Владимир Миронов

Древние цивилизации

Глава 1. Цивилизации Шумер, Вавилона, Ассирии

 

Шумерская литература оказала на древнееврейскую глубокое и сильное влияние. Поэтому одной из увлекательнейших сторон расшифровки и перевода клинописных текстов является установление сходства или параллелей между шумерскими и библейскими сюжетами. Разумеется, шумеры не могли оказать прямого влияния на древнееврейскую литературу, потому что сами исчезли задолго до того, как появились евреи. Однако нет никаких сомнений в том, что шумеры многое дали хананеям, непосредственным предшественникам евреев в стране, которая позже стала называться Палестиной, а также соседним народам – ассирийцам, вавилонянам, хеттам, хурритам и арамеям…

С. Крамер. История начинается в Шумере

В сокровищницу мировой культуры вошли многие творческие достижения ассирийского народа. Вся история Ассирии – это непрерывная цепь войн. В результате в стране была создана совершенная военная машина, подобной которой не существовало в древнем мире вплоть до появления македонской фаланги и римских легионов.

Д. Ч. Садаев. История Древней Ассирии

Еще век тому назад считали, что культурно-исторические познания о Древнем Востоке скудны и ограничены вследствие недостатка источников. И хотя уже тогда были известны тысячи фактов из жизни населявших сей регион народов, считалось, что имеющихся сведений все же очень мало для того, чтобы из сбивчивой массы подробностей составить более или менее стройную картину древней эпохи. Так, авторы фундаментального труда «История человечества» писали век тому назад: «Как мы уже видели, мы ничего не знаем о началах вавилонской культуры. Шумерийцы для нас еще настолько же народ доисторический, как были доисторическими ассирийцы и вавилоняне, когда историю начинали с Греции. В тумане прошлого все еще теряются те долгие периоды, когда человек поселился в долине Евфрата и создал культуру, которая в те времена, когда начинаются наши нынешние познания, уже привлекала завоевателей, – но первых ли? Еще долго не будем мы иметь возможности выяснить из источников того времени или хотя бы из явлений культуры, каким образом первые поселенцы в низменности Евфрата, применяясь к условиям и к качеству почвы, принуждены были постепенно от состояния дикости переходить на более высокие ступени цивилизации. Когда и как были затем сделаны более высокие приобретения, каким образом и при каких обстоятельствах человек совершил важнейшее для историка дело – а именно изобрел письмо, – об этом нам не сообщают никакие источники. В наиболее древние времена, доступные нам, здесь, как и в долине Нила, было уже известно разработанное символическое письмо». Сегодня можно сказать: камни «заговорили», и многое в истории региона стало проясняться.

Глиняная табличка с письменами из Шумер

Драгоценный амулет – жук-скарабей


Ведь благодаря усилиям многих ученых познания об этом регионе заметно расширились. Сотни ученых, археологов, лингвистов проделали невообразимый труд, чтобы донести до нас первые свидетельства письма древних. И если древнейшие таблички даже говорили только на языке счета и наименований, если в них нет еще «ни одной связной мысли», то и за это нижайший поклон всем, кто расшифровал их. Ведь Д. Окерблад некогда пессимистично восклицал: «Уже давно потеряли надежду когда-либо расшифровать иероглифы» (1802). Поэтому понимаем Ф. Куланжа, обожествившего тексты: «Тексты, тексты, ничего, кроме текстов». «Древний мир – священный пожелтелый свиток», – писал поэт Вячеслав Иванов. Лишенный души, мысли и страсти древний текст подобен мертвому скарабею. В Древнем Египте навозный жук был символом созидательной силы. У Розанова скарабей – «самый великий из великих, Бог». Но для иных он навозный жук. Схожим образом многие воспринимают литературу, науку, искусство, культуру и в наши дни: для одних это – божественный Олимп, для других – «навозная куча». Тексты, труды ученых, писателей должны воплотиться в художественной культуре, чтобы вызвать в нашей душе яркие ассоциации и древние образы, обогатить нынешнюю жизнь.

Камин в храме обелисков в Библосе


Предваряя наш рассказ, следует заметить: далеко не все народы Древнего мира сумели оставить после себя следы письменной культуры. Шумерам, египтянам, китайцам, грекам, римлянам это удалось. А вот на территории нынешней Палестины и Израиля хотя и были обнаружены древние города и найдены предметы материального быта и предметы культа, хуже обстояло дело с рукописным наследием. Долгое время земли Финикии, Палестины и Сирии хранили упорное молчание. Ранее лишь во дворце Ахава (в Самарии, Центральная Палестина) ученые обнаружили груду таблиц с записями хозяйственного содержания. Это свидетельствует об отсталости и местечковости обитавших там племен и народностей (в том числе и евреев). Египетские тексты лишь раз упоминают о сынах Израиля. Да и «отец истории» Геродот ни разу не упоминал в своих трудах ни Иудею, ни Иерусалима. От индоариев не осталось ни летописных хроник, ни документов или записей исторических событий. В Двуречье же найдено множество ценнейших источников, говорящих о жизни и культуре обитавших там народов. Безусловно, многого ученые XVIII, XIX, XX веков еще не знали. Однако уже в то время немецкий исследователь XIX века К. Бецольд писал: «Если сравнить клинописные данные вавилоно-ассирийской истории с источниками других народов, например, со средневековыми летописями или китайскими и египетскими памятниками, то нельзя не воздать должного всей обстоятельности, наглядности, точности и относительной достоверности тех исторических повествований, которые сохранились в монументах Ниневии и Вавилона». А посему обратим самое пристальное внимание на данный регион.

Карта Двуречья


Восток, таинственный и непостижимый, пленительный и сладострастный, всегда привлекал умы и воображение людей. Сюда стремились Александр Македонский, Байрон, Наполеон, Аф. Никитин, А. Пушкин, А. Грибоедов, К. Леонтьев, Л. Мечников, Н. Гумилев, В. Розанов и многие другие. Совершим и мы краткое путешествие на Восток «нежный и блестящий». Б. Тураев (1868–1920), египтолог, ярчайшая звезда нашего востоковедения, охарактеризовал историю восточных цивилизаций, что предшествовала как эллинизму, так и христианству, как первую главу в истории человечества. Важны и слова относительно хронологических рамок истории Востока. Тураев писал: «На вопрос о хронологических пределах истории Древнего Востока давались различные ответы. Одни полагают, что она оканчивается там, где культурное первенство переходит к грекам, т. е. на времени развития эллинской цивилизации, совпавшем с эпохой после столкновения эллинского мира с объединенным восточным в лице персидской монархии, и с началом того времени, когда судьбы Востока и Запада тесно сплетаются и Восток начинает наводняться греками, предвестниками эллинизма. Но рассматриваемая сама по себе история восточных стран и после персидского завоевания обнаруживает тот же характер и те же явления, что и до него: национальные культуры продолжают не только жить, но и развиваться, политическая жизнь не умерла и нередко возрождается. Историография Востока и Запада развивалась стремительно. В начале XIX века дешифровали древнеегипетские иероглифы и вавилонскую клинопись. Затем последуют открытия памятников древнеегипетской и месопотамской культур. Когда после стольких веков молчания вдруг заговорили старые камни и книги, покрытые древневосточными письменами, то рассеялись последние сомнения, стало ясно: именно культуры Востока лежат в основе процесса всемирно-исторической цивилизации, несмотря на то что многие народы и расы, казалось, и не сохранили их древневосточного прошлого. Этой точки зрения придерживался Шампольон, открывший тайну египетских иероглифов. Последующие находки подтвердили взаимосвязь между двумя древнейшими цивилизациями. В Египте и Шумере затем были найдены четыре цилиндрические печати, имеющие месопотамское происхождение и датируемые периодом Урук-Джемдет Наср (то есть они относятся к 3500–2900 гг. до н. э., к додинастическому периоду истории Египта).

Цилиндрическая печать и ее оттиск. Шумер. Около 2500 г. до н. э.


На Востоке (Египет, Ассирия, Вавилон) возникли и первые организованные социальные структуры и очаги культуры. «Мы знаем сегодня, – говорил Э. Церен, – что в недрах этой земли скрыты древнейшие культуры, созданные человечеством. Там находится колыбель нашей культуры, колыбель человеческого гения, его представлений и понятий, его веры и убеждений». Ясперс писал: «Обе названные выше культуры – египетская и вавилонская – обладали всемирно-историческим значением, ибо, воспринимая их, отправляясь и отстраняясь от них, углубляясь в соприкосновение с ними, утверждалась как культура иудеев, так и культура греков, заложивших основы Западного мира». Но и Запад и Русь представляют собой «взаимосвязанный мир – от Вавилона и Египта до наших дней». Одни считали центром цивилизации Египет, другие – Месопотамию (земли современного Ирака и части Сирии). Греки называли Месопотамией «междуречье» («месос» – середина, «потамос» – река). Ирак же, в переводе с арабского, означал – «земли, лежащие по берегам».

Шинкель. Звездное Небо и царица ночи


Но всюду первым иллюстрированным учебником было звездное небо. Загадочно далекие планеты и звезды притягивали взоры всех людей. Причудливые зодиакальные созвездия получали наименования, близкие по значению к известным предметам. Таковые часто подбирались среди круга животных или людей. По мнению некоторых исследователей, уже за три тысячелетия до появления письменности были обозначены и названы – Близнецы, Дева, Стрелец, Рыбы, Большая Медведица, ряд других созвездий. Хотя глаз человека тогда мог уловить лишь половину из шести тысяч звезд на небосклоне, этого оказалось достаточно для того, чтобы дать наименования примерно полусотне созвездий. Поскольку сознание древних людей было мифологичным, они тут же стали создавать некие аллегории. Мифы и звезды неразлучны, как братья-близнецы Диоскуры (Кастор и Полидевк). Греки считали звезды покровителями путешествий и глубоко их почитали. Начала «науке о звездах» положено в Двуречье. Пожалуй, это немудрено: небо над Двуречьем безоблачно не менее восьми месяцев в году. Воздух чист и прозрачен. Звездный блеск был настолько ярок, что иногда можно было наблюдать Венеру невооруженным глазом. В небесных светилах не видели ничего необычного. Однако нужна была и фантазия, нужен некто, кто бы повел наблюдение за небом, а затем объяснял эти явления племени. В астрономии Вавилония, считал Г. Винклер, была «учительницей всего мира». Действительно, обитатели Вавилона постоянно вели наблюдения за светилами и звездами с зиккуратов, высота коих достигала 20 метров.

Знаки зодиака и планеты. Рельеф римской епохи


Древние, считая небо местом пребывания богов, представляли, что там же находятся и прототипы их поселений. Так, согласно верованиям месопотамцев, прототип реки Тигр находится на звезде Анунит, прототип реки Евфрат – на звезде Ирондель. Египтяне сравнивали ландшафт их страны с полями небесными, хотя в строгом смысле слова астрологами не были и концепции Зодиака не имели. В иранской космологии для всех земных понятий был такой же трансцендентный аналог на небесах. У алтайских народов идеальными прототипами гор земных были горы небесные. Китайцы все свои земные представления координировали, сообразуясь с Небом, звездными сферами. Закон аналогий действовал в отношении городов и храмов Вавилона. Среди созвездий, отмечал Мирча Элиаде, есть прототипы всех вавилонских городов: Сиппара – в созвездии Рака, Ниневия – в Большой Медведице, Ашшура – на Арктуре и т. д. Царь Сеннахериб приказал выстроить Ниневию по «проекту, сделанному в стародавние времена на основании небесного предначертания». Царь Давид, оставив сыну Соломону наказ выстроить священный храм, говорил, что это Господь «вразумил меня на все дела постройки» (1 Пар., XXVIII, 19). То же самое можно сказать и о царских городах Индии, выстроенных по мифической модели небесного града, где во времена золотого века, как считали, обитал Верховный Владыка.

Древний астролог


Однако не только астрологи Двуречья или Египта устремляли взор в небо. Вспомним русскую пословицу, в которой крестьянин сформулировал свое отношение к миру и его образам: «Не земля, а небо нас кормит». Вспомним об удивительных находках археологов при раскопках «русской Трои» – Аркаима. Среди найденных фигур есть и образ древнего предка, жившего 4 тысячи лет тому назад, устремившего пытливый взор в небо, в Космос.

Созвездия в северной части неба. Роспись гробницы Сети I


Видно, в обращении человека к небу было нечто и не всегда им осознанное. Глядя на небо, мы получаем из глубин Вселенной некий подпитывающий нас энергетический импульс, некое психологическое воздействие. Зачастую небо становится целителем и врачом… Видимо, это и имел в виду П. Флоренский, говоря в «Завещании»: «…Почаще смотрите на звезды. Когда будет на душе плохо, смотрите на звезды или на лазурь днем. Когда грустно, когда вас обидят, когда что не будет удаваться, когда придет на вас душевная буря – выйдите на воздух и останьтесь наедине с небом. Тогда душа успокоится». О том же писал философ и поэт Арсений Чанышев: «Чаще на небо гляди темной безоблачной ночью! Звездною пылью тогда густо покрыт небосвод. В каждой пылинке громадный мир заключен…» В этой связи становится понятен и издревле присущий нам «трепет к звездам» (Розанов).

С первых шагов человек осуществлял передачу жизненно важных сведений и знаний с помощью звуков, жестов, знаков, предметов, хотя они не исчерпывающее и не всегда надежное средство информации. Но dies diem docet (последующий день – ученик предыдущего). На протяжении примерно миллиона лет нужда служила людям учительницей, наставляя их должным образом в познании каждой вещи, различных природных явлений. «Так нужда научила всему богато одаренное от природы живое существо, обладающее годными на все руками, разумом и сметливостью души», – писал древнегреческий философ Демокрит. В древности чаще выживали те, кто быстрее и сноровистее схватывал суть явлений и вещей, успешнее других усваивая полученные ими суровые уроки. Природа выступала главным воспитателем человека в процессе подражательной деятельности. И пусть первобытный изобретатель не обладал знанием основ физики и не знал причин механических явлений, он внимательно наблюдал за всем, что происходит в природе, и старался подражать тому, что он видел вокруг себя. Роль учителей для первобытного человека выполняли: случайно отогнутая ветка дерева, возвратившаяся в естественное положение, сила падения стволов деревьев, сломанных бурей, катящихся вниз по склону, прикрытые листвой ямы, куда он мог упасть. Человек все это запоминал, учился использовать себе во благо и передавал свой опыт – в назидание другим.

Если важнейшим средством восприятия информации были человеческий глаз и слух, то особым и специфическим инструментом передачи информации и опыта стал язык. По значимости «изобретение речи» важнее книгопечатания или письменности. По мнению Гоббса, «речь» оказалась наиболее благородным и выгодным из всех когда-либо сделанных изобретений. С помощью ее люди запечатлевают мысли, вызывают в памяти сведения и факты, сообщают их друг другу для взаимной пользы и взаимного общения. «Без способности речи среди людей не было бы ни государства, ни общества, ни договора, ни мира в такой же мере, как это не бывает среди львов, медведей и волков». С ее помощью люди обрели уникальную возможность полнее выражать свои мысли и чувства, общаться с окружающим миром. О значении языка и его роли в жизни человека и общества замечательно сказал в поэме «Храм Природы» Эразм Дарвин, дед будущего великого натуралиста Чарлза Дарвина:

Обменом жестов так сперва возник
Зверей, людей и птиц немой язык,
И пантомима в наши дни на сцене
Почти в таком же состоит обмене,
И пылкий ритор жестами готов
Дополнить силу слишком слабых слов.
Так, вместе с нашим счастьем
и страданьем
Возник язык, рожденный
подражаньем,
И вот для каждой мысли существа
Сложилися созвучные слова…
Из этих волн родятся у людей
Голосовые символы идей;
Всем формам осязанья, зренья, слуха
Дает свои названья сила духа
Иль создает абстрактные черты
Числа, движенья, знанья, красоты…

Зиккурат бога луны Наннара в Уре. XXI в. до н. э. (Южный Ирак)


Однако всего этого было еще недостаточно для обретения прочных навыков и передачи жизненного опыта от поколения к поколению. Требовалось изобрести Слово и ряды слов, затем поставить их в определенной последовательности, организовав в стройную систему. Изречение древних индийцев гласит: «Благословен тот, кто выдумал письмо». Но кто этот гениальнейший творец? В целом ряде мифов утверждалось божественное происхождение письма: вавилонский Ан-Небо и египетский Тот – боги – «писцы», являвшиеся вместе с тем и властителями человеческих судеб. Судьбы их писались палочкой рока. Ислам учит, что буквы создал сам бог, он же сообщил их Адаму, скрыв даже от своих ангелов. Древние евреи считали «божественным письмом» письменность первых разломанных скрижалей и даже противопоставляли ее «письменности людей». В роли творцов и изобретателей письменности выступали и святые христианских церквей. Святой Месроп и католикос Сахак создали новое письмо – армянский алфавит, на котором затем был сделан перевод Библии. Общеизвестен факт создания славянской письменности Кириллом и Мефодием, а также Вульфилой. С появлением пиктограмм, иероглифов у народов древности (шумеров, египтян, китайцев) возникли условия для обучения. По словам итальянца М. Мачоти, пиктографическое письмо получило развитие в районах Месопотамии и Египта в III тысячелетии до н. э. Затем появилось так называемое угаритское письмо в Сирии (II тыс. до н. э.) и слоговое письмо в Ливане (I тыс. до н. э.). Они и стали прообразом европейского алфавитного письма. Кому отдать первенство? Здесь идет вековечный спор ученых. Одни говорят, что в основе современных европейских алфавитов лежит греко-латинский алфавит, который греки заимствовали у финикийцев. Но чье письмо первично? Возможно, древнеегипетская письменность была приспособлена к нуждам финикийцев, или, что менее вероятно, наоборот.

Поселение в древнем Уре


Котрелл называл письмо «величайшим из всех египетских произведений». Он полагал, что 6000 лет тому назад жители дельты Нила изобрели примитивные пиктограммы, от которых и произошли 26 букв более позднего египетского алфавита. Одно из величайших изобретений человечества зародилось в Египте. Так считает и профессор Г. Габалла, что к концу IV тысячелетия до н. э. египтяне изобрели систему письма, основанную на иероглифах. Да и вавилонская клинописная литература использовалась в Египте в учебных целях (тексты Эль-Амарны). Отношение к письму у древних людей было различным – от обожествления письма у шумеров и египтян до настороженно-опасливого отношения у древних персов.

Ян Брейгель. Рай


Потребовались десятки и даже сотни тысяч лет для накопления первичного культурного опыта, который мог бы дать добрые всходы посеянным семенам образования. Переход к оседлому образу жизни, успехи первоначальной техники и производства были важными предпосылками для развития первых обществ. В Передней Азии и Месопотамии, где земледельцы получали большие урожаи, создался наиболее благоприятный фон для жизни людей и их пропитания. Лучшие погодные условия дали возможность получить неплохой урожай, сохранить и даже поднять численность их рода. Гесиод писал: «Жили те люди, как боги, со спокойной и ясной душою, горя не зная, не зная трудов. Добра недостаток был им ни в чем не известен. Большой урожай и обильный сами собой дали хлебодарные земли». О том же говорили китайские источники: если год был урожайным, то и «люди становятся гуманными и добрыми». Между ними тогда налаживаются добрые отношения, преобладает дух коллективизма и справедливости. Всюду, где жизнь людей была сносной, «царила справедливость». В китайском трактате «Лицзы» сказано: «Тогда осуществились принципы всеобщей справедливости, в Поднебесной все было общим, выдвигали мудрых и способных, поступали честно, поддерживали согласие и мир. Вот почему старики имели приют, взрослые находили применение, малолетних заботливо воспитывали, за всем был присмотр – за старыми и вдовами, сиротами, бездетными стариками, немощными. Каждый мужчина имел занятие, девушки могли своевременно выйти замуж. Продукты нельзя было бросать на месте, не было и необходимости прятать их у себя. Считалось зазорным не участвовать в труде, но трудились не для себя лично. Злые намерения не осуществлялись. Не было обмана, не было воровства и разбоя, поэтому не запирались наружные двери домов. Это называлось Великим Единением». Такой первобытный «рай» получил наименование «золотого века» (IX–V тыс. до н. э.). Относительное «единение» существовало лишь до определенного рубежа развития человечества, до тех пор, пока в недрах обществ дифференциация статуса, собственности, способностей не привела людей к более сложным взаимоотношениям. Пока, как гласит легенда, все были благодушными и добрыми, и, как говорит китайская притча: «Тогда можно было безбоязненно дергать за хвост тигров, наступать ногой на змей. Приветливой была весна, и солнечным было лето». Всюду тогда царили мир и спокойствие, а люди якобы не знали ни войн, ни болезней, ни голода, ни бунтов.

Что же касается Европы, три-четыре тысячи лет тому назад та представляла собой своего рода заросшие «джунгли», где не было ни городов, ни дорог, ни возделанных пашен. Так недавно думали об этом регионе. В это же время древнейшие народы (шумеры, египтяне, вавилоняне, китайцы) активно насаждали свою культуру в Азии, Передней Азии, затем на острова Эгейского моря, а в дальнейшем в Грецию и Рим. Последние находки археологов, обнаруживших в Австрии остатки древнейшего города, насчитывающего 3,5 тысячи лет, несколько меняют сей устоявшийся стереотип. Однако общим для всех племен в древние времена было то, что они главным образом расселялись небольшими группами на побережье морей, водоемов или в долинах крупных рек. Не случайно же на плодородных землях Нила, Тигра и Евфрата, на севере Индии, в бассейне реки Хуанхэ, где существуют благоприятные условия для расселения людей, и возникли первые цивилизации. Л. Мечников считал реки основной причиной их зарождения и развития, видя в них выражение живого синтеза природы, так сказать всей совокупности физико-географических условий региона.

Рельеф из дворца Синаххериба. Куюнджик. VIII в. до н. э.


Исторические реки Мечников называл великими воспитателями человечества, поскольку во многом благодаря рекам строились города, зарождались торговля и промышленность. Им обязаны расцветом и благосостоянием чудесные египетские Фивы, богатый Вавилон и Александрия. Все же не случайно мы часто слышим слова – свет культуры пролился на Запад с Востока. Он писал: «В разных климатических поясах, под различными широтами, в разных областях суши и морей среда меняется, и вместе с ней меняется человек. Но среда изменяется не только в пространстве, она меняется также и во времени. Из века в век изменяются условия в каждой местности, и иногда случается, что условия, бывшие в известную стадию развития благоприятными для человека и имевшими большое значение для его жизни, позднее становятся бесполезными или даже вредными». Иначе говоря, условия обитания могут оказать как благотворное, так и сдерживающее влияние на наше развитие.

Просмотров: 1754