Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Ашшурбанапал (668–627 гг. до н. э.)

 

   Смена власти в империи прошла на удивление гладко: в один и тот же день два принца сели на отведенные им завещанием высокие царственные места – Ашшурбанапал в Ниневии, а Шамаш-шум-укин – в Вавилоне. При этом империя оставалась единой, и поэтому, естественно, верховная власть в ней оставалась в руках Ашшурбанапала.



   Илл. 127. Городские ворота Ниневии. Современная реконструкция



   Прежде всего, ассирийский монарх должен был подавить восстание египтян. Собрав в один могучий кулак и свои силы, и отряды союзных стран, он смело ворвался в пределы Египта. Армия Тахарки была разбита наголову в первом же сражении, и фараон-неудачник покинул Мемфис и тайно, на лодке, бежал в столицу Верхнего Египта – Фивы. Но под натиском ассирийцев пали и Фивы. Правда, фараон опять сумел ускользнуть.

   Завоевание «страны пирамид» явилось, безусловно, одним из самых блестящих военных достижений Ассирии. Ассирийцы находились теперь в более чем 2000 км от своей родины, в глубине странного и враждебного государства, язык, религия и обычаи жителей которого были абсолютно чужды «сынам Ашшура». Египтяне же только и ждали удобного момента для нового восстания.

   У власти в стране были поставлены 20 туземных царей, губернаторов и регентов из дельты и долины Нила, лично отобранных ассирийским монархом. Колониальный режим в стране был ужесточен, а ассирийские гарнизоны в ключевых местах увеличены.

   Однако это никак не устраивало самих египтян, и они были готовы вновь взбунтоваться. Заговор удалось предотвратить благодаря бдительности ассирийских чиновников. Заговорщиков арестовали и отправили «на суд и расправу» в Ниневию. Там всех их, за исключением некоего сановника Нехо, казнили. Уцелевшему дали возможность покаяться во всех грехах, простили и, подарив «великолепные одежды» и перстень – знак высокой должности, отправили назад в Египет, в родной город Саис, в качестве правителя. Спокойствие в стране было на время восстановлено. Но и позже восстания египтян (а соответственно, и карательные экспедиции ассирийцев) следовали одно за другим. В конце концов, озверевшие от бесконечных «ударов в спину» ассирийские воины взяли штурмом священные Фивы и подвергли их такому разгрому, что город больше так никогда и не возродился.

   Бунты беспощадно подавлялись и в других местах: в Тире, Арваде и др. В 655 г. до н. э. фараон Псамметих (возможно, это сын Нехо) с помощью ионийских и карийских наемников изгнал ассирийцев из Египта и объявил свою страну полностью независимой от Ниневии. И Ашшурбанапал ничего не мог поделать с подлым изменником. Все его войска были в тот момент вовлечены в жестокую борьбу с эламитами: пришлось отдать Египет для того, чтобы спасти Месопотамию. Эламиты были разбиты.

   Едва закончилась эламская война, как восстал Вавилон. В течение почти 17 лет его правитель Шамаш-шум-укин вел себя как верный брат ассирийского монарха, но, видимо, постепенно вирус вавилонского национализма заразил и его: он вдруг вообразил, что Вавилон может править миром ничуть не хуже Ниневии.



   Илл. 128. Ворота Ниневии.

   Видны участки отреставрированной внешней каменной стены и внутренней глинобитной



   В 651 г. он закрыл для ассирийцев ворота городов Сиппар, Борсиппа и Вавилон и приступил к формированию грандиозной коалиции из заклятых врагов Ассирии: Финикии, Иудеи, арабов Сирийской пустыни, халдеев Южного Ирака, Элама, Мидии и даже Египта. Если бы все эти страны выступили одновременно, Ассирия была бы повержена в считанные дни. Но Ашшурбанапалу его агенты вовремя донесли об опасных замыслах брата. Пытаясь спасти Вавилон от нового разгрома, ассирийский монарх в очень жестком заявлении предупредил жителей города о грозящих им бедах в случае неповиновения. К сожалению, вавилоняне не вняли его призыву и как один встали в ряды мятежников. Асархаддон двинулся войной на брата, и в течение трех лет шли непрерывные сражения, не дававшие перевеса ни одной из сторон. Затем чаша весов стала клониться в пользу ассирийцев. Потеряв веру в победу, Шамаш-шум-укин поджег собственный дворец и бросился в бушующее пламя (648 г. до н. э.). Вавилон пал. Начались массовые казни. Южная Месопотамия была умиротворена, а халдейский царек Кандалану стал вице-правителем «великого города».

   С другой стороны, по всеобщему признанию современников, правитель Ниневии был одним из самых образованных и культурных людей того времени. Он владел тремя языками, в том числе и древним – шумерским, был знаком с астрологией, изучал геометрию и историю.

   Обладал он, по-видимому, и значительными поэтическими способностями. Во всяком случае, именно ему приписывается исследователями замечательная элегия, в которой умудренный жизнью человек сетует на свою несчастную судьбу и на неотвратимость грядущей смерти:

 

Богу и людям, живым и мертвым я делаю добро.

Почему же болезнь, сердечная скорбь, бедствия,

погибель привязались ко мне. Не прекращается

в стране война, а в доме раздор.

Смута, злословие постоянно ополчаются на меня.

Дурное настроение и болезнь тела сгибают мою

фигуру. Среди вздохов и стонов я провожу дни.

В день моего городского бога (Ашшура), в день

праздника я расстроен. Должна прикончить меня

смерть.

 

   Но самой громкой славой он обязан основанием большой библиотеки из клинописных глиняных табличек, которая оказалась ключом ко всей ассиро-вавилонской культуре. Пользуясь неограниченной властью в пределах огромной империи, Ашшурбанапал приказал скопировать и доставить в дворцовый архив Ниневии все известные в Месопотамии древние тексты, начиная с первых шумерских династий III тыс. до н. э.

   Вскоре пришлось воевать и против своего бывшего ставленника – царя Элама. В конце концов, ассирийцы выиграли решающее сражение и захватили столицу страны – город Сузы. Среди взятой там добычи были обнаружены «серебро, золото, имущество и предметы из Шумера, Аккада и всей Вавилонии, которые прежние эламитские цари увезли к себе в результате семи своих нашествий». Зиккурат в Сузах был разрушен, его святилища уничтожены, а боги либо пленены, либо «брошены на ветер».

   Таким образом, этой победоносной войной были отомщены бесчисленные обиды и разрешен трехтысячелетний спор между эламитами и месопотамцами.

   Вскоре после разграбления Суз Ашшурбанапал отпраздновал свой триумф. Из роскошного дворца в Ниневии этот образованный, энергичный и безжалостный монарх мог теперь созерцать «целый мир», распростертый у его ног. Три эламитских принца и «царь Аравии» были в буквальном смысле запряжены в его боевую колесницу. Его брат-изменник нашел свою смерть, соответствующую его преступлению, а вавилонянами правил теперь марионеточный халдейский царек. Гордые купцы Тира и Арвада, упрямые евреи и беспокойные арамеи – все они склонили свои головы перед ассирийской силой. Ниневия была переполнена добычей, взятой в Мемфисе, Фивах, Сузах и множестве других городов. А «великое имя Ашшура» уважали и боялись от зеленых берегов Эгейского моря до горячих песков Аравии. Никогда еще Ассирийская империя не выглядела столь могущественной и непобедимой.

   Но уж слишком много теней ложилось на эту яркую и великолепную картину. Богатый Египет потерян навсегда. Вавилония опустошена и горит ненавистью ко всем ассирийцам. Вассальные правители на окраинах империи ненадежны. Ассирийская армия устала и обескровлена после почти столетия непрерывных тяжелых войн. Границы империи отступили от Нила к Мертвому морю, от горы Арарат к первым предгорьям Тавра, от Каспийского моря к хребтам Загроса. А за Загросом копят силы сомнительные союзники – скифы и бесспорные враги – мидяне. Неумолимое время отсчитывало последние часы существования Великой Ассирии.

Просмотров: 1636