Валерий Гуляев

Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Планировка и структура месопотамского города

 

   В каждой цивилизации урбанизация как социальное явление порождает характерный для этой цивилизации тип городского поселения.

   Наиболее полное описание планировки древнемесопотамского города приводит в одной из своих работ А. Лео Оппенхейм: «Типично шумерский город и, вероятно, большинство городов, созданных в позднейший период, состоял из трех частей. Прежде всего – из самого города».

   Это была окруженная стеной территория, на которой находились храм или храмы, дворец с резиденциями придворных и жилища горожан. Центр управления городом находился у «ворот» (в больших городах их было несколько), где происходили собрания горожан или собрания жителей данного квартала и отправлял свои обязанности градоправитель. К каждым «воротам» был приписан определенный квартал города.

   Далее шел «пригород», по-шумерски «внешний город», с домами, пастбищами, полями и садами, обеспечивавшими город продуктами питания и сырьем.

   Третьей частью города был район пристани (кар — в шумерском и кару – в аккадском) – центр коммерческой деятельности, в особенности той, что была связана с внешней торговлей.

   «Конечно, деление города на три части нельзя проследить везде; мы должны учитывать индивидуальные различия, создаваемые особыми обстоятельствами и поворотами истории. Заслуживает внимания город Сиппар, находящийся на окраине зоны урбанизации и почитавшийся старейшим из вавилонских городов; он, вероятно, служил торговыми „воротами", через которые кочевники-овцеводы из пустынь общались с жителями урбанизированного района, расположенного вдоль Евфрата. Кажется, наиболее важные кочевые племена имели постоянные стоянки возле Сиппара, а возможно, и сам город состоял первоначально из нескольких именно таких стоянок-„факторий“… Нетипичным был и Ниппур в центре Вавилонии, который, подобно Сиппару, никогда не был резиденцией какой-либо династии и не имел сколько-нибудь значительного правителя… Ниппур, особенно в ранний период, считался священным городом».

   Наши знания о планировке раннего месопотамского города очень отрывочны и неполны. Практически ни один город не был раскопан целиком или достаточно широкой площадью. Если учесть, что толщина отложений со следами человеческой деятельности («культурный слой») в таких городах составляет, как правило, 10, 15 и даже 20 м, то такие работы потребовали бы слишком много времени и денег. Поэтому обычно в ходе исследований археологи раскапывают в городах лишь центральные их участки, где находились

   наиболее важные общественные здания – храмы и дворцы. Именно в них и встречаются, как правило, самые эффектные находки – каменные рельефы, скульптура, архивы с клинописными табличками и т. д. С другой стороны, дома рядовых горожан, ремесленные мастерские, торговые лавки изучались лишь в единичных случаях. Учитывая эти обстоятельства, можно представить теперь почему ученые все еще не могут дать ответ на многие интересующие нас вопросы.

   Поэтому особенно интересен дошедший до наших дней план города Ниппура, сделанный на глиняной табличке еще около 1500 г. до н. э. На этом плане отчетливо показаны все важнейшие, по представлениям обитателей Месопотамии того времени, черты древнего города: крепостные стены, ворота, реки и каналы и важнейшие элементы архитектурной застройки – храмы и святилища.

   Археологические исследования и клинописные тексты подтверждают, что в центре каждого шумерского города находился «священный участок» (теме-нос), специально огороженное, выделенное из общей застройки место, где были сосредоточены храмы наиболее почитаемых богов городской общины и дворец правителя. Вокруг теменоса группировались кварталы жилых домов основной массы горожан. Обычный шумерский дом был небольшой одноэтажной постройкой из сырцового кирпича, состоящей из нескольких комнат, которые обрамляли открытый внутренний дворик. Зажиточные горожане имели и двухэтажные дома с более чем десятком комнат.

   Характерно, что наиболее значимые пункты городской среды – стены, ворота, центральная площадь, храм и т. д. – в символической практике приобретают множество вариантов осмысления и оказываются способными замещать или олицетворять весь город в целом. «Стены городов на древнем Ближнем Востоке были не только демаркационной линией между городом и открытым пространством или заранее подготовленной линией обороны – ими определялся весь характер городской архитектуры. Высота, длина и расположение стен свидетельствовали о значении и могуществе города, а монументальность ворот демонстрировала его богатство. Размеры сооружений должны были производить большое впечатление на посетителя и внушать страх врагам. Тщательно ремонтируемые стены отдавались под защиту божества, и им давались длинные, призывающие божественную помощь названия. Монументальная конструкция ворот была связана также с тем, что возле них находился как бы „гражданский центр". Здесь, вероятно, на примыкающей к воротам изнутри города площади, собиралось и принимало решения собрание, а градоправитель управлял городом, или по крайней мере той его частью, к которой примыкали ворота. На этом месте победоносный завоеватель обычно ставил свою статую, для того чтобы все помнили о необходимости хранить ему лояльность».

   О внешнем виде и архитектурном силуэте месопотамского города можно сказать пока очень немного. Сохранилось мало изображений конкретных, поддающихся идентификации городов; большинство их на ассирийских рельефах безнадежно схематизировано и дает слишком мало материала. Но даже там прослеживается разница между городом, окруженным стеной, и более низкими домами пригорода; можно разглядеть монументальные ворота, стены с башнями и зубцами, часто образующие двойную систему укреплений. В редчайших случаях мы видим, что особенности конкретного города воспроизводятся с ценными деталями: например, общий вид Вавилона на поврежденной каменной плите или же рельеф с изображением захваченного ассирийцами Мусасира – столицы Урарту.

   Немногие города Месопотамии имеют яркие топографические отличия, такие, как, например, Ашшур, стоявший на скале, на которую приходилось подниматься по монументальной лестнице или же Вавилон, выделявшийся своими огромными размерами, мостом, перекинутым через Евфрат и высотой своей знаменитой ступенчатой башни. «Города, расположенные на равнине, и новые города с их одно– или двухэтажными домами, без окон, под плоскими крышами, с храмовыми башнями, верх которых покрывался голубой глазурью, и бесконечными кирпичными стенами, усеянными зубцами и башнями, коренным образом отличались от городов-цитаделей предгорных и горных районов, размещавшихся на вершинах холмов и окруженных сложными оборонительными сооружениями… Лабиринт улиц, переулков и тупиков внутри оборонительных стен был полон делового жужжания людей… Шум и оживление городского дня, непрерывное движение вечно спешащих людей давали поэтам возможность эффектно сравнивать дневную суету с тихими ночами, когда город погружался в сон за запертыми воротами под звездным небом. Только ночные сторожа обходили улицы». И хотя это описание А. Лео Оппенхейма относится к более поздним городам вавилонского и ассирийского времени, оно вполне применимо и к шумерскому городу, который по сути почти ничем не отличался от своих молодых собратьев.

Просмотров: 3455