В. М. Запорожец

Сельджуки

§ 3. Военная организация государства Великих Сельджуков

 

На начальном этапе истории Великих Сельджуков (то есть, до образования государства в Хорасане) их военная организация состояла исключительно из легкой огузской кавалерии вооруженный луками, саблями и копьями. Отличительной особенностью этого вооружения были меньшие размеры и меньший вес, чем у аналогичного оружия в армиях других государств Ближнего и Среднего Востока. В частности, меньших размеров были луки. Выпущенная из них стрела летела прямо примерно на 1500 м. Луки других армий Востока были более дальнобойными. Хусейни пишет, что против войска Сельджуков, которое под командованием Низам ал-Мулька было направлено на усмирение восставшего вассала, использовались луки, стрелы которых пробивали железо346. Более короткими были копья, меньших размеров и более легкими были использовавшиеся огузами щиты347. При очевидных недостатках к достоинствам вооружения сельджукских воинов следует отнести то, что оно было более простым в использовании и меньше обременяло и утомляло в походах.

Военная организация Сельджуков обладала сильными сторонами, которые позволили одержать победу над профессиональной армией Газневидов и завоевать Хорасан.

Во-первых, Сельджуки располагали практически неиссякаемым источником комплектования войск (восполнения потерь). Вооруженные отряды огузских всадников, не связанных с кланом Сельджуков, в большом количестве находились на территории Хорасана, где занимались грабежами местного населения и всегда были готовы встать под знамена Сельджуков.

Во-вторых, Сельджуки превосходили Газневидов в маневренности. Действия Газневидов сковывались наличием в составе армии громоздкого обоза, который, с одной стороны, не давал войскам возможности быстро передвигаться, а с другой, требовал отвлечения значительных сил на его охрану, особенно в тех случаях, когда армию взялавлял султан. В этих случаях с обозом следовала государственная казна. Огузы же обходились без обоза348.

Они быстро атаковали и быстро отходили. Ближе к концу войны это понял и султан Газневидов Месуд. Анализируя причины своих неудач, он, в частности, сказал: «Причина (военных успехов Сельджуков. — В.З.) в том, что у них нет тяжелого обоза, а с нами тяжелый обоз, ради охраны которого нельзя заниматься другими делами»349.

В-третьих, успеху Сельджуков способствовала избранная ими тактика и стратегия ведения войны. Выражаясь современным языком, Сельджуки вели партизанскую войну. Они избегали крупных сражений, часто действовали из засад, нападали небольшими силами неожиданно и действовали дерзко. Сельджуки не давали Газневидам возможности использовать преимущества большой, хорошо организованной профессиональной армии. Комментируя одну из таких вылазок Сельджуков, Месуд сказал: «Так вот и будет. Будут показываться менее двух тысяч всадников, похищая верблюдов и нас позорить, а столь великая рать, идущая в боевом порядке не будет давать достойного отпора»350.

В-четвертых, огузские воины превосходили солдат Месуда с точки зрения неприхотливости и выносливости, и Сельджуки умело использовали это. Так, на одном из совещаний лидеров Сельджуков, состоявшемся летом 1038 г., было сказано: «Дей (зима. — В.З.) миновал, наступил [месяц] таммуз (июль — В.З.), но мы, жители пустыни, привыкли и к зною, и к стуже, мы выдержим, а он и его рать не смогут.»351

Наконец, огузы превосходили солдат Месуда в морально-психологическом отношении. Если к концу войны для войска Газневидов были характерны «удрученность и подавленность»352, то состояние армии Сельджуков везир султана Месуда охарактеризовал следующим образом: «Ежели наша рать изнемогла, то тюркмены изнемогли не менее, только они более стойки. Они лишены всего и бьются за жизнь»353.

После образования сельджукского государства Хорасан в военной организации Сельджуков произошли существенные изменения. Подобно тому, как это было у Газневидов, основу сельджукской армии стали составлять постоянные профессиональные войска (гулямы), получавшие жалование. Гулямы султана находились в столице (часть из них во дворце) и именовались хас-гулямами или гвардией.

О численности дворцовых, гвардейских, гулямов у нас нет точных данных. Когда в 1072 г. Альп Арслан из Сирии срочно двигался к Малазгирту, где с войсками находился император Византии Роман Диоген, то численность гвардии, которая всегда находилась при султане, составляла 4 тысячи человек354. Бондари пишет, что когда Альп Арслан назначил командующим гвардией гуляма по имени Джевхер, в распоряжении последнего было 30 тысяч гулямов355.

Постоянная профессиональная армия султана содержалась за счет государственной казны. Известно, что при Меликшахе на выплату жалования гулямам ежегодно выделялось 600 тысяч динаров, еще 300 тысяч динаров расходовалось на экипировку356. Кроме жалования, во время походов постоянной армии производились дополнительные выплаты.

Кроме гвардейских гулямов, или гулямов султана, своих гулямов имели великий везир и другие высшие сановники государства, которые в случае войны были обязаны передавать их в распоряжение султана. Низам ал-Мульк в своем трактате пишет, что для того, чтобы завоевать расположение правителя, почтение соратников и войска, военачальникам следует покупать на рынках рабов — гулямов и хорошо экипировать их357.

Основным источником получения гулямов были рынки пленных. В правовом отношении гулямы были своеобразными платными рабами. Гуляма можно было продать или подарить. Национальная принадлежность гуляма не имела значения. При Меликшахе огузы, как уже отмечалось, были почти полностью вытеснены из армии. В своем трактате, который был написан в конце периода правления Меликшаха, Низам ал-Мульк предлагал вновь начинать брать в армию детей тюрок и готовить их по системе гулямов358. (О самой системе подготовки гулямов у Сельджуков практически ничего не известно, кроме того, что для их обучения назначали специальных инструкторов. Равенди пишет, что при Меликшахе обучением дворцовых гулямов занимался некто Ахмед бин Абдульмелик.)359

Низам ал-Мульк советовал занести в списки поименно около тысячи лиц из их (огузов. — В.З.) сыновей и иметь их в качестве гулямов дворца. «Когда достаточно они будут находиться в услужении, то научатся искусству оружия и службе, обживутся среди людей, станут подданными и будут служить как гулямы, а та дикость, которая сделалась в их природе, устранится. Как только окажется необходимым, сядут на коней пять или десять тысяч для службы, которая им будет назначена, в таком строю и с таким оружием и снаряжением, как гулямы.»360

С другой стороны, Низам ал-Мульк отстаивал необходимость комплектования постоянной армии различными этническими элементами. По его мнению, наличие в армии представителей различных племен и народов приведет к тому, что каждый национальный контингент будет более усердно нести службу, стремясь выделиться на фоне других361.

При Меликшахе военной организации империи Великих Сельджуков наряду с добровольцами и постоянной профессиональной армией появилось кавалерийское ополчение (кавалерия икта). Для снижения расходов государства на содержание вооруженных сил Меликшах начал на регулярной основе использовать систему «икта». Равенди пишет, что у Меликшаха было кавалерийское войско икта численностью 45 тысяч человек, имена которых были занесены в специальные списки, хранившиеся в канцелярии дивана, и которые получали свое денежное содержание за службу в виде налогов, которые платило население выделенных им земельных наделов. Такие наделы выделялись в различных частях империи с тем, чтобы «куда бы они ни пошли, жалование и содержание были всегда наготове»362. После завоевания Сирии Меликшах выделил своим военачальникам в качестве икта земли и города на побережье Средиземного моря363.

Суть системы «икта» заключалась в следующем. За службу в ополчении государство выделяло земельные наделы. Такие земли, точнее получаемые с них доходы, назывались икта. Владельцам (условным) наделов разрешалось собирать и оставлять себе налоги с проживавшего па их землях населения. Обладатель надела (икта) был обязан отобрать из числа местных жителей определенное (взявисимости от размеров икта) число молодых людей, вооружить и полностью экипировать их, посадить на коней, обучить военному делу и содержать за свой счет. После объявления мобилизации владелец икта вместе со своим отрядом, командиром которого он являлся, был обязан встать под знамена султана.

Кроме того, в случае мобилизации свои войска в состав вооруженных сил империи были обязаны направить правители вассальных государств.

Таким образом, военная организация Великих Сельджуков состояла из постоянной профессиональной армии (гулямов), кавалерийского ополчения, которое формировали и содержали владельцы икта, а также войск вассальных государств.

Согласно Низам ал-Мульку, в период наивысшего могущества общая численность вооруженных сил Великих Сельджуков достигала 400 тысяч человек364. Однако к концу периода правления Меликшаха она, по всей вероятности, сократилась до 70 тысяч человек365.

Армия Сельджуков не имела четкой организационной структуры (так же, как и армии других мусульманских государств Ближнего и Среднего Востока).

У Сельджуков начальной организационной единицей постоянного войска была 1 палатка, точнее, размещавшиеся в ней люди. Мы не располагаем точными данными о количестве людей, на которое была рассчитана палатка, к тому же известно, что они были разных размеров. Так, Низам ал-Мульк, рекомендуя Меликшаху при обучении гуляглов и их продвижении по службе использовать существовавшую у Саманидов практику, в частности, пишет, что на седьмой год службы (в качестве рядового. — В.З.) гулям получал палатку с одной верхушкой и шестнадцатью клиньями. В свой отряд он получал трех гулямов. Его именовали висак-баши, он надевал черный войлочный головной убор, расшитый серебром366.

Следующая по численности организационная единица (данными о численности мы не располагаем) взялавлялась офицером, именовавшимся хайл-баши, затем шел отряд, которым командовал хаджиб. Следующим званием (должностью) в армии Сельджуков был эмир. (В некоторых источниках вместо термина «эмир» употреблялся термин «салар».) Под командованием эмиров (саларов) состояли крупные контингенты войск, часть армии. Известно, что Меликшах представлял своих эмиров халифу. Бундари пишет, что Меликшах представил халифу 40 эмиров. Представляя каждого из них по отдельности, султан также сообщал, каким по численности войском данный эмир командует367.

Боевой порядок (т.е. построение войск для ведения боя) был заимствован Сельджуками у Газневидов и включал в себя фланги (правый и левый), центр войска, авангард и резерв.




346 El-Hüseyni... Ahbar üd-Devlet is-Selçukiyye... S. 29.
347 Smail R.C., Crusader Warfare, Cambridge. 1967, P. 77.
348 Бейхаки, Абу-п-Фазя. История Мас’уда (1030—1041)... С. 514.
349 Там же. С. 515.
350 Там же. С. 545.
351 Там же. С. 511.
352 Там же. С. 512.
353 Бейхаки, Абу-л-Фазл. История Мас’уда (1030—1041)... С. 513.
354 Sibt İbnü’l-Cevzi. Mir’atü’z— zeman fı Tarihi’l-ayan... S. 35.
355 Al Bundari. Irak ve Horasan Selçukluları tarihi... S. 246.
356 El-Hüseyni... Ahbar üd-Devlet is-Selçukiyye... S. 46.
357 Сиясет — намэ... С. 130.
358 Сиясет — намэ... С. 109.
359 Er-Ravendi (Muhammed b. Ali b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Ayet-üs-Sürür... I. c. S. 156.
360 Сиясет — намэ... С. 109.
361 Там же. С. 107.
362 Er-Ravendi (Muhammedb. Ali b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Ayet-üs-Sürür... I. c. S. 128.
363 Ibid. S. 127.
364 Сиясет — намэ... С. 162.
365 Там же.
366 Сиясет — намэ.С. 111.
367 Al Bundari. Irak ve Horasan Selçukluları tarihi... S. 82.
Просмотров: 4439