В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский

Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

Палеоантропы на территории России

 

Процесс антропогенеза — как в его ранних формах, приведших к выделению вида Homo из животного мира, так и на заключительных стадиях, итогом которых явилось формирование современного человека, Homo sapiens, — протекал, как установлено наукой, в южных областях Старого Света, на пространстве от Южной Африки до Средиземноморья. Но уже на достаточно ранних этапах (по археологической периодизации — в эпоху нижнего, раннего, палеолита) происходило проникновение людей на север от тех территорий, которые являлись ареной антропогенеза как такового. Конечно, возможности такого проникновения были ограничены распространением оледенения на значительной части Евразии. Но все же местонахождения орудий этого времени известны не только в Закавказье, Средней Азии и в Крыму (в двух последних регионах открыты и захоронения неандертальцев мустьерской эпохи), но и на территории Российской Федерации: на Северном (точнее — Северо-Западном) Кавказе, на Русской равнине — от Северного Приазовья до бассейна Десны и в Южной Сибири. Биологически люди этой эпохи принадлежат к палеоантропам — так называемым неандертальцам, предшественникам Homo sapiens'а на эволюционном стволе. Следует, однако, оговориться, что процесс превращения палеоантропа в человека современного биологического типа протекал на достаточно ограниченной территории и многие ветви эволюции в процессе антропогенеза оказались тупиковыми.
Уже на этих ранних стадиях ученым удается выявить в археологических материалах следы определенных исторических процессов и разные поступательные тенденции. Так, существенно, что в материальной культуре упомянутых памятников прослеживаются по крайней мере две разные традиции в обработке камня [Формозов 1977, 130—131]. Ученые объясняют эти различия распространением соответствующих традиций из разных областей и по разным путям. Видимо, существовало два основных потока продвижения древнейших людей в Восточную Европу из регионов, заселенных ранее, — с юга, с Кавказа и из Малой Азии, и с запада, из Центральной Европы. А. А. Формозов отмечает, что «эти два направления в расселении людей нижнего палеолита... надолго определили своеобразие путей развития палеолитической культуры на Русской равнине, тяготевшей к Центральной Европе, и на Кавказе, тяготевшем к Передней Азии», и даже полагает, что «проникновение новых групп населения в среду восточноевропейских первобытных общин» на стадии верхнего палеолита «нельзя считать столь же важным этапом в этнокультурной истории, как первоначальное освоение территории СССР человеком нижнего палеолита». Однако нельзя не принимать во внимание, что Восточная Европа не входила в зону, на пространстве которой происходила сапиентизация палеоантропа, протекавшая, как уже говорилось, в более южных регионах, и потому людей современного типа, засвидетельствованных на Русской равнине в более поздние эпохи, не приходится считать прямыми генетическими потомками некогда обитавших здесь палеоантропов. Поэтому при всей важности для нашей темы выделения на рассматриваемом этапе различных традиций в облике материальной культуры, было бы рискованно связывать этот факт с этнической картиной, фиксируемой на интересующей нас территории на более поздних стадиях.
Просмотров: 2192