Л.C. Васильев

Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Царства Лу и Малое Вэй10

 

Царство Цинь территориально и исторически было тесно связано с рядом средних по размеру царств, игравших заметную роль в эпоху Чуньцю, но постепенно деградировавших в условиях острой политической борьбы периода Чжаньго. Речь пойдет прежде всего о Лy и Малом Вэй. Эти два удела, пожалованные братьям У-вана, Чжоу-гуну и Кан-шу, и со временем превратившиеся в средние царства, пользовались большим влиянием в чжоуском Китае. Их правители имели высокие титулы и на совещаниях чжухоу обычно находились в первых рядах. Кроме всего прочего, эти царства были связаны между собой тесными братскими отношениями. Достаточно напомнить, что в Малом Вэй существовал храм Чжоу-гуна, где в 564 г. до н.э. по настоянию цзиньского Дао-гуна происходил торжественный обряд надевания шапки (инициации) прибывшего с визитом в Цзинь юного луского правителя Сян-гуна.

Лу всегда было одним из наиболее развитых культурных центров Чжунго. Оно располагало, в частности, большим и хорошим архивом. Гимны Лу были включены в отредактированную Конфуцием книгу песен «Шицзин» наряду с гимнами Шан и Чжоу. Это царство имело по сравнению с другими ряд привилегий, преимущественно в столь престижной сакрально-ритуальной сфере.

Для царства Лу V век до н.э. начался с мятежа в правящем клане Цзи во главе с авантюристом Ян Ху. Мятеж был подавлен общими усилиями трех кланов из дома Хуаня, которые еще в середине VI в. до н.э. фактически поделили между собой царство Лу, лишив правителя-гуна реальной власти. Подавление мятежа привело к бегству Ян Ху в Ци, а затем в Цзинь, где он поступил на службу к могущественному клану Чжао и сумел немало сделать для его процветания. Но правители Лу от этого ничего не выгадали. Власть осталась в руках тех же трех кланов, и прежде всего клана Цзи.

Сложные отношения были у Лу с соседним Ци. К сожалению, в источниках эти проблемы подаются в тесной связи с апокрифическими легендами о Конфуции, будто бы игравшем большую политическую роль в Ци. В 33-й главе Сыма Цянь вслед за «Цзо-чжуань» приводит в качестве аргумента весьма любопытный, но крайне сомнительный эпизод: якобы Конфуций, вмешавшись в церемониал встречи луского и циского правителей, попытался в грубой форме заставить правителя Ци извиниться и вернуть захваченные луские земли и добился желаемого [Вяткин, т. V, с. 81]. Как утверждает Сыма Цянь в 44-й главе о царстве Вэй, вскоре после этого, в 497 г. до н.э., Конфуций стал министром-сяном Лу. О том же упомянуто в 47-й главе, посвященной биографии Конфуция [Вяткин, т. VI, с. 133]. Все эти апокрифы недостоверны прежде всего потому, что правитель Лу в описываемое время не имел реальной власти, а подлинным наследственным правителем царства (сяном, хотя в те годы термин сян практически не употреблялся для обозначения фактического руководителя администрации, т.е. главного министра царства) был не Дин-гун, а всесильный Цзи Хуань-цзи из клана Цзи-сунь (Цзи-ши). Правда, был момент, как раз в самом начале V в. до н.э., когда луский Дин-гун попытался восстановить свою власть, однако его постигла неудача (см. [Васильев Л.С., 2000, с. 518-519]). Клан Цзи-сунь сохранил свою власть и еще достаточно долго фактически управлял царством Лу. Если верить «Чжушу цзинянь» [Legge, т. Ill, Prolegomena, с. 168], глава этого клана встречался с цзиньским Ю-гуном в качестве фактического руководителя царства Лу после смерти Дао-гуна в 426 г. до н.э. Однако этот факт вызывает некоторые сомнения у специалистов. В монографии Сюй Чжо-юня, например, утверждается, что клан Цзи-ши сошел с политической арены Лу несколько раньше11.

Годы правления сына Дин-гуна Ай-гуна (494-468 до н.э.) довольно насыщены событиями. Правда, в «Цзо-чжуань» их зафиксировано немного. В записях за 488 г. до н.э. (7-й год Ай-гуна) сообщается о нападении Jly на соседнее княжество Чжу. Луские войска вошли в столицу Чжу и увели с собой правителя княжества в качестве пленника [Legge, т. V, с. 812, 814]. Но уже в следующем году лусцы отпустили пленника домой из «страха перед У и Ци». В сообщении от 485 г. до н.э. снова говорится о том, что правитель Чжу бежал в Лу, дабы добраться в Ци, откуда родом была его жена [там же, с. 816, 817, 820]. В записях за 484 г. до н.э. (11-й год Ай-гуна), где речь идет о новом военном конфликте Лу с Ци, прямо указывается, что делами Лу управляет представитель клана Цзи-сунь. В тексте упомянуто, что клан Цзи мог выставить армию в 7 тыс. пехотинцев. Всего же были отправлены для отпора Ци две армии, правая и левая. К слову, в числе военачальников клана Цзи-сунь был и находившийся у него на службе ученик Конфуция Жань Ю (Цю)12, о чем упомянул и Сыма Цянь. Не вполне ясно, как протекало сражение, но натиск Ци был отбит [Legge, т. V, с. 822 и 824; Вяткин, т. V, с. 82].

Последняя запись в «Чуньцю» и комментарий к ней в «Цзо-чжуань», датируемые 14-м годом Ай-гуна (481 г. до н.э.), посвящены единственной теме: где-то на западе Лу было поймано странное животное типа антилопы, но с признаками других животных. Конфуций, к которому обратились за консультацией, сказал, что это линь, который редко появляется [Legge, т. V, с. 833-835], причем появление его имеет знаковый смысл. По мнению Д. Легга, заключительный параграф текста означает, что на рассказе о чудесном лине хроника должна быть завершена. Собственно, так оно и произошло. Но существует тем не менее небольшое добавление не столько к хронике «Чуньцю», редакция текста которой принадлежит, по преданию, кисти Конфуция, сколько к комментарию «Цзо-чжуань», где повествуется о событиях последних лет правления Ай-гуна. Обратимся к этому не вполне «легитимному» тексту.

В сообщении от 480 и 478 гг. до н.э. упоминается о встречах сановников и правителей Лy и Ци и об укреплении между ними мирных отношений. Чуть позже, в 474 г. до н.э., к этому мирному соглашению присоединилось и существовавшее еще в то время в качестве самостоятельного владения небольшое княжество Чжу, соседнее с Лy и Ци [там же, с. 841-843, 849, 851, 853]. А в сообщении от 471 г. до н.э. есть заметка о решении Ай-гуна сделать своей главной женой мать его сына Цзина, которого правитель пожелал назначить наследником. Это предложение вызвало возражение со стороны чиновника, ведавшего соответствующим обрядом, по мнению которого эта дама, не принадлежавшая к роду Цзян, из которого брали себе главных жен правители Лy со времен Чжоу-гуна, не имеет на то права. Правитель был в ярости и в конечном счете настоял на своем.

В том же году Ай-гун нанес визит правителю Юэ, в результате чего наследник, которому понравился Ай-гун, предложил ему девушку в жены и участок земли в качестве подарка. Из текста неясно, почему правитель Лy общался с наследником, а не с самим юэским Гоу Цзя-нем, который умер лишь в 465 г. до н.э. [Вяткин, т. VI, с. 285, примеч. 34]. Непонятно также, почему наследник Гоу Цзяня распоряжался землями царства, которое принадлежало его отцу. Но что самое любопытное в этом рассказе: сопровождавший Ай-гуна сановник послал срочное донесение об этом предложении лускому Цзи-суню, который решительно отверг предложение и даже послал взятку Пи, министру Юэ, чтобы план не был реализован. Тем все и закончилось. А Цзи-сунь лишний раз доказал, кто хозяин в Лy [Legge, т. V, с. 855].

В сообщении от 469 г. (26-й год Ай-гуна) рассказано о том, что войска луского клана Шу-сунь вместе с войсками Юэ и Сун выступили против Малого Вэй, чтобы вернуть к власти утратившего трон правителя. Заметим, что от имени безвластного правителя Лy, сохранявшего лишь представительские функции, выступает со своим войском один из трех могущественных кланов царства [Legge, т. V, с. 857, 859]. Неудивительно, что в сообщении о последнем 27-м годе правления Ай-гуна говорится, что этот правитель, раздосадованный засильем трех кланов из дома Хуаня, попытался было в очередной раз апеллировать за помощью к другим чжухоу. Как и следовало ожидать, никто на его призывы не откликнулся [там же, с. 860, 861]. Об этом событии весьма подробно сказано и в 33-й главе Сыма Цяня о Лy.

Сыма Цянь начал свой рассказ с того, что весной 468 г. до н.э. умер всесильный луский чиновник Цзи Кан-цзы, а летом Ай-гун, воспользовавшись ситуацией, решил апеллировать к чжухоу за содействием в борьбе против трех кланов из дома Хуань-гуна. Но всесильные кланы его опередили, и Ай-гун вынужден был бежать из Лy в Малое Вэй, затем в Цзоу и Юэ. Население Лy было встревожено и звало правителя домой. Он вернулся и умер в чужом доме, так и не добравшись до своего дворца. На трон сел его сын Дао-гун, причем в годы его правления власть кланов из дома Хуаня еще более усилилась, а луский правитель, по словам Сыма Цяня, «стал кем-то вроде мелкого хоу, занимая по сравнению с главами трех кланов более низкое положение» [Вяткин, т. V, с. 82]. Дао-гун просидел на луском троне в этом унизительном положении 37 лет. Его сменил его сын Юань-гун, правивший 21 год, затем Му-гун (33 года), Гун-гун (22 года), Кан-гун (9 лет), Цзин-гун (29 лет) и Пин-гун.

О событиях, происходивших до Пин-гуна, у Сыма Цяня ничего не сказано. Из «Чжушу цзинянь» можно узнать, что в 455 г. до н.э., т.е. при Дао-гуне, цзиньский клан Хань отобрал у Лy один из городов, а в 426 г.до н.э. (при Юань-гуне) клан Цзи-сунь от имени Лy имел встречу с правителем Цзинь [Legge, т. Ill, Prolegomena, с. 167-168]. Что касается годов правления луского Пин-гуна (по моим подсчетам, это 316— 295 гг. до н.э.13), то, по словам Сыма Цяня, это были как раз те годы, когда «все правители шести царств назвали себя ванами» [Вяткин, т. V, с. 83]. Что это за «шесть царств»— неясно. Можно было бы предположить, что это шесть из семи сильнейших; седьмой из них, циньский правитель, назвал себя ваном несколько раньше остальных, в 325 г. до н.э., о чем уже упоминалось. Однако этому предположению мешает тот факт, что правители Чу именовали себя ванами задолго до IV в. до н. э. Видимо, здесь можно к пятерым сильнейшим прибавить в качестве шестого правителя царства Сун Яня, который в конце IV в. до н.э. тоже провозгласил себя ваном.

Лускому Пин-гуну наследовал его сын Вэнь-гун (294-272 гг. до н.э.), которого сменил на луском троне его сын Цин-гун (271-248 гг. до н.э.) — последний из правителей царства Лy. Это царство было аннексировано Чу в 248 г. до н.э. Цин-гун, потеряв трон, обосновался в небольшом поселении Кэ на правах простолюдина, а жертвоприношения предкам правителей Лy прекратились [Вяткин, т. V, с. 83].

Царство Малое Вэй, располагавшееся к северу от Хуанхэ на территории, некогда занимавшейся шанцами, было населено в основном их потомками, которые со временем трансформировались в чжоусцев. Характер культуры и древние родственные связи делали его весьма близким к домену, не раз вступавшемуся за Вэй в различного рода конфликтах, например, как уже упоминалось, против всесильного цис-кого гегемона Хуань-гуна. Малое Вэй имело тесные отношения и с Jly.

На рубеже VI-V вв. до н.э. оно было вовлечено в серию бурных интриг, связанных с правителем Лин-гуном, его женой Нань-цзы, наследником Куай Ваем и его сыном Чжэ, ставшим после смерти деда на некоторое время сунским Чу-гуном [Васильев Л.С., 2000, с. 252]. Все началось с того, что наследник престола Куай Вай, нелюбимый властной мачехой Нань-цзы, попытался устроить против нее заговор с целью отстоять свои права на трон. Заговор провалился, и Куай Вай бежал в Сун. На трон был посажен его сын Чжэ, ставший Чу-гуном. Куай Вай не смирился с этим и, заручившись поддержкой цзиньского клана Чжао, попытался вместе с воинами Ян Ху, служившего цзиньскому клану Чжао, бежавшего из Лу, вернуться домой, но неудачно. В 481 г. до н.э., на 12-м году правления Чу-гуна, Куай Вай хитростью завладел домом аристократа Куна, чья вдова приходилась ему сестрой.

Чу-гун оказался неподготовленным к этому вторжению и, узнав о нем от служившего у него ученика Конфуция Цзы Лу (Чжун Ю), бежал в Лу. Цзы Л у решил выяснить, кто и зачем занял этот дом. Там он натолкнулся на спутников Куай Вая, которые и убили его. Вскоре после этого Куай под именем Чжуан-гуна сел на трон, еще недавно принадлежавший его сыну.

Население Вэй было недовольно этим переворотом, а сам Чжуан-гун своим поведением не способствовал налаживанию хороших отношений с подданными. Видимо, недовольны своим ставленником были и руководители могущественного цзиньского клана Чжао, которые прежде помогали Куай Ваю завладеть троном. В результате на 3-м году его правления, в 478 г. до н.э., клан Чжао и часть населения Малого Вэй выступили против правителя, заставив его бежать. Правителем царства на короткое время стал его брат Ци, сын Лин-гуна, а в 477 г. до н.э. вернулся из изгнания (он был в царстве Ци) и занял престол Чу-гун, который сидел на нем вплоть до своей смерти в 456 г. до н.э. (подробно об этой интриге рассказано, в 37-й главе труда Сыма Цяня [Вяткин, т. V, с. 119-120]).

В 468 г. до н.э. царство подверглось нападению со стороны коалиции войск Ци и Чжэн, о чем сказано в «Чжушу цзинянь» [Legge, т. III, Prolegomena, с. 167]. О причинах агрессии со стороны двух государств против Малого Вэй текст не упоминает. После смерти Чу-вана трон не достался его сыну. На него сел под именем Дао-гуна его дядя, брат Куай Вая, а после него (Дао-гун правил менее пяти лет, 455-451 гг. до н.э.) вэйский трон занял его сын Цзин-гун (450-432 гг. до н.э.). В это время, в середине V в. до н.э., Малое Вэй, как о том сказано в 37-й главе Сыма Цяня [Вяткин, т. V, с. 121], начало понемногу терять свою прежнюю независимость, попадая под влияние разделивших Цзинь крупных цзиньских кланов.

Вторая половина V в. до н.э. в истории этого царства почти не отмечена в источниках какими-либо заслуживающими внимание событиями. Цзин-гуну наследовал его сын Чжао-гун (431-426 гг. до н.э.). Он был убит его преемником Хуай-гуном, который тоже был убит после И лет царствования (425-415 гг. до н.э.). Правителем стал убивший его родственник, Шэнь-гун, занявший вэйский трон (414-373 гг. до н.э.). После него правили Шэн-гун (372-362 гг. до н.э.), при котором царство еще сохраняло некоторую силу и, согласно Сыма Цяню, даже напало в 372 г. до н.э. на Ци [Вяткин, т. VI, с. ИЗ и 317, примеч. 44]. На смену Шэн-гуну пришел Чэн-хоу (361-343 гг. до н.э.)14.

Сыма Цянь обращает специальное внимание на то, что титул правителя царства был в те годы официально снижен с гуна на хоу [Вяткин, т. V, с. 121]. Можно было бы предположить, что это сделал правитель Большого Вэй, если считать, что к тому времени Малое Вэй уже оказалось под его влиянием. Однако другие главы труда Сыма Цяня ставят это предположение под сомнение. Как явствует из 44-й главы, в 311 г. до н.э. вэйские войска напали на Малое Вэй и захватили два его города [Вяткин, т. VI, с. 88]. Стало быть, Малое Вэй оставалось независимым владением. Впрочем, не исключено, что оно считалось вассалом Большого Вэй, по воле которого и был снижен титул его правителя.

В конце 37-й главы рассказывается о том, как шел процесс падения значимости Малого Вэй в последующие годы. После Чэн-хоу правил его сын Пин-хоу (342-335 гг. до н.э.). А при его преемнике Сы в 330 г. до н.э. титул правителя был снижен до уровня властителя-цзюнъ. Почему это произошло, из изложения Сыма Цяня неясно. Как видно из 44-й главы, в 311 г. до н.э. царство продолжало существовать в качестве пусть даже полунезависимого, но самостоятельного государственного образования. Иначе с ним не было бы нужды воевать. Более того, из данных, собранных в 46-й главе Сыма Цяня о царстве Ци, явствует, что в 284 г. до н.э. именно здесь нашел убежище разгромленный коалицией шести крупных царств циский Минь-ван [Вяткин, т. VI, с. 122].

По сообщению Сыма Цяня, территория владений Сы-цзюня в начале III в. до н.э. сократилась до очень небольших размеров — остался город Пуян с окрестностями. Вскоре после этого сына Сы, Хуай-цзюня, убили на аудиенции у правителя Большого Вэй, в состав которого теперь входил Пуян. Видимо, есть основание датировать аннексию Малого Вэй Большим началом III в. до н.э., хотя разговор о такого рода аннексии велся уже в 311 г. до н.э., когда оба Вэй были в состоянии войны. Как бы то ни было, но только после убийства Хуай-цзюня можно с уверенностью говорить об аннексии как о свершившемся факте. Преемника убитого Хуай-цзюня, его дядю Юань-цзюня, вэйский правитель переселил из Пуяна в новый уезд Еван. С возникновением империи Цинь Цинь Ши-хуанди сначала оставил потомков правителей Малого Вэй в их уезде. Но при Эр Ши-хуанди в 209 г. до н.э. последний цзюнь был официально низведен в разряд простолюдинов, а жертвы предкам вэйского дома были прекращены [Вяткин, т. V, с. 121-122].

Два древнейших близких друг к другу чжоуских удела (позже царства) просуществовали до второй половины III в. до н.э. В период Чуньцю оба они занимали весьма достойное место среди других сколько-нибудь заметных крупных и средних царств. Сохранились они и в период Чжаньго, хотя их роль в политической жизни V и особенно IV в. до н.э. постоянно уменьшалась. Можно сказать, что оба царства, как, впрочем, и домен чжоуского сына Неба, сравнительно долго существовали в условиях борьбы за объединение Поднебесной лишь потому, что они не мешали сильным выяснять отношения между собой. Былое уважение к ним, особенно к домену и Лy, постепенно исчезало, а практические интересы (в частности, стремление овладеть чжоускими треножниками) брали верх. Поэтому в III в. до н.э. наступил конец существованию этих царств, а их правители были превращены в простолюдинов, лишенных права приносить жертвы их царственным предкам.




10Чтобы отличить цзииьский клан Вэй, который в период Чжаньго стал одним из семи сильнейших царств, от древнего Вэй (китайские иероглифы обоих царств, разумеется, разные), мы будем именовать последнее Малым Вэй — в отличие от просто Вэй (Большого Вэй).
11Сюй Чжо-юнь [Hsu Cho-yun, 1965, с. 82], правда без ссылок на источники, утверждает, что все три луских клана из дома Хуаня (клан Цзи-ши или Цзи-сунь, а также Мэн-сунь и Шу-сунь) исчезли уже в начале периода Чжаньго, а на месте бывшей столицы правящего клана — города Би возникло самостоятельное небольшое княжество, о правителе которого Хуэй-гуне упомянуто в «Мэн-цзы» [Legge, т. II, с. 253; Попов, с. 181]. Впрочем, что такое начало Чжаньго, пока не вполне ясно. Не исключено, что оно охватывает и 426 г. до н.э., о котором упомянуто в «Чжушу цзинянь». Что же касается Хуэй-гуна из княжества Би, то он, видимо, жил несколько позже, во времена Мэн-цзы, т.е. не ранее IV в. до н.э.
12В небольшом рассказе «Цзо-чжуань» от 11-го года Ай-гуна (484 г. до н.э.) приводится хорошо известный почитателям Конфуция и знатокам «Луньюя» эпизод о том, как правивший царством Лy клан Цзи-сунь через Жань Ю (Цю) решил было посоветоваться с мудрецом по поводу того, брать ли более существенный налог с земли. Учитель не дал прямого ответа, но в приватной беседе с Жань Ю заметил, что следует придерживаться древних традиций, что налога цю вполне достаточно и что если Цю и клан Цзи не хотят следовать традиционной норме, то непонятно, зачем они консультируются с ним [Legge, т. V, с. 824 и 826]. Стоит напомнить, что в «Луньюе» (XI, 16) зафиксировано более резкое осуждение Цю за попытку увеличить налог: «Цю не мой ученик!»
13По словам Р.В. Вяткина, ссылающегося на данные хронологической таблицы, точной ссылки на которые он, однако, не дал, начало правления луского Пин-гуна датируется 314 г. до н.э. [Вяткин, т. VI, с. 246, примеч. 99].
14Здесь и далее, почти до конца рассказа о Малом Вэй, в русском переводе 37-й главы (других глав это не касается) в датах допущена ошибка на 10 лет.
Просмотров: 2081