Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Скульптура

 

   В начале III тыс. до н. э. в Шумере получила распространение мелкая скульптура, чаще всего имеющая культовый характер. «С точки зрения стиля, очень условно, – подчеркивает И.М. Дьяконов, – мы можем объединить дошедшие до нас памятники скульптуры в две основные группы – северную и южную. В большинстве своем все они представляют собой небольшие (25–40 см) фигурки из местного алебастра и более мягких пород камня (известняка, песчаника и т. д.). Помещались они обычно в культовых нишах во внутреннем дворе храма. Для северной группы характерны преувеличенно вытянутые, для южной группы, напротив, преувеличенно укороченные пропорции…»



   Илл. 91. Скульптура профессионального певца Ур-Нина. Мари.

   Сер. III тыс. до н. э.



   При всей разнице между скульптурой юга и севера бросается в глаза то общее, что объединяет их, – преднамеренное сильное искажение пропорций человеческого тела и черт лица с резким подчеркиванием одной-двух черт, особенно часто носа и ушей; по сравнению с правильными и обладающими жизненным правдоподобием чертами лица богини из Урука (мраморная маска богини Инанны) лица таких статуэток, да и сами они кажутся неприглядными.



   Илл. 92. Бронзовая статуэтка колесницы, запряженной четырьмя ослами.

   Телль-Аграб. III тыс. до н. э.



   У некоторых фигурок на спине или на плече имеется надпись. Такие фигурки ставились в храмах как представители того, кто их поставил, с тем чтобы они молились за него. Для них не требовалось конкретного сходства с оригиналом. Особо подчеркнутые черты лица, видимо, соответствовали магическим требованиям: глаза и уши – вместилища мудрости; широко раскрытые глаза, в которых выражение просьбы сочетается с удивлением, или подчеркнуто просительный жест, молитвенное положение рук часто делают фигурки живыми и выразительными при всей их нескладности и угловатости. Передача внутреннего состояния, какой-то общей единой внутренней задачи оказывается, таким образом, гораздо важнее передачи телесной формы, и она разрабатывается лишь в той мере, в какой отвечает поставленной задаче.

   Лучшим образцом триумфального образца скульптуры является знаменитая победная стела Эаннатума (правителя Лагаша) – «Стела Коршунов», которая посвящена его победе над соседним городом Уммой. Монумент дошел до нас в обломках, но общий его сюжет вполне различим. Сохранившийся лучше других фрагмент изображает фалангу тяжело вооруженных шумерских воинов, идущих под прикрытием щитов, с копьями наперевес, по трупам врагов.



   Илл. 93. Рельеф с музыкантом, играющем на лютне



   На другом фрагменте показан бог Нингирсу, держащий в руках сеть, наполненную телами вражеских воинов. И наконец, есть обломок монумента с изображением коршунов, терзающих трупы поверженного неприятеля.

Просмотров: 4023