Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Борьба с драконом, иди Первый святой Георгий

 

   Борьба с драконом – одна из самых распространенных тем у всех народов всех времен. В Греции, например, где было столько легенд о богах и героях, почти каждый из легендарных персонажей убивал какое-нибудь чудовище (вспомним хотя бы самых прославленных героев – Персея и Геракла!). С возникновением христианства героические подвиги начали совершать святые, и тут появился св. Георгий со своим драконом. Но что лежало в основе всех этих легенд? Поскольку тема борьбы с драконом возникла в Шумере уже в III тыс. до н. э., мы имеем все основания предполагать, что многие детали этих легенд, как греческих, так и раннехристианских, восходят к шумерским источникам.

   В настоящее время нам известны по крайней мере три варианта уничтожения дракона, существовавших у шумеров более 3500 лет назад. В первых двух вариантах противниками дракона выступают боги – бог воды Энки, весьма похожий на греческого Посейдона, и бог южного ветра Нинурта. Но в третьем мифе это смертный, герой Гильгамеш, далекий прообраз св. Георгия.

   Энки сражается с чудовищем, которое именуется Кур. Их единоборство происходит, очевидно, вскоре после отделения земли от неба. Насколько можно понять из сохранившихся отрывочных строк, поводом для этой битвы послужило злодейское похищение Куром богини небес – сюжет, весьма сходный с греческим мифом о похищении Персефоны. К сожалению, нам приходится

   воссоздавать эту легенду всего по дюжине строк, потому что ни одной таблички с более подробным текстом этого мифа до сих пор не найдено. Эта история кратко излагается в прологе к эпосу «Гильгамеш, Энкиду и Подземное царство». Интересующий нас отрывок следует непосредственно за строками, повествующими о сотворении мира. Содержание его таково.

   После того как небо было отделено от земли, бог неба Ан поднял небеса, а бог воздуха Энлиль опустил землю. Тогда-то и произошло это злодеяние. Богиня Эрешкигаль была похищена и стала добычей Кура. Кто похитил ее, неясно; возможно, это сделал сам Кур. Бог Энки взошел на корабль и поплыл к Куру. О намерениях его также ничего не говорится, но можно предположить, что он хотел покарать чудовище за похищение Эрешкигаль. Кур яростно защищался, отбиваясь камнями и обрушивая на корабль Энки волны первозданного океана, которые были ему подвластны. На этом отрывок кончается – автор мифа «Гильгамеш, Энкиду и Подземное царство» спешит перейти к рассказу о самом Гильгамеше. Мы не знаем, чем кончается поединок, но скорее всего победа осталась за Энки. Вполне вероятно, что этот эпизод попал в миф о Гильгамеше лишь для того, чтобы объяснить, почему Энки считался морским богом, подобно греческому Посейдону, и почему его храм в Эреду назывался Абзу, что означает по-шумерски «море», «бездна».

   Вот этот отрывок из пролога, где рассказывается о битве бога с чудовищем:

 

Когда Ан вознес небеса,

Когда Энлиль опустил землю,

Когда Эрешкигаль была унесена в царство Кура,

 

 

Когда он поставил парус, когда он поставил парус,

Когда отец поставил парус (и отплыл) против Кура,

Когда Энки поставил парус (и отплыл) против Кура,

В царя Кур начал бросать маленькие (камни),

В Энки Кур начал бросать большие (камни).

 

 

Маленькие – «камни руки»,

Большие – «камни пляшущего тростника»,

Раздавили киль барки Энки,

Обрушились, словно буря пошла на приступ.

 

 

Против царя воды хлынули на нос барки,

Разрывая все, словно волки,

Против Энки воды хлынули на корму барки,

Ударили, словно лев.

 

   Второй вариант битвы с драконом мы находим в длинной поэме, насчитывающей более 600 строк, которую можно озаглавить «Подвиги и деяния бога Нинурты». При восстановлении этой поэмы было использовано множество табличек и фрагментов, в большинстве своем еще не опубликованных.

   На сей раз главным «злодеем» является не Кур, а демон болезней и немочей Асаг, обитавший в царстве Кура (то есть в подземном царстве). Герой легенды – Нинурта, бог южного ветра, считавшийся сыном бога воздуха Энлиля.

   Вслед за вступительным гимном рассказ начинается с обращения Шару-ра – олицетворения оружия бога Нинурты – к своему владыке. По какой-то неясной причине Шарур возненавидел демона Асага. Поэтому он долго восхваляет доблесть и подвиги Нинурты, подбивая того уничтожить чудовище. Нинурта соглашается напасть на Асага и убить его. Но это, видимо, оказалось ему не по плечу, потому что он, спасаясь бегством, «летит как птица». Однако Шарур снова обращается к нему со словами ободрения. Нинурта обрушивается на Асага всей мощью своего оружия и уничтожает демона.

   Но смерть Асага навлекает несчастье на весь Шумер. Разъяренные воды первозданного океана устремляются на землю Они не дают пресной воде растекаться по полям и садам. Боги Шумера, «носившие мотыгу и корзину» (то есть следившие за орошением и обработкой земли), приходят в отчаяние. Река Тигр больше не разливается, в ней не осталось «хорошей» воды.

 

Голод был страшен, ничто не росло на полях.

В речках никто не «омывал руки»,

Воды не поднимались в разлив.

 

 

Поля не орошались,

Никто не рыл (оросительных) каналов,

По всей стране ничто не росло,

Только сорные травы.

 

 

Тогда властелин раскинул могучим умом,

Нинурта, сын бога Энлиля, сотворил великие дела.

 

   Нинурта нагромождает груды камней, чтобы каменной стеной отгородить Шумер от «могучих вод» первозданного океана. А те воды, что уже успели затопить поля, Нинурта отводит в Тигр. Река разливается и снова орошает поля. Поэт повествует об этом так:

 

То, что было рассеяно, он собрал.

То, что было выброшено из царства Кура,

Он отвел и сбросил в Тигр.

Высокие воды он (Тигр) излил на поля.

И тогда все на земле

Возрадовались повсюду делам Нинурты, царя страны.

Поля дали зерна в изобилии.

 

 

Виноградники и сады принесли свои плоды.

(Урожай) громоздился горами в житницах и на холмах.

Властелин избавил землю от печали,

Он преисполнил радостью дух богов.

 

   Затем Нинурта благословляет гору Хурсаг, чтобы на ней были всякие растения, вино и мед, всевозможные деревья, золото, серебро и бронза, крупный скот, овцы и прочие «четвероногие создания». Нинурта обращается к камням: он проклинает камни, которые были против него в поединке с демоном Асагом, и благословляет те, что сохранили ему верность. По своему стилю и настроению этот отрывок напоминает главу 49 библейской Книги Бытия, где Иаков благословляет некоторых своих сыновей и проклинает других. Завершается поэма длинным гимном, восхваляющим Нинурту.



   Илл. 89. Бог Нинурта (Адад), сражающийся с чудовищем (Анзу или Ашакку).

   Прорисовка оттиска печати. IX–VII вв. до н. э.



   В третьей легенде в поединок с драконом вступает, как уже говорилось, не бог, а человек – Гильгамеш, славнейший из героев Шумера. Чудовище, которое он убивает, – это Хувава, страж «Страны живых», охраняющий ее священные кедры.

   Легенда эта изложена в поэме, которую С.Н. Крамер озаглавил «Гильгамеш и Страна живых». Содержание ее сводится к следующему.

   «Властелин» Гильгамеш, царь Урука, сознает, что в свое время ему придется покинуть этот мир, как всем смертным. Но прежде чем наступит неизбежный конец, он хочет, по крайней мере, «возвысить свое имя». Для этого он решает отправиться в далекую Страну живых, очевидно, с намерением похитить ее священные кедры и перенести их в Урук. Он говорит об этом своему верному слуге и неразлучному спутнику Энкиду. Тот советует сначала поделиться своими планами с богом Солнца Уту, ибо Уту – хранитель страны кедров.

   По совету Энкиду Гильгамеш приносит Уту жертвы и просит о помощи в предстоящем путешествии в Страну живых. Вначале Уту сомневается в способностях Гильгамеша, но тот повторяет свою просьбу в более убедительных словах. Проникнувшись к нему сочувствием, Уту решает помочь Гильгамешу. Насколько можно понять, он собирается каким-то образом обезвредить семерых страшных демонов, олицетворяющих разрушительные стихии, которые могут помешать Гильгамешу на его трудном пути через горы в Страну живых.

   Герои в конце концов добрались до цели. Однако Энкиду умоляет Гильгамеша вернуться, ибо священные кедры сторожит ужасное чудовище Хувава, убивающее всех своих противников. Гильгамеш не обращает внимания на его предостережение. Веря, что с помощью Энкиду он преодолеет все трудности и опасности, Гильгамеш убеждает своего соратника отбросить страх и идти вместе с ним.

   Спрятавшись в своем кедровом доме, чудовище Хувава следит за пришельцами. В ярости оно пытается обратить их в бегство, но, видимо, безрезультатно. Здесь в тексте снова лакуна в несколько строк. Затем мы узнаем, что, срубив семь деревьев, Гильгамеш сталкивается лицом к лицу с Хувавой, но в самом начале поединка Хуваву охватывает необоримый страх. Он обращается с мольбой к богу Солнца Уту и просит Гильгамеша не убивать его. Герой склонен пощадить чудовище: в запутанных, темных выражениях он предлагает Энкиду отпустить Хуваву. Однако Энкиду, боясь всяких неожиданностей, возражает против столь неосторожного решения. Чудовище возмущается суровостью Энкиду, но тщетно. Герои отрубают ему голову. Затем они, по-видимому, относят труп Хувавы к Энлилю и богине Нинлиль.







   Илл. 90. Подвиги Гильгамеша:

   а) Гильгамеш, поящий быков. Оттиск с цилиндрической печати;

   б) Гильгамеш, убивающий льва. Прорисовка оттиска с цилиндрической печати;

   в) подвиг Гильгамеша и Энкиду. Оттиск с цилиндрической печати. Ассиро-вавилонский период

Просмотров: 6603