Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Последний взлет Вавилона

 

   На годы правления сына Набополасара – Навуходоносора II (605–563 гг. до н. э.) приходится пора наивысшего расцвета Вавилона. В состав Нововавилонского царства входили тогда помимо Месопотамии вся Сирия, Финикия и Палестина. Здесь будет уместно вновь вернуться к вопросу о причинах особой ненависти творцов Библии к правителям Вавилона вообще и к Навуходоносору II в частности. Дело в том, что Сирия, Ливан и Палестина имели жизненно важное значение для торгово-экономического развития вавилонского государства, и не случайно, что большинство военных кампаний халдейских царей было направлено именно на эти средиземноморские страны. Но у Вавилона в этом регионе появился грозный соперник в лице Египта. И в течение многих десятилетий конца VII – начала VI вв. до н. э. две великих державы Ближнего Востока вели кровопролитные войны за господство над богатыми ресурсами названных стран. Более того, египтяне постоянно подстрекали местное население к восстаниям против вавилонского ига. В 597 г. до н. э. взбунтовался царь Иудеи. Реакция Навуходоносора была мгновенной. 16 марта того же года Иерусалим был взят штурмом, мятежный царь потерял голову и трон, а престол достался некоему Зедекии, видимо, стороннику вавилонских властей. 3000 евреев победители увели в свою столицу.

   В 588 г. до н. э. египтяне подбили на бунт против Вавилона уже самого Зедекию. Халдейский царь вновь вторгся в Палестину, окружил Иерусалим и после 18 месяцев осады штурмом взял город. Зедекия пытался бежать, но был схвачен и приведен к Навуходоносору II. Вот что говорит об этом вавилонская хроника:

   Так они (иудеи. – В.Г.) захватили царя и привели его к царю Вавилона в Риблах; и они устроили суд над ним. И они убили сыновей Зедекии на его глазах, и выкололи глаза Зедекии, и, связав его по рукам им ногам, привезли в Вавилон.

   Тысячи евреев были насильственно уведены в Вавилон вместе со своим ослепленным правителем. Часть местных жителей спаслась бегством, найдя убежище в Египте. Иерусалим был разграблен, а его стены снесены до основания.



   Илл. 110. Руины «Южного дворца». Вавилон



   С подвластных территорий текли в столицу широким потоком награбленные в военных походах богатства, налоги и дани. Город заметно разросся и похорошел. В нем бурно развивались ремесла и торговля.

   Набополасар и Навуходоносор II затратили немало сил и средств для того, чтобы привести в порядок и украсить свою столицу после разрушений эпохи Синаххериба и Ашшурбанапала. Были восстановлены стены, очищены и углублены каналы, заново отстроены храмовые и дворцовые ансамбли. Сам Навуходоносор II с гордостью писал о возведении им вокруг Вавилона неприступных укреплениях:

   Чтобы наступающие не могли подойти к Имгур-Бел, стене Вавилона, я сделал то, чего не сделал ранее ни один царь. На расстоянии 4000 локтей на восток от Вавилона, вдали, чтобы враги не могли приблизиться, я воздвигнул мощную стену, я выкопал ров, я скрепил его с помощью асфальта и кирпича. На краю рва я построил мощную стену высотой подобную горе, я соорудил в ней широкие ворота… Дабы враг, замысливший злое, не мог достигнуть стен Вавилона, я окружил его водами, могучими, как морские валы.

   Город имел в окружности около 18 км. Его окружали высокие и толстые глинобитные стены с 250 крепостными башнями и восемью воротами, обитыми медными листами. Ворота были названы именами основных вавилонских богов – Адата, Бэла (Мардука), Гиша, Ниниба, Шамаша, Замамы. Особой роскошью отделки отличались уже упоминавшиеся ворота богини Иштар.

   Река Евфрат разрезает Вавилон на две неравные части: левобережную, более древнюю и густонаселенную, с главными архитектурными ансамблями, и правобережную – с пустырями и огородами, с бедными домами и грязными улицами. Оба речных берега соединялись воедино надежным и широким мостом, построенным из дерева и камня. Его середина, сделанная из бревен, на ночь разбиралась, так что по реке можно было пройти кораблям даже с очень высокими мачтами.

   Описания Вавилона в воспоминаниях современников Навуходоносора II настолько детальны и красочны, что можно без особых усилий представить себе этот древний город в эпоху его расцвета во всем его блеске и великолепии и совершить по нему краткое путешествие. И поможет нам в этом уже упоминавшаяся книга немецкого историка Эвелин Кленгель-Брандт.

   «Сразу же за внешней стеной, – пишет она, – прибывший в город видел возвышавшееся на равнине здание, стоявшее на кирпичном восемнадцатиметровом основании. Это – летняя резиденция царя. Правитель Вавилона выбрал себе отличное место для пребывания в жаркое летнее время: близость реки давала прохладу, а находившиеся на берегу пальмовые рощи – тень и свежесть. Сюда не доносился городской шум; большая территория перед стенами, окружавшими собственно город, была почти не заселена; здесь пролегали, пересекая ее, лишь каналы и дороги, ведущие в город. Тот, кто следовал вдоль реки, невольно замедлял шаг, любуясь возникавшей на возвышении Дорогой Процессий, видя перед собой отливающие синевой изразцовые рельефы и высокие зубцы стен, которые тянулись к воротам города. Робко приближался он к этому месту, предназначенному для проведения новогодних праздников, для шествия богов и сопровождавших их толп народа. Анбур-шабу — „Врагу не добиться победы“ – назвал Навуходоносор эту дорогу, которую он украшал с особой заботой». И это понятно. Ведь здесь в начале каждого года устраивалось пышное празднество, имевшее большое значение для жителей Вавилона. В указанный день статуи всех богов и богинь города в торжественной процессии проносились по этой улице в специальное здание – Палашу Судеб. Там боги ожидали прибытия главы вавилонского пантеона – бога Мардука и его супруги, богини Сарпанитум.



   Илл. 111. Греческий театр времен Александра Македонского.

   IV в. до н. э.



   Их приносили из главного городского храма, Э-сагила, на восьмой день. Перед отправлением совершали символическую жертву: в чаше с горящими углями сжигали овцу, представлявшую зимнее чудовище Кингу; при этом хор жрецов пел гимны, в которых описывалась и прославлялась победа Мардука над Кингу. Затем статую Мардука и его супруги ставили на роскошные золотые носилки и несли по Дороге Процессий в Палату Судеб. Шествие сопровождалось пением гимна:

 

Восстань, изойди, о Бэл, царь ждет тебя!

Восстань, изойди, наша Бэлита (Сарпанитум. – В.Г.),

царь ждет тебя!

Исходит Бэл Вавилона, склоняются перед ним страны;

Исходит Сарпанитум, возжигают благовонные травы;

Вокруг Иштар Вавилона звучат флейты, громко звучат.

 

   На пороге Палаты Судеб изваяние Мардука встречал сам царь. И в его присутствии Мардук, как распорядитель человеческих судеб, делал прогнозы стране и народу на наступающий год. Деталей этого самого драматического момента всей церемонии мы, к сожалению, не знаем. По-видимому, жрецы-прорицатели от имени Мардука объявляли заранее составленные ими пророчества. На одиннадцатый день статуи Мардука и Сарпанитум торжественно относили обратно в храм Э-сагила.

   «Слева от Дороги Процессий находился так называемый Южный дворец — главная резиденция царя Навуходоносора II. Это был гигантский, состоявший из множества зданий архитектурный комплекс, разбитый вокруг пяти больших внутренних дворов. Парадный вход во дворец располагался с восточной стороны, от Дороги Процессий. Нужно было сначала пройти охраняемые ворота, чтобы попасть в первый большой двор, ограниченный с севера и юга многими строениями. Тут, как можно думать, находились служебные помещения многочисленных чиновников. Несколько помещений в южной части дворца занимала, по-видимому, мастерская камнереза, изготовлявшего из мелкозернистого алебастра стройные кувшины, которые в большом количестве использовались во дворце. Чтобы пройти во второй, средний, двор, надо было также миновать особые ворота, по обе стороны которых располагались различные канцелярии. Сюда к высшим чиновникам приходили сообщения из всех частей страны, отсюда осуществлялось руководство хозяйством, здесь контролировалось поступление налогов. Особенно большое помещение в южной части среднего двора служило, видимо, резиденцией главного чиновника; здесь он и жил… В большом главном дворе, куда попадали через третьи монументальные ворота, стояли величественные здания, в которых жил сам царь. В южной части находился большой тронный зал, имевший 52 метра в длину и 17 метров в ширину, с тремя входами со стороны двора. Против средней двери, в задней стене зала, имелась ниша, к которой вели ступени и где, надо предполагать, стоял трон Навуходоносора. Здесь царь сидел во время торжественных церемоний, религиозных праздников… во время приемов послов и приношения дани».

   О пышности и богатстве отделки главных дворцовых зданий с гордостью сообщает нам сам Навуходоносор II:

   В Вавилоне, моем избранном городе, который я люблю, я построил дворец, дом, изумляющий людей, узы объединения страны, сияющую постройку, обиталище моей царственности… Я приказал срубить для его крыши могучие кедры, сделать двери из кедрового дерева, обитого медью, пороги и дверные петли из бронзы прислал я к воротам. Серебро, золото, драгоценные камни, все, что великолепно и прекрасно, все добро и имущество, украшение величия собрал я в нем, я сделал его гигантским вместилищем царских сокровищ.

   Но главной достопримечательностью дворца все же были не его богатства, а зеленое чудо – знаменитые Висячие сады. Когда в северо-восточном углу дворцового ансамбля археологи наткнулись на странную постройку из 14 сводчатых комнат, окруженных необычной толщины стеной, они не знали, что и думать.



   Илл. 112. Вавилонский лев.

   Камень



   Ясно было лишь одно: и эти прочные своды, и эта мощная опорная стена предназначались для того, чтобы нести на себе какой-то чудовищной тяжести груз. Затем нашли необычный колодец, устройство которого предполагало наличие здесь в древности сложного гидравлического сооружения для непрерывного подъема и подачи наверх воды. Именно эти два факта наряду с восторженными, но слишком общими описаниями античных авторов и позволили уже в наши дни определить то место, где зеленели когда-то кущи знаменитых Висячих садов. Согласно преданию, Навуходоносор II приказал создать их для своей любимой жены Амайитис – мидийской царевны, грустившей в жаркой и безлесной Месопотамии о своей северной родине, где высокие горы и густые леса дарят путнику желанную прохладу.

   «…Сады, причисленные к семи чудесам света, размещались на широкой четырехъярусной башне. Внутри каждого яруса были сделаны крепкие кирпичные своды, опиравшиеся на мощные высокие колонны. Платформы террас были сложены из массивных каменных глыб. Сверху они были покрыты слоем камыша и залиты асфальтом. Потом шла прокладка из двойного ряда кирпичей, сцементированных гипсом. Сверху кирпичи были прикрыты свинцовыми пластинами, чтобы вода не проникала через почву в нижние этажи сада. На все это сложное сооружение сверху был настлан толстый слой плодородной земли, достаточный для того, чтобы здесь могли расти самые крупные деревья. Ярусы садов поднимались уступами, соединяясь между собой широкими лестницами, выложенными гладко отшлифованными плитами белого и розового цвета… Сюда, по приказу царя, были привезены любимые растения царицы, напоминавшие ей далекую родину. Великолепные пальмы поднимались высоко над крепостными стенами ограды дворца. Редкие растения и прекрасные цветы украшали сады… Для поливки этих садов, расположенных на искусственной горе, сотни рабов целый день вращали громадное водоподъемное колесо, которое черпало воду кожаными ведрами. Сады были обращены в сторону прохладного ветра, дувшего обычно с северо-запада. Их аромат, тень и прохлада в безлесной плоской Вавилонии казались людям необыкновенным чудом». Так воссоздают на основе описаний античных историков общую картину Висячих садов российские авторы А.А. Нейхардт и И.А. Шишова в своей книге «Семь чудес древнего мира». Остается лишь добавить, что к реальной Семирамиде – ассирийской царице, жившей задолго до Навуходоносора II, эти сады не имеют никакого отношения.



   Илл. 113. Руины дворца, где находились Висячие сады Семирамиды. Вавилон



   Главный, или старый, дворец царей Вавилона, расположенный в конце Дороги Процессий, характеризовался двумя особенностями: мощными укреплениями и наличием в нем музея с коллекцией раритетов более ранних эпох. Вероятно, это была самая первая археологическая коллекция в мире. Таким образом, вавилонский царь Навуходоносор II стал первым археологом нашей планеты. «Коллекция, – пишет Э. Кленгель-Брандт, – возникла, конечно, не столько вследствие интереса царей к произведениям искусства, сколько из престижных соображений. Цари гордились тем, что ценные памятники из различных стран Передней Азии стали трофеями Вавилона… Самый древний из найденных здесь памятников относится ко времени почти за две тысячи лет до Навуходоносора; он принадлежит шумерскому правителю Шульги. В коллекции были две большие диоритовые статуи, изображавшие правителей города Мари, разрушенного еще Хаммурапи».



   Илл. 114. Висячие сады Семирамиды. Реконструкция



   Заслуживает особого упоминания и один из главных храмов города – Э-сагила, посвященный богу Мардуку. Подробное описание его можно найти в «Истории» Геродота, побывавшего в Вавилоне в V в. до н. э. «Есть в священном храмовом участке в Вавилоне, – вспоминает он, – еще и другое святилище, где находится огромная золотая статуя сидящего Зевса (то есть Мардука. – В.Г.). Рядом же стоит большой золотой стол, скамейка для ног и трон – также золотые. По словам халдеев, на изготовление всех этих вещей пошло 800 талантов золота».

   Рядом с этим пышным храмом рукотворной глиняной горой возвышался угловатый массив ступенчатой башни – зиккурата Э-теменанки. Эта семиярусная пирамида получила благодаря Библии всеобщую известность под названием Вавилонской башни. Вот как выглядело это пресловутое библейское чудо в описании человека, жившего в I в. до н. э.: «В середине этого храмового священного участка воздвигнута громадная башня длиной и шириной в одну стадию. На этой башне стоит вторая, а на ней – еще… а в общем восемь[10] башен – одна на другой. Наружная лестница ведет наверх вокруг всех этих башен… На последней башне воздвигнут большой храм. В этом храме стоит убранное ложе и рядом с ним золотой стол. Никакого изображения божества там, однако, нет. Да и ни один человек не проводит здесь ночь, за исключением женщины, которую, по словам халдеев, жрецов этого бога (Мардука. – В.Г.), он выбирает себе из всех местных красавиц».

   Вокруг храмов и дворцов стояли жилые дома, бурлила пестрая жизнь гигантского города. В Вавилоне, в отличие от многих других городов Древнего Востока, путник мог сравнительно легко ориентироваться. Длинные улицы шли через всю городскую территорию и делили ее на прямоугольные кварталы. Беднейшая часть населения ютилась в хижинах, построенных из глины и тростника. Люди среднего достатка, богатые торговцы и ремесленники обитали в прочных двух-, трех– и даже четырехэтажных домах из обожженного кирпича. С раннего утра и до позднего вечера кипела жизнь в городских кварталах Вавилона. Приходили и уходили многочисленные торговые караваны, приставали к причалам лодки и корабли, стучали в мастерских молоточки ремесленников, зазывали из своих лавок покупателей звонкоголосые торговцы. Только ночь давала умиротворение и тишину. Закрывались наглухо медные городские ворота. Скрывались в своих домах люди. Легкий ветерок приносил с Евфрата долгожданную прохладу. На черном бархатном небе зажигались мириады ярких южных звезд. И лишь строгие оклики бодрствующей стражи да лай неугомонных собак нарушали время от времени чуткий сон великого города.

Просмотров: 4029