Л.C. Васильев

Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Министерства Неба и Земли

 

Трактат начинается, как говорилось, с глав, посвященных министерству Неба. Высшие чины этого министерства (как, впрочем, и других) состояли из министра (да-цзай; эта должность занималась цином), двух его заместителей (сяо-цзай — из числа чиновников в ранге чжун-дафу, т.е. дафу среднего статуса), четырех глав основных департаментов (цзай-фу — из числа чиновников в ранге ся-дафу, т.е. низших дафу), а также из восьми шан-ши (старших ши), 16 чжун-ши (средних ши) и 32 ся-ши (младших ши). Кроме того, в центральном аппарате министерства числилось еще 30 (возможно, больше) чиновников различного ранга и 120 ту (их опять-таки на деле было больше), т.е. мелких служащих [Чжоули, т. 11, с. 26-28]. Далее идет перечисление ведомств с раскрытием штата каждого из них и упоминанием об основных функциях.

Всего упомянуто 60 ведомств, точнее, групп чиновников, возглавляемых старшим из них, чья должность совпадает с названием возглавляемого им ведомства. Каждая из этих групп имеет свой штат, иногда совсем маленький, а подчас и очень внушительный. Как показывает перечисление, речь в первой главе идет в основном о дворцовых ведомствах, включая общее руководство, охрану, ответственных за охоту, содержание животных, за кухню, вина и медицину, за состояние женских покоев и поведение женщин гарема, за казну и различные сокровища, портных, драгоценности, за ведение учета и соответствующих записей, за организацию работ дворцовых женщин и т.д. Так, например, некоторые ведомства насчитывали по нескольку сотен человек, тогда как группа бянь-жэня, занимавшаяся изготовлением корзин, состояла всего из 11, включая 8 слуг из числа осужденных-рабов (надо полагать, заготовителей материала и носильщиков), а группа фармацевта-диетика — только из двух помощников, не считая, разумеется, начальника [Чжоули, т. 11, с. 28-44; Biot, 1851, т. 1, с. 3-20].

Итак, министерство Неба обслуживало двор правителя со всем его внушительным штатом чиновников разных рангов и наименований, отвечающих за удовлетворение разносторонних потребностей правителя и его приближенных, включая охрану, помощников, гарем, евнухов, животных. Обращает на себя внимание перечисление в главе среди чиновников портных, поваров, охотников и даже писцов и казначеев, отвечающих за ценности и ведущих учет и соответствующие записи. При этом характерно, что в ряде последующих глав функции всех этих представителей администрации раскрываются и детализируются.

Вторая глава посвящена описанию обязанностей главы министерства Неба, да-цзая. Это один из ближайших помощников правителя, который должен был заботиться об организации администрации в вассальных царствах и иных территориальных образованиях, устанавливать и утверждать везде штат и структуру администрации, отвечать за церемониал и состояние морали, за организацию руководства, работ и наказаний. Он же устанавливал штаты, ранги, оклады чиновников, заботился о порядке и жертвоприношениях, отвечал за соблюдение норм в управлении народом (любить родных, уважать старших, выдвигать способных, нести культуру варварам). В его функции входило также следить за состоянием земледелия, скотоводства, огородничества и промыслов, за деятельностью ремесленников и купцов, за правильным налогообложением, своевременным принесением дани и многими другими делами, включая заботу о женщинах и даже лицах неопределенных занятий. Кроме этого, он ежегодно издавал множество приказов в рамках каждой из сфер деятельности, за которые он отвечал, а также принимал отчеты лиц, ответственных за подведомственные ему отдельные участки работы. Следует заметить, что большинство этих функций выполнялось не столько самим министром, сколько министерством в целом и центральным его аппаратом в частности [Чжоули, т. 11, с. 55-82; Biot, 1851, т. 1, с. 20-42].

В третьей главе расписываются обязанности двух заместителей да-цзая и четверых глав департаментов. Что касается сяо-цзаев, то они должны были помогать своему шефу во всем, деля между собой (неясно, правда, как именно) функции блюстителей основных норм дворцовой жизни и контроля за управлением в царствах и уделах. На долю сяо-цзаев выпадало также следить за порядком и нравами во всей Поднебесной, контролировать учет населения и налаживать взаимоотношения между людьми. В их функции входила и судебно-исполнительная власть, и забота об общественных работах. Особо сказано в тексте обо всем том, что связано с жертвоприношениями, организацией приема важных гостей, с контролем за состоянием войска и проведением больтой охоты, с организацией похорон правителей, со снабжением населения в случае большого голода. Сяо-цзаи отвечали за своевременный сбор налогов, правильную регистрацию населения и составление плана местности, разбор жалоб. Они обязаны были также устанавливать необходимые нормативы и регламенты в поведении чиновников всех шести министерств, включая заботу о манере их поведения и соответствующих позах и жестах, о месте каждого на общих встречах.

Что же касается четверых начальников департаментов, то в их обязанности входило помогать при аудиенциях и жертвоприношениях и принимать к исполнению все издаваемые свыше приказы. Они должны были руководить деятельностью всех групп чиновников, хотя из изложения неясно, как делили они между собой управление разными группами, да и вообще, был ли поделен штат министерства на четыре соответствующие части. Создается впечатление, что в функции четверых цзай-фу входило помогать своим начальникам (сяо-цзаям и да-цзаю) в выполнении всех их обязанностей. Возможно, повторяю, что каждый из них имел свою сферу деятельности, но в тексте они воспринимаются как некое единое целое, как определенный уровень бюрократической иерархической лестницы. В этом случае в задачу глав департаментов входило вникать в более мелкие детали нормативов и регламентов. Например, они отвечали за определение места каждого из высоких членов общих собраний, созываемых сыном Неба, расписание порядка приема важных гостей, строгое соблюдение субординации во всех официальных акциях, качество и своевременность поступления разных продуктов, в том числе и для жертвоприношений, за соблюдение ритуального церемониала в случае похорон важных лиц различного статуса. В начале каждого года они определяли функции разных чиновников и следили за тем, кто еще в состоянии выполнять свои обязанности и кто уже не в силах справляться с ними [Чжоули, т. И, с. 106-120; Biot, 1851, т. 1, с. 58-64].

Следующие пять глав «Чжоули» (4-8) подробнейшим образом, не упуская мельчайших деталей, перечисляют номенклатурных чиновников, т.е. руководителей групп министерства Неба (напомню, что всего их 60), и их основные обязанности. Это наиболее интересная, хотя, вероятнее всего, наименее достоверная часть трактата. Скорее всего, перед нами легендарное предание, некий сложный подбор мало известных чиновников, в различных царствах в разное время, возможно, действительно встречавшихся7 и в каждом отдельном случае исполнявших обязанности, сходные с описанными в главе. Но в целом схема, предложенная в тексте, не имеет ничего общего с реальностью. Это сочинение историографов, не более того. Собственно, в подборе и генерализации номенклатуры с ее функциями и состояла основная суть работы авторов «Чжоули». Именно поэтому «Чжоули» считается искусственно систематизированным текстом.

Чиновники министерства Неба (здесь и далее речь идет только о руководителях групп, т.е. о номенклатурных должностях) весьма разнообразны не только по их функциям и значимости, но и по специализации и, что важно, по профессиональной подготовке. Едва ли многие из них могли перемещаться с одной должности на другую. Большинство занимались своим делом, видимо, всю жизнь, передавая его по наследству детям.

Первым в тексте упоминается гун-жэнь. Он, как и глава следующей группы, гун-бо8, ведал охраной дворцовых покоев. Гун-жэнь руководил группой дворцовой охраны (всего 38 лиц). Он инспектировал все помещения, расставлял стражников на их посты, обеспечивал охрану ночью, следил за дежурствами охранников, проверял их бдительность и готовность. Гун-бо возглавлял внутреннюю гвардию дворца (19 подчиненных) с аналогичными функциями.

Чиновник шэнь-фу (имел 152 помощника) соответствовал положению интенданта и завхоза. Он отвечал за продукты, подававшиеся к столу правителя и его окружения (зерно, овощи, мясо, вина, деликатесы), ведал кухней, а заодно и благоустройством жилых помещений, бассейнов, заботился об услаждении его подопечных музыкой и отвечал за состояние жертвенных подношений. Он обязан был мгновенно выполнять все пожелания и капризы императора.

Следующими в тексте главы 4 упомянуты бао-жэнь (44 помощника), глава скотников и мясников, обеспечивавший дворцовую кухню превосходным мясом, а также заведующий императорской кухней нэй-юн (128 помощников). Далее перечислены: вай-юн (128 помощников), обеспечивавший пищей дворцовую охрану, дворцовый персонал и гостей правителя; пэн-жэнь (157 помощников), заботившийся о снабжении хозяйства водой и топливом; дянь-ши (337 подчиненных), отвечавший за работы на сакральном поле вана и за распределение урожая с этого поля; шоу-жэнь (62 помощника), ведавший охотой; ю-жэнь (342 подчиненных), отвечавший за рыбное хозяйство; пе-жэнь (24 помощника), занимавшийся черепахами, и си-жэнь (28 подчиненных), ведавший заготовками мяса впрок, т.е. его сушкой либо копчением [Чжоули, т. 11, с. 144-152; Biot, 1851, т. 1, с. 84-92].

Глава 5 продолжает перечисление функционеров министерства Неба, занятых в основном проблемами, имеющими отношение к правителю, его основным контрольно-административным обязанностям, к его двору и дворцовому хозяйству. В этой главе упомянуты группы чиновников, ведавших медицинскими проблемами: главный врач и-ши, в подчинении у которого было 30 помощников разного ранга; ши-и с двумя помощниками, отвечающими за качество пищи, фармацевтику и диету; цзы-и с восьмью знахарями, ведавшими лечением простых заболеваний; ян-и с восьмью хирургами, лечившими язвы, и ветеринар шоу-и с четырьмя помощниками.

Во второй части главы подробно рассказывается о специалистах в сфере виноделия. Среди них— главный специалист цзюю-чжэн со 110 помощниками, занятыми подготовкой напитков для жертвенных возлияний, приема гостей или обычного потребления элиты; цзю-жэнь с 340 помощниками и слугами, включая евнухов и женщин, ответственных за сохранение и потребление вина; цзян-жэнь со 160 помощниками, занятыми изготовлением разных напитков; бин-жэнь с 93 служащими, отвечавшими за заготовку льда для хранения напитков, а также бянь-жэнь с 31 помощником, изготовлявшими тару (сосуды и корзины) для вин и напитков.

Глава 6 начинается с рассказа о чиновниках, ведавших заготовками соли, маринадов, занимавшихся консервированием и изготовлением сосудов для всего этого9. Среди них — хай-жэнь с 61 евнухом, женщинами и осужденными, занятыми тарой; си-жэнь с 62 заготовителями маринадов и консервов; янь-жэнь с 62 подчиненными, в основном евнухами и женщинами, заготовлявшими соль, и мо-жэнь с 31 помощником, ведавшим изготовлением крышек. Затем речь идет о должностных лицах, отвечавших за условия для отдыха — выбор мест, организация пространства, изготовление тентов, занавесок и соответствующего оборудования, в том числе и для ритуальных либо погребальных нужд. Среди них гун-жэнь со 106 помощниками, гарантировавшими чистоту помещений и воздуха, особенно в покоях правителя, чжан-жэ с 50 помощниками, в основном дворниками, отвечавшими за чистоту мест отдыха для правителя и его приближенных; мо-жэнь с 48 служащими, делавшими и развешивавшими тенты и занавески; чжан-цы с 90 помощниками, размещавшими тенты [Чжоули, т. 11, с. 205-218; Biot, 1851, т. 1, с. 109-121].

Следующая группа чиновников, упомянутых в главе 6, — казначеи. Их возглавлял да-фу (не путать с рангом дафу — здесь второй иероглиф другой) со 126 помощниками, в функции которых входил сбор девяти видов налогов в центре и на окраинах, на землях вана и в уделах. Эта группа также собирала дань, после чего классифицировала все поступления, значительная часть которых приходила в натуре. Группа юй-фу, состоявшая из 70 служащих, не считая начальника, заботилась о нефрите и изделиях из него (это самая почитаемая драгоценность в древнем Китае), группа нэй-фу (16 человек вместе с начальником) ведала прочими ценностями в казне и налоговом ведомстве, а группа вай-фу той же численностью отвечала за выпуск монеты в царствах и ценности, необходимые для внешнего церемониала. Группа во главе с сы-хуэем (192 человека) ведала официальными документами, издаваемыми в царствах (см. [Biot, 1851, т. 1, с. 129, примеч. 7]). Кроме того, в обязанности этой группы входило определение ценности всех поступлений в казну и забота о регулярности этих поступлений [Чжоули, т. 11, с. 218-230; Biot, 1851, т. 1, с. 121-131].

В главе 7 речь идет еще о нескольких должностных лицах. Во-первых, это группа писцов во главе с сы-шу, которые готовили многие важные документы, вели строгий письменный учет регламента и распорядка во дворце, раз в три года фиксировали количество инвентаря, включая оружие и ценности, а также людей и животных. Они же учитывали количество земли, обрабатываемой и пустующей, горы, леса, озера и иные природные богатства Поднебесной. Помощники сы-шу ведали учетом всего, содержащегося в казенных амбарах, а также тканей, мехов и шкур [Чжоули, т. 11, с. 243-255; Biot, 1851, т. 1, с. 132-141].

Вторая группа, возглавляемая нэй-цзаем (очевидно, главным евнухом), ведала внутренними покоями, женской половиной дворца. Руководитель группы отвечал за соблюдение там строгих норм, назначал старших в группы наложниц правителя, определял всем им местожительство и участки работы. Он же ведал костюмами главной жены правителя, помогал ей руководить внутренними покоями в дни торжественных церемониалов, жертвоприношений и т.п. Его помощники следили за состоянием дверей и запоров в женской половине дворца, за строгим соблюдением всеми женщинами правил внутреннего распорядка, а также выполняли мелкие поручения. В конце главы 7 упоминаются отдельно девять наложниц второго ранга, особо выделенные дамы, которым было поручено руководство наложницами более низкого разряда [Чжоули, т. 11, с. 255-271; Biot, 1851, т. 1, с. 141-155].

Последняя глава 8 оказалась по воле составителей текста весьма обширной и емкой по содержанию. Она начинается с продолжения рассказа о женщинах внутренних покоев. Наложницы третьего ранга имели власть над всеми остальными женщинами дворца, обслуживавшими эти покои. А наложницы нюй-юй несли ночное дежурство в покоях императора. Во время жертвоприношений они помогали наложницам третьего ранга. Нюй-ши — управительница внутренних дел императрицы отвечала за соблюдение царственного регламента, ведала приказами, издаваемыми в женской половине дворца. И наконец, дянь-фу-гун — чиновник, отвечавший за работу всех женщин дворца. Ни текст, ни комментарии к нему не дают оснований считать его евнухом. Видимо, он не имел права входить во внутренние покои и общаться с их жительницами. На этом перечисление должностных лиц женской группы дворца завершается [Чжоули, т. 11, с. 285-289; Biot, 1851, т. 1, с. 155-160].

Далее в главе 8 рассказывается о группе чиновников, отвечавших за ткани (шелк, изделия из конопли), за оценку их качества и распределение их для внутренних нужд и продажи. Здесь же говорится об ответственном за крашение тканей жань-жэне, главе дворцовых портных фэн-жэне и отвечавшем за обеспечение всех необходимой одеждой нэй-сы-фу. В заключение упоминаются ведавшие ювелирными работы туй-ши, сапожным делом цюй-жэнь и флагами, в том числе и для погребальных церемоний, ся-цай [Чжоули, т. 11, с. 289-311; Biot, 1851, т. 1, с. 161-170].

Всего, по очень приблизительным подсчетам (в ряде случаев точное число служащих не указывается, иногда встречаются фразы вроде «четыре стражника у каждой двери»), в тексте говорится примерно о 4 тыс. чиновников разных рангов, солдатах и их начальниках, охранниках, купцах, женщинах различного статуса, писцах, слугах, евнухах, осужденных и т.п.

Второе место в трактате (главы 9-16) занимает рассказ о министерстве Земли. Принцип изложения, расклад чиновников и слуг в различных ведомствах здесь примерно такой же, что и в министерстве Неба. Различны лишь функции как министерства в целом, так и многих десятков его ведомств. Из главы 9 мы в деталях узнаем о руководстве и ведомствах этого министерства и о личном составе каждого из них. Возглавляет министерство да-сыту в ранге цина. Его помощники — два сяо-сыту в ранге чжун-дафу. Далее в руководстве министерством перечисляются четверо региональных руководителей сян-uiu в ранге сяо-дафу, а также восемь руководителей в ранге шан-ши 16 в ранге чжун-ши и 32 ся-ши. Кроме них в штате центрального аппарата министерства числятся 12 писцов, несколько других помощников и 120 слуг. Вне этого аппарата— около 70 ведомств тоже с примерно 4 тыс. разного рода чиновников, писцов, слуг, охранников, специалистов разных профессий, административных руководителей, мелких деревенских начальников типа старейшин и т.п. В этой главе подробно расписан персонал, входящий в это число, причем подчас просто упоминается о всех тех, кто возглавляет пятки или образования из 25 крестьянских дворов. Сосчитать их количество практически невозможно. Но количество ответственного персонала здесь, как и в министерстве Неба, не самое важное. Важна структура, важны функции всех перечисленных.

Об этом очень подробно сказано в последующих главах. Глава 10 посвящена общим задачам министра да-сыту и его министерства в целом. Министр создавал генеральную карту Поднебесной, на которой должны быть выделены все ее девять провинций, феодального типа владения, а также горы, воды и т.п. Он отмечал общее число населенных пунктов, вплоть до деревень с их алтарями-шэ, количество населения и особое внимание обращал на качество земли в разных природных условиях. В его функции входила также ответственность за правильное воспитание всех людей на разных землях, в частности, за обучение их обрядам, музыке и церемониалу. Министр отвечал и за то, чтобы все в стране жили в соответствии с принятыми нормами и традициями. В его функции входили забота о земле, людях и животных, регулирование налогообложения и трудовых повинностей [Чжоули, т. 11, с. 351-360; Biot, 1851, т. 1, с. 192-201].

Да-сыту определял количество земли в уделах знати (сын Неба имел право на домен со стороной квадрата в 1000 ли, гун— 500, хоу— 400, бо — 300, цзы — 200, нань — 100 ли). Что касается крестьянских наделов, то каждая семья получала участок в 100 му. Если же земля нуждалась в периодическом отдыхе от пахоты раз в два года или два раза в три года, то соответственно 200 и 300 му. За использованием земли, получением урожая с полей, экономным расходованием продукта на праздниках и похоронах должностные лица тщательно следили, равно как и за соблюдением строгих моральных принципов (уважать отцов и старших, любить детей, заботиться о старых, бедных и обогащаться по мере возможности). К этому в тексте добавлено еще немало важных с точки зрения китайской традиции мелочей, причем все это касалось и населения владений знати, обязанной во всем подчиняться центру, его министерствам, их ведомствам и ответственным специалистам.

Далее рассказывается о первом и, видимо, главном варианте организационно-административной структуры страны: пять семейств (хозяйств) объединялись в би, а пять би — в люй (каждое би и люй имели главу, который был включен в число младших функционеров министерства, хотя практически эти начальники, надо полагать, представляли собой назначенных или выбранных в качестве старших деревенскими крестьянами-общинниками). Четыре люй составляли поселок цзу в 100 дворов, а пять цзу (500 дворов) — поселение дан. Пять данов образовывали округ чжоу, а пять чжоу— сян (12 500 дворов, т.е. примерно 70-100 тыс. человек). Более крупных территориально-административных единиц в схемах «Чжоули» нет. Стоит заметить, что начальники перечисленных поселков и территориальных районов отмечены в перечне функционеров как чиновники средних и выше средних разрядов.

Заключительная часть главы повествует об основных видах занятий сельского населения (земледелие, скотоводство, лесоводство, шелководство и изготовление иной пряжи и т.п.), о различных наказаниях за нарушение норм общежития (прежде всего сяо, но и вообще родственных и соседских взаимоотношений), а также о том, что в случае неурожая, голода или эпидемий нужно спасать людей, включая перемещение их, уменьшение налогов и трудповинностей, смягчение наказаний [Чжоули, т. 11, с. 363-383; Biot, 1851, т. 1, с. 202-218].

В главе 11 рассказывается об обязанностях сяо-сыту и сян-ши. Первые из их числа помогали главе министерства, беря на себя часть его обязанностей — контроль за соблюдением порядка на местах, за численностью населения, налогами. Им подчинялись сян-гии, т.е. руководители территориальных подразделений, раз в 3 года их деятельность подвергалась ревизии. Сяо-сыту обеспечивали набор воинов из расчета: 5 человек— отделение-у, 5 у— взвод-лянь, 4 лянь— рота -цзу, 5 гру — батальон-люй, 5 люй — полк-ши и 5 ши (12 500 воинов) — ярмия-цзюнь. В случае нужды они брали на себя командование не только воинскими подразделениями, но и офицерским корпусом из младших представителей семей аристократов и чиновников. Они же контролировали распределение земли таким образом, чтобы семьи из семи человек (трое из них несли трудовую повинность) получали лучшие земли; семьи из шести человек (на каждые две такие семьи пятеро обязаны нести трудовую повинность) — средние по качеству, семьи из пяти человек (двое из них обязаны нести трудовую повинность) — худшие.

Сяо-сыту руководили большими коллективами людей и, когда это нужно, выступали в качестве посредников и судей, определяли наказания. Они занимались измерением и определением участков земли. Девять участков составляли один колодец-цзин, четыре цзина — поселок-и, четыре и — поселение-цю, четыре цю — поселение-дянь, четыре дяня — уезд-сянь, а четыре сяня — округ-ду10. Это членение помогало организовывать земляные работы, регулировать дань, налоги, повинности. Те же высшие чиновники принимали мелких иностранных визитеров, а когда создавалось новое владение, они отвечали за установку в нем алтаря шэ-цзи. В конце года они подводили итоги, награждая или наказывая своих подчиненных [Чжоули, т. 12, с. 395409; Biot, 1851, т. 1, с. 220-230].

Руководители территориально-административных подразделений сян сян-ши отвечали за управление всеми шестью сянами11, регистрируя количество людей разного пола и возраста, а также численность скота. В случае нужды они организовывали и направляли в необходимые места отряды обязанных трудовой повинностью. Они отвечали за проведение важных ритуалов и церемониалов, заботились о снаряжении воинских подразделений и охотничьих экспедиций. В их функции входил также контроль за деятельностью чиновников во всех шести сянах [Чжоули, т. 12, с. 409-417; Biot, 1851, т. 1, с. 231-240].

Глава 12 повествует о функциях чиновников внутри каждого сяна. В начале года сян-дафу получал от министра официальные документы с указаниями и знакомил с ними всех подчиненных ему чиновников сяна, которых он одновременно проверял, интересуясь их моральным стандартом, знаниями, поведением, успехами. Он отвечал за учет, контроль, регистрацию населения, за определение тех, кто обязан трудповинностью. Служить государству должны были все до 6065 лет. Исключения делались для больных, имеющих ранг чиновников, а также заслуженных и способных. Каждые три года в сяне производился общий смотр с учетом всех категорий населения и их обязательств, с анализом успехов, добродетелей и способностей, причем последние качества изучались особенно тщательно, ибо о мудрых и способных следовало докладывать начальству. В случае необходимости сян-дафу с его командой отвечали за мобилизацию людей и их готовность к необходимым действиям.

Глава округа чжоу-чжан отвечал за добродетельное поведение населения округа, за своевременное совершение жертвоприношения на алтаре-шэ, проведение церемониальных обрядов и совместных акций, включая охоту или различного рода соревнования и тренировки, например, в стрельбе из лука. В округах каждые три года должна была производиться генеральная проверка всего и всех.

Руководитель дана (500 дворов) дан-чжэн в начале года на общем сборе знакомил всех с новыми указаниями сверху. Весной и осенью он обеспечивал проведение необходимых обрядов и жертвоприношений, организовывал все церемонии в дане (свадьбы, похороны и пр.), заботился о боеготовности, охоте и т.п. В дане тоже каждые три года производилась всеобщая проверка.

Руководитель деревеньки в 100 дворов цзу-ши в принципе делал то же самое, т.е. отвечал за своих подопечных, производил необходимые обряды. Опираясь на помощников, глав пятерок и групп по 25 дворов, он должен был знать все обо всех, будь то старые или юные, даже животные во дворах. В случае нужды он отвечал за мобилизацию. Что касается старших в люй (люй-сюй) к в би (би-чжан), то они обязаны были очень хорошо знать свои дворы, а также все налоги и повинности, выпадающие на их долю.

Заключительная часть главы 12 касается описания функций нескольких мелких чиновников— фан-жэня, отвечавшего за сохранность алтаря ван-шэ с его оградой, насаждениями и т.п., гу-жэня, ответственного за барабаны и музыкальные инструменты, а также за музыку и песни, необходимые в разной ситуации, и у-ши, танцмейстера, отвечавшего за постановку танцев и пантомим при различных обрядах [Чжоули, т. 12, с. 425-450; Biot, 1851, т. 1, с. 240-269].

В главе 13 продолжается рассказ о различных мелких служащих — пастухах му-жэнь, заботившихся в основном о жертвенном скоте, животноводах ню-жэнь, откармливавших скот как для жертвоприношений, так и для повседневных нужд населения, в том числе для войска, а также контролеров чуй-жэнь, отбиравших лучших животных, без пятен на коже и иных недостатков, для важных жертвоприношений. Здесь же говорится о чиновниках цзай-ши, составлявших земельный кадастр с выделением полей, огородов, земельных участков для чиновников и купцов и иных слоев населения с учетом разницы в налогообложении (от 1/20 до 3/20 с разных земель и до 5/20 с болот и лесов, где доход получают без особого труда со стороны земледельцев). А если участок не культивировался, за него следовало платить штраф. Служащие люй-ши и сянь-ши специализировались на учете всех людей и всех земель, обрабатываемых и необрабатываемых, всего скота, а также ремесленников, купцов, занятых шелководством женщин. Раз в три года их ведомства подвергались ревизии. Чиновники и-жэнь определяли тех, кто заслуживал поощрения и наград. Они же ведали сервисом для путешественников. В частности, были обязаны обеспечить пункты отдыха с харчевней через каждые Юли дороги, с ночевкой через каждые 30 ли, с хорошим домом-гостиницей через 50 ли [Чжоули, т. 12, с. 461-485; Biot, 1851, т. 1, с. 269-289].

Как явствует из главы 14, чиновники цзюнь-жэнь со своей командой должны были заниматься уравновешиванием земельных налогов и трудовых повинностей. Что касается налогов, то суть проблемы в трактате не прояснена, а вот по части повинностей все понятно: если урожай хорош, крестьянин должен отработать на общественные нужды 3 дня, если средний — 2, если плохой — 1 день. Чиновники ведомства ши-ши с их большим (139 человек) штатом обязаны были следить и сигнализировать обо всем хорошем и дурном, в частности, о соблюдении сяо, о дружеских связях, повиновении. Бао-ши с группой наставников отвечали за организацию обучения юношества, сы-цзянь — за добродетельное поведение, успехи в науках и знании, а сы-цю — за нарушения и наказания. В случае необходимости сначала делались предупреждения до трех раз, затем полагалось наказание, причем после троекратного не очень сурового наказания на месте с участием всего коллектива (столько-то плетей или ударов палкой) неисправившегося и нераскаявшегося виновного отправляли этапом в центральную тюрьму.

Чиновники тяо-жэнь — группа своего рода следователей по особо важным делам. Они приезжали в случае убийств, разбирались и строго наказывали виновных, вплоть до казни. А вот малочисленная группа мэй-ши (14 человек)— это сваты, которые должны были следить за тем, чтобы девушки не позже 20 лет выходили замуж, а мужчины не позже 30 женились. Кроме того, на их долю выпадало регистрировать (год, месяц, день рождения, имя) всех новорожденных. В середине весны они же собирали молодежь и не слишком строго следили за ее поведением в эти дни12. Сы-ши с их большим штатом (174 человека) обязаны были контролировать рынки, следить за правильностью мер и весов, сортов и монет. Они же ведали открытием и закрытием рынков и наказывали провинившихся.

Глава 15 состоит из нескольких не связанных друг с другом частей, что на фоне логической последовательности изложения в прежних главах выглядит достаточно странно. Первая часть продолжает тему главы 14 о рынках и начинает рассказ с сообщения о чжи-жэнь, занимавшихся регулированием рыночных отношений, включая людей, товары, меры, вес и т.п. Из последующего изложения явствует, что рынками занимались и еще многие категории служащих. Чжэнь-жэнь с его командой собирал там пошлину, учитывая каждую тушу животного, сю-ши заведовал торговыми павильонами, гу-ши судил торговцев и определял качество товаров и цену на них, сы-бао регулировал правила поведения торговцев на рынках, сы-цзи исполнял функции инспектора-наблюдателя, а сюй и сы-чжан были кем-то вроде его помощников, наблюдавших за отдельными лавками или кварталами лавок. Цюань-фу ведал доходами с рынков, собирал деньги и регулировал кредит.

Вторая часть этой главы довольно неожиданно возвращает нас к столице, рассказывая о привратниках сы-мэнь, количество которых исчислялось сотнями, о работниках застав во главе с сы-гуанем, которые обязаны были следить за тем, чтобы торговцы не обходили заставу (под угрозой конфискации товара), а также в случае каких-либо неожиданностей закрывать заставу. Далее идет речь о чиновниках ведомства чжан-цзе, обязанных отвечать за государственную печать и разбираться в печатях различных владений и в связанной с ними символике.

В третьей части ведется рассказ о чиновниках, которые осуществляли надзор за землями владений. Суй-жэнь со своим многочисленным штатом ведал всеми землями й людьми, имея соответствующие карты. Здесь приводится новая схема членения населения, применявшаяся, как то явствует из комментария, во владениях: пять семей — линь, пять линь — ли, четыре ли — деревенька грань, пять грань — поселение би (500 хозяйств), пять би — волость или группа поселков сянь13, а пять сянь — суй (12 500 семей). Во главе их стоял суй-жэнь, который контролировал их поля, инвентарь и семена. Он же отвечал за правильное наделение крестьян землей (по принятой норме— 100 му хорошей, 200 или 300 — нуждающейся в отдыхе соответственно раз в два года или два раза в три года), очень подробно описанного в трактате, за организацию систем орошения. Между наделами крестьян протекали канавки, каждый десяток наделов отделялся от другого более глубокой канавой типа большого арыка, каждая сотня, а затем тысяча— еще более солидными каналами, а 10 000 — рекой. Вдоль всех канавок и каналов шли дороги. Ведомство суй-жэня было обязано вести учет населения, налогов и повинностей, ведать наказанием провинившихся, следить за важными обрядами с жертвоприношениями, встречать иностранных гостей и т.п. Создается впечатление, что это ведомство практически целиком подменяло аппарат администрации собственника владения, о существовании которого ничего не сказано.

Далее текст повествует о чиновниках суй-ши и суй-дафу, на долю которых выпадали примерно те же заботы в рамках подведомственных им регионов— суй, а также о сянь-чжэнах, би-ши и грань-чжанах, руководивших соответствующими подразделениями каждого региона-суй. Что же касается последних в этом ряду, ли-цзаев и линь-чжанов (руководителей групп по 25 и 5 хозяйств), то они вообще были, видимо, не столько чиновниками, сколько подведомственными начальству и ответственными перед ним старшими, может быть, выборными или сменяющими друг друга домохозяевами [Чжоули, т. 12, с. 535-563; Biot, 1851, т. 1, с. 317-357].

Последняя глава этого раздела, 16, рассказывает о многочисленных других чиновниках министерства Земли, об их весьма разнообразных функциях. Люй-ши занимался зерном, получаемым с полей, обрабатывавшихся в порядке трудповинности, он же ведал штрафным зерном14. Ту-цзюнь отвечал за налоги во владениях, вэй-жэнь тоже занимался налогами, но главное — лесным хозяйством, заготовкой древесины. Древесиной, лесным хозяйством и охотничьим делом ведали также шань-юй и линь-хэн. Цзао-жэнь со своими помощниками, специалистами по агротехнике, должны были разбираться в сроках сева и т.п., дао-жэнь — то же самое, но на орошаемых землях. Ту-сюнь занимался земельными картами, а сун-сюнь — сувенирами из разных местностей.

Чуань-хэн и цзе-юй ведали водами, озерами, а заодно и охотой (видимо, на болотах и т.п.). Цзи-жэнь — мастер-следопыт, охотник. Гун-жэнь— мастер по металлу, чжан-янь-цзао— по краскам, чжан-шань— по углю, цзио-жэнь— по клыкам и рогам, юй-жэнь— по перьям (и плюмажам), чжан-го — по тканям. Ю-жэнь заведовал парками, чан-жэнь — огородами. За пищевой рацион во дворце отвечал шэ-жэнь, за хранение зерна — цзан-жэнь, а за правильное его использование, в первую очередь во дворце, — чунь-жэнь и чжи-жэнь. За сохранение семян нес ответственность сы-цзя, за снабжение зерном слабых и сирых— као-жэнь [Чжоули, т. 12, с. 575-601; Biot, 1851, т. 1, с. 357-396].

Трудно все сказанное в главах, посвященных министерству Земли, усвоить и тем более выстроить в стройную, логически обоснованную систему. Чувствуется, что составители этого раздела, как и предыдущего, стремились создать такую систему, но не преуспели в этом. Здесь много накладок, вызывающих разноречивые толкования комментаторов. Но одно совершенно ясно: перед нами гигантская и весьма жестко централизованная схема управления Поднебесной, в которой нет реальных соперников сыну Неба. Перечисленные в одном из абзацев феодальные властители с их строго ранжированными по размерам владениями— явная накладка, не вписывающаяся в схему. Феодалам и тем более их аппаратам власти нет места в этой схеме, а делами в их владениях заняты специально для того выделенные и четко обозначенные чиновники министерства Земли. Видимо, именно такой хотели видеть административно-хозяйственную структуру Чжоу составители трактата.




7По данным специального исследования С. Бромэна [Вгошап, 1961, с. 66-67], около 38% перечисленных в «Чжоули» чиновников (речь о номенклатуре, состоящей из примерно 300-350 наименований должностей) встречается на страницах доханьских текстов, причем этот процент удваивается, когда речь заходит о чиновниках высокого ранга.
8Неясно, почему эти двое оказались в заключительной части третьей главы [Чжоули, т. И, с. 126-128]. Эд. Био справедливо поместил этих чиновников в четвертую главу, с которой начинается перечисление номенклатурных должностей [Biot, 1851, т. 1, с. 64-70].
9Заметим, что разбивка по главам с этого места в переводе Эд. Био не совпадает с оригиналом, представленным в издании «Шисань цзин». В оригинале глава 6, как сказано, начинается с описания чиновников, ведавших заготовками соли и изготовлением маринадов и т.п., тогда как Био включил в пятую главу не только этих должностных лиц, но и еще ряд их групп, вплоть до ответственных за чистоту помещений и систему занавесок.
10Нестыковка между иерархическими лестницами групп населения и участков земли (в одном случае счет заканчивается на сянах, а в другом — на сянях и ду) не должна смущать читателей, ибо обе схемы приводятся в тексте параллельно, не учитывая существование друг друга. Но первая из схем, судя по всему, считалась основной.
11Судя по комментарию, таких сян-ши было всего четверо, каждые двое из них руководили тремя сянами, число которых, таким образом, всего шесть.
12Удивляет малочисленность группы, которой было поручено столь трудоемкое дело в масштабах всей страны. Здесь, видимо, какая-то арифметическая ошибка. Что же касается весенних сатурналий, то это — древняя традиция, о которой сказано еще в песнях «Шицзина».
13Употреблен тот же знак, которым обозначались уезды. Как легко заметит читатель, это еще одна иерархическая схема, сходная по содержанию с предыдущими, но отличная от них по названиям административно-территориальных единиц.
14Имеется в виду зерно, которое взимается с хозяев необработанных наделов в качестве штрафа.
Просмотров: 1650