляла пир;
Сердца неслись к ее престолу,
Но вдруг над чашей золотой
Она задумалась и долу
Поникла дивною главой…
И пышный пир как будто дремлет,
Безмолвны гости. Хор молчит.
Но вновь она чело подъемлет
И с видом ясным говорит:
«В моей любви для вас блаженство?
Блаженство можно вам купить…
Внемлите ж мне: могу равенство
Меж нами я восстановить.
Кто к торгу страстному приступит?
Свою любовь я продаю;
Скажите: кто меж вами купит
Ценою жизни ночь мою?»

Пушкин написал этот стих в 1828 году, когда его одесский роман с графиней Воронцовой, cherre Elleonora, уже близился к концу. Размышляя над властью любви над женщиной, он писал: «Над женщинами магнетизм делает чудеса. Я был свидетелем таких примеров, что женщина, любившая самою страстною любовью, при такой же взаимной любви остается добродетельной; но были случаи, что та же самая женщина, вовсе не любивши, как бы невольно, со страхом исполняет все желания мужчины, даже до самоотвержения. Вот это и есть сила магнетизма». Но ведь и его ожидала женитьба на красавице Гончаровой. Уж не ощущал ли Пушкин в своем подсознании, что он, подобно Антонию, ее любовь «ценою жизни купит»?!


Египетская царица


Впрочем, все женщины Египта, становившиеся царицами, не останавливались ни перед чем ради овладения высшей властью. Главным призом в этой битве всегда был Египет. Однако конец Клеопатры драматичен. Риму она виделась коварной колдуньей и искусительницей. Поступки Антония с точки зрения римской морали также далеки от норм приличия. Он имел законную жену – Октавию, родившую двух детей от него и имевшую трех детей от предыдущего брака. А ведь Октавия – сестра Октавиана, будущего могущественного Августа, императора римлян.


Антоний и Клеопатра у мыса Акций


Учитывая сложность взаимоотношений Рима и Египта, немудрено, что римляне люто возненавидели Клеопатру, ставшую, как считали многие, причиной гражданской войны и измены «их Антония». Плутарх, воздавая должное магии и чарам присущим ей («чарующая сила», «таинственная прелесть»), подчеркивает то, что она «оставляла жало в душе тех, кто ее знал». Евтропий заметил: «Он (Антоний. – В. М.) также учинил великую гражданскую войну по настоянию жены своей Клеопатры, царицы Египта, поскольку, по алчности своей женской, возжелала она царствовать в Риме. Он был побежден Августом в знаменитом сражении у мыса Акций, который находится в Эпире, и бежал в Египет. Там, отчаявшись в делах своих, когда все от него ушли к Августу, покончил он жизнь самоубийством. Клеопатра же, приложив к груди змею, погибла от ее укуса (30 г.). Египет был присоединен Октавианом Августом к римскому государству».

Царица Египта мужественно встретила свое поражение и смерть. С момента встречи с Цезарем и триумфа «судьба уже начала втайне готовить ее падение». Узнав, что ее любимый Антоний покончил с собой, бросившись на меч, и не желая попасться живой в руки войск Октавиана, вторгшихся в Египет, она распрощалась с жизнью. Смерть пришла от укуса ядовитой змеи или от укола золотой булавки с ядом. Пришла смерть, «нежная и сладкая, как ласкающая дремота египетских ночей». На ее смерть откликнулся стихотворением и римский поэт Гораций:

Взглянуть смогла на пепел палат своих
Спокойным взором и,
разъяренных змей
Руками взяв бесстрашно, черным
Тело свое напоила ядом,
Вдвойне отважна. Так, умереть решив,
Не допустила, чтобы суда врагов
Венца лишенную царицу
Мчали рабой на триумф их гордый.

Однако пышный триумф в честь победы над Египтом в Риме все же состоялся в 29 году до н. э. В шествии воины Октавиана вместо царицы несли образ Клеопатры со змеей (змея в Египте считалась эмблемой царской власти). Август приказал убить ее сына от Цезаря, Цезариона, но пощадил других детей (в том числе Клеопатры и Антония). Их взяла его сестра, Октавия, «и вырастила наравне с собственными детьми» (Плутарх). Октавиан с надлежащими почестями похоронил великую царицу (рядом с Антонием)… Клеопатра все же «отомстила Риму»: соблазнив его сынов и дочерей эротической культурой Востока, она тем самым подорвала строгие патриархальные принципы латинской жизни. Римские воины, вернувшиеся из победоносных походов, отныне думали лишь о том, «чтобы хорошенько воспользоваться доходами с имуществ, приобретенных в царстве Птолемеев, и полюбили досуги дачной жизни, праздники, красивых женщин и развлечения» (Г. Ферреро).


Р. Саделер. Смерть Клеопатры


Клеопатра не раз в дальнейшем будет становиться объектом повышенного интереса ученых и писателей. Легендарная царица Египта, несомненно, натура двойственная. В жизни она была холодна и рассудочна, если этого требовали ее интересы. Не будем забывать, что когда ее родному брату исполнилось 15 лет и возникла угроза ее власти, она отравила его, ни минуты не колеблясь. Очаровав Антония, она тут же требует у него голов заклятых врагов. И он по ее навету покорно убивает сестру Арсиною, укрывшуюся в эфесском храме Артемиды. Две половины души царицы взаимодействуют каким-то таинственным, не всегда понятным образом. Зелинский в очерке «Антоний и Клеопатра» (1902) писал о свойствах ее души: «Первая своим видимым коварством и вероломством вызывает иллюзию сознательности и расчета; говорю – «иллюзию», так как настоящей сознательности в ее действиях так же мало, как в действиях лисицы или змеи, и мы скорее должны признать в них природный инстинкт самки, смутно чувствующей, что ей следует быть распорядительницей любовных чар, чтобы не стать их жертвой. Вторая – вся упоение, вся восторг, вся преданность и самопожертвование. Апофеоз же Клеопатры состоит в том, что эта вторая часть души освобождается от назойливого надзора и вмешательства первой и победоносно увлекает ее в тихую пристань смерти». Автор называет ее «царицей сказки», ярким, но ядовитым цветком, выросшим на перегное рода Птолемеев, богатырского, но во времена Клеопатры уже расслабленного и отравленного кровосмесительным браком.


Стела с изображением Клеопатры, жертвующей вино богине Исиде. На ней Клеопатра изображена как фараон и в греческой подписи названа «богиней»


Прах Клеопатры давно истлел… «Мой прах несчастный не хранит гробница. В деяньях мира мой ничтожен след», – скажет о ней поэт Валерий Брюсов. Но образ ее продолжает волновать умы и сердца. Запад и Восток пристально вглядываются в «зеркало Клеопатры», словно надеятся рассмотреть в ней извечную женскую тайну. Так кем же она была: «змеей Нила», «буйной блудницей», «сладострастной кошкой» или просвещенной правительницей, африканской царицей? Б. Холланд пишет: «До сего дня каждый сталкивается с проблемой определения ее роли: была ли Клеопатра игрушкой страстей, пылкой необузданной царицей, прекрасной женщиной, превращавшая сам воздух вокруг нее в огонь желаний, или трагической фигурой, чью обнаженную грудь укусила змея, когда та решила принять мученическую смерть ради любви к Антонию. Вышло, что наиболее известные экранизации ее образа в Голливуде (Теда Бара, Клаудетт Колбер, Элизабет Тейлор) поведали нам лишь о том, как здорово было наслаждаться богатством в первом веке до Рождества Христова, проводя целые дни в ванной, а ночи в постели, полной запахов ароматических веществ». В кино можно увидеть и то, как в бокале вина растворяется жемчужина (что невозможно). Клеопатра только тем и занималась, что проводила время в безделье. Ядовитая змея покажется небольшой платой за подобную роскошную жизнь. Писательница призывает не верить во всю эту голливудскую чушь.


П. Миньяр. Смерть Клеопатры


Статуи египетской царицы были показаны и на выставке в Британском музее (2001). Реальная Клеопатра, соблазнившая Юлия Цезаря и Марка Антония, ставшая вдохновительницей музы поэтов, воплощенная в кино такими признанными красавицами, как Элизабет Тейлор, Вивьен Ли, Софи Лорен, представлена полной некрасивой женщиной ростом чуть выше полутора метров. «Чем больше мы изучаем изображения Клеопатры, тем меньше мы уверены в ее красоте», – с сожалением сказала куратор выставки С. Уокер. Сегодня историки больше внимания уделяют ее культуре, образованности и таланту администратора. Хотя почему-то именно красота женщин (даже никогда не существовавшая) дольше всего живет в воображении. Легенда о Клеопатре оказалась на удивление прочной, подтвердив правило: женщина достойна любви. «Я снова женщина – в мечтах твоих». Такой ее и предпочитают запомнить потомки – непременно красивой!

Просмотров: 2450