Владимир Миронов

Древние цивилизации

Роль образования, знаний и писцов

 

Тайна письменности многим казалась сродни волшебству. В Египте существовало два вида письменности. Один из них был тайнописью и его скрывали от простолюдинов. Вспомним, как царь Ашшура с гордостью сообщал потомкам о своих успехах в деле овладения письменностью: «Я, Ашшурбанипал, постиг мудрость Набу (Набу – бог науки и письма у обитателей Двуречья), все искусство писцов, усвоил знания всех мастеров, сколько их есть. Постиг скрытые тайны искусства письма…» Учеба в Египте начиналась с пятилетнего возраста и продолжалась 12 лет. Процесс обучения «в школах» ограничивался передачей простейших знаний и представлений о мире. Важно было научиться писать красиво и четко. В программах обучения молодежи Египта в древности преобладали культовые тексты, памятные надписи, астрологические подсчеты, чиновничьи формуляры, письмовники и т. д. Заучивая классические тексты, «Гимн Нилу» и «Поучение Аменемхата», египтянин затем учился считать, овладевал искусством рисунка, учил историю и географию, знакомился с законами и уложениями страны. Впрочем, все это относилось уже к египетской «высшей школе», где профессиональное обучение длилось довольно долго, иногда до 25–30 лет. Наукам и письму вначале обучались лишь избранные, египетская элита.

Девочка с табличками для письма


Обучение шло в основном в рамках устных традиций, ведь папирус стоил недешево… А. Хомяков, автор знаменитой «Семирамиды» (он писал ее 20 лет, столько же строили пирамиду Хеопса), писал: «Просвещение ранних веков передавалось не книгами и не журналами, но живою речью и живыми сношениями народов». Однако рождение письменности стало событием исключительным. Многие приписывают себе первенство в этом важнейшем изобретении, хотя, возможно, системы письма рождались одновременно в разных частях мира. «Один факт не подлежит сомнению, это тот, что Египет ни от кого не заимствовал своей первоначальной грамоты и что эта грамота была чисто образная, иероглиф в своей первобытной простоте… Отсутствие иероглифов в Индии и на Востоке доказывает, что начала религиозное и племенное были… перенесены с берегов Африки в Южную и островную Азию, прежде чем Египет достиг своей самостоятельной жизни. Нельзя отрицать связи между системою китайцев и египетскою, но невозможно и доказать прямую зависимость китайских письмен от египетских…»

Юные египтянки


Великая империя, а таковой бесспорно тридцать три с половиной века тому назад был Древний Египет, нуждалась в большом числе обученных ремесленников и мастеров. При резиденциях фараонов, в главных храмах создавались школы и учебные заведения. С помощью учителей совершалось превращение «примитивного дикаря в варвара», а затем того же варвара – в образованного египтянина или грека. Прежде чем достигнуть состояния цивилизации, примитивный дикарь должен был из варвара превратиться в «человека низкого типа», а затем в грека гомеровского века, еврея времен Авраама, китайца эпохи Конфуция. Прогрессивное развитие периода цивилизации в той или иной мере было свойственно человечеству. Такие места, где совершалось подобное таинство, пользовались почетом. Учебные заведения находились при известных храмах (храм Пта в Мемфисе, храм Солнца в Гелиополисе, храм Осириса в Абидосе и др.). Властители, разумеется, были заинтересованы в высоком уровне подготовки своих специалистов. Ведь это они возводили каналы, строили храмы, создавали жилища для вечности (гробницы).

Гермес Меркурий Трисмегист


Образование первоначально носило культово-религиозный характер. Учителя и ученики восхваляли мудрость всесильных богов, пытаясь снискать их благословение – Амона, Ра и Пта в Египте, Зевса и Афины – в Греции, Юпитера и Минервы – в Риме, Тинит и Ваал-Мелькарта – в Карфагене и т. д. Вспомним, как в одноименной трагедии Эсхила Прометей утверждает, что он сделал неразумных людей разумными, обучив их искусству мысли. «Я научил их первой из наук – науке чисел и грамоте; я дал им и творческую память, матерь Муз», – восклицает он. Древнегреческий драматург в образной форме выразил тут пантеистические взгляды современников. Просветителей нередко обожествляли. Вавилоняне наделяли фантастическими чертами некоего Оаннеса, сообщавшего людям массу важных и нужных сведений. Греки возвели в ранг полубога мореплавателя Кадма, якобы привезшего в Грецию искусство письма. Египтяне, как известно, обожествили Тота.

Кем он был в действительности? Человек он или бог? Некоторые комментаторы полагают, что он был одновременно тем и другим. Его путают с другими богами (были первый и второй Гермес). Тота называли изобретателем иероглифов, покровителем наук и переводчиков. Он мастер всех наук и искусств, знаток всех ремесел, Правитель Трех Миров, Писец Богов и Хранитель Книг Жизни. Писцы считали его своим покровителем и несли ему щедрые дары. Палетка писца была его атрибутом. Письменный прибор у египтян имел священное значение и считался «останками Осириса». Тот – покровитель науки, как бог Пта – бог искусств и покровитель художников. Развитие египетской цивилизации немыслимо без имени Тота, ибо все мудрое, творческое, познавательное, созидательное шло от него.

Символический образ Гермеса


Египтяне считали, что Тот измерил землю, небо, сосчитал звезды («сосчитал небо и (все), что на нем»). Тоту приписывают «Книгу Мертвых» (первая глава книги влагается в его уста, тогда как главы 30?я и 64?я идут как откровение бога). Он считался у египтян «идеалом высшей премудрости и правды, олицетворением лучших сторон человеческой природы, воплощением идеи откровения», олицетворением ума. В царстве живых Тот выступал как автор священных книг, он вел хронику царей, записывая имена на листьях священного древа. Его изображение можно было видеть на видном месте в библиотеках, канцеляриях и кабинетах. У писцов он считался наивысшим авторитетом, его имя использовали как заклинание. Писец Эннана, закончив одну из книг, скажет: «Кто будет возражать против этой книги, да будет Тот ему врагом!» В загробном царстве Тот держал в руках весы, на которых взвешивались все поступки покойного (неправедные поступки). Тот выступает в роли адвоката перед судом присяжных. Вокруг него боги слушают так называемую отрицательную исповедь усопшего и готовы пожрать виновных. Именно великий маг, чародей Тот воскресил Озириса, убитого Сетом. Так гласит легенда.

Интеллектуальная жизнь Египта шла под его знаком. Он управлял языками, записывал дни рождения и смерти, вел летописи. Покровительством Тота пользовались архив и библиотека Гермополя. В эллинистический период ему приписали создание священных книг, таких как «Книга дыхания», якобы обладавшая магической силой. Эту книгу, как и «Книгу Мертвых», помещали в гробницу. Считалось, что он царствовал на земле после Гора в течение 7726 лет.

Бог Тот – ибисоголовый


Гермес Трисмегист, имевший общее имя с богом Тотом, выступая в роли тайновидца незримого мира, походил на Гермеса греков. Выступая провожатым царства мертвых, он присутствовал на суде у Осириса. Гермес Трисмегист считался отцом оккультных наук, он – автор 18 трактатов-диалогов на греческом и латыни, объединенных в сборник «Поймандр» («Пастырь мужей»). Он считал: лишь с помощью совершенного знания можно обрести бога и стать его живым воплощением.

Гермес попал в мифологию греков, а затем римлян под именем Меркурия. Герметизм представлял собой комбинацию стоических, платоновских и аристотелевских идей и, вероятно, относился к III или II векам н. э., когда в кругу образованных египтян возникла необходимость осмыслить греческое наследие. Элементы египетского культурного национализма говорят скорее в пользу этого предположения, чем наоборот. То обстоятельство, что ни человек огромных энциклопедических знаний Климент Александрийский (конец II – начало III в. н. э.), ни Ориген (185–255 гг. н. э.) ничего не говорили о герметических сочинениях, упоминая лишь об одном египетском мудреце, Тоте, подтверждают предположения ученых.

Тот – бог Разума, наук, знаниий, мудрости, образования и мысли. Английское слово «thought», означающее «мысль», произошло от имени «Тот». Тот вел счет дням, месяцам и годам, и его называли «владыкой времени». Он создал письменность, научил людей счету и письму, совмещая в себе функции бога мудрости, изобретателя письма, покровителя науки и литературы. Именовали Тота – «который подает словеса и писание», «владыка Слова Божия». «Слово Божие» в этом случае выступало как технический термин для иероглифического письма и для выражения словесности. Почитали бога со времен фараонов I династии, о чем говорят палетки с его изображением и святилища его имени времен царя Нармера. Святилище Тота находилось в скрытой зоне района пирамид в Гизе. Говорят, Большой сфинкс смотрит на тайное святилище Тота, охраняя вход в него. Изображали его в виде человека с головой ибиса (болотной птицы). Полагали, богу ведома тайна особой премудрости.

Откуда явился к египтянам сей бог? Как свидетельствует Б. Тураев, во все времена египетской истории богу Тоту сопутствовал эпитет «владыка Града Восьми», то есть владыка города, носившего в древности имя Хмуну, в греческие времена – Гермополя Великого, в коптское время – Шмун, в арабскую эпоху – Ашмунейн. Город и относящийся к нему ном располагались в центре Нильской долины, находясь на пересечении торговых путей, ведущих в Судан и Азию. Масперо нашел данные о существовании там таможни (в греческую эпоху). Видимо, в глубокой древности область благодаря благосостоянию и богатству раньше других смогла вступить на путь культуры. В конце II тысячелетия до н. э. гермопольские монархи, являвшиеся жрецами Тота, носили титул «сыновей Тота». Во времена XIX династии Тота изображали записывающим имя фараона на священной сикиморе. Некоторые фараоны брали себе его имя, звучавшее как «дитя Тота».

Его женой называли богиню письма Сефхетабуи (Сешат). Тот выступал в роли писца и секретаря бога Ра, записывая его указы и откровения. В загробном царстве на суде Осириса он записывал результаты взвешивания сердец умерших на весах истины. Поэтому его называли «владыкой истины». Эмблемы Тота – знак жизни анкх, лунные диск и полумесяц, чернильница, крест тау, число «восемь», секира, весы и палитра. В незапамятные времена в Египте (стране Мизраим) у жрецов города Мемфиса якобы существовала некая волшебная книга из 78 страниц (каждая страница – золотая пластина). Анонимным автором ее считался Гермес или Тот. Страницы книги содержали ряд чисел и букв, смысл которых, как считалось, находится в таинственном соотношении с людьми и предметами. В «золотой книге» якобы и была сокрыта вся мудрость Древнего Египта. Тот собственноручно изложил мудрость мира в 42?томном сочинении. Ямвлих же утверждал, что сей бог был автором целых 20 тысяч книг.

Надпись на египетской стеле


Климент Александрийский, который еще застал Египет сохранившим древние традиции (во II в.), говорит о 42 «гермесовых» книгах, ставших каноном священной египетской литературы. Из этих 42 книг, по словам Климента, в 36 и была заключена вся философия египтян, их выучивают жрецы. Шесть остальных касаются пастофоров, они медицинского содержания и говорят об обустройстве тела, о болезнях, об органах, лекарствах, глазах и, наконец, касаются женской гинекологии. Среди тех, кто исправлял соответствующие функции, были певцы, поющие гимны богам и царям, знатоки астрономии, грамматики, математики, юриспруденции и экономики (у египтян профит заведовал распределением доходов). К священной литературе относили и научные произведения. О том, насколько высоко в то время ценили научные и медицинские познания, говорят, скажем, такие факты: некий медицинский рецепт якобы нашли в ковчежце под ногами бога Анубиса в Сехеме (Летополе), при его величестве царе Усафае. Другая книга благодаря таинственным действиям богини попала в руки главного чтеца храма. «Земля тогда была во мраке, но луна осветила лучами книгу. Ее принесли как чудо царю Верхнего и Нижнего Египта Хеопсу». Так же обнаружили 64?ю главу Книги мертвых – ее нашли в Гермополе, в храме, лежащей у ног великого бога Тота.

Видимо, из страниц «Книги Тота» родилась магическая колода карт Тарот, излюбленное средство средневековых оккультистов и гадалок. Знатоки эзотеризма утверждают, что таинственная «Книга Тота» представляет собой колоду Тарот из Богемии. В ней 78 листов с разными диковинными изображениями, включая сценки из жизни египетских богов. Другие считают, что великая «Книга Тота», являвшаяся «ключом к бессмертию», была утеряна. Хотя иные говорят, что все же удалось спасти драгоценные знания, и они по-прежнему передаются от мага к магу, минуя профанов и непосвященных. Тота и Гермеса Трисмегиста именовали «Трижды Величайший». Его считали величайшим среди философов, величайшим из жрецов и величайшим из царей. И еще один показательный эпитет Тота: «Первый Интеллигент».

Небольшую группу жрецов, писцов, фараонов, купцов можно назвать «грамотными» или «посвященными», т. е. умеющими читать и писать. Жрецы считались носителями высших знаний. Отдельную группу составляли маги. Они могли предсказать будущее и якобы даже вернуть жизнь умершему. Подобные люди считались в Египте чародеями и носили особый титул – «человек-амулет».

Возможно, под именем Тота или Гермеса Трисмегиста выступало целое сообщество писателей и ученых древности. Дж. Браун отмечал в «Истории химии»: «Оставляя позади халдейский и ранний египетский периоды, о которых у нас нет письменных свидетельств и из которых до нас не дошло имен химиков или философов, мы приближаемся сейчас к историческому периоду, когда книги стали писаться не на пергаменте или бумаге, а на папирусе. Целый ряд ранних египетских книг приписывается Гермесу Трисмегисту, который, может быть, был настоящим ученым или же персонификацией многих поколений писателей… Он идентифицировался греками как бог Гермес и египтянами как Тот или Тути, бог луны, и рисовался в древности как человек с головою ибиса, увенчанный серпом луны. Египтяне считали его богом мудрости, письма и летописи. Вследствие огромного уважения, которое питали старые алхимики к Гермесу, химические сочинения назывались «герметическими»… Мы обнаруживаем тот же корень в герметической медицине у Парацельса и в герметическом масонстве средних веков». Слава его дошла до нас.

Расклад магической колоды карт Тарот


В сегодняшней России иные, пытаясь обрести не только «истинные знания», но и установить «передовое сознание XXI века», также обращаются к писаниям Гермеса Трисмегиста. Они утверждают, что Свет сегодня идет не с Востока. «Духовный Свет проливается через Северные Врата», из зоны Северного полюса. Объясняют они свои построения тем, что якобы с севером были в далеком прошлом связаны легендарные земли, гора Меру и первая цивилизация таинственной Гипербореи. Заманчиво, но туманно звучит мысль: «Первая истинно духовная цивилизация истинно духовной расы, населявшая северные земли, принесла и подарила людям Свет».

Молодое человечество жадно впитывало в себя новое знание. «Касты ученые или высшие принимали знание со всеми его символами, потому что символы, соединявшиеся в целый и полный миф, дают мысли прочность и неизменность; они – говоренное письмо, имеющее жизненную силу, чуждую самой мысли, но вспомогательную для нее; они – замена грамоте писаной». Видимо, не стоит недооценивать уровень грамотности жителей Древнего Египта. Особенно если принять во внимание груды документов, которые дошли до нас из глубин тысячелетий. Эти горы высотой в 20–70 метров, которые арабы называли «ком», существовали едва ли не в каждом поселке. Они и стали в наше время главным местом находок папируса.

Надпись Аменемхета III


Древнее общество, как и наше, не могло обойтись без чиновников. Обществу требовался довольно многочисленный класс «грамотеев», который мог вести и содержать в должном порядке документацию. Писцы составляли всевозможные письма, жалобы, разного рода прошения типа «Пожалей меня, бедного (умеренного)» и т. п. Отец приучал сына уважать труд писца: «Я постиг тяжелый физический труд – отдал сердце буквам. Я также любуюсь человеком, который свободен от физического труда, поистине нет ничего более ценного, чем буквы». В ходу у древних египтян были такие выражения, как: «Лишь письмена имеют память!», или наставления: «Люби писания и ненавидь пляски… День пиши и читай ночью». Писцы пользовались авторитетом. Карьера их привлекательна в первую очередь для «разночинной интеллигенции». В стихотворении «Прославление писца» есть строки:

Мудрые писцы
Времен преемников самих богов,
Предрекавшие будущее,
Их имена сохранятся навеки.
Они ушли, завершив свое время,
Позабыты все их близкие.
Они не строили себе пирамид из меди
И надгробий из бронзы.
Не оставили после себя наследников,
Детей, сохранивших их имена.
Но они оставили свое наследство
в писаниях,
В поучениях, сделанных ими.
Писания становились их жрецами,
А палетка для письма – их сыном.
Их пирамиды – книги поучений,
Их дитя – тростниковое перо,
Их супруга – поверхность камня.
И большие и малые —
Все их дети,
Потому что писец – их глава.

Со временем и важные сановники Египта, обладавшие высокими званиями, не гнушались скромным званием писца… На печатях времени II царского дома «писец» встречается в качестве должностного звания владельца печати (а это – символ власти). Высшие писцовые школы назывались «Дом жизни» (перанх), являясь местом средоточия ученых, жрецов, мудрецов. Тут составлялись «Анналы» фараонов и храмов, фиксировались научные открытия и изобретения (тайнопись и криптография), хранились и переписывались старинные папирусы. Развалины такого Дома жизни были обнаружены в столице фараона Эхнатона. Знания имели культовый или прикладной характер. В Египте технические и научные знания входили в программу специального образования писца. Математические знания применялись при обработке земли, изучении карты звездного неба, определении времен года. Аменехмет I установил границы номов на основании того, что нашел в книгах и древних писаниях. Найденные при раскопках пирамид рисунки указывают на использование знаний при обмере земель, создании карт. Со временем некоторые писцы стали высшими должностными лицами, даже фараонами. Как правило, все они были состоятельными людьми. Скажем, писец сокровищницы Джхутинефер, живший при фараоне Аменхотепе II, как отмечают, построил себе двухэтажный дом, в подвале которого была ткацкая мастерская и хлебопекарня. Потолок первого этажа имел в высоту около трех метров. Тут находилась прихожая с двумя колоннами и более высокий центральный зал с окнами под потолком. В помещениях второго этажа также были колонны, на крыше были амбары и хранилища.

Кольца-печати, написанные именами Аменхотепа III и его супруги Тийи


Писцы в Древнем Египте составляли умственную элиту, так сказать, тогдашнюю египетскую «интеллигенцию». Хотя не все согласятся с подобным определением роли писцов Египта. Скажем, историк Ковельман утверждал: «Положим, уже писцы Древнего Египта несли свою образованность как знак касты, как высшее достоинство, дающее право на презрение к профанам. Но не было у них стремления светить и просвещать, воспитывать народ даже вопреки его воле. Не было того, что в новое время назвали долгом интеллигенции перед народом. Конечно, искать у деятелей второй софистики четкую концепцию такого долга было бы недопустимой модернизацией». И все же полагаю, в Египте имелись ростки думающей элиты, которая возникла задолго до появления культуры греков и римлян.

Фигура египетского писца


Как бы там ни было, эта прослойка стала привилегированной группой. По словам автора одной древней сатиры о ремеслах, должность писца была единственной без подчинения, ибо «писец сам руководит другими, а также освобожден от всяческих лишних повинностей и защищен от всякой работы». Фактически в Египте он же являлся важным чиновником, руководившим административно-хозяйственной деятельностью (строительством, сбором налогов, учет и т. д. и т. п.). Но чтобы представить воочию, как выглядел в жизни египетский писец, сходите в Пушкин-ский музей, где сможете увидеть фигуру писца Сен-Нефра (из собрания ГМИИ), с покоящимися на коленях руками. Можете сравнить его и с фигуркой из Лувра, имеюшей особенно рельефные портретные характеристики: выдающиеся скулы, разрез крепко сжатых губ, говорящих о суровом характере, пронзительный взгляд глаз со зрачками из горного хрусталя. Тут отчетливо выражены психологизм и внутренняя жизненная сила писцов (или их «ка»).

Фигура египетского писца


Учеба в Египте считалась чрезвычайно важным и ответственным делом. Процесс обучения шел при «прямом» покровительстве богов или близких к ним существ (жрецов). Учителя обращались к Тоту (Джехути). Вот как это представлено у Вал. Брюсова (в стихотворении «Египет»):

Тот, владыка написанных слов,
Тот, царящий над мудростью книг!
Научи меня тайне письмен,
Подскажи мне слова мудрецов.

Аменхотеп в образе писца


Как отмечалось, творец интеллектуальной жизни, владыка мудрости Тот выступал патроном писцов. Он обязан был поддерживать общественный порядок в стране («владыка правды», «царь правды»). Носитель справедливости и истины. Соответствующим образом находившиеся под его покровительством писцы должны были выполнять роль защитников правды и справедливости. В одном из поучений сказано: «Не свидетельствуй ложно, не обманывай кисть свою, чтобы навредить кому-либо». Хотя Тураев пишет, что «бог премудрости и правды Тот оказывал плохую услугу египетской культуре и справедливости» уже в силу того, что своим вмешательством «сводит этот нравственный элемент почти на нуль». Он учил покойника формулам, которые позволяли ему найти дорогу к сердцам судей. А может быть, к их кошелькам?! «Знание этих формул и имен судей делает нравственную чистоту излишней». Поразительно! Минули тысячелетия, сменились поколения судей, но характер «волшебных формул Фемиды» в ряде случаев остался почти неизменным.

Писец Шери с семьей. XVIII династия (Аменхотеп II). Фивы


Писец должен был научиться читать и писать без ошибок, их учили арифметике, геометрии, иностранным языкам, риторике, музыке. Затем он обязан был учить других подростков-учеников. В эпоху Среднего царства появляются в Египте и специальные ведомственные учебные заведения, которые стали целенаправленно готовить чиновников для административного аппарата. В качестве учебных материалов использовался ряд поучений, принадлежавших мудрым людям. К началу XII династии оформилась так называемая книга «Кэми», своеобразный компендиум школьных упражнений, служивший пособием на начальном этапе обучения. С его помощью египетские юноши овладевали азами грамотности. Коростовцев (вслед за Тураевым) говорит об утилитарном характере профессии египетского писца.

Надпись иероглифами на каменной плите. Палермский камень


По мнению О. Камнева, на начальном этапе обучения превалировали простые тексты, не обремененные высокой философией и строгими нравственными установками. Как мог древний педагог заинтересовать юношу образованием, которое воспринималось им скорее как тягота или мучение, если не пообещать получения благодаря образованию целого ряда преимуществ и свобод, да безбедной жизни, а не расписывать «высокие материи и прелести духовного развития». Подобные практические и жизненные интересы были ему куда ближе. О весомости статуса писца свидетельствует следующая поговорка: «Остается только быть писцом (скрибом), говорят мудрые, ибо скрибу достается все лучшее на этом свете». Должность писца передавалась по наследству, но ее можно было и заслужить, проявив немалое трудолюбие и обнаружив способности в учебе. Среди писцов были одаренные дети из незнатных семей. Образование для бедняка – единственная возможность проникнуть в привилегированные классы египетского общества. Такие социальные подвижки власть порой даже поощряла. О том, что писцы стали со временем привилегированным слоем, говорят и изображения в образе писцов самых знаменитых и влиятельных людей государства – жрецов, фараонов и даже богов.

Жрец и визирь со свитком папируса на коленях


Сначала письмена высекали на камне, затем в качестве писчего материала использовали глину, а позднее, за 2800 лет до н. э., стали применять папирус (cyperus papyrus). Это растение из семейства осоковых, ранее обильно произрастало в болотистых районах Нижнего Египта. Папирус употреблялся не только в качестве писчего материала, но и в пищу (его ели в сыром, вареном или печеном виде). Писали египтяне деревянным резцом сначала на глиняных плитках и обжигали их, дабы записи были долговечнее, а затем на папирусе, который, как скажет поэт, стал для них «тетрадкой, альбомом и блокнотом художникам, поэтам и звездочетам»… Папирус стал эмблемой Нижнего Египта, как лотос – эмблемой Верхнего Египта. Из папируса также делали лодки, из его коры плели паруса, рогожи, подстилки, одежду, канаты, а из корней делали разного рода утварь. Корень папируса шел и в кузницы – из древесины изготовляли уголь, необходимый для горнов.

Процесс изготовления писчего материала был таков… Сердцевину стебля растения разрезали и расстилали, лист прессовали и шлифовали. Несколько листов склеивали в длинную ленту, а затем скатывали ее в рулон. На нем плотными колонками писались тексты. Писали текст, держа свитки на коленях, или стоя, держа папирус в левой руке. Писчие принадлежности хранились в сундучках или ларцах, украшенных инкрустациями из слоновой кости. Пергаментные и папирусные свитки держали в особых шкафах. Их связывали в пачки и, запечатав, укладывали в особые кожаные сумки.

Папирусы являются бесценными свидетелями событий тех давних лет. Основную часть информации о Древнем Египте получали из папирусов, найденных в районах мусорных куч (высотой до 12 м), в районе города Оксиринха, «города папирусов», что в 400 км от Александрии, между Нилом и Западной пустыней. Тут нашли больше папирусов, чем где-либо еще в Египте. В 1897 году тут вели работы Б. Гренфелл и А. Хэнт. В дальнейшем к поиску папирусов подключились и другие исследователи (Э. Пистелли, Э. Бреччой, Ф. Питри). До нас дошли немало документов на папирусах, что ныне хранятся в Каирском и других музеях. Поэтому поиски их ведутся с неослабной интенсивностью. Заслуга расшифровки иероглифов принадлежит англичанину Т. Янгу и французу Ф. Шампольону. Они почти одновременно стали изучать их, но француз был удачливее. Когда в 1799 году капитан французской армии Бушар нашел знаменитый «розеттский камень», он и не предполагал, что в нем лежит ключ к разгадке тайны. Плита из черного базальта (находится в Британском музее), как выяснилось, содержала часть священного декрета в честь Птолемея Епифана. В ней говорилось: «Этот декрет, выбитый на твердых каменных плитах в трех видах письма – иероглифическом, демотическом и греческом, должен быть выставлен во всех больших храмах Египта».

В Институте папируса


Казалось, тайна изготовления папируса утеряна. Когда его пытались воспроизвести современники, пользуясь древними описаниями и инструкциями, вместо подлинного папируса получались грубые подделки. Заслуга возвращения искусства изготовления папируса принадлежит Хасану Рагабу. В прошлом офицер, член организации «Свободные офицеры», затем дипломат, он решил посвятить жизнь раскрытию тайны предков. Поискам и трудам он отдал все свои (и родных) средства. Сколько дней и бессонных ночей провел в изысканиях – не перечесть… Когда покидала надежда, он упорно повторял поговорку: «Ассабр гамиль» («Терпение прекрасно»). Наконец Хасан достиг своего – выяснил секрет папируса. Оказывается, при его изготовлении клей вовсе не применялся. Полоская стебли в нильской воде, египтяне использовали природные свойства сахарного сока. Тот скреплял намертво части папируса, делая бумагу гибкой и надежной для письма.

После этого открытия древний папирус получил «официальный статус» в Египте. На нем уже в наше время стали печатать дипломы египетских научных учреждений, приглашения на важные и престижные приемы, изысканные визитные карточки. Домик Хасана Рагаба на Ниле, где произошло «новое рождение» папируса, превратился в Институт папируса. Сегодня есть и специальные музеи папируса.


Палетка (паллета) фараона Нармера: лицевая и оборотная стороны


Несколько слов о тогдашней технике и средствах письма. Напомню, древние народы в качестве писчего материала часто использовали глину. Они писали с помощью тростниковых палочек, а затем металлическими стержнями. Техника письма становилась совершеннее. Количество букв сократилось. В Египте существовали различные типы иероглифов. Одни относились к эпиграфической или монументальной группе, другие – к разряду рукописных иероглифов. Первые скульптор и художник обычно использовали в монументальных произведениях по камню и дереву. Недаром храмы, внутренние помещения пирамид ученые порой называют «гигантскими каменными книгами». Действительно, художники задействовали все доступные им поверхности (архитравы, колонны, основания, пилоны, плиты и стены), чтобы покрыть их различного рода рисунками или письменами. Кстати говоря, словосочетание «палитра художников» произошло от египетской «паллеты». Для исследователей культуры они представляют особую ценность, так как ни одна иная система письма не позволяла столь наглядно проследить историю ее становления и развития как иероглифическое письмо египтян. Обычно египетское письмо включало до 700 знаков.

Такого рода монументальное письмо сохранялось до III века н. э. С его помощью писцы заносили священные и религиозные тексты на свитки папируса, кожаные и деревянные поверхности. Раскопки некрополя в Саккара показали, что папирус как писчий материал существовал уже в эпоху Раннего царства, то есть еще до I династии. В деревянных шкатулках нашли готовые к употреблению в качестве писчей бумаги рулоны папируса. Минули тысячелетия, прежде чем (в конце II в. до н. э.) на смену папирусу пришел пергамен. Самый большой из дошедших до нас свитков – «папирус Харриса» имел в длину 40,5 метра, в ширину – 64,25 см (1200 г. до н. э.), и хранится в Британском музее. Были более крупные свитки. Свиток с поэмами Гомера «Илиада» и «Одиссея» достигал в длину 150 м, а свиток «Истории Пелопоннесской войны» Фукидида – 801 м.

Исчерпывающее представление о письменных инструментах того периода дали находки в гробнице Тутанхамона. В сокровищнице фараона найдена палетка для письма. Здесь же находились и другие письменные принадлежности. На одной палетке (с красками и тростниковыми перьями – каламами) было начертано имя царя. В письменный набор, обитый листовым золотом, входили: футляр-пенал для тростниковых перьев, выполненный в виде колонны с капителью из стилизованных листьев пальмы, инструмент из слоновой кости, служивший для разглаживания папируса. Все это ныне можно увидеть в музее. Известна и так называемая палетка Нармера (Менеса), имевшая церемониальное значение. Кстати, никто в мире (кроме египтян) так и не додумался обожествить письменный прибор.

«Если бы когда-нибудь за наше воспитание, – писал И. Кант, – взялось существо высшего порядка, тогда действительно увидели бы, что может выйти из человека». Похоже, что тогда большой разницы между образованием и воспитанием не видели. С эпохи Древнего царства нет и специальных терминов, различающих оба эти понятия. Воспитание давалось с трудом, и даже обращение к Тоту не всегда помогало. Учителя прибегали к более веским аргументам – для научения уму-разуму не жалели палок. Слово «обучение» нередко было синонимом «человека с палкой» («рука с палкой»). Писец Аменемопе вдалбливает ученикам в голову одну доходчивую мысль: «Не проводи ни одного дня в безделье, иначе буду бить тебя. Уши юноши на спине его, и он внемлет, когда бьют его. Пусть внемлет сердце твое тому, что сказал я, – будет это полезно тебе. Обучают же обезьян танцам, объезжают лошадей, помещают коршуна в гнездо и за крылья ловят сокола. Будь настойчив в получении советов! Не ленись! Пиши! Не поддавайся и пресыщению (письмом), отдай ему сердце и внимай словам! Найдешь ты их полезными». Другой писец, доказывая ученику важность работы с папирусом, уверяет, что общение с источником знаний приятнее хлеба и пива, важнее, чем наследство, почетнее возведения после смерти гробницы.

Писец Небмертуф и бог мудрости Тот


Увы, не всегда даже пламенные увещевания оказывались эффективными. Молодежь относилась к учебе с прохладцей. Многое зависело от ума и воспитания учеников в семье. Богатые и знатные относились к учебе основательно и серьезно. Диодор сообщал, что в Египте лишь дети жрецов получали настоящее образование, тогда как основная масса народа, как правило, так и оставалась неграмотной и невежественной. Полагаем, что его словам вполне можно доверять.

Знания требовались всюду: от прокладки дорог и строительства каналов и пирамид до хозяйственных экспедиций, целью которых была добыча полезных ископаемых. Масштабы работ были таковы, что поневоле приходилось привлекать также людей неопытных, неумелых, а то и просто неграмотных. В помощь таким работникам были прописи, слепки с особенно часто используемыми написаниями (сделанные с образцов, выполненных опытными мастерами). Такие прописи с именами и званиями солнца, царя или царицы (своего рода трафареты) были найдены в разных местах. Больше всего их обнаружено во дворцах жрецов или фараонов. Рядом – остатки снесенных впоследствии жилищ, видимо строительных рабочих. В одном египетском изречении поучительно рекомендуется: «Советуйся с невежественными, как со знающим».

Знающих людей все же выделяли. К примеру, в другом поучении сказано: «Сделают все, что ты скажешь, если ты будешь знающим. Тогда и все, что ты скажешь, будет прекрасным». К услугам «интеллигенции» были библиотеки и книжные дома. Одна из гробниц в Египте упоминает имя сановника времен VI династии, называя его «заведующим книжным домом».

Богиня Исида, фараон Рамсес III и его умерший от эпидемии сын


Значительны заслуги древних египтян в развитии наук. Они создали систему исчисления, близкую к десятичной, выработали специальные знаки-числа: 1 (вертикальная черта), 10 (знак скобы или подковы), 100 (знак закрученной веревки), 1000 (изображение стебля лотоса), 10 000 (поднятый человеческий палец), 100 000 (изображение головастика), 1 000 000 (фигурка сидящего на корточках божества с поднятыми руками). Умели производить сложение, вычитание, умножение и деление. Год у них не всегда соответствовал 365 дням, ибо имелись три различные календарные системы.

Славились они и врачебным искусством. Врачи исследовали тело и состав тканей человека. Практика бальзамирования трупов стала главным источником знаний о строении тела. Это потребовало разработки нужных реактивов, позволявших сохранять тело. Результат налицо: трупы захороненных много тысячелетий тому назад прекрасно сохранились. По ним ныне исследуют состояние их здоровья или определяют характер болезни. Древнейшие медицинские трактаты египтян до нас не дошли. Среди 10 основных врачебных папирусов (с более ранних трактатов) старейший датируется примерно 1800 годом до н. э. Папирус Эберса (свиток длиной в 20,5 м) и папирус Эдвина Смита (длиной в 5 м) по сути представляют собой медицинские энциклопедии древнего мира. Одни разделы посвящены ведению родов, другие – лечению животных. Жрец Манефон упоминает трактат Атотиса (второй царь I династии), рассказывающий о строении тела человека. Есть и иные документы.

Для египетской медицины была характерна узкая специализация. «Каждый врач, – отмечал Геродот, – излечивает только одну болезнь. Поэтому у них полно врачей, одни лечат глаза, другие – голову, третьи – зубы, четвертые – желудок, пятые – внутренние болезни». Врачи знали и применяли разные методы лечения и могли излечить примерно сотню болезней. Основы врачевания, как утверждают, заложены самой богиней Исидой. Римский врач-фармацевт Гален упоминает лекарства с именем Исиды. Среди известных врачей славился уже упомянутый нами ранее Имхотеп, автор древнейшего медицинского папируса (увы, несохранившегося). Египтяне заложили и основы химии. Некоторые считают, что название этой науки (химия) произошло от древнего названия Египта – «Кемет».

Косметические ложечки. Лейденский и Каирский музеи


Знания египтян в области анатомии и медицины были выше, чем в Месопотамии и других странах, где трупы не подвергали вскрытию. Вскрытие позволяло им подробно изучить внутренние органы человека – сердце, почки, кишечник, сосуды, мышцы. О роли сердца в папирусе Эберса сказано: «Начало тайн врача – знание хода сердца, от которого идут сосуды ко всем членам, ибо всякий врач, всякий жрец богини Сохмет, всякий заклинатель, касаясь головы, затылка, рук, ладони, ног, – везде касается сердца: от него направлены сосуды к каждому члену…» В папирусе, найденном Э. Смитом в 1862 году, говорится о хирургической обработке ран и переломов. Египтянам принадлежит первое медицинское описание мозга. Четыре тысячелетия назад им была известна диагностика болезней по пульсу. Они же изобрели клизмы.

К первому роду болезней (естественных) египтяне относили болезни, вызванные приемом нездоровой и плохой пищи, неблагоприятными климатическими и погодными факторами или воздействиями кишечных паразитов. Ко вторым (неестественным) – последствия вселения в организм злых духов умерших. Первый тип болезней они старались лечить лекарствами, рвотными, клистирами. Вторые лечили с помощью ритуальных смесей, магических процедур или лекарств. Способы иных нынешних целителей, снимающих сглаз или порчу, чья реклама не сходит с телевидения, вряд ли чем-то серьезно отличаются. Хотя часто и египетские врачи оказывались бессильны перед болезнью. Тогда души мертвых незамедлительно отправлялись в царство Исиды.

Египтяне создали и косметику. В Египте, как вообще на Востоке, особо ценились душистые ароматические вещества. Ими смазывают, умащивают кожу и волосы как женщины, так и мужчины, что естественно для стран с жарким и сухим климатом, где всегда ощущается нехватка воды. Диоскурид описал метод изготовления масла из лилий. По его словам, египтяне делали его лучше, чем кто-либо другой в древнем мире. Описание ароматических веществ были даны Феофрастом, Плинием, Афинеем. Их относили к числу наилучших и самых дорогих. В состав одного из таких благовоний входили мирра и корица. Немалым их достоинством была долговечность. Некий парфюмер продержал в своей лавке египетские благовония в течение восьми лет. После этого они все еще были в хорошем состоянии и даже лучше свежих. По словам Плиния, Египет в то время был самой подходящей страной для производства подобных благовоний, притираний или различного рода мазей. Ароматные вещества разбрызгивали или наносили на тело с помощью разного рода косметических ложечек.

Папирус Эберса дает список лекарств для разглаживания морщин, удаления родинок, окраски волос и бровей, роста волос. Для защиты от палящего солнца египтяне обводили глаза зеленой пастой, содержащей сурьму и жир. Женщины румянили щеки, красили губы, а глазам придавали миндалевидную форму. Видимо, египтяне первыми ввели и обычай ношения парика. Геродот писал: «Обрезают волосы и носят парики, чтобы избежать вшей… ради чистоты, предпочитая быть опрятными, нежели красивыми». Мылись они два раза в день и дважды за ночь. Гинекологический раздел приводил сведения о распознавании сроков беременности, говорил, как узнать пол будущего ребенка, называл женщин, способных или неспособных к деторождению. Хотя о родах и технике акушерства там ничего не было сказано. Пол будущего ребенка определялся так: надо было смочить мочой беременной женщины зерна ячменя и пшеницы. Если первой затем прорастала пшеница – рождалась девочка, если же ячмень – мальчик (Берлинский и Кахунский папирусы). Интересно, что в США провели научные испытания этой древней методы и якобы получили статистически значимое подтверждение ее эффективности.

Медицинские знания безусловно ценились в тогдашней ойкумене. Царь Кир II просил у фараона Амасиса прислать ему лучшего в Египте глазного врача. Гомер в «Одиссее» писал о врачебных талантах египтян: «Каждый в народе там врач, превышающий знаньем глубоким прочих людей, поелику там все из Пеонова рода». Фармацевты давали рецепты в виде поэтических образов-символов. Случалось и такое.

Интерес к медицине Древнего Египта с годами обрел практический смысл. Профессор-фармаколог У. Истис (из США) сумел проштудировать 1350 рецептов и медицинских предписаний древних. Ингредиенты, которыми пользовались египтяне, весьма разнообразны. Треть из них была высокоэффективна: в том числе прекрасные бактерицидные мази, противозачаточные средства, приготовляемые из фекалий крокодила, кислого молока или смолы акации. Для своего времени это были, видимо, неплохие средства: «Ручаюсь, что это действенное средство». Во всяком случае, греки считали египтян основателями «предупредительной» медицины.

Просмотров: 3644