Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Священный участок Ура

 

   Мы медленно поднимаемся по широкой лестнице из ста ступеней на плоскую вершину ступенчатой башни зиккурата – самого высокого здания города. Жарко и душно. Сквозь желтую завесу пыли нестерпимо печет полуденное солнце. Но зато отсюда, почти с двадцатиметровой высоты, открывается великолепный вид на всю территорию городища. Справа, у подножья зиккурата, хорошо видны фундаменты и стены дворцового комплекса правителя Шульги, жившего в конце III тыс. до н. э. Неподалеку – глубокий котлован старого раскопа Л. Вулли и район исследованных им же царских гробниц. А дальше, уже за пределами ритуально-административного центра Ура, или «священного участка» (теме-носа), чуть заметной желтой массой выступают лабиринты жилых кварталов. Все видимые нами сейчас постройки относятся к разным эпохам: здесь и III и II тыс. до н. э. Но большинство датируется концом III тыс. до н. э. – эпохой наивысшего расцвета Ура в период правления его III династии.

   В течение столетия, с 2106 по 2003 гг. до н. э. Ур стал столицей обширного и могучего государства, включавшего в свои пределы почти всю Месопотамию и ряд соседних с ней областей. Сюда стекались захваченные в войнах богатства, а искусные мастера без устали возводили все новые храмы, дворцы и монументы. Правда, честь такого строительства всегда приписывали себе цари, и особенно самый известный из них – Ур-Намму: «Во славу владычицы своей Нингаль, Ур-Намму, могучий муж, царь Ура, царь Шумера и Аккада, воздвиг сей великолепный Гипар», – читаем мы на глиняном конусе клинописное посвящение в честь закладки нового храма. Его дело продолжали и другие представители III династии.

   Поэтому не приходится удивляться, что к концу III тыс. до н. э. Ур был буквально заполнен великолепными архитектурными ансамблями. Надписи сообщают также, что Ур-Намму воздвиг стены Ура, «подобные желтой горе». В то время город представлял собой в плане овал длиной около километра и шириной до 700 м. Его окружала глинобитная стена с внешним откосом из кирпича-сырца. Воды Евфрата омывали эти стены с запада и севера, а восточную сторону защищал глубокий и широкий канал. Таким образом, с трех сторон Ур окружала вода и подойти к нему по суше можно было только с юга.

   Но каковы же были истинные размеры Ура в эпоху его расцвета в конце III тыс. до н. э.? Вся городская площадь в пределах стен занимала примерно 80 га. В пределах городского овала, по Л. Вулли, приходилось до 4250 домов, в которых, по его словам, жило до 35 000 человек (в действительности, возможно, и больше). Какое-то представление о количестве жителей Ура дают и размеры главных святилищ города, где в торжественных случаях собиралось почти все взрослое (мужское) население. Двор для верующих при большом храме бога Нанны, божества-покровителя Ура, имел площадь порядка 4000 кв. м. Другой двор – перед зиккуратом. Даже если считать по два человека на квадратный метр, эти два двора едва ли могли вместить более 10 000 человек. Учитывая, что дети, старики и часть женщин не приходили на праздник, я думаю, мы не ошибемся, полагая, что общее население Ура в III – начале II тыс. до н. э. не превышало 50 000 человек.

   Центр города занимал огромный священный участок, обнесенный стеной, с храмами и святилищами бога Луны Нанны, покровителя Ура, и его супруги Нинлиль. Вокруг храмов теснились жилища жрецов, склады, кладовые, мастерские и дворцы правителей. А уже вокруг теменоса концентрировались жилые кварталы. На севере и западе города, близ Евфрата, находились главные торговые пункты города – Северная и Западная гавани.



   Илл. 58. План города Ура:

   1. Северная гавань; 2. Западная гавань; 3. Теменос – священный участок (черный квадрат слева – зиккурат Ур-Намму); 4. Дворец и храм; 5. Жилые кварталы (Ур III и позже); 6. Храм Энки; 7. Участок царских гробниц



   «Гавань и пространство вокруг нее называлось кар (карум), и это же слово означало „рынок" и „купеческую организацию" с ее управлением (вероятно, самоуправлением). Около главного урского карума — почти единственного места в городе, где была пресная вода, если не считать отдельных колодцев, – располагался принадлежавший храму сад с финиковыми насаждениями. На пристани карума, видимо, происходила торговля, мелкая и крупная; здесь же толклись „блудницы" – они назывались кар-кид-(д)а — „шляющаяся по рынку"».

   Внутреннее устройство священного участка Ура во многом менялось от поколения к поколению.

   Как обычно, он занимал в Уре наиболее древнюю и потому наиболее высокую часть города. Священный участок представлял собой, по-видимому, площадь в виде не совсем правильного прямоугольника длиной около 300 м и шириной около 200 м. Впоследствии несколько ворот с башнями и помещениями при входе охраняли священный участок; но от ворот II тыс. до н. э., времени Ларсы, сохранились только одни – когда-то высокие, с башней, ведшие за ограду многоярусного ступенчатого храма – зиккурата Э-теменнигуру.

   В пределах ограждающей стены, образующей как бы крепость, находился главный храм городской общины – Э-кишнугаль, посвященный богу Луны, Нанне, или Наннару (он же Суэн, или Син). Позади него возвышалась громада зиккурата. Около него располагалась священная кухня на открытом воздухе – Гирмах, где жарились жертвенные ягнята, с колодцем и глиняным столом для разделки туш. С другой стороны была расположена пекарня. А между ними со входом из «Верхнего двора» помещался приемный и пиршественный зал бога Нанны, через который осуществлялся вход на двор зиккурата. Близ зиккурата Э-теменнигуру находился «нижний храм», Э-кишнугаль, и здесь-то совершались основные моления и стояли статуи и эмблемы не только Нанны, но и других божеств и царей, украшенные серебром, золотом и лазуритом. В «верхнем храме», наверху зиккурата, куда, вероятно, допускались только некоторые наиболее доверенные храмовые чины, бог, как считалось, иногда самолично спускался с небес.

   Между тем, пока я рассматривая с высоты зиккурата руины Ура, предаваясь размышлениям, погода окончательно изменилась в худшую сторону. Юго-западный ветер принес тучи мельчайшей пыли и песка. Солнце пропало в мутной дымке, но жара и духота от этого лишь усилились. Видимость резко сократилась. Вот уж действительно «буря… накрыла Ур словно платком, окутала его словно саваном…», как и писал об этом пять тысяч лет назад безымянный шумерский поэт.



   Илл. 59. Голова богини Нинлиль – жены бога Луны

   Нанна, покровителя Ура



   Внизу, у подножья лестницы зиккурата, слышны призывные крики нашего добровольного гида – Ахмеда. Он торопится: пока буря не набрала силу, нужно успеть показать нам хотя бы самые главные объекты. Спотыкаясь о куски сухой глины и обломки кирпичей, мы спешим к местным достопримечательностям. Ветер больно сечет лицо мелким песком, забивает пылью глаза, уши, рот.

   На участке дворцов и храмов близ зиккурата видны лишь куцые обрубки низа глинобитных стен да недавно залитые укрепляющим раствором прямоугольные и квадратные полы бесчисленных комнат и помещений. Самые внушительные постройки также относятся ко времени III династии Ура. Здесь же были обнаружены апартаменты царей и жрецов. Отсюда осуществлялось руководство всей жизнью страны, награждались отличившиеся, наказывались виновные, принимались решения о войне и мире. И все это во имя великого Нанны и его супруги Нинлиль.

Просмотров: 2950