В. М. Запорожец

Сельджуки

§ 2. Образование государства Великих Сельджуков

 

События, которые происходили в XI в. на обширной территории, простиравшейся от Сырдарьи до византийских владений в Малой Азии, тесно связаны с Сельджуками, династией тюркских правителей, которую в X в. основал некто Сельджук. Родиной Сельджука была Средняя Азия, точнее, земли хмежду восточным побережьем Каспийского моря и средним течением реки Сырдарья. В X—XI вв. здесь находилось государство огузов, т. н. огузский ябгулук.

Отец Сельджука, имя которого было Дукак (Тукак), а прозвище — Железный лук, был известен своей необыкновенной силой, храбростью и умом. Он был одним из приближенных огузского ябгу. Сельджук появился на свет в начале X в. Как и его отец он принадлежал к знатному роду огузского племени Кынык232. После смерти отца он воспитывался при дворе ябгу и в молодом возрасте был назначен на должность субаши, то есть, поставлен во главе войска огузов. Сельджук успешно справлялся со своими обязанностями и ябгу благоволил к нему233. Однако вскоре отношение правителя к своему командующему радикально изменилось. Существует несколько версий, объясняющих причину постигшей Сельджука опалы. Наиболее вероятной представляется та из них, согласно которой молодой, энергичный военачальник претендовал на верховную власть в стране (в огузском ябгулуке) и готовил переворот. Местная знать не поддержала Сельджука, и ему пришлось бежать, спасая свою жизнь.

В 925 г. в сопровождении наиболее преданных ему соплеменников Сельджук добрался до г. Дженд, точнее, до его окрестностей. Абуль Фарадж пишет, что кроме людей своего племени, Сельджук привел с собой много лошадей, верблюдов, овец и крупного рогатого скота234. По некоторым сведениям, количество лошадей составляло 1500, а овец — 50 тысяч235. В Дженде начался новый этап в его жизни.

Дженд был расположен несколько восточнее реки Сырдарья в ее среднем течении. Формально он контролировался огузами, от которых бежал Сельджук. Однако, это была та территория Средней Азии, по которой в то время проходил передний край распространявшегося с юга ислама. Если верхнюю часть Междуречья этот процесс еще не охватил, то на землях в нижнем течении Амударьи и Сырдарьи с такими городами, как Бухара и Самарканд, население уже приняло мусульманскую веру. Более того, Мавераннахр отличался неистовым фанатизмом в вопросах борьбы с неверными. Богатые люди этого региона тратили огромные суммы на джихад236, строительство обителей для гази237, создание вакуфов.

Сельджук, как и его соплеменники, был язычником. Однако, попав в новую среду и быстро оценив обстановку, он принимает ислам и становится одним из местных лидеров джихада.

Сельджук выступает инициатором отказа от уплаты жителями г. Дженд налога (хараджа)238 в казну немусульманского огузского государства. Изгнание из города сборщиков налогов стало причиной серии столкновений между направленными в Дженд войсками огузов и руководимыми Сельджуком отрядами горожан. Эти столкновения завершились выходом Дженда из-под контроля огузского ябгулука и принесли Сельщуку известность. Он формирует свою (пока еще немногочисленную) армию и одерживает ряд побед над «неверными» за пределами Дженда. Теперь уже Сельджука называют гази, и все новые борцы за веру стремятся вступить в его войско, численность которого постоянно растет.

Со временем Сельджук становится личностью, известной не только в Дженде, но и во всем Мавераннахре. Кроме известности, войны с «неверными», сопровождавшиеся грабежами, принесли ему богатство.

Сельджук дожил до глубокой старости и умер в начале XI в. в возрасте 102 лет. Большую часть своей жизни он провел в окрестностях г. Дженд.

У Сельджука было четыре сына (Муса, Юнус, Михаил и Исраил). К будущей славе рода Сельджука имеют отношение двое — Михаил и Исраил. О жизни старшего из них — Михаила практически ничего не известно, за исключением того, что ему передал бразды правления состарившийся Сельджук, и что он погиб в одном из походов против «неверных». Однако Михаил оставил после себя двух сыновей — Тугрула и Давуда. Впоследствии Тугрул стал первым султаном Великой Сельджукской империи, а все остальные правители этого государства были потомками Давуда.

Имена детей и внуков Сельджука требуют определенных пояснений. В турецкой исторической литературе доминирующей является та точка зрения, согласно которой клан Сельджуков принадлежал к огузскому племени Кынык. Вместе с тем в трудах большинства средневековых авторов имена детей Сельджука воспроизводятся как Михаил, Исраил, Юнус, Муса, а внуков — Тугрул и Давуд. По крайней мере, часть из этих имен не может быть тюркскими, вообще, и огузскими, в частности.

Выше уже говорилось, что до 965 г. огузский ябгулук, вероятно, находился в вассальной зависимости от Хазарского каганата (середина VII в. — 965 г.). Официальной религией Хазарского каганата с VIII в. был иудаизм239. Можно предположить, что высокопоставленные сановники огузского ябгулука в угоду кагану постепенно начали давать своим детям еврейские имена (еврейскими были и имена каганов после принятия иудаизма). З.В. Тоган считает, что названные выше имена детей и внуков Сельджука являются свидетельством того, что в X в. в среде огузской аристократии начала распространяться «иудейская хазарская культура»240.

Мы не можем знать, как и когда именно некоторые члены клана, а именно те, которые оставили наибольший след в истории, получили новые имена. Исраил в исторической литературе больше известен, как Арслан, Давуд — какЧагры. Тугрул получил второе имя — Мухаммед, но вошел в историю как Тугрул. Ф. Сюмер выдвигает гипотезу, согласно которой Арслан, Тугрул и Чагры — это титулы, а настоящие имена — Исраил, Мухаммед и Давуд, соответственно241.

Единственный упоминаемый в источниках титул, который имели два члена клана Сельджуков до того, как Тугрул стал султаном, был титул ябгу. Первым его получил Исраил, а после его смерти — Муса. Мы считаем, что со временем данные при рождении имена (Исраил, Давуд) были изменены или дополнены тюркскими именами или именами, распространенными в исламском мире. Так, Бейхаки, который был современником членов клана Сельджуков, еще называет их именами, полученными при рождении. Но уже Равенди, называя детей Сельджука Исраилом, Михаилом, Юнусом и Мусой, пишет, что внуков Сельджука звали Чагры-бей Эбу Сулейман Давуд и Эбу Талип Тугрул-бей Мухаммед242. Согласно Хусейни, детей Сельджука звали «Михаил, Муса и Ябгу Арслан, которого также называли Исраил»243.

Но уже Абуль Фарадж называет сыновей Сельджука Михаилом, Мусой и Арсланом. «У Михаила было два сына, — пишет Абуль Фарадж, — Мухаммед (который прославился как Тугрул-бей) и Давуд (который прославился как Чагры-бей)244.

Мы в дальнейшем будем называть членов клана Сельджуков теми именами, под которыми они вошли в историю.

После гибели Михаила семью взялавил Арслан. К этому времени вооруженное формирование клана сельджуков стало настолько сильным, что могло участвовать в межгосударственной борьбе и стало востребованным в регионе, где постоянно шли войны. (Равенди справедливо пишет, что прежде чем у Сельджуков появилось свое государство, у них появилась своя армия.)245

В 80-е годы X в. Сельджуки поступают на службу к правителям государства Саманидов. За службу им не платят деньги, но выделяют пастбища и деревню Нур под Бухарой. Когда в 993 г. Саманиды подверглись агрессии со стороны государства Караханидов, Сельджуки во главе с Арсланом нанесли ряд поражений войскам Караханидов и помогли правителю Саманидов Нуху И вернуть потерянные земли и трон.

В 999 г. армия Караханидов вторично вторглась в Мавераннахр. Несмотря на участие Сельджуков в боевых действиях, силы были не равными. Караханидам удалось быстро занять Бухару. Государство Саманидов, как уже говорилось, в том же году перестало существовать.

В сложившихся условиях Сельджукам надо было либо уходить с уже обжитых мест, либо налаживать хорошие отношения с новой властью. Они выбрали последнее и стали служить Караханидам. Двадцать следующих лет не были отмечены сколько-нибудь важными событиями в истории семьи Сельджуков. Однако все изменилось, когда в 1020 г. в Бухару прибыл опальный караханидский принц Али Текин. Некоторое время Али Текин был наместником Великого хана в Бухаре, однако в 1017 г. хан сместил его и отправил в ссылку. Бежав из ссылки, Али Текин вернулся в Бухару и, опираясь на поддержку Сельджуков, захватил ее.

Арслан стал союзником Али Текина и помог ему образовать Бухарское государство в границах Мавераннахра. Все попытки Великого хана покарать мятежного принца были отражены Сельджуками, и в течение следующих 5 лет Арслан фактически был соправителем нового государственного образования в Мавераннахре.

В этих условиях Караханиды обратились за военной помощью к одному из наиболее могущественных монархов региона — султану Махмуду Газневи. В 1025 г. в районе г. Самарканд состоялась встреча правителя Караханидов Кадир Хана и султана Махмуда. Султан Махмуд обещал отнять у Али Текина Бухарское государство и отдать его Кадир Хану, а также уничтожить военные формирования Сельджуков.

Узнав о союзе Караханидов с Газневидами, Али Текин бежал из Бухары. Арслан также оставил город, не оказав сопротивления. Тогда Махмуд хитростью заманил к себе Арслана246, заковал его в цепи и отправил в крепость Календжер в Индию. В этой крепости Арслан провел 7 лет и скончался в 1032 г.

После гибели Арслана лидерство в семье перешло к детям Михаила — Тугрулу и Чагры. Руководимые ими Сельджуки были вынуждены покинуть окрестности Бухары. Новое пристанище они нашли в Хорезме, где служили хорезмшаху Алтунташу, а затем его сыну Харуну. В это время Хорезм был вассальным государством, признававшим власть султана Газневидов. Однако, когда после смерти султана Махмуда и прихода к власти его сына Месуда (1030 г.) позиции Газневидов в регионе существенно ухудшились, хорезмшах Ха рун объявил о своей независимости (весна 1034 г.). Более того, он начал подготовку к завоеванию Хорасана — главной составной части государства Газневидов. взявоевательных планах Харуна большая роль отводилась Сельджукам, которым предстояло быть авангардом его армии.

Узнав об этих приготовлениях, Месуд немедленно направил к хорезмшаху наемных убийц, и в апреле 1035 г. Харуна не стало.

Убийство Харуна чрезвычайно осложнило положение Сельджуков. Они больше не могли оставаться в Хорезме, в то же время им не было пути в Бухару и даже в Дженд, правителем которого стал Шах Мелик247, враждебно относившийся к Сельджукам.

В таких условиях Сельджуки приняли решение, которое имело исторические последствия. Они перешли Амударью и вступили на территорию Хорасана (май 1035 г.). Грабя на своем пути города и села, Сельджуки двигались по направлению Амуль—Мерв и далее к городу Неса, в окрестностях которого стали лагерем. Общая численность взялавляемого Тугрулом и Чагры вооруженного огузского формирования составляла 10 тысяч человек248.

19 мая 1035 г. султан Месуд получил послание от Сельджуков. Подписавшие послание Тугрул, Чагры и Муса просили пожаловать им расположенные на краю пустыни города Неса и Фераве. В свою очередь Сельджуки обещали охранять границы Хорасана на севере и северо-востоке.
Реакцией Месуда на письмо Сельджуков было решение направить к городу Неса войска и уничтожить незваных гостей. Против 10 тысяч плохо вооруженных тюркских всадников была направлена армия численностью 17 тысяч человек и боевые слоны249.

Сражение состоялось в июне 1035 г. Несмотря на значительное превосходство в численности и вооружении, армия Газневидов потерпела сокрушительное поражение и разбежалась. Сельджукам достались богатые трофеи. Равенди пишет, что помимо большого количества оружия, обмундирования, скота, в руки Сельджуков попала казна Месуда, стоимостью 10 млн динаров250. На исход сражения при Неса повлияли недооценка Газневидами сил противника, превосходство Сельджуков в тактике и моральном духе.

Султан Газневидов был настолько подавлен случившимся, что согласился на переговоры с руководителями Сельджуков. В результате переговоров, которые продолжались около двух месяцев, был заключен мирный договор, включавший следующие положения:

1. Области Неса, Фераве и Дихистан передаются в распоряжение сельджукских вождей.

2. Вожди Сельджуков — Тугрул, Чагры и Муса приносят клятву на верность султану Газневидов и обязуются не претендовать на другие территории Хорасана.

3. Один из трех сельджукских вождей прибывает к двору Месуда и остается там в качестве заложника251.

Менее чем через четыре месяца после подписания договора он был нарушен. Сельджуки вышли за пределы «своих» областей и двинулись в направлении города Балх. Что касается сельджукских вождей, то никто из них так и не явился к султану в качестве заложника.

Более того, в ноябре 1036 г. Сельджуки предъявили султану Газневидов новые территориальные претензии. Они требовали отдать им города Мерв, Серахс и Баверд.

В сложившейся ситуации у Месуда не оставалось иного выхода, кроме мобилизации всех военных ресурсов государства Газневидов и ведения войны с Сельджуками до победного конца. В конце мая 1038 г. войска Газневидов и Сельджуков встретились в окрестностях города Серахс. Султанская армия вновь потерпела поражение. Результатом этого поражения была потеря Газневидами контроля над большей частью Хорасана. Через несколько дней после сражения Тугрул без боя занял столицу Хорасана город Нишапур, а Чагры — крупнейший город Хорасана — Мерв. Однако, весной 1039 г. султану Месуду, который, наконец, лично взялавил армию, удалось нанести серьезное поражение Сельджукам в битве под Улья-Абадом. В конце ноября 1039 г. Месуд выбил Сельджуков во главе с Тугрулом из Нишапура, а весной 1040 г. с боем взял г. Серахс. В середине мая 1040 г., несмотря на нехватку воды, провианта и фуража, Месуд двинулся на Мерв. Однако на подступах к этому городу он был атакован Сельджуками и с боями отошел к крепости Данданакан, расположенной в безводной пустыне в 60 км от г. Мерв. Здесь произошло сражение, решившее судьбу Хорасана.

Сельджуки, которые подошли к крепости раньше Газневидов, отравили все источники воды в непосредственной близости от Данданакана. В самой крепости имелось несколько колодцев. Однако для армии, которая, помимо солдат, в свой состав включала десятки тысяч лошадей, верблюдов, слонов, этих источников было недостаточно.

Ближайший водоем находился на расстоянии 35 км от крепости. Месуд, понимая, что измученная жаждой армия не боеспособна, отдал приказ идти к водоему. Это решение оказалось роковым. Когда вытянувшаяся в колонну армия отошла от стен крепости, ее одновременно в нескольких местах атаковала кавалерия Сельджуков. Летописец Бейхаки, находившийся при Месуде, был очевидцем дальнейших катастрофических событий. Основные силы армии были разгромлены и вместе с командующим бежали с поля боя. Пехота понесла большие потери, ее остатки бежали в пустыню. Индийский контингент был уничтожен. Арабские и курдские формирования бесследно исчезли. «Если бы в этот день у Месуда было хотя бы тысяча преданных ему солдат, — пишет Бейхаки, — исход сражения мог быть иным... Сын султана, принц Мевдуд, пытался исправить положение и собрать вокруг себя разрозненные остатки армии, но охваченные паникой и бежавшие с поля боя солдаты не хотели слушать его приказы»252. Вскоре рядом с султаном осталось лишь его ближайшее окружение и небольшая группа гулямов. Всем им удалось спастись. После трудного перехода через горы Чаршистана и Гура в июне 1040 г. султан Месуд вернулся в Газну253. В дальнейшем его судьба сложилась трагически. В декабре 1040 г. во время перехода из Герата через Пешавар к берегам Инда, где Месуд намеревался провести зиму, он был арестован и свергнут с престола своим братом принцем Мухаммадом. Месуд был заточен в крепость, а в январе 1041 г. казнен254.

Всего три месяца Мухаммад был султаном Газневидов. Узнав о перевороте и казни отца, принц Мевдуд, находившийся в это время на севере Афганистана, поспешил навстречу Мухаммаду. В апреле 1041 г. В провинции Нанграхар произошло сражение, в результате которого Мухаммад, его семья, военачальники были взяты в плен и казнены. 28 апреля Мевдуд вошел в Газну и сел на трон Газневидов255. Султан Мевдуд до конца своей жизни пытался вернуть хотя бы часть утраченных Газневидами территорий и не допустить захвата Сельджуками новых. Однако поражение при Данданакане окончательно подорвало военную мощь Газневидов. После Данданакана государство Газневидов более не представляло реальной угрозы для Сельджуков.

В этих условиях в мае 1040 г. Сельджуки объявили Хорасан своим государством. Послания с известием об этом были вручены правителям всех сопредельных государств. Кроме того, Сельджуки, исповедовавшие ислам суннитского толка, направили послание в Багдад к Аббасидскому халифу Эль Кайму Биемриллаху. В этом послании излагались причины появления Сельджуков в Хорасане и их войны с Газневидами, а так же содержалась просьба признать законным образование в Хорасане государства Сельджуков256.

Обращение к повелителю правоверных с просьбой признать легитимным новое государственное образование и его руководство полностью соответствовало традициям и законам того времени. Более того, именно халиф присваивал титулы правителям мусульманских государств. Многие из них имели обыкновение просить халифа о добавлении к уже имеющемуся титулу нового или новых, отражающих их заслуги перед государством или мусульманским миром в целом.
Низам ал-Мульк пишет, что султан Газневидов Махмуд десять раз обращался к халифу с подобной просьбой, но получил всего один (новый) титул — Ямин-ад-Дауле (Десница державы). В то же время хакану Самарканда (повелителю Караханидов. — В.З.) халиф дал три титула: Захир ад Дауле (Пособник державы), Муин Халифат Иллях (Помощник наместника Бога), Малик аш шарк ва-с-син (Царь Востока и Китая)257.

Можно предположить, что подписавший послание Сельджуков к халифу Тутрул рассчитывал не только на признание законным факта завоевания Хорасана, но и на присвоение ему (Тугрулу) султанского титула. Однако халиф Эль Каим Биемриллах оставил послание Сельджуков без внимания.

Несмотря на то, что уже за несколько лет до победы при Данданакане Тугрул признавался всеми членами клана Сельджуков в качестве «первого среди равных»258, на начальном этапе существования сельджукского государства в Хорасане его особенностью было отсутствие единоличного правителя.

В мае 1040 г. в г. Мерв состоялся курултай (съезд. — В.З.) Сельджуков, на котором было принято несколько важных решений. Одним из них было решение о разделе Хорасана на уделы между тремя лидерами Сельджуков. В описываемый период Хорасан в административно-территориальном отношении состоял из четырех крупных провинций: Нишапура, Мерва, Балха и Герата259. Тугрул становится правителем западного Хорасана со столицей в г. Нишапур, Чагры — правителем восточной части Хорасана (провинции Мерв и Балх), а их дядя Муса Ябгу получил провинцию Герат на севере Хорасана260. Известно, что в 1040—1041 г. в Нишапуре начали чеканить первые сельджукские золотые монеты с именем Тугрула261. Несколько позже свои деньги в Мерве стал чеканить и Чагры262, Кроме того, в городах провинции Нишапур хутба263 читалась с именем Тугрула, а в провинциях Мерв и Балх — с именем Чагры264.

На съезде в Мерве члены клана Сельджуков не ограничились разделом между собой уже завоеванной территории (Хорасана)265, одновременно они определили, кто и какие страны должен покорить в ближайшем будущем. Так, Мусе Ябгу предстояло завоевать Систан, а старшему сыну Чагры, которого звали Кавурд, — Кирман. Однако наиболее сложная и стратегически важная задача отводилась Тугрулу. Ему предстояло идти на Запад и покорить Ирак.

Таким образом, Сельджуки изначально намеревались проводить политику вооруженной экспансии, конечной целью которой было завоевание обширных пространств на Ближнем и Среднем Востоке и создание собственной империи.

В течение 1040— 1042 гг. Сельджуки практически непрерывно вели боевые действия одновременно на нескольких стратегических направлениях. Чагры, как уже отмечалось, расширял свои владения на Востоке. Войска Сельджуков под командованием Кавурда завоевали иранскую провинцию Кирман, где было основано новое сельджукское государство (сельджукское государство Кирман). Муса Ябгу пересек границу Хорасана на юге и заставил капитулировать эмира Систана Абуль Фадла, а затем в октябре 1042 г. совместно с ним изгнал с территории Систана войска Газневидов, пытавшихся вернуть эту территорию в состав своего государства.

На северном и северо-восточном направлениях вели боевые действия войска под командованием Тугрула. В 1041 — 42 гг. ему удалось завоевать и присоединить к Хорасану Джурджан (Гурган) и покорить расположенный на южном побережье Каспийского моря Таберистан, ставший вассальным государством Сельджуков. В 1042 г. Тугрул совершил поход в Хорезм, которым в то время правил союзник Месуда и непримиримый враг Сельджуков Шах Мелик. Тугрул овладел Хорезмом и казнил Шах Мелика.

В 1043 г. Тугрул начал расширять территорию сельджукского государства на Запад. Западнее Хорасана находились персидские и иракские владения Буидов. К этому времени Буиды, погрязшие во внутренних распрях и междуусобных войнах, переживали не лучшие времена. В 1043 г. войска Сельджуков под командованием сводного брата Тугрула Ибрагима Йинала захватили город Рей266, куда Тугрул перенес свою столицу. В том же году была завоевана иранская провинция Хамадан. Затем Тугрул повернул свои войска на северо-запад и, разорив несколько иракских городов, осадил Мосул. Он потребовал от губернатора Мосула 50 тысяч динаров и, в случае уплаты этой суммы, обещал отвести войска. Губернатор ответил отказом, после чего Тугрул взял город штурмом. Абуль Фарадж пишет, что сельджуки 12 дней оставались в Мосуле и в течение этого времени они грабили, насиловали и убивали местных жителей. По городу текли реки крови267.

В 1044 г. к Тугрулу прибыл посол из Багдада. Содержание доставленного им от халифа послания сводилось к следующему268:

1. Эмир Тугрул бей должен прекратить вести боевые действия с целью захвата новых территорий и ограничиться уже завоеванными.

2. Тугрул бей обязан отдавать халифу часть налогов, собираемых взявоеванных странах.

3. Если Тугрул бей исполнит это, то халиф признает его в качестве законного правителя завоеванных земель и присвоит высокие титулы.

Тугрул ответил отказом на требования халифа и продолжил проводить прежнюю политику экспансии. В течение 5 лет с того времени, когда Тугрул начал свое продвижение на Запад, он захватил почти все владения Буидов.

В 1048 г. халиф получил письмо от жителей Исфахана, в котором говорилось, что Тугрул уже 9 месяцев находится в городе и в течение всего этого времени население бедствует и терпит от Сельджуков крайние притеснения. Письмо заканчивалось мольбой жителей Исфахана заступиться за них перед Тугрулом269.

В сложившихся обстоятельствах халиф известил Тугрула о том, что признает его «законным правителем» и дарует ему титулы «Султан — столп веры» и «Султан — прибежище мусульман».270 Халиф также попросил сутана Тугрула вывести войска из Исфахана. Польщенный Тугрул удовлетворил просьбу халифа. Более того, он передал в казну «повелителя правоверных» 20 тысяч динаров и подарил по 2 тысячи динаров всем высокопоставленным чиновникам Багдада271.

Таким образом, в 1048 г., т. е. через 8 лет после победы при Данданакане завоеванное Сельджуками государство, наконец, получило легитимный статус, а Тугрул — титул султана. В городе Рей для него была изготовлена личная печать (тугра), на который был изображен лук и выгравированы имя и титулы Тугрула272.

В 1048 г. умер правитель Буидов Абу Калиджар. К власти пришел его сын Мелик ар-Рахим. В период его правления отношения между халифом и Бундами (духовной и светской властью в Багдаде) обострились до предела. Эти отношения никогда не были хорошими. Буиды были ревностными шиитами, а официальной идеологией Аббасидского халифата, как уже отмечалось, был суннитский ислам ханифитского толка. Поэтому Буиды не признавали законной власти Аббасидов. В 1040-е годы началось их сближение с Фатимидским халифатом273. При Абу Калиджаре в некоторых городах Ирана начали проповедоваться идеи исмаилизма. В Ширазе в мечетях стали упоминать имя фатимидского, а не аббасидского халифа. При сыне Абу Калиджара Мелике ар Рахиме имя халифа Фатимидов начали произносить на проповедях в городах Ирака, а в начале 1050-х годов — даже в Багдаде. Активным сторонником Фатимидов был командующий войсками Буидов тюрок по происхождению Арслан эль-Бесасири. Он пользовался непререкаемым авторитетом в армии, большая часть которой состояла также из тюрок, и популярностью среди простого люда Багдада274. К середине 1050-х годов отношение Бесасири к Аббасидскому халифу стало откровенно враждебным. Эль Хусейни пишет, что Бесасири относился к халифу как деспот275. Все это ставило халифа Кайма Биемриллаха в крайне сложное положение и стало главной причиной настойчивых и неоднократных обращений к Тугрулу с просьбой (приказом) прибыть в Багдад.

В 1055 г. во главе многочисленной армии Тугрул, наконец, появился у стен Багдада и стал лагерем напротив городских ворот. Бесасири и большая часть подчиненного ему гарнизона, бросив на произвол судьбы Мелика ар-Рахима, поспешно бежали в Сирию276.

В первый же день пребывания Тугрула в Багдаде был арестован Мелик ар-Рахим. Его заковали в цепи и отправили в г. Рей.

Там последний представитель династии Буидов был заключен в крепость Табарек, в которой находился до конца своей жизни. (Аль Бундари пишет, что Мелик ар-Рахим скончался по дороге в Рей277). На этом завершилась 120-летняя история государства Буидов.

Тугрул сформировал в Багдаде свою администрацию, назначил новых сборщиков налогов и губернаторов. Рядом с дворцом халифа была возведена резиденция сельджукского султана. Были также построены дома для его вельмож и казармы для солдат. Фактически светская власть в Багдаде перешла в руки Тугрула.

В 1057 г. халиф Каим эль Биемриллах официально признал новый статус сельджукского султана. Более того, он присвоил Тугрулу титул «Царя Востока и Запада» и лично опоясал его двумя мечами.278 (Почесть, которой до Тугрула не удостаивался ни один правитель Востока.)

Основатель Великой Сельджукской империи и первый ее султан Эбу Талиб Тугрул бин Михаил скончался в сентябре 1063 г. в возрасте 70 лет. Он был похоронен в столице империи городе Рей.




232 Sümer, F. Oğuzlar (Türkmenler). Tarihleri-boy teşkilatı... S. 89.
233 Budge, Ernest A. Wallis. The Chronography of Gregory Abu’l-Faraj... P. 195.
234 Ibid.
235 Togan, V.Z. Umumi Türk tarihine giriş. Cilt 1. İstanbul, 1946. S. 175.
236 Джихад — «священная» религиозная война, которую мусульманам надлежало вести против иноверцев.
237 Гази — (араб., от газа — воевать): 1) участник военных походов мусульман против «неверных»; 2) почетный титул военачальников в мусульманских странах, см. Военный энциклопедический словарь. М., 1986. С. 176
238 Харадж (араб.) — государственный поземельный налог в странах Ближнего и Среднего Востока, взимавшийся в средние века и новое время.
239 Артамонов М.И. Очерки древнейшей истории хазар. Л., 1936. С. 5.
240 Togan, V.Z. Umumi Türk tarihine giriş... S. 176.
241 Sümer, F. Oğuzlar (Türkmenler). Tarihleri-boy teşkilatı... S. 64.
242 Er-Ravendi (Mııhammed Ь. Ali b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Âyet-üs-Sürür... I. S. 92.
243 El-Hüseyni... Ahbar üd-Devlet is-Selçukiyye... S. 2.
244 A bu'I Farac, Gregory (Bar Hebraeus). Abu’l Farac Tarihi. Cilt I. P. 293.
245 Er-Ravendi (Muhammed b. Ali b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Ayet-üs-Sürür... I. S. 85.
246 См. Er-Ravendi (Muhammed Ь. Alı b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Âyet-üs-Sürür... I. S. 88—89.
247 Шах Мелик был сыном правителя (ябгу) огузского государства, от которого бежал Сельджук. После смерти отца он взялавил государство огузов. В связи с захватом кыпчака-ми Йеникента Шах Мелик переместил свою резиденцию в Дженд.
248 Бейхаки, Лбу-л-Фазл. ИсторияМас’уда 1030—1041 .Пер. АЛС. Арендса.Ташкент, 1962. С, 103—104.
249 Бейхаки, Абу-л-Фазл. История Мас’уда (1030—1041)... С. 483—484.
250 Er-Ravendi (Muhammed b. Ali b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Ayet-üs-Sürür... I. S. 94.
251 Бейхаки, Абу-л-Фазл. История Мас’уда (1030—1041)... С. 518.
252 Бейхаки, Абу-л-Фазл. История Мас’уда (1030—1041)... С. 551.
253 Bosworth, С.Е. The Later Ghaznavids: Splendor and Decay. The dynasty of Afganistan and Northern India 1040—1186. New York, 1977. P. 9.
254 Bosworth, C.E. The Later Ghaznavids: Splendor and Decay... P. 20.
255 Ibid. P. 20—24.
256 Содержание послания см.: Er-Ravendi (Muhammedb. All b. Süleyman). Rahat-üs-Südür ve Âyet-üs-Sürür... I. S. 101—102.
257 Сиясет.намэ. Книга о правлении везира XI столетия Низам ал-Мулька. Перевод, введение в изучение памятника и примечания профессора В.Н. Заходера. М.—Л, 1949. С. 153—154.
258 См.: Sümer, F. Oğuzlar (Türkmenler). Tarihleri-boy teşkilatı.,. S. 85.
259 Cm.: Hudûd al-‘Âlam. The Regions of the World... P. 325.
260 Er-Ravendi (Muhammed bin Süleyman). Rahat-Üs-Südür ve Âyet-Üs-Sürür... I. S. 102—103.
261 Cm.: Lane—Poole, S. Catalogue of Orient Coins in the British Museum. London, 1822. P. 28.
262 Cm.: Köymen, M.A, Tuğrul Bey. Ankara, 1986. S. 29.
263 Хутба — пятничная молитва у мусульман, в которой называлось имя правителя государства, в вассальных государствах — имя сюзерена.
264 См.: Sümer, F. Oğuzlar (TUrkmenler), Tarihleri-boy teşkilatı... 1972. S. 86.
265 Точности ради следует отметить, что ряд территорий Хорасана, даже после провзялашения его государством Сельджуков, продолжали контролировать Газневиды. Так, например, город Балх оборонялся сильным гарнизоном, которым командовал губернатор Алтун-таш. Чагры безуспешно осаждал цитадель в течение лета и осени 1040 г. Султан Месуд послал на помощь Алтунташу войска под командованием принца Мевдуда. И только после того, как в декабре 1040 г. авангард прибывших из Газны войск был разбит Сельджуками на подступах к Балху, Алтунташ сдал город. Примерно в это же время Муса Ябгу овладел Гератом. См.: Bosworth, С.Е. The Later Ghaznavids: Splendor and Decay... P. 11—13.
266 Средневековый город Рей находился на территории современного Тегерана, столицы Ирана.
267 См.: Abu’l Farac, Gregory (Bar Hebraeus). Abu’l Farac Tarihi. Cilt I... S. 300.
268 Ibid. S. 302—303.
269 См.: Abu’lFarac, Gregory (Bar Hebraeus). Abu’l Farac Tarihi. Cilt Г.... S. 305.
270 Ibid.
271 Ibid.
272 Ibid.
273 Фатимиды — династия, правившая в ряде государств Ближнего Востока в 909—1171 гг. Вели свое происхождение от Фатимы, которую мусульмане считают дочерью пророка Мухаммеда. В XI в. Фатимидский халифат включал в свой состав Египет, Сирию, Тунис и ряд других государств. Официальной идеологией Фатимидского халифата был шиизм исмаилитского толка.
274 См.: Sümer, F. Oğuzlar (Türkmenler). Tarihleri-boy teşkilatı... S. 94.
275 Cm.: El-Hüseyni. (Şadruddin Ebu ’l-Hasan ‘Ali ibn Nâşır ibn "Ali). Ahbar üd-Devlet is-Sel-çukiyye. Türkçeye çeviren Necati Lügal. Ankara, 1943. S. 13.
276 Cm.: El-Hüseyni... Ahbar üd-Devlet is-Selçukiyye... S. 13.
277 Al Bundari. Irak ve Horasan Selçukluları tarihi. İmad ad-din Al-Katib Al-İsfahani’nin Al-Bundari tarafından ihtisar edilen «Zubdat al-Nuşra vaNuHbat Al-Usra» adlı kitabının tercümesi. Türkçeye çeviren Kıvameddin Rıırslan. İstanbul, 1943. S. 8.
278 Abu’l Farac, Gregory (Bar Hebraeus). Abu’l Farac Tarihi. Cilt 1... S. 312.
Просмотров: 10150