В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский

Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

Китайская хроника «Чжоу шу» об обычаях тюрков (тукю, туцзюе) в середине VI в.

 

[После 552 г. к власти в Тюркском каганате пришел Муюй-хан Кигинь]. Кигинь [...] привел в трепет все владения, лежащие за границею1. С востока от Корейского залива на запад до западного моря [...] с юга от Песчаной степи на север до Северного моря2 [...] — все сие пространство земли находилось под его державою. Он сделался соперником Срединному царству [...] Обычаи тукюесцев: распускают волосы, левую полу наверху носят3; живут в палатках и войлочных юртах, переходят с места на место, смотря по достатку в траве и воде; занимаются скотоводством и звериною ловлею; питаются мясом, пьют кумыс; носят меховое и шерстяное одеяние. Мало честности и стыда; не знают ни приличия, ни справедливости, подобно древним хунну4. При возведении государя на престол, ближайшие важные сановники сажают его на войлок, и по солнцу кругом обносят девять раз. При каждом разе чиновники делают поклонение перед ним. По окончании поклонения сажают его на верховую лошадь, туго стягивают ему горло шелковой тканью, потом, ослабив ткань, немедленно спрашивают: сколько лет он может быть ханом?5 [...] Из оружия имеют: роговые луки с свистящими стрелами, латы, копья, сабли и палаши. [...] помнят свое происхождение от волка. Искусно стреляют из лука с лошади; по природе люты, безжалостливы. Письмен не имеют6. Количество требуемых людей, лошадей, податей и скота считают по зарубкам на дереве. Вместо предписания на бумаге, употребляется стрела с золотым копьецом, с восчаною печатью. Обыкновенно пред полнолунием производят набеги и грабительства. По их уголовным законам: бунт, измена, смертоубийство, прелюбодеяние с женою чьею-либо, похищение спутанной лошади — наказываются смертью. За увечье в драке платят вещами, смотря по увечью. Повредивший глаз повинен отдать дочь, а если нет дочери, должен отдать женино имущество; изувечивший какой-либо член тела платит лошадь; укравший лошадь и другие вещи платит в десять крат против стоимости покражи. Тело покойника полагают в палатке. Сыновья, внуки и родственники обоего пола закалывают лошадей и овец и, разложив перед палаткою, приносят в жертву; семь раз объезжают вокруг палатки на верховых лошадях, потом перед входом в палатку ножом надрезывают себе лицо и производят плач; кровь и слезы совокупно льются. Таким образом поступают семь раз и оканчивают. Потом в избранный день берут лошадь, на которой покойник ездил, и вещи, которые он употреблял, вместе с покойником сожигают: собирают пепел и зарывают в определенное время года в могилу [...] В день похорон, также как и в день кончины, родные предлагают жертвы, скачут на лошадях и надрезывают лицо. В здании, построенном при могиле, ставят нарисованный облик покойника и описание сражений, в которых он находился в продолжение жизни. Обыкновенно, если он убил одного человека, то ставят один камень. У иных число таких камней простирается до ста и даже до тысячи. По принесении овец и лошадей в жертву до единой, вывешивают их головы на вехах. В этот день и мужчины, и женщины в нарядных платьях собираются на кладбище; если мужчине понравится девушка, то по возвращении в дом он посылает сватать ее, и родители редко отказывают. По смерти отца, старших братьев по отце женятся на мачехах, невестках и тетках7. Постоянного местопребывания нет, но каждый имеет свой участок земли [надо полагать: пастбища]. Хан всегда живет у гор Дугинь8. Вход в его ставку с востока, из благоговения к стране солнечного восхождения. Ежегодно он со своими вельможами приносит жертву в пещере предков [...]. Пьют кобылий кумыс и упиваются допьяна. Поют песни, стоя лицом друг к другу. Поклоняются духам, веруют в волхвов [шаманов]. За славу считают умереть на войне, за стыд — кончить жизнь от болезни9.

[Бичурин 1950, т. 1, 229—231].

КОММЕНТАРИЙ
1 К северу от Великой китайской стены.
2 Озеро Байкал.
3 Этот обычай носить запашную одежду отличал «варваров» от китайцев.
4 Ср. выше описание нравов гуннов у Аммиана Марцеллина — представителя «западной» античной цивилизации.
5 Обряд интронизации правителя у тюрков напоминает обряд посвящения (инициации) шамана. Тот же обряд приписывает ал-Масуди хазарам. Из тех же китайских и арабских источников известно, что правитель (каган) не был просто «сакральным» царем и сроки его правления определялись политическими событиями, но не ритуалом. Возможно, описание инициации тюркского правителя восходит к фольклорному мифоэпическому сюжету.
6 Речь идет о китайской письменности — рунические знаки не считались настоящим письмом.
7 Подобные браки (в частности, левиратный — женитьба на супруге покойного брата) заключались с той целью, чтобы жена и ее имущество оставались внутри рода. С распадом родоплеменных отношений стали считаться безнравственными, характеризующими дикие обычаи варваров. Ср. ниже отношение древнерусского летописца к брачным обычаям языческих славян.
8 На Алтае (?).
9 Характерное для эпохи «варварства» противопоставление героической гибели (обеспечивающей посмертную славу и пребывание в воинском «рае») естественной смерти: ср. слова русского князя Святослава — «Мертвые срама не имут».
Византийский автор VI в.

Агафий о савирах.
Этот народ, весьма жаден и до войн и до грабежа, любит проживать вне дома на чужой земле, всегда ищет чужого, ради одной лишь выгоды и надежды на добычу присоединяясь, в качестве участника войны и опасностей, то к одному, то к другому и превращаясь из друга в врага.

Агафий, 116—117
Просмотров: 1862