Л.C. Васильев

Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

«Шан-цзюнь шу» о жестком легизме

 

Шан Ян отнюдь не был бунтовщиком и никогда не стремился поднять мятеж. Он стоял за крепкую и нерушимую стабильную власть, за сильное и всемогущее, близкое по многим параметрам к тоталитарному государство. Он ставил своей целью создать государство, опирающееся на мощную военную силу, поддержку запуганного, искусственно расчлененного и умело оболваненного населения.

Его доктрина изложена в упоминавшейся уже книге, носящей его имя, — «Шан-цзюнь шу»19. Она была написана в основном в III в. до н.э., через несколько десятилетий после смерти автора. История этого текста, изученная как китайскими авторами разных эпох, так и европейскими исследователями, начиная с голландца Я. Дайвендака (1928), а в отечественной синологии Л.C. Переломовым [Переломов, 1968, с. 14 и сл.], свидетельствует о том, что содержащиеся в нем материалы в значительной их части восходят к самому Шан Яну и отражают его идеи. Как правило, они связаны внутренней логикой и в большинстве своем заслуживают доверия. Мало того, часть их имела характер служебной записки либо деловой инструкции с целью укрепления центральной власти циньского государства [Васильев Л.C., 1995, с. 26].

По объему трактат не слишком большой (около сотни страниц в русском переводе) и состоит из 26 глав, из которых 16-я и 21-я утеряны. Каждая из глав посвящена отдельной теме либо проблеме, хотя нередко одни и те же вопросы повторяются в разных главах, а иногда и решаются не совсем одинаково. Впрочем, такого рода внутренние противоречия в немалом количестве можно найти и в других древнекитайских трактатах. Они свидетельствуют о неодновременности написания глав той либо иной книги (начиная с «Луньюя») и о редактировании текста разными людьми в разное время.

Практически все главы трактата отличаются выдержанным стилем и строгой логикой. Разумеется, речь не о литературном стиле; перед нами деловой текст высокопоставленного чиновника с соответствующей аргументацией, логикой изложения и необходимыми выводами. Глава за главой убеждают читателя в том, что необходимо сделать, дабы достичь конечной цели — всемогущества Цинь и его господства в Поднебесной.

Первая из них, вводная по характеру, повествует о знакомстве вэйского Яна с циньским Сяо-гуном и о тех сомнениях, которые высказывались циньскими сановниками по поводу смелых идей реформатора. Во 2-й главе развивается идея о необходимости привлечь внимание к земледелию, включая раздачу пустующих земель всем желающим, поощрение именно сельскохозяйственных занятий в ущерб остальным, предоставление льгот крестьянам. В ней подробно описывается, что следует делать для поднятия престижа земледелия: умерить алчность и ограничить произвол чиновников; отрегулировать налогообложение; обложить увеличенным налогом бездельников; ограничить возможности торговцев дешево скупать зерно; способствовать наделению землей наемников; уменьшить притягательность роскоши; наладить строгий учет и составить подворные списки и т.п. Пафос главы — в необходимости обработки новых пашен, причем этому должно активно содействовать государство. Оно должно сосредоточить внимание на расчленении больших семейно-клановых коллективов и раздаче земельных участков малым нуклеарным семьям, а также на размежевании участков пашни.

Глава 3 вводит в рассуждения реформатора понятие и (Единое), суть которого сводится к тому, что единственными достойными занятиями являются земледелие и война. Только те, кто имеет заслуги в этом, достойны поощрения, включая должности и ранги. Ремесленники и торговцы, интеллектуалы-книжники, алчные чиновники, избегающие Единого, не должны пользоваться уважением. Словом, путь к господству в Поднебесной лежит через Единое, а если на тысячу тех, кто занят им, придется всего один из числа знающих «Шицзин» и «Шуцзин» и умеющих красиво говорить, то вся тысяча отвлечется от Единого. К числу 10 «паразитов» Шан Ян относит, кроме красноречивых интеллектуалов, знатоков «Шицзина» и «Щуцзина», также любителей музыки и тех, кто рассуждает о добродетели, традициях, человеколюбии, бескорыстии и т.п., т.е. конфуцианцев-жу-цзя. Эти «паразиты», как он их именует, ослабляют государство, сбивают с толку народ и ведут страну к бедности и поражениям. Весь народ должен быть сосредоточен на Едином.

В главах 4 и 5 говорится о слабом народе и сильном государстве. Основа силы страны — ее богатство и военная мощь. Если богатое и сильное государство не воюет, оно гибнет, ибо разлагается изнутри стараниями уже упоминавшихся «паразитов». Если же «паразиты» ослаблены, государство сильно. Но главная сила государства — в ослаблении народа. Когда государство сильнее своего народа, его армия становится могущественной. А для ослабления народа существуют разные способы, прежде всего умелое применение наград и наказаний. На десять наказаний достаточно одного поощрения, причем наказания должны быть суровыми даже за мелкие проступки — тогда люди будут бояться и не станет серьезных преступлений. Ослабление народа достигается еще и строго налаженной переписью с учетом всего, что только можно учесть, а также четкими и неукоснительно выполняемыми законами, т.е. распоряжениями властей.

Управление страной следует организовать так, чтобы не было ни бедных, ни богатых, а усредненные подданные четко знали свои обязанности. Не должно быть разнообразных желаний и связанной с ними распущенности, а все помыслы следует сосредоточить на Едином. Каждая семья под страхом наказания должна осознать свой долг, производить земледельческую продукцию и тем усиливать армию и государство.

Глава 6, продолжая тему, призывает руководителей государства к овладению методами точного учета всего достояния страны, дабы эффективнее использовать труд земледельцев и отвагу воинов. Снова предав анафеме «паразитов», автор призывает умело использовать психологию людей: если они глупы, их следует побеждать умом, если умны — силой. Люди стремятся схватить лишний кусок, это в природе человека. Следует пресечь это, используя метод наград и наказаний, и сосредоточить все усилия народа на Едином. Народ должен не бояться законов, т.е. распоряжений власти, а отдавать все силы на то, чтобы всегда полно и четко выполнять их.

Глава 7 начинается с упоминания о доисторических временах, когда люди не знали своих отцов, но умели отделять своих от чужих и стремились к превосходству над другими. Тогда мудрые установили нормы общежития и ввели законы и запреты. Были поставлены над всеми правители и чиновники (вспомним аналогичные построения Мо-цзы). Наступил порядок, век Шуня. Позже выяснилось, что путь к господству в Поднебесной зависит не от мудрости, а от силы. Ныне пытаться подражать Шуню нелепо — другие времена, иные обстоятельства. Ставка на добродетель и справедливость не поможет, люди только развратятся. Нужны наказания.

Глава 8 вновь поднимает вопрос о Едином, но на сей раз делая акцент на оглуплении народа. Если поощрять любовь к знаниям, невозможно будет управлять страной. Когда люди глупы, у них появляется сила, и очень важно направить ее на Единое. В главе 9 говорится о законах, о необходимости правильно организовать труд людей и вознаграждать воинов очередными рангами за их заслуги на поле боя. Люди должны стремиться обрести заслуги и получить поощрение. Это способствует достижению порядка и преданности, ведет к усилению и к успехам государства.

Главы 10-12 посвящены законам войны. Воины должны быть самоотверженными и презирать смерть. Следует тщательно оценивать мощь и весь потенциал противника, все заранее предусмотреть. Важны не только сила армии, но и талант военачальника, точный предварительный расчет. Нет нужды вести одновременно войну на нескольких фронтах, с разными противниками. При обороне осажденного города следует опираться на ополчение горожан, включая вспомогательные силы женщин, а также старых и малых.

В главе 13 снова подчеркивается необходимость строгих законов, обязательных для всех, включая знать; говорится о предоставлении должностей и рангов только за заслуги, о поощрении наградами и пресечении нежелательных действий наказаниями; осуждаются «паразиты», воспевается сила. Но есть и новое: предлагается имеющим излишки зерна сдавать их казне и получать за это должность и ранг. В главе 14 утверждается, что порядок в государстве достигается законами, умелой администрацией и доверием людей. Нужны также унификация мер и весов, разработка критериев для определения знаний и способностей. Мудрость Яо и Шуня, отдававших престол не по наследству, в том, что они хорошо понимали, как обеспечить порядок и предотвратить смуту.

Глава 15 посвящена привлечению в Цинь переселенцев из других царств, где земли мало, а людей много. В духе все того же Единого развивается мысль о том, что следует смелее освобождать переселенцев от повинностей, включая воинскую, на три поколения и предоставлять им налоговые и иные льготы. Тогда не только будут освоены многочисленные пустующие земли, но страна приобретет сотни тысяч новых подданных, немалое количество сельскохозяйственной продукции и за этот счет усилится. А коренные циньцы смогут пойти в армию и одерживать победы. Глава 17 в очередной раз подробно повествует о наградах и наказаниях за воинские и иные доблести, успехи и неудачи. Никто, даже весьма в прошлом заслуженный, не должен избегнуть наказания, коли он нарушил закон. Закон превыше всего, все должны его соблюдать и выявлять его нарушителей. Доносчиков надлежит награждать должностью, рангом и жалованьем провинившегося. Следует ограничить возможности тех, кто привык к разнузданному критиканству и выпячиванию своего мнения. Право на знатность и богатство, должность и ранг отныне имеют лишь те, кто отличился в войне.

В главе 18, как и в главе 7, напоминается о примитивных нормах первобытной древности. Здесь говорится о легендарных мудрецах и правителях, будто бы предшествовавших Яо, Шуню и Юю (Фу Си, Хуан-ди, Шэнь-нун), и утверждается, что порядок достигается лишь после победы над собственным народом. Напоминается о том, что в основе упорядочения общества лежат законы, которые ограждают людей от проступков, что законы и наказания должны быть суровыми, только это обеспечит порядок, а гуманности и справедливости недостаточно. Нужны именно законы. Закон и порядок, как подчеркивается в главе 19, требуют учета и контроля, переписи и четкости. Имеющие высокие ранги получают соответствующее вознаграждение, включая право на зависимых от них и обслуживающих их людей. В войсках воины организуются в отделения-пятки, причем за жизнь каждого отвечают четверо его товарищей. Пятки объединяются в сотни во главе с сотскими, сотни — в формирования по 500 воинов. Упоминается об участии в организации войска и ведении войны уездных и иных начальников. Подробно рассказывается, кто из воинов и военачальников получает награду и какая награда полагается за определенное количество отрубленных голов противника. Говорится и о наказаниях, от понижения в ранге вплоть до смертной казни.

Глава 20, одна из наиболее интересных в книге, начинается с очередного упоминания о том, что, когда народ слаб, государство сильно и наоборот. Нужно научиться умело использовать людей, сделать их довольными жизнью, активно поощрять за успехи в земледелии. Все должны ценить ранги и должности, соблюдать закон и порядок. В этой главе речь идет также и о том, что торговля и управление, как и земледелие, — важные функции государства. Нужно, опираясь на них, проводить политику, которая не нравится народу и ослабляет его. Тогда будут сильны государство и армия.

Глава 22 снова напоминает о том, что главное — война и земледелие, а глава 23 ставит вопрос о правителе и аппарате власти. Здесь рассказывается о пяти ведомствах с особыми функциями у каждого (конкретно они не названы) и об обязанности чиновников честно делать свое дело. Снова идет речь о приоритете войны и сельскохозяйственных занятий и осуждаются те, кто пытается извлечь выгоду для себя. В главе 24 говорится о необходимости борьбы с коррупцией в чиновничьей среде, о контроле над аппаратом администрации и подчеркивается, что в этот аппарат не стоит привлекать талантливых и умных. Дается понять, что куда лучше усердные служаки и усредненные исправные исполнители.

Глава 25 ставит вопрос об уважении к закону, об ограничении произвола чиновников, которые обязаны не покрывать друг друга, а строго блюсти букву закона. В последней, 26-й главе речь идет о смертной казни для тех, кто хоть на йоту отступит от буквы закона. Чиновники обязаны регулярно разъяснять законы людям. Один экземпляр всех законов должен храниться во дворце, что называется, за семью печатями. В стране надлежит создать специальное ведомство цензоров-прокуроров юйши, руководитель которого вместе с двумя другими высшими чиновниками, стоящими на страже закона, обязан доводить основные его требования до остальных чиновников. Все имеют право обращаться к высшим хранителям закона за необходимыми разъяснениями. Законы должны быть написаны простым языком и доступны для всех.

Рассматривая основное содержание книги, приходишь к выводу, что она является не только ценным пособием для изучения основных принципов жесткого легизма Шан Яна, но и развернутым изложением сути его реформ, описанных Сыма Цянем.




19Строго говоря, название этого произведения следует переводить на русский как «Книга Шан-цзюня», ибо знак цзюнь (правитель, господин) используется в данном случае как часть имени, а не свидетельство того, что речь идет о правителе области Шан.
Просмотров: 3313