Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Седьмое чудо света

 

   За долгие годы работы в Ираке мне не раз приходилось бывать в самом знаменитом городе древней Месопотамии – Вавилоне. Но подробности первой своей поездки в 1971 г. я помню так четко и ясно, словно это было вчера. Этот огромный, сказочно богатый город – одно из семи чудес древнего мира, город, неоднократно упоминаемый и в Библии, и в трудах крупнейших писателей античности, – на протяжении многих веков настолько поражал воображение современников, что они не уставали говорить о нем снова и снова. Одни – с восхищением и признательностью, другие – с ненавистью и презрением. И надо сказать, что для столь противоположных суждений имелись самые веские основания.

   Геродот, посетивший город в V в. до н. э., когда тот находился уже на закате своей славы, утверждает, что «Вавилон – не только очень большой, но и самый красивый из всех городов». Греческий поэт Антипатр Сидонский (II–I в. до н. э.), перечисляя семь чудес света, заявил в одном из своих стихотворений:

 

Видел я стены твои, Вавилон,

на которых просторно

И колесницам, видел Зевса в Олимпии я,

Чудо висячих садов Вавилона, колосс Гелиоса

И пирамиды – дела многих и тяжких трудов…

 

   А библейские мифы и предания, связанные с этим удивительным городом? Знакомые со школьных лет легенды о строительстве Вавилонской башни и смешении языков, о роскоши и богатстве местных правителей, погрязших в разврате и грехе. Нетрудно заметить при этом, что создатели Библии в общем не слишком симпатизируют Вавилону. Больше того, припоминая опустошительные и кровавые нашествия халдейских царей в Палестину, библейские пророки обрушиваются на ненавистный город с обвинениями во всех мыслимых и немыслимых пороках и проклинают его. Таково, например, мрачное предсказание пророка Исайи, содержавшееся в Ветхом завете: «И Вавилон, – краса царства, гордость халдеев, будет ниспровергнут богом, как Содом и Гоморра. Не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем. Не раскинет аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там. Но будут обитать в нем звери пустыни и домы наполнятся филинами, и страусы поселятся, и косматые будут скакать там. Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены – в увеселительных домах. Близко время его, и не замедлят дни его».





   Илл. 103. Вавилон. Реконструкция ворот Иштар и план города

   а) Ворота Иштар. VI в. до н. э.;

   б) План города. VII–VI в. до н. э.:

   1. Храм Мардука. 2. Зиккурат Э-теменанки. 3. Дворец. 4. Крепость. 5. Музей. 6. Северный дворец. 7. Ворота богини Иштар. 8. Висячие сады





   Илл. 104. Художественная реконструкция Вавилона



   В отличие от Ниневии – столицы ассирийской державы, также проклятой в Библии, – Вавилон хотя и испытал на своем веку всевозможные беды и напасти, но жил долго, до первых веков нашей эры. И его медленное угасание никак не вяжется с быстрым и драматическим концом, предрекаемым библейскими пророками. Этот дряхлеющий мудрый гигант, прежде чем окончательно сойти со сцены месопотамской истории, оставил вокруг столько россыпей своей богатейшей культуры, что ее воздействие ощутили на себе все последующие поколения людей, обосновавшиеся на раскаленных равнинах Южного Двуречья.

   О Вавилоне вспоминаешь буквально на каждом шагу, находясь еще в Багдаде. В иракской столице, на одной из центральных улиц – проспекте Саадун, стоит, например, большой кинотеатр «Вавилон». Росписи на его фасаде изображают сцены из древневавилонской жизни. Есть здесь и фешенебельный отель с таким же названием. В медном ряду знаменитого багдадского базара искусные ремесленники прямо у вас на глазах отчеканят по меди ставшие для них уже привычными сюжеты на историческую тему: вот в смиренной позе стоит перед богом Солнца, Шамашем, царь-законодатель Хаммурапи – это копия рельефного изображения стелы из Суз; вот изящный двуглавый силуэт ворот Иштар, открывающих парадный въезд в древний Вавилон; а там, на блюде из красной меди, – могучий, грубо вырубленный торс знаменитого вавилонского льва (его каменное изваяние стоит у ворот дворца Навуходоносора II).



   Илл. 105. Ворота Иштар. Макет ворот, находящийся в Ираке (Вавилон). Оригинал находится в Берлине



   В любом книжном магазине Багдада можно купить путеводитель по Вавилону, где детально описаны его раскопанные и отреставрированные архитектурные памятники, перечислены важнейшие события из многовековой истории города, даны фотографии, рисунки и планы его построек.

   Да и добраться до Вавилона не составляет в наши дни никакого труда. Всего полтора-два часа езды на машине по прекрасному асфальтовому шоссе строго на юг от иракской столицы. И вот наш экспедиционный джип бойко мчится в потоке других автомашин по безлесной и плоской, как стол, месопотамской равнине. Похоже, что жизнь в этих местах пустила прочные корни еще со времен шумеров. По обеим сторонам шоссе видны тщательно обработанные поля, оросительные каналы, глиняные соты многочисленных селений. Вдоль обочин тянутся вереницы осликов с тяжелой поклажей, спешат куда-то женщины, закутанные с головы до ног в широкие черные покрывала – абайи, заходятся в лае собаки. В селениях много лавок и магазинов с прохладительными напитками и самым разным товаром и снедью для проезжающих. Возле домов часто видны гибкие стволы финиковых пальм. Мы не успеваем еще устать от дороги, как впереди, справа, появился большой фанерный щит с надписью «Вавилон», а за ним – целое море густой темной зелени и светлые корпуса нескольких новых зданий. Ставим свою машину на специальную стоянку и дальше идем пешком.

   Иракские власти создали на территории Вавилона музей-заповедник, при въезде в него разбит тенистый парк – излюбленное место отдыха окрестных жителей и багдадцев. Если не считать парка, то ничто вокруг не выдает, что мы находимся на территории величайшего города древности: те же рощи финиковых пальм, глинобитные домишки, какие-то мелкие озерца или пруды среди сильно засоленных участков глинистой почвы.

   Пройдя еще немного вперед, мы видим за купами деревьев изящные двухбашенные ворота, ослепительно сверкающие на солнце ярко-синей майоликовой плиткой. Это верхние ворота богини Иштар, облицованные голубыми изразцами с цветными фигурами зверей – реальных и фантастических: быков, львов, драконов. Именно здесь начинался в древности торжественный въезд во внутреннюю часть города. Кстати, и само название города – Бабили — означает в переводе с аккадского «Ворота богов». Считается, что это – простая калька с более раннего шумерского названия Кадингир, имеющего тот же самый смысл.

   Время приближается к полудню. Жарко. Солнце льет расплавленное золото своих лучей на головы беспечных туристов, которых тут на удивление очень много – и местных, иракских, и иностранных. К нам подходит гид и делает приглашающий жест рукой. Я стою у ослепительно синих ворот богини Иштар и рассматриваю процессии диковинных зверей, шествующих по глазурованным стенам. Особенно внушительно выглядит ужасный дракон с когтистыми лапами орла и хвостом змеи. Его туловище заковано в панцирь из крупной чешуи; небольшая плоская голова увенчана рогом, а из пасти торчит раздвоенный на конце длинный и тонкий язык.



   Илл. 106. Дорога Процессий





   Илл. 107. Дракон на майоликовой плитке. Фрагмент стены Дороги Процессий



   Ворота, конечно, замечательные. Но, к сожалению, это всего лишь уменьшенная на треть копия подлинных ворот, раскопанных и увезенных в начале XX века в Берлин немецкой археологической экспедицией во главе с Робертом Кольдевеем.

   К внутренней части ворот Иштар пристроен небольшой музей, где преобладают копии, макеты, схемы и фотографии, рассказывающие о тысячелетней истории Месопотамии и о месте Вавилона в ней. Имеются и подлинные предметы, найденные при исследовании древнего города, – керамика, терракотовые статуэтки, несколько глиняных клинописных табличек.

   Выйдя наружу и миновав небольшой подъем, мы видим сразу две местные достопримечательности. Впереди внизу, на глубине в несколько метров, начинается знаменитая Дорога Процессий — главная парадная улица древнего города. Она вымощена громадными каменными плитами, положенными на основу из обожженного кирпича и скрепленными на стыках жидким асфальтом (битумом). Ширина улицы достигает 26 м. Ее окружают с обеих сторон высокие кирпичные стены и башни, когда-то тоже облицованные голубыми майоликовыми плитками с изображениями зверей. Сейчас на облупленных кирпичных стенах ровного желтого цвета лишь кое-где сиротливо выступают отдельные уцелевшие рельефные фигуры быков, лошадей и единорогов. Горячий ветер гоняет в этом раскаленном кирпичном мешке тучи песка и пыли, и мы спешим вновь подняться наверх, к смотровой площадке у ворот Иштар.

   Слева от Дороги Процессий, на территории около 5400 кв. м, расположены руины Южного дворца – в прошлом величественного ансамбля кирпичных построек, сгруппированных вокруг пяти открытых внутренних двориков. Перед нами лежат всего лишь жалкие остатки нижней части полуразмытых кирпичных стен, кое-как подправленных и закрепленных усилиями реставраторов. Тишина и полное запустение. Ни единого намека на былое великолепие. «А вот и Висячие сады Семирамиды», – вдруг спокойно произнес гид и ткнул рукой куда-то в северо-восточный угол дворца, где виднелось несколько голых холмиков с остатками кирпичной облицовки. Это уже походило на чистое издевательство. Даже мы, профессиональные археологи, всю свою жизнь имеющие дело с полуразрушенными памятниками прошлого, были разочарованы. Что же говорить о впечатлениях рядового туриста!

   Увы, жестокая реальность вновь подрезала крылья нашей мечте увидеть хотя бы малую часть того прежнего блестящего Вавилона, о котором писали древние авторы.

   Спускаемся и идем дальше по той же Дороге Процессий. Справа показался небольшой, полностью реставрированный храм богини Нин-Маш. Его размеры всего 52 х 25 м. Вокруг внутреннего дворика с колодцем посредине расположены святилище, кладовые и жилища жрецов. Храм новенький, словно только что отчеканенный медный пятак. Все аккуратно подчищено и подмазано, да так, что и глазу негде отдохнуть. При взгляде на него сразу становится ясно, что это всего лишь подделка, современная имитация древности.

   Тем временем центральная магистраль древнего города выводит нас к руинам Главного дворца Навуходоносора II, частично раскопанного в начале прошлого столетия экспедицией Роберта Кольдевея. Именно здесь грозный владыка Вавилона держал свою знаменитую коллекцию древностей и раритетов, собранную со всех концов его огромной империи. Большая часть этих сокровищ, как и остатки дворцовой утвари и клинописные глиняные таблички, также попали после раскопок в музеи Берлина. Среди развалин дворца, в какой-то старой яме, была найдена и ныне широко известная скульптура вавилонского льва, высеченная из глыбы черного базальта. Но, увы, и она представлена в Ираке только копией: подлинник находится в Лондоне.

   Общее негативное впечатление от Вавилона древнего скрашивает лишь античный театр времен Александра Македонского – почти точное воспроизведение греческого театра в Палестре. Строгие ряды полукруга амфитеатра и изящная платформа сцены поразительно контрастируют по общему стилю с угловатой и плоской архитектурой зодчих Древнего Востока.

   Раскопанная часть Вавилона на этом заканчивается. А дальше, на многие километры вокруг, простирается унылая лоссовая равнина с редкими деревушками и неизменными рощами вечнозеленых финиковых пальм. Напрасно пытливый взор будет искать здесь какие-нибудь осязаемые следы тех чудес и того великолепия, о которых с восторгом писали античные историки или которые неохотно признавали создатели Библии. Единственное, что видишь вокруг в изобилии, – это большие и малые холмы, усеянные обломками кирпича и черепками глиняной посуды. По меткому выражению выдающегося русского востоковеда М.В. Никольского, «эти курганы – могильные холмы вавилонской цивилизации». Под каждым из них спрятаны руины некогда роскошных дворцов, пышных храмов, жилых домов, лавок и мастерских древних вавилонян. Да, время, пожары, войны и разливы Евфрата уничтожили почти все замечательные творения вавилонских зодчих. И тем не менее у нас есть немало возможностей для того, чтобы воссоздать всю богатую событиями историю Вавилона – от ее смутных истоков и до персидского завоевания. Для этого стоит лишь обратиться к находкам археологов, копающих город уже свыше ста лет, и к многочисленным письменным источникам прошедших эпох – от клинописных табличек древней Месопотамии до свидетельств греко-римских авторов.

Просмотров: 3670