Вадим Егоров

Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Южный Казахстан

 

В XIII—XIV вв. территорию Южного Казахстана занимала Кок-Орда, входившая составной частью в улус Джучи. До монгольского завоевания в бассейнах рек Сырдарьи, Таласа и Чу существовал целый ряд развитых, хорошо известных в средние века городов, являвшихся видными центрами ремесла и торговли. После вторжения армий Чингисхана все они были разрушены, а население частично истреблено, частично угнано в плен. Проезжавший здесь в середине XIII в. Карпини видел множество опустошенных городов и селений без каких-либо признаков жизни.329) Согласно замечаниям этих путешественников, обширные районы юга современного Казахстана были превращены в пастбища для бесчисленного монгольского скота. Однако к концу XIII в. положение заметно меняется под давлением объективных причин политического и экономического развития государства. Рост ремесленного производства, установление международных связей и начало функционирования длительных по протяженности караванных торговых путей заметно влияют на оживление городской жизни. Расцвет ее, как и во всей Золотой Орде, приходится на первую половину XIV в. Характерную черту местного градостроительства составляло то, что оседлые центры не возникали на необжитых местах, а возрождались на старых городищах, оставшихся от уничтоженных завоевателями населенных пунктов. В этом сказывалась не просто привязанность населения к привычным районам, а многовековые традиции, в результате которых был не только накоплен значительный опыт, но и проведены сложные технические усовершенствования местности для приспособления ее к ведению определенного типа хозяйства. Основная территория, на которой располагались города Кок-Орды, ограничивается бассейном Сырдарьи.

Сыгнак. Остатки его находятся на правом берегу Сырдарьи у г. Яныкурган Кзыл-Ординской обл. Казахской ССР. Название города хорошо известно по письменным источникам и чеканившимся здесь в XIV в. монетам.330) Основан задолго до прихода монголов, которые разгромили его во время похода Чингисхана на государство хорезмшахов. Возрождение Сыгнака относится к началу XIV в., когда сюда была перенесена столица Кок-Орды. Окончательное запустение города относится к XVIII в.331)

Сауран. Остатки его находятся в 30 км к северо-западу от современного г. Туркестана. Название города хорошо известно по письменным источникам с IX в. Во второй половине XIII в. здесь разместился политический центр Кок-Орды, перенесенный в XIV в. в Сыгнак.332) Окончательное запустение города произошло в XVIII в.

Яссы (Туркестан). Городище его частично занято современным г. Туркестаном. Название города известно по письменным источникам. В конце XIV в. город стал ареной борьбы между [129] Тохтамышем и Тимуром. В XVI в. город получил название Туркестан и играл видную роль в истории Казахских ханств.333)

Отрар. Остатки его находятся в 15 км западнее железнодорожной станции Тимур Казахской ССР. Название города хорошо известно по письменным источникам. В 1219 г. он был уничтожен войсками Чингисхана. Однако уже в середине XIII в. Отрар был восстановлен и здесь начал работать монетный двор, существовавший до середины XIV в. Во второй половине столетия город был включен в состав владений Тимура и стал важным военным форпостом на северной границе его владений. Окончательное запустение Отрара произошло в XVIII в.334)

Дженд. Остатки его находятся на правом берегу Жаны-дарьи, в 115 км к западу от современного г. Кзыл-Орда Казахской ССР. Название города хорошо известно по письменным источникам с XI в. После монгольского нашествия роль Дженда в экономической жизни района несколько снизилась, однако он все же оставался на протяжении XIII—XIV вв. видным торговым центром низовьев Сырдарьи.335)

Перечисленные города Кок-Орды представляли собой наиболее известные и крупные населенные пункты региона. Их значение не исчерпывалось влиянием на близлежащую округу; они были видными политическими, ремесленными и торговыми центрами всего государства. Наряду с ними существовали и более мелкие оседлые поселения, выявленные в настоящее время в процессе археологических разведок.336)

При рассмотрении географии городов Золотой Орды важные сведения можно почерпнуть также из материалов средневековой картографии XIV—XV вв. Изображенная на картах территория включает значительную часть известного тогда мира, отводя соответствующее место золотоордынским владениям. Наибольший интерес представляет карта 1367 г., составленная итальянскими купцами Франциско и Доменико Пицигани. Карта братьев Пицигани является наиболее подробной из всех известных к настоящему времени подобных материалов. На ней показано местоположение и нанесены названия около 40 золотоордынских городов, значительная часть которых расположена на берегах Волги. На карте изображена вся территория Золотой Орды от западных рубежей до восточных окраин, включающих Хорезм, Урал и Сибирь.337) На севере показаны некоторые русские области с городами Тверь (Тифер), Ростов (Ростао), Переяславль Рязанский (Ранзиан Пласлао). Несколько восточнее последнего помещен город с трудно идентифицируемым названием Балдахина.

Все города обозначены на карте специальными значками в виде трех башен, соединенных крепостной стеной. Исключение составляют Сарай и Ургенч, ввиду их величины и важности изображенные с четырьмя башнями. Кроме того, над некоторыми городами нарисованы флаги. Названия городов и мест расселения различных народов написаны тонким шрифтом, а [130] наименования рек, гор, заливов и местностей — более жирным. Очертания Черного и Азовского морей в целом сделаны достаточно точно, но абрис Каспийского моря довольно сильно искажен, а юго-восточный угол его берега вообще не нанесен. Истоки Волги (Эдиль) в соответствии с представлениями XIV в. помещены в Сибири, за Уральским хребтом. В данном случае за ее основное русло приняты Кама и Белая. Собственно Волга, текущая с запада на восток через пределы России (Роксия), названа рекой Тир.

В самых верховьях Эдиля, т.е. на территории Западной Сибири, помещен г. Себур, наиболее восточный из всех золотоордынских населенных пунктов. Это название полностью идентифицируется с городищем Искер (русское название Сибирь) на Иртыше близ современного Тобольска. Обнаруженный здесь в начале века мощный культурный слой (2 м) косвенно свидетельствует о длительном существовании этого населенного пункта, возникшего, видимо, в первой половине XIV в. В настоящее время городище полностью разрушено Иртышом. Южнее Себура, примерно на одном меридиане с ним, изображен город с развевающимся над башнями флагом. Название его не обозначено, но к нему относится надпись «цивитас квид марморея» (civites qued marmorea). Судя по расположению города на карте, он, так же как и Себур, находится восточнее Уральского хребта и в таком случае может идентифицироваться лишь с Тюменью, локализуемой на притоке Тобола — Туре. В XIV в. Тюмень была административно-политическим центром обширного сибирского улуса, что особо подчеркнуто на карте водруженным над ней флагом. Лишь в следующем столетии главенствующая роль в этом регионе перешла к Себуру (Искеру). Не исключено, что упадок Тюмени был вызван военными действиями Едигея против укрывшегося здесь Тохтамыша. Данные карты Пицигани о золотоордынских города Сибири полностью совпадают и подтверждаются письменными и археологическими источниками, упоминавшимися выше.

Ниже Себура на карте помещен ряд городов, расположенных только по левому берегу Эдиля. Первым из них после Себура обозначен Сакетим, что соответствует русской транскрипции (Жукотин) названия Джукетау. Ниже его по течению расположен г. Чар, или Шар, сопоставить который с каким-либо известным городищем или упоминаемым в летописях пунктом не представляется возможным. Ф. К. Брун предполагал, что на карте стоит лишь начало названия города, а окончание осталось недописанным.338) За ним следует город Паскерти, название которого Ф. К. Брун связывал с башкирами.339) Такое предположение вряд ли можно считать обоснованным, так как башкиры жили значительно восточнее, в предгорьях Урала. К тому же место их расселения довольно точно обозначено на этой карте: к юго-востоку от Эдиля, в значительном удалении от г. Паскерти (что соответствует Предуралью) [131] нанесено название «пашерти». Оно представляет один из вариантов наименования башкир в средневековых источниках. Ниже г. Паскерти находится г. Кормануко, название которого созвучно с булгарским Кременчуком. Однако городище последнего локализуется не на левом, а на правом берегу Камы, хотя и сравнительно недалеко от ее устья. На карте Кормануко изображен при слиянии рек Эдиль и Тир, т.е. Камы и Волги. Напротив него на правом берегу Камы, в углу, образуемом соединением Эдиля и Тира, помещен город без названия с нарисованным над ним флагом. На Каталонской карте 1375 г. он обозначен как Кострома. Подобные сдвиги и неточности при нанесении местоположения отдельных городов можно отнести на счет того, что сами составители карты бывали не во всех изображенных на ней районах, а использовали для картографирования различные устные сообщения купцов и путешественников.

Ниже Кременчука Эдиль, соединившись с Тиром, течет одним руслом и подавляющее большинство городов находится на левом берегу реки. Сразу же за Кременчуком помещен г. Булгар (Боргар). На противоположном берегу, напротив условного знака города, сделана надпись жирным шрифтом «локазар дебока» (locasar deboca). Ниже Булгара находится г. Караболам, против него на другом берегу реки имеется надпись «казар де санкога» (casar de sancoga). Отождествить этот город с каким-либо конкретным городищем довольно трудно, хотя, возможно, он соответствует описанному выше Крестовому городищу в Ульяновской обл. Далее на правом берегу реки без каких-либо условных обозначений помещена надпись «казар де арабук» (casar de arabuc). Ф. К. Брун предположительно отождествляет ее с Арбухимским городищем340) (см. выше), хотя шрифт надписи и отсутствие условного обозначения города не дают для этого повода. Ниже расположен г. Самар, против которого на правом берегу сделана надпись «ламайрам» (lamayram). Отождествить Самар с каким-либо конкретным городищем не удается; возможно, оно затоплено Куйбышевским водохранилищем или полностью уничтожено при строительстве позднейшей Самары (Куйбышева). За Самаром на правом берегу реки без каких-либо условных значков помещены две расположенные одна над другой надписи: «казар де либокози» (casar de libocosi) и «лотрезоп» (lotresop). Ниже Эдиль разделяется на два рукава, образуя овальный остров, что засвидетельствовано соответствующим пояснением (cicera, т.е. остров). Вне всякого сомнения, это изображение соответствует Самарской излучине Волги. По обеим сторонам острова друг против друга помещены два города: правобережный назван Локахи, т.е. Укек, а левобережный — Ялаки. Последний может быть отождествлен с находившимся прямо напротив Укека Квасниковским городищем (см. выше). Сразу же за островом на левом берегу находится г. Тарага, против [132] которого на правобережье помещены две надписи: «каза де яркази» (casa de jarcasi) и «ямбалек» (jambalec). Возможно, г. Тарага локализуется на городище Узморье, расположенном несколько ниже Квасниковского (см. выше). Вслед за г. Тарага на левом берегу обозначены еще три населенных пункта: Танице, Кабако и Кабанко, которые трудно локализовать на известных здесь городищах. Восточнее одного из них — Кабако — помещена надпись «соль», что, скорее всего, соответствует находящемуся в этом районе соляному озеру Баскунчак. Ниже Кабанко на правом берегу реки сделана надпись «ягуракам» (jaguracam), после которой на том же берегу отмечен г. Тортанллы. Ф. К. Брун отождествляет его с Мечетным городищем, находящимся ныне на территории Волгограда.341) Ниже Тортанллы помещена надпись «цибакари» (cibacari), не сопровождаемая какими-либо условными знаками. За ней находится г. Мондасси, напротив которого на левом берегу реки помещена столица Золотой Орды Сарай. Город обозначен очень крупным условным знаком в виде четырех башен, соединенных стеной, над которыми развевается флаг. Последний город на правобережье реки, находящийся в самой ее дельте, на берегу Каспийского моря, носит название Котоба. Возможными местами его локализации являются городища Чертово или Самосдельное, находящиеся в дельте Волги.

Всего по берегам Эдиля на карте нанесено 17 золотоордынских городов, не считая Костромы и попавшего сюда по распространенному в средневековье заблуждению Себура. В число поволжских городов нужно включить еще Бельджамен, который Пицигани ошибочно поместили на Дону в том месте, где он ближе всего подходит к Волге. Этот город фигурирует на карте под названием Берциман, причем он изображен с флагом, что характеризует его как крупный административный центр. Особое значение города для торговли подчеркнуто поставленным рядом с ним пояснением — «Базар». Находящийся здесь же наиболее короткий путь между Доном и Волгой, по которому переволакивались из одной реки в другую корабли, назван «переправой». Удивление вызывает отсутствие на карте таких важных экономических и политических центров, как вторая столица государства Сарай ал-Джедид и находившийся у дельты Волги Хаджитархан. Существование их во второй половине XIV в. не только подтверждено археологически, но и хорошо известно по письменным источникам. Не вызывает сомнений и знакомство с этими городами современников — итальянцев, часто бывавших здесь по торговым делам. Отсутствие их, скорее всего, можно объяснить чисто техническими причинами, связанными с недостаточной внимательностью составителей карты.

К востоку от Волги, по берегу Каспийского моря и на некотором удалении от него, вплоть до территории Хорезма на карте отмечено восемь городов. Первый из них, называющийся [133] Лайете, расположен на берегу Каспийского моря между Эдилем и Яиком. Каких-либо городищ, соответствующих этому населенному пункту, здесь до настоящего времени не обнаружено. Восточнее Лайете только надписью, без изображения направления русла, отмечена р. Яик. За ней, на некотором отдалении от морского берега, изображен безымянный город. Выше его (к северу) нанесено изображение второго безымянного города. Судя по довольно большому размеру рисунка башен и развевающемуся над ними флагу, это крупный экономический и административный центр. Из подобных значительных городов в этом районе может быть локализован лишь один — Сарайчик. Ниже его, на берегу Каспия, нанесен г. Конниликари, не имеющий соответствия определенному археологическому памятнику из-за недостаточной изученности района. Восточнее его на берегу залива, имеющего название golfo demoramti находится г. Трестаго. Судя по изображенному над ним флагу, он являлся административным центром какой-то провинции. Еще один город — Мельмеселак — расположен на берегу п-ова Мангышлак. Археологические памятники, соответствующие этим двум городам, пока не обнаружены.

На территории улуса Хорезм в отдалении от морского берега четырьмя башнями с флагом обозначен его административный центр — Ургенч. Он находится на одноименной реке, текущей в Каспий. Юго-западнее Ургенча, на морском берегу изображен безымянный город, не сопоставимый с каким-либо известным городищем. Районы, расположенные восточнее Хорезма, на карте братьев Пицигани не получили отражения.

Вдоль западного (кавказского) берега Каспийского моря нанесено несколько городов, стоящих на берегу. Им предшествует р. Тирки (Терек), текущая с Кавказских гор и впадающая в Каспий. Южнее ее помещен небольшой город (значок в виде двух башен) с неразборчивым названием. За ним изображен г. Акле в виде трехбашенного значка. Оба города пока не идентифицированы с какими-либо известными здесь городищами. После Акле на морском берегу изображен Дербент, над которым нарисован флаг. Рядом с ним сделана надпись: «Здесь находится гарнизон (стража) Узбека». Южнее Дербента помещен город под названием Кайоб, над которым также изображен флаг. Рядом помещена следующая надпись: «Здесь гарнизон (стража) Бумсы». Под именем Бумсы в средневековых европейских источниках фигурировал ильхан хулагуидского Ирана Абу-Саид (1316—1335 гг.).342) Во время правления Узбека и Абу-Саида Золотая Орда находилась в состоянии затяжной войны с Хулагуидами, шедшей с переменным успехом. Именно это положение противостояния двух государств в Дербентском проходе и запечатлено на карте, что одновременно четко фиксирует южную границу Золотой Орды.

Обе приведенные надписи имеют принципиально важное значение для уточнения времени появления нанесенных на [134] карту объектов. Судя по ним, все содержащиеся на карте данные относятся самое позднее к началу 30-х годов XIV в., что вытекает из упоминания Абу-Саида, умершего в 1335 г. В свете этого становится понятным и отсутствие на карте Пицигани второй столицы Золотой Орды — Сарая ал-Джедид, который в это время только начал строиться. На оригинале карты дата ее создания обозначена 1367 г., но, судя по приведенным надписям, авторы использовали более ранние картографические в письменные источники; некоторые из них сохранились до настоящего времени.

Область северокавказских степей на карте названа Ирканией; через нее протекает р. Цикопо (Кубань), начинающаяся в горах Кавказа и впадающая в Азовское море. На реке отмечен лишь один крупный город, находящийся ближе к истоку, обозначенный большим знаком в виде трех башен. Рядом с ним имеется надпись: «цивитас Контанс». Подобного названия среди известных северокавказских городов Золотой Орды не встречается, но по географическому положению он полностью соответствует упоминавшемуся выше Маджару.

На впадающем в Азовское море Танаисе (Дон) отмечено очень мало городов по сравнению с Эдилем. В верховьях Танаиса, на его правобережье, но в отдалении от реки нанесены два города. Один из них — Переяславль Рязанский (в транскрипции Ранзиан Пласлао) — увенчан флагом. Второй находится восточнее Рязани и называется Балдахина, что довольно трудно соотнести с известными населенными пунктами (как золотоордынскими, так и русскими). В нижнем течении реки, на ее левом берегу небольшими значками отмечены два города: первый называется Иркания, второй (ниже по течению) безымянный. С определенными городищами связать ни один из них пока не удается. Можно лишь отметить, что эти населенные пункты, скорее всего, возникли в местах двух переправ через реку, о которых упоминал Рубрук.343) В устье Танаиса помещен Азак, названный на итальянский манер Таной. Над ним нарисован флаг с изображением плохо различимых контуров зверя, видимо являвшегося гербом Генуи или Венеции, поскольку здесь находился особый квартал итальянских купцов.

Вдоль северного и восточного берегов Азовского моря значками в виде башен не отмечено ни одного города. Довольно часто помещенные здесь надписи, судя по шрифту, обозначают названия определенных местностей, бухт или урочищ. Среди них лишь четыре сделанные тонким шрифтом, всегда применяемым на карте для написания названий городов, можно считать наименованиями небольших поселений: Комания и Кабурди — на северном берегу и Пексир и Копа — на восточном. Находившаяся в устье Кубани Копа была генуэзской торговой факторией, хорошо известной по письменным источникам. На Таманском полуострове нанесена лишь Матрега, соответствующая [135] современной Тамани. На восточном побережье Черного моря в пределах Золотой Орды не отмечено ни одного населенного пункта. Из населенных пунктов Крымского полуострова специальным значком в виде трех башен обозначена только Кафа. Местоположение Воспоро, Солдайи и Чембало определено их названиями, сделанными тонким шрифтом. Административный центр полуострова — г. Крым — на карте отсутствует. В западных областях государства из золотоордынских городов нанесен лишь Монкастро (Аккерман).

Хотя карта Пицигани в ряду подобных источников по содержанию сведений о Золотой Орде является наиболее полной, она наглядно свидетельствует о неравномерности знаний европейцев о разных частях этого государства. Наиболее хорошо были известны побережье Черного моря, Поволжье и берега Каспия до Хорезма. Сведения о западной, степной, части Золотой Орды от Дона до Прута носили самый общий характер. Причины такого положения надо искать в направлении основных торговых путей, которыми наиболее часто пользовалось европейское купечество.

Карта Пициганн не представляет собой наиболее раннего изображения территории Золотой Орды; ее можно считать в значительной мере итоговой работой, в основу которой положено несколько источников такого же характера, но менее подробных. В настоящее время известны портоланы Санудо 1320 г. и Весконте 1327 г. На них отражено344) лишь побережье Черного и Азовского морей, где помещены населенные пункты и местности, изображенные и на карте Пицигани. Некоторый интерес здесь представляет наличие Маурокастро (Аккермана), над которым нарисован флаг с джучидской тамгой. Это может служить подтверждением существования города по крайней мере с начала XIV в. Глубинные районы государства на этих специфично морских картах отражения не нашли. Две другие карты: А. Дульцерта 1339 г. и неизвестного автора 1351 г. — содержат сведения и о внутренних областях Золотой Орды,345) хотя и не в таком обширном объеме, как у Пицигани. Особый интерес карты Дульцерта состоит в том, что Пицигани не только были зкакомы с ней, но и взяли ее в качестве топографической основы для своей работы. Об этом свидетельствует детальное совпадение контуров морских побережий и речных русел. Общее же количество сведений, помещенных на карте Пицигани, значительно возросло за счет использования каких-то других источников графического или письменного характера. Например, по течению Эдиля от слияния с Тиром у Дульцерта отмечены лишь Кострома, Булгар, остров (Самарская излучина), Сарай и в устье реки — г. Котаба. Местоположение Сарая ал-Джедид и Хаджитархана здесь также не зафиксировано. На западном берегу Каспия севернее Дербента помещен только один город — Акле. Южнее Дербента изображена крепость с хулагуидским флагом и поясняющей надписью «караул», что [136] должно означать предел золотоордынских владений на Кавказе. Каких-либо населенных пунктов, неизвестных Пицигани, на карте Дульцерта не содержится, хотя имеются некоторые разночтения в написании их названий (город восточнее Рязани у Дульцерта назван Балиахинта, а город на п-ове Мангышлак — Мельме Меселах). Важной деталью карты Дульцерта является то, что над крупным центром на территории Дунайской Болгарии — Видином — изображен флаг с джучидской тамгой. Вряд ли это может свидетельствовать о принадлежности его к собственно золотоордынской территории, так как такие же флаги помещены и над Москвой, Новгородом, Рязанью. Скорее всего, это говорит об определенной вассальной зависимости или отражает политические реалии времен Ногая (см. гл. II). На всех более поздних картах Видин изображается уже без джучидского флага.

Анонимная карта 1351 г., судя по топографической основе, создавалась независимо от работы Дульцерта и имеет некоторые отличия от нее. В дельте Волги на правом берегу здесь помещен Хаджитархан (в транскрипции Ажитархан). По берегу Каспия, между р. Терек и Дербентом, без каких-либо условных обозначений нанесено десять пунктов, названия которых написаны очень неразборчиво. На этом же пространстве у Дульцерта отмечен один город, а у Пицигани два; скорее всего, эти авторы в своей работе не использовали карты 1351 г. Весьма вероятно, что столь хорошая осведомленность о западном побережье Каспия связывается с удачным походом Джанибека, захватившего Азербайджан, после чего сюда проникли и итальянские купцы. Остальные данные карты 1351 г. повторены у Дульцерта и Пицигани.

Представляет интерес и карта Каталонского атласа 1375 г.,346) на которой отведено место и Золотой Орде. Автор ее был знаком с работой Дульцерта и анонимной картой 1351 г, о чем свидетельствуют сходная топографическая основа и подробный перечень пунктов вдоль западного берега Каспия. Труд братьев Пицигани при подготовке Каталонского атласа явно не был учтен, так как многочисленные города вдоль Волги, имеющиеся только на их карте, не получили здесь должного отражения. На Эдиле (от места слияния ее с Тиром) Каталонская карта помещает города Кострома, Булгар, Бельджамен (в транскрипции Берчимам) и Сарай. Бельджамен локализован здесь правильно — на правом берегу реки, в отличие от карты Пицигани, где он помещен на Дону. В дельте Эдиля, вдоль правого берега, без каких-либо условных знаков помещены следующие названия: Пасгио, Адитархам, Бачанти, Мондаси, Котаба. Локализовать из них можно лишь Адитархам, который, безусловно, соответствует Хаджитархану. Далее к югу, вдоль западного берега Каспия до Дербента, также без условных обозначений находятся Фабинаги, Кубене, Тарки,347) Башциай, Цицие, Кобасо, Бурх, Барса, Абскиах, Сасах. Общее число [137] пунктов совпадает с анонимной картой 1351 г., что может указывать на использование ее в качестве источника.

Знаком в виде небольшой башни обозначен Дербент, южнее которого находится такой же значок с надписью «караул» и хулагуидским флагом. Последнее явно заимствовано с карты Дульцерта. Восточнее Эдиля вдоль берега Каспия нанесены без условных обозначений два пункта — Кремис и Католикати, восточнее которых находятся р. Яик и морской залив Гольфо де Мониментис. На его берегу изображен в виде крепости г. Трестарго с флагом над ним. На п-ове Мангышлак одними надписями отмечены три пункта: Набисуна, Мельмемеселах и Копинахо. Далее в направлении к Ургенчу находятся Яучо и Стаира, причем перед каждым из них поставлено пояснение «постоялый двор». Последнее, безусловно, относится к хорошо известным в этом районе караван-сараям, располагавшимся на дороге из Поволжья в Хорезм. Восточнее караван-сараев в виде крепости с джучидским флагом обозначен Ургенч.

На правобережье среднего течения Дона в виде крепости с джучидским флагом нанесен встречавшийся на предыдущих картах в несколько иной транскрипции загадочный город Балтахинта. В устье реки таким же значком с флагом отмечена Тана (Азак). Вдоль северного побережья Черного и Азовского морей от Дуная до Танаиса (Дона) обозначены следующие названия: Ахостастома (в устье Дуная), Фарконапро, Маукасто, р. Турло (Днестр), Цинестра, Флорделис, Варбарексе, Алоуо, р. Луссом (Днепр), Эрексе, Цидея, о-в Росса, залив Нигнавилла, Соскам, Комания, Санцорцо, Портети, Полониза, Папо, Камо, Россо, Кабарди, Порто Низанти, Магемосси. Южнее Таны, вдоль восточных берегов Азовского и Черного морей нанесены следующие надписи: Тараринх, Пессо, Санцонц, Лоцих, Копа, Матрега, Мауролах, Мауро Зехия (черная Черкесия), Порто Сузахо, Альба Зехия (Белая Черкесия). Среди перечисленных обозначений встречаются названия городов, рек, островов, заливов, областей, но большая часть их остается нерасшифрованной. Возможно, это названия небольших населенных пунктов или каких-то местностей, где итальянские купцы занимались своими торговыми операциями. Точно так же не поддаются расшифровке большинство названий, расположенных вдоль побережья Крыма, кроме хорошо известных Веспро (Воспро — Керчь), Кафа, Седайя (Солдайя — Судак), Лайя (Ялта), Ченааро (Чембало — Балаклава) и Каламита.

На оконченной в 1459 г. карте Фра-Мауро,348) кроме уже известных пунктов, нанесен ряд новых объектов. На правом берегу реки, которую можно считать Медведицей, при ее впадении в Дон, отмечены два небольших населенных пункта без названий. Выше устья Медведицы, на правобережье Дона помещен г. Нонх, а ниже ее устья — г. Тартария. Идентифицировать их с определенными городищами пока трудно, так как этот район недостаточно изучен археологически. На Волге, [138] ниже Бельджамена, обозначен безымянный населенный пункт, который может соответствовать Мечетному городищу. Напротив него, на острове, отмечен еще один безымянный поселок. Наибольший интерес на этой карте представляет то, что на ней изображены на левом берегу Волги два Сарая — Сарай Грандо и просто Сарай, — которые соответствуют второй столице государства — Сараю ал-Джедид и первой столице (Сарай), основанной Бату.

* * *

Общее число рассмотренных здесь населенных пунктов Золотой Орды, как основанных самими монголами, так и вновь восстановленных после разрушения, составляет 110 объектов. При этом нужно учесть, что в это число вошли лишь те города, остатки которых зафиксированы археологически. Кроме того, существует около 30 городов, известных по средневековым картам, но не локализованных на местности из-за недостаточной археологической изученности. К ним относятся Караболам, Самар, Танице, Кабако, Мондасси, Котоба и др. — в Поволжье; Лайете, Трестаго, Мельмеселак — вдоль северного и восточного побережья Каспия; девять населенных пунктов вдоль западного побережья Каспия; пять населенных пунктов на Дону и трудно поддающееся точному учету (из-за картографических особенностей) число населенных пунктов вдоль берегов Черного и Азовского морей.

Судя по имевшемуся праву чеканки монет, крупнейшими среди всех золотоордынских городов можно назвать следующие: Сарай, Сарай ал-Джедид, Хорезм (Ургенч), Гюлистан, Булгар, Биляр, Азак, Крым, Кафа, Хаджитархан, Орда-Базар, Бек-Базар, Укек, Сарайчик, Мохши, Шехр ал-Джедид, Маджар. В это же число входят отмеченные на карте Пицигани флагами города Бельджамен, Тюмень, Трестаго, Аккерман. Все они были не только средоточием ремесла и торговли, но и важными административными центрами. Известные к настоящему времени материалы позволяют характеризовать Золотую Орду как государство, где оседлая градостроительная культура стояла на высоком для того времени уровне. Однако в основе ее развития лежали культурные традиции и достижения покоренных монголами народов, создававших и совершенствовавших на протяжении многих веков определенные архитектурные направления. Подчеркивая это, нужно добавить, что сами монголы все же внесли ощутимый вклад в золотоордынскую жилую и монументальную архитектуру, который отчетливо проступает при ее анализе.349) Своеобразные причины и условия возникновения золотоордынских городов наложили также особый отпечаток на их планировку и социальную топографию, во многом отличавшиеся от феодальных образцов того времени в Азии и Европе. [139]

К середине XIV в., когда Золотая Орда достигла наивысшего расцвета, города уже не были исключительным явлением в степях. В различных частях государства появляются обширные районы оседлости не только с городским, но и с сельским населением. К их числу можно отнести территорию бывшей Волжской Булгарии, все побережье Волги и в особенности ее нижнее течение, Хорезм с его древней земледельческой культурой, верхнее и среднее течение Терека на Северном Кавказе, южное побережье Крыма, Пруто-Днестровское междуречье. И все же, несмотря на столь значительное развитие оседлости, основная масса населения государства продолжала вести традиционный кочевнический образ жизни, базировавшийся на скотоводческом хозяйстве. На распространенность подобного совмещения двух укладов обратил внимание еще К. Маркс, отметивший, что «у всех восточных племен можно проследить с самого начала истории общее соотношение между оседлостью одной части их и продолжающимся кочевничеством другой части».350)

Довольно распространенная точка зрения о несовместимости оседлой городской культуры с кочевой, степной, не отражает истинного положения вещей. Именно в результате тесного союза степи и городов, бурного развития ремесла и караванной торговли и образовался тот специфический экономический потенциал, который длительное время способствовал сохранению мощи Золотой Орды. При всем этом оба компонента в силу своей внутренней структуры, различий в способах ведения хозяйства и характере производительных сил резко отличались по своим устремлениям. И все же именно этот симбиоз обеспечивал созданному кочевниками государству многие важные для его существования условия. В создавшейся обстановке эти компоненты дополняли и взаимно поддерживали друг друга. При этом нужно подчеркнуть, что кочевнический элемент при количественном развитии не изменял своего качественного содержания, оставаясь все время существования Золотой Орды глубоко консервативным.

Что касается оседлого городского компонента, то его развитие было для Золотой Орды прогрессивным явлением, способствовавшим ее укреплению. При этом нельзя забывать, что это развитие осуществлялось за счет не только материальных, но и людских ресурсов тех народов, которые попали под власть монголов. Среди факторов, обеспечивавших существование и развитие золотоордынских городов, особую роль нужно отвести наличию сильной центральной власти. Именно она создала условия для возникновения городов, позволила аккумулировать средства для их развития, обеспечила процветание внешней торговли, разрешила вопросы денежного обращения на огромной территории. В свою очередь вновь возникшие города не противодействовали общегосударственным устремлениям, а являлись проводниками их во всех частях страны. Подавляющее [140] число городов было административными центрами определенных провинций, где сосредоточивался исполнительный, управленческий и налоговый аппарат, представлявший надежную опору центральной власти.


329) Путешествия в восточные страны..., с. 72; Ерзакович Л. Б. О позднесредневековом городище Аспара. — В кн.: Новое в археологии Казахстана. Алма-Ата, 1968, с. 96.

330) Якубовский А. Ю. Развалины Сыгнака. — Сообщ. Гос. академии истории материальной культуры. Л., 1929, т. 2, с. 123-159.

331) Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Древние города Казахстана. Алма-Ата, 1971, с. 164-165.

332) Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Указ. соч., с. 169-172; Акишев К. А., Байпаков К. М. Вопросы археологии Казахстана. — Алма-Ата, 1979, с. 124-125.

333) Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Указ. соч., с. 140-142; Акишев К. А., Байпаков К. М. Указ. соч., с. 123.

334) Акишев К. А., Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Древний Отрар. Алма-Ата, 1972; Акишев К. А., Байпаков К. М. Указ. соч., с. 115-122.

335) Толстов С. П. По древним дельтам Окса и Яксарта. М., 1962, с. 288-290.

336) Там же, с. 273-294; Акишев К. А., Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Новое в средневековой археологии Южного Казахстана. — В кн.: Культура древних скотоводов и земледельцев Казахстана. Алма-Ата, 1969, с. 5-42.

337) Брун Ф. К. Перипл Каспийского моря...; Чекалин Ф. Ф. Саратовское Поволжье...

338) Брун Ф. К. Перипл Каспийского моря..., с. 4.

339) Там же.

340) Там же, с. 13-14.

341) Там же, с. 17.

342) Али-заде А. А. Социально-экономическая и политическая история Азербайджана XIII—XIV вв. Баку, 1956, с. 325-327.

343) Путешествия в восточные страны..., с. 109, 110. Рубрук отмечал также, что первый поселок находится на левом (восточном) берегу Дона.

344) Nordenskiold A. E. Periplus. Stockholm, 1897, p. 33, taf. VII.

345) Там же, табл. 9, 10.

346) Lelewel J. Geogfaphie du moyen age. Bruxelles, 1850, taf. 29, 30.

347) Этот населенный пункт известен по источникам XIII—XIV вв. См.: Лавров В. И. Указ. соч., с. 16.

348) Чекалин Ф. Ф. Нижнее Поволжье...; Материалы для историко-географического атласа России. СПб., 1871.

349) Егоров В. Л. Жилище Нового Сарая. — В кн.: Поволжье в средние века, с. 172; Он же. Мавзолеи Водянского городища..., с. 74-89; Типы традиционного сельского жилища народов Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии. М., 1979. с. 209-214.

350) Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 28, с. 214. [150]

Просмотров: 1944