Л.C. Васильев

Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Царство Чу

 

Это крупнейшее царство чжоуского Китая, располагавшееся в районах к югу от Хуанхэ, преимущественно в бассейне рек Хуай и Хань, имело территорию едва ли не равную той, что занимали в совокупности все царства центрального района, Чжунго. Население его было весьма разнородным и в основном чуждым шанско-чжоускому. Конечно, среди подданных правителей Чу были и причастные к шанско-чжоуской цивилизации, т.е. потомки тех, кто некогда служил, согласно сообщениям Сыма Цяня, Вэнь-вану, У-вану и Чэн-вану, который пожаловал основателю дома Чу «земли чуских варваров манъ». Но вскоре после начала периода Чжоу Чу весьма заметно обособилось от Чжунго с его сравнительно быстро развивавшейся культурой и пошло вперед несколько иным путем и к тому же более медленными шагами. Есть основания считать, что в периоды Чуньцю и Чжаньго язык царства Чу не был вполне понятным населению северных территорий, т.е. Чжунго. Неудивительно, что и правители Чу не стыдились, а подчас даже бравировали тем, что они «южные варвары» [Вяткин, т. V, с. 182-183].

Истории этого царства Сыма Цянь посвятил большую по объему 40-ю главу своего сочинения. Если оставить в стороне более поздние легендарные предания о том, что основатель дома Чу ведет свое происхождение от древнего «императора» Чжуань-сюя, а то и от самого Желтого императора (Хуанди), и что при династиях Ся и Шан некоторые потомки этого основателя имели знатные титулы хоу и бо, пока их роды не были уничтожены, то реально можно говорить лишь о том, что при чжоуском Вэнь-ване один из таких потомков, Юй Сюн, служил ему. Правнук его Сюн И при Чэн-ване, как о том только что было упомянуто, получил в удел южные земли, населенные варварскими этническими группами мань и и, а также фамильный знак Ми и низшие позиции в иерархическом ряду аристократических титулов51.

Праправнук Сюн И, Сюн Цюй (IX в. до н.э.), первым из чуских правителей, по словам Сыма Цяня, начал расширять земли своего удела за счет завоевания соседних территорий. Он же впервые бросил вызов чжоускому вану, присвоив своим сыновьям титул «ван». Но лишь спустя примерно столетие, уже после крушения Западного Чжоу и резкого ослабления политической власти сына Неба, чуский правитель Сюй Тун (У-ван, 740-690 гг. до н.э.) решил наконец вопрос о своем новом титуле. В 706 г. до н.э. он напаяна царство Суй и потребовал от его правителя ходатайствовать перед сыном Неба, чтобы ему даровали титул «ван». Суйцы вынуждены были согласиться выступить в качестве ходатаев, но сын Неба ответил решительным отказом. Тогда У-ван сам себе присвоил этот титул, которым именовались и он, и все его преемники, хотя дом Чжоу официально этого не признал и даже высказал в 690 г. до н.э. порицание по этому поводу правителю Суй. Узнав об этом, У-ван снова было напал на Суй, но умер, не успев довести военную кампанию до конца [там же, с. 184-185].

Сын У-вана Вэнь-ван (689-677 гг. до н.э.) перенес столицу в Ин и начал проводить активную внешнюю политику, нападая на соседей — Шэнь, Цай, Дэн и более мелкие владения. Его сын Чэн-ван (671— 626 гг. до н.э.) продолжал такую же политику. Он уничтожил мелкие владения Лю, Ин, Хуан, воевал с правителями Сюй и Сун. Он попытался наладить отношения с сыном Неба, послав ему подношения и получив в ответ порцию жертвенного мяса, что было, как уже отмечалось, знаком особого отношения со стороны чжоуского вана. Свой подарок сын Неба сопроводил словами: «Подавляй все смуты, которые у тебя на юге поднимают племена и и юэ, но не вторгайся в Чжунго» [там же, с. 185], т.е. «мы будем оказывать тебе должное внимание, но ты знай свое место». Вскоре после этого, в 656 г. до н.э., на юг последовала знаменитая экспедиция циского гегемона-ба Хуань-гуна, которая тоже имела своей основной целью поставить Чу на место. Отчасти это удалось. Правитель Чу обещал предоставлять сыну Неба должные подношения.

Впрочем, в 654 г. до н.э., сразу же после возвращения экспедиции, чуский Чэн-ван снова напал на Сюй, правитель которого с обнаженным плечом (знак покорности) вышел навстречу чусцам с извинениями. Затем последовали нападения на другие соседние владения. А когда в 639 г. до н.э. мечтавший стать очередным гегемоном-ба сунский Сян-гун попытался призвать к себе чуского правителя на совещание чжухоу, разгневанный Чэн-ван стал поносить Сун, а затем выступил с войском против этого царства. В битве с Чу сунский Сян-гун был ранен и позже скончался. В 638 г. до н.э. испуганный ситуацией правитель Чжэн сам приехал представиться чускому Чэн-вану, а в 637 г. до н.э. Чэн-ван дружески приветил цзиньского Чжун Эра.

Однако конец этого выдающегося чуского правителя был драматичен. Сначала в 632 г. до н.э. его наголову разбил в знаменитой битве при Чэнпу Чжун Эр, ставший к тому времени цзиньским Вэнь-гуном, а затем, уже в конце жизни, сам Чэн-ван решил было сменить наследника, сделав им младшего сына, после чего наследник — старший сын заставил его покончить с собой, отказав даже в предсмертной просьбе— дать ему съесть медвежий окорок [Вяткин, т. V, с. 185-187; Васильев Л.C., 2000, с. 261]. Подводя итоги его правления, можно сказать, что чуский Чэн-гун немало воевал, успешно и не очень, вмешиваясь, вопреки совету сына Неба, в дела Чжунго. Но он оказался не силен в дворцовых интригах, отчего и погиб.

Преемник Чэн-вана Му-ван (625-614 гг. до н.э.) назначил Пань Чу-на, который помог ему разделаться с отцом, на должность тайши, Великого воспитателя, поручив ему и административные дела. Продолжая политику своих предшественников, он уничтожил царства и княжества Цзян, Ляо и даже напал на Чэнь. Его сын Чжуан-ван (613— 591 гг. до н.э.), успешно воевавший с Сун, достиг пределов домена и даже интересовался чжоускими треножниками, символами власти сына Неба. В 605 г. до н.э. он назначил главным министром дальнего родственника из клана Жо-ао, поднявшего восстание, которое с трудом было подавлено. После этого Чу воевало с Чэнь, выступив против Ся Чжэн-шу, убившего правителя за адюльтер с его матерью, а также с Чжэн, едва выпросившим у него прощение и право остаться самостоятельным царством (его правитель, как прежде правитель Сюй, вышел навстречу чуским войскам с обнаженным плечом; кроме того, он еще вел за собой на веревке барана — все это было символом сдачи на милость победителя). В 594 г. до н.э. он снова напал на Сун, на сей раз из-за убийства чуского посла, направленного туда без агремана. Осажденная столица Сун долго голодала, пока вышедший на переговоры Хуа Юань не сумел упросить Чу снять осаду [Вяткин, т. V, с. 187-190].

Заслуживает упоминания и сын Чжуан-вана Гун-ван (590-560 гг. до н.э.), убивший своего военачальника за то, что тот в перерыве между тяжелыми боями с Цзинь у Яньлина в 575 г. до н.э. позволил себе расслабиться, выпив вина. При Кан-ване (559-545 гг. до н.э.) Чу проиграло очередное крупное сражение с Цзинь и столкнулось с новым грозным соперником на востоке— царством У. Преемник Кан-вана Сюн Цзя-ао52 (544-541 гг. до н.э.), имел неосторожность назначить своего рвавшегося к власти дядю Вэя первым министром, а тот в 541 г. до н.э., убив племянника и его сыновей, прочно уселся на чуском троне под именем Лин-вана (540-529 гг. до н.э.). В 530 г. до н.э. Лин-ван снова интересовался треножниками сына Неба. Но он, как известно, плохо кончил: в столкновениях с царством У он потерпел поражение, да и внутри царства его не жаловали. Только бедный крестьянин помог бежавшему правителю выжить, но вскоре всеми покинутый Лин-ван умер [там же, с. 190-193].

После него к власти пришел один из его родственников и соперников Пин-ван (528-516 гг. до н.э.), который, как и его преемник Чжао-ван (515-489 гг. до н.э.), преимущественно конфликтовал с царством У, все увеличивавшим с помощью Цзинь свою мощь. Этот конфликт осложнялся внутренними распрями в доме чуского вана и вокруг него, во влиятельных чуских кланах, как правило, родственных правителю (подробно об этом см. [Васильев Л.С., 2000]).

При Хуэй-ване (488-432 гг. до н.э.) в Чу в очередной раз усилилась внутренняя напряженность, связанная с попыткой дворцового переворота Бай-гун Шэна. Эти события, естественно, мешали Чу успешно отражать натиск восточного царства У. Но после неудачного дворцового переворота позиции чуского правителя и всего царства стали понемногу крепнуть, чему способствовало усиление юго-восточного царства Юэ, начавшего в свою очередь борьбу с У и тем отвлекшее царство У от нападений на Чу. Впрочем, к концу царствования чуского Хуэй-вана оба эти молодые и сильные государства, У и Юэ, истощившись во взаимной борьбе, сошли с политической сцены, а восстановившее свои силы Чу начало энергично расширяться за их счет. Это продолжалось при Цзянь-ване (431-408 гг. до н.э.) и в меньшей степени при его неудачливом сыне Шэн-ване (407—402 гг. до н.э.), которого, по словам Сыма Цяня, убили разбойники53. При Дао-ване (401-381 гг. до н.э.) по-прежнему происходили столкновения с Чжэн, а в 400 г. до н.э. «три цзиньских дома», как сказано у Сыма Цяня (40-я глава), напали на Чу, но не добились успеха. Ответное нападение Чу на южный из этих домов, царство Хань, привело в 392 г. до н.э. к захвату одного города. После этого в 391 г. до н.э. Чжао, Вэй и Хань снова напали на Чу и на сей раз сумели нанести поражение чуской армии близ Даляна. А в 381 г. до н.э. Дао-ван, поднеся дары, заключил мирное соглашение с Цинь [Вяткин, т. V, с. 201-202].

При Су-ване (3S0-370 гг. до н.э.) чусцы потерпели ряд поражений. В 377 г. до н.э. расположенное на юго-западе владение Шу напало на Чу, захватив часть его территории. В ответ чусцы укрепили свои западные границы. В 371 г. до н.э. царство Вэй сумело нанести удар по Чу. В самом конце правления Сюань-вана (369-340 гг. до н.э.) в Чу вторглись войска царства Цинь. Но наиболее насыщенными событиями были годы правления Хуай-вана (328-299 гг. до н.э.). К их числу относятся столкновения с Вэй и Ци, а также ряд политических шагов, свидетельствующих о крупных просчетах правителя.

В 318 г. до н.э. Су Цинь сумел объединить по вертикали шесть стран в антициньский союз, о котором не раз уже шла речь. Во главе этого союза в момент его создания как раз и оказался чуский Хуай-ван, глава едва ли не сильнейшего царства из шести. Но уже в 313 г. до н.э. циньский правитель послал своего первого министра Чжан И, освободив его на время миссии от должности, в Чу. В задачу Чжан И входило подкупить чуского Хуай-вана, пообещав ему часть циньской территории в обмен на разрыв с Ци. Несмотря на предостережения советника Чэнь Чжэня, Хуай-ван принял предложение и даже взял Чжан И на службу в качестве первого министра.

После этого Хуай-ван отправил своего полномочного представителя на запад принимать подаренные ему земли. Вместе с чуским посланцем поехал и Чжан И, который по прибытии в Цинь под предлогом болезни долго не появлялся при дворе и потому не спешил отдать чускому посланцу обещанные земли. Тем временем терпеливо ожидавший обещанное Хуай-ван начал публично выступать против Ци, что привело циского правителя в ярость. Он понял ситуацию так, что Чу рвет с союзом шести, и сам решил сблизиться с Цинь. Как только это произошло, появившийся при циньском дворе Чжан И заявил, что пора наконец чускому посланцу получить обещанные ему шесть ли. «Как шесть?! — вскричал посланец. — Речь ведь шла о шестистах ли

Узнав о том, как ловко его провели, разозленный Хуай-ван готов был идти войной на Цинь, но тот же самый Чэнь Чжэнь, который призывал не спешить принимать от Цинь подарки, теперь не советовал, имея за спиной недружественное царство Ци, идти против Цинь. Хуай-ван опять не прислушался к совету и в сражении при Даньяне в 312 г. до н.э. потерпел от циньской армии серьезное поражение. Восемьдесят тысяч его солдат были обезглавлены победителями. Кроме того, Чу потеряло часть отошедшей к Цинь территории. Хуай-ван попытался было повторить поход на Цинь, но вновь потерпел неудачу. А вскоре, узнав о трудностях Чу, против него выступили его вчерашние союзники Хань и Вэй.

После всего этого в 311 г. до н.э. Цинь вновь послало Чжан И в Чу с предложением вернуть Хуай-вану половину утраченной им и отошедшей к Цинь территории. Причем расчет был сделан на искусную интригу, предполагавшую помощь Чжан И со стороны одного из советников чуского вана и его любимой жены, которая была запугана тем, что в случае дурного обращения с Чжан И царство Цинь пришлет ее мужу молодую красавицу. В итоге заточенного чусцами в тюрьму Чжан И выпустили на свободу, после чего он сумел убедить Хуай-вана разорвать союз по вертикали, который и без того уже перестал функционировать. Затем Чжан И спокойно уехал домой, а в это время прибывший из Ци в качестве посла знаменитый поэт Цюй Юань стал упрекать Хуай-вана за то, что тот в очередной раз так легко поверил обещаниям Цинь. Правитель Чу послал было гонцов настичь и схватить Чжан И, дабы предать его заслуженной казни, но было уже поздно [Вяткин, т. V, с. 204-207].

В 309 г. до н.э. циский Минь-ван, который давно уже хотел стать главой разрушенного усилиями чуского Хуай-вана антициньского союза и поэтому был против нового возможного сближения Цинь с Чу, отправил чускому вану послание с призывом разорвать все отношения с Цинь и вновь заключить союз с Ци, а также с Хань, Вэй, Чжао и Янь. Хуай-ван задумался, как ему поступить. Прислушавшись к мнению очередного советника, он решил пойти на сближение с Ци. Однако не прошло и нескольких лет, как в 305 г. до н.э. он передумал и решил пойти на сближение с Цинь, надеясь тем самым вернуть захваченные циньцами чуские земли. В 304 г. до н.э. Цинь сделало дружественный шаг в сторону Чу, отдав часть отобранных у этого царства территорий в обмен на договор о союзе. А в 303 г. до н.э. коалиция войск Ци, Хань и Вэй напала на Чу за нарушение союза по вертикали. Чу, отправив в Цинь наследника в качестве заложника, просило о помощи. Цинь прислало военную помощь, и коалиция отвела свои войска [там же, с. 207-208].

Между тем в отношениях между Чу и Цинь начались осложнения, возникшие с совершенно неожиданной стороны. Наследник чуского правителя, живший в Цинь в качестве заложника, как-то повздорил с одним влиятельным циньским сановником, убил его и бежал домой. Сразу же после этого в 301 г. до н.э. коалиция войск Цинь, Ци, Хань и Вэй напала на Чу. Чуская армия потеряла только убитыми двадцать тысяч человек. Перепуганный Хуай-ван отправил нашкодившего наследника в Ци договариваться о мире. Тем временем Цинь в 299 г. до н.э. снова напало на Чу, захватив восемь городов. Кроме того, циньский ван направил Хуай-вану послание, в котором выражалось недовольство поездкой наследника в Ци и предлагалась встреча с тем, чтобы вновь заключить союз между Цинь и Чу. Придворные чуского вана разошлись во мнениях: одни советовали ехать в Цинь, другие были против. Чуский ван решил ехать, но его вновь обманули. На встречу под видом циньского вана прибыл один из военачальников, который проводил Хуай-вана до циньской столицы, где он и понял, что обманут. Настоящий правитель Цинь на встрече обращался с ним без должного почтения, как с вассалом. Он задержал чуского правителя у себя. А в это время в Чу возникло беспокойство: ван в плену у Цинь, наследник в Ци, что делать? Один из сановников на свой страх и риск сообщил в Ци, что Хуай-ван умер. Циский Минь-ван, подумав и посоветовавшись, решил вернуть наследника в Чу, где тот и стал новым правителем под именем Цин-сян-вана (298-263 гг. до н.э.).

Раздраженные этим циньцы снова напали на Чу, захватив пятнадцать городов и уничтожив пятьдесят тысяч воинов. А тем временем Хуай-ван в 297 г. до н.э. сумел бежать из Цинь. Сначала он добрался до Чжао, где всевластный Чжу Фу его не принял, потом отправился в Вэй, где его настигли циньцы и вернули в Цинь. После этих приключений престарелый чуский правитель заболел и умер. Циньцы вернули его тело в Чу. Как сказано далее у Сыма Цяня, все чусцы скорбели, а отношения между Чу и Цинь были прерваны [Вяткин, т. V, с. 208-210]. Однако уже в 292 г. до н.э. под нажимом Цинь они были восстановлены, чуский правитель женился на женщине из Цинь. В 288 г. до н.э. циньский и чуский правители стали называть себя ди (императорами), но вскоре передумав, они остались ванами [там же, т. V, с. 211]. В 285 г. до н.э. оба правителя еще более сблизились, заключив между собой договор о мире, основанный на родстве, а в 283 г. до н.э. у них были две дружеские встречи. С Ци отношения, напротив, стали враждебными. Более того, Цинь и Чу сумели перетянуть на свою сторону Янь, Чжао, Вэй и Хань, вместе с которыми в 284 г. до н.э. они совершили нападение на Ци, позволив яньскому Чжао-вану разграбить цискую столицу и изгнать из страны правителя Ци Минь-вана [там же, т. V, с. 89 и 211].

Ситуация изменилась в 281 г. до н.э., когда чуский Цин-сян-ван, не желая далее терпеть обиды и обманы со стороны Цинь, снова заключил с чжухоу антициньский союз по вертикали. В 280 г. до н.э. Цинь, опережая события, напало на Чу, в 279 г. до н.э. циньское наступление было продолжено, а в 278 г. до н.э. Бай Ци занял чускую столицу и сжег загородные храмы в Илин, где находились гробницы чуских ванов. Натиск циньских войск продолжался и в 277 г. до н.э. Только в 276 г. до н.э. Чу сумело собрать силы, чтобы отвоевать у Цинь пятнадцать только что захваченных городов, сделав из них плацдарм для защиты от Цинь. А в 272 г. до н.э. снова было заключено перемирие с Цинь, причем туда опять был отправлен в качестве заложника наследник престола.

Когда в 263 г. до н.э. Цин-сян-ван заболел, наследник бежал из Цинь домой. После смерти отца он занял трон Чу под именем Као-ле-вана (262-238 гг. до н.э.). Сопровождавшего его в Цинь (и, видимо, очень во многом помогавшего, проявившего преданность) чиновника он сделал первым министром, дав ему земли и титул Чуньшэнь-цзюня. В 262 г. до н.э. новый правитель Чу поднес Цинь земли в Чжоу, дабы обеспечить мир. Само Чу в результате военных походов Цинь в это время заметно ослабло. Правда, оно пыталось помочь своим союзникам, например сопротивлявшемуся циньским войскам Чжао в 257 г. до н.э. Но только в 241 г. до н.э., когда по существу уже все политические акценты в Поднебесной были расставлены, чуский Као-ле-ван с союзными войсками напал на Цинь, но потерпел поражение. После смерти Као-ле-вана его сын Ю-ван (237-228 гг. до н.э.) пытался сохранить царство Чу. Успеха он не имел, а его преемник Фу Чу (227223 гг. до н.э.), полностью разгромленный циньцами, оказался в плену. Царство Чу было ликвидировано.




51У Сыма Цяня сказано, что было пожаловано сразу два низших титула, цзы и нань, что является явной бессмыслицей. На самом деле правитель удела Чу имел вначале один из низших аристократических титулов, а именно гры.
52Этот правитель в текстах почему-то назван без титула, в отличие от предшественников и последователей [Вяткин, т. III, с. 186, колонка Чу; т. V, с. 190].
53Загадочная фраза о том, что Шэн-вана убили разбойники, повторенная дважды [Вяткин, т. III, с. 253, колонка Чу; т. V, с. 201], вызывает сомнение. Едва ли чуский Шэн-ван разгуливал по городу, подобно Гарун аль-Рашиду, по ночам в одиночку. Так в древнем Китае правители не поступали. Разбойники в период Чжаньго в чжоуском Китае встречались. Но они не были политическими интриганами. Путь во дворец был им закрыт. Кроме того, зачем им был нужен правитель как объект целенаправленного нападения? Лучше уж завладеть его казной.
Просмотров: 1877