Карл Блеген

Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

Глава 8 . Троя VIIb

 

Судя по всему, многие обитатели Трои Vila смогли избежать гибели и вновь – вероятно, вскоре после ухода завоевателей – в крепость вернулась жизнь. Почерневший от огня мусор покрывал весь город слоем от 0,50 метра до более чем 1 метр относительно прежнего уровня земли, и новые дома построили прямо на руинах старых. (Рис. 41.) Однако строители, похоже, руководствовались опытом своих предков, ибо новые дома они, как правило, возводили на развалинах строений Трои VII. Кроме того, строители придерживались того же генерального плана застройки, что и их предшественники.

В 1894 году Губерт Шмидт отмечал, что самый нижний пласт культурного слоя Трои VIIb содержал большое количество фрагментов серой минийской керамики и желто-коричневой керамики «тэн», причем они почти ничем не отличались от характерных для поселений Vila и VI типов керамики; в то же время в верхних пластах эти типы керамики в основном заменил новый, до сих пор неизвестный в Трое вид керамики – «с наростами». Наблюдения Шмидта были полностью подтверждены результатами раскопок 1930-х годов, и теперь ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что Троя VIIb прошла в своем развитии два этапа. Они получили названия Троя VIIb-1 и Троя VIIb-2; эти названия могут быть применены для обозначения как собственно данных этапов, так и для накопившихся в эти периоды продуктов жизнедеятельности человека. От каждого из этапов остался слой мусора толщиной от 0,75 метра до 1,50 метра. На многих участках раскопок разница между этими двумя слоями была явной, но в отдельных местах обнаружить ее было довольно трудно.

Едва ли стоит много говорить о характере поселения VIIb-1, ведь совершенно очевидно, что оно является прямым наследником, в том числе и с точки зрения сохранения культуры, Трои Vila. Вероятно, оборонительная стена сохранилась или же ее отремонтировали, надстроив на необходимую высоту с тем, чтобы жители смогли восстановить свои дома, прилепившиеся к ее внутренней стороне. Возможно, восточные ворота вообще закрыли, а южные восстановили, и с того момента они стали служить основным входом в крепость. Главная улица, которая вела в верхнюю часть акрополя, осталась на том же месте; семиметровый участок улицы, считая от ворот, вымостили большими необработанными камнями, и теперь ее уровень стал на 90 сантиметров выше поверхности каменных плит, закрывавших дренажную канаву Трои Vila. Существовавшая в предыдущий период улица, тянувшаяся в западную часть крепости, и дома по обе стороны вдоль нее тоже были восстановлены. Дёрпфельд считал вероятным, что в этот период такие же дома строились по всему акрополю.

Мелкие предметы, которые удалось найти на сохранившихся в нетронутом виде участках, слишком немногочисленны и поэтому не могут дать достаточно полной картины жизни поселения VIIb-1.



Рис. 41. План зданий периода Трои VIIb у восточной стены крепости


ТРОЯ VIIb

Однако даже эти предметы свидетельствуют об очень небольших переменах по сравнению с предыдущим периодом. Пожалуй, единственным отличием было обнищание населения акрополя. Что касается керамики, то доминирующее положение по-прежнему прочно занимали два вида – серая минийская керамика и желто-коричневая керамика «тэн»; однако в деталях оформления сосудов можно отметить появление одного-двух новых моментов; например, основания сосудов приобрели более резкие очертания.

ТРОЯ VIIb-2

Причины гибели поселения VIIb-1 неизвестны. Судя по всему, крепостная стена не получила повреждений, как то бывало прежде. Нет никаких признаков разрушения в результате землетрясения, вражеского набега или под действием каких-то других факторов. Создается впечатление, что все произошло достаточно спокойно: жителей просто прогнали из их домов и туда сразу же въехали новые жильцы. Пришельцы расширили здания, пристроив дополнительные комнаты там, где позволяло место; они объединили многие однокомнатные дома, прорубив двери в общих стенах. Нет сомнения, что теперь восточные ворота уж точно были закрыты для прохода и проезда, ведь вход перекрыло новое здание. А вот южные ворота и дорога, ведущая в центральную часть цитадели, сохранились. Эта улица тоже была вымощена каменными плитами неправильной формы, уложенными на подушку из мелкого камня и гальки. Поверхность дороги к этому времени поднялась на 50–60 сантиметров относительно уровня дороги Трои VIIb-1.

Продолжала существовать и улица, ведущая в западную часть крепости.

При строительстве новых домов, а также при ремонте обветшавших зданий почти во всех случаях жители Трои VIIb-2 использовали новый архитектурный прием: в цокольной части стен (иногда даже ниже уровня земли) с фасадной стороны они устанавливали ортостаты сравнительно небольшого размера. Никаких других принципов размещения ортостатов в кладке, например их установки через определенные промежутки, строители не придерживались. (Фото 65.) На наличие такого характерного для Трои VIIb-2 признака, как ортостаты, который очень помогает при датировке зданий, впервые обратил внимание Дёрпфельд. В предыдущие периоды существования города ортостаты иногда встречались, но таким повсеместным и массовым их использование стало только в Трое VIIb-2.

Артефакты из металла, камня, кости, рога и других материалов в культурном слое Трои VIIb-2, к сожалению, весьма немногочисленны. (Фото 66.) Дело в том, что во времена господства римлян дома в центральной части акрополя были разрушены, а их остатки вывезены. Сохранились лишь здания на нижней террасе и с обеих сторон – с внешней и внутренней – вдоль крепостной стены Шестого города. Как мы видели, этот пояс зданий особенно пострадал от вражеских набегов более позднего времени. Насколько можно судить, эти мелкие предметы Трои VIIb-2, за небольшими исключениями, мало чем отличались от аналогичных, относящихся к периоду VIIb-1.

Тем не менее в Трое Шлиману удалось найти несколько бронзовых орудий: двойной топор (или, возможно, мотыгу), два топора-молота, заостренную проколку (или чекан) с втулкой для рукояти, литейные формы для топора (тоже с втулкой), долото с втулкой и плоское долото. Все эти предметы похожи на хорошо известные изделия венгерских типов. Положение всех этих предметов с точки зрения стратиграфии описано не было, однако их принято считать современниками керамики «с наростами» и относить (скорее всего, это правильно) к периоду Трои VIIb-2.

К числу немногих артефактов Трои VIIb-2 принадлежит и фигурка из терракоты, отличающаяся гротескной и небрежной манерой исполнения. (Фото 66.) Она выглядит так, как будто бы это карикатура на женщину. Ничего подобного на Троянском холме раньше не находили. Вероятно, это результат упражнений по лепке из глины неопытного скульптора. Ничего, с чем можно было бы сравнить эту фигурку, не встречалось археологам ни поблизости, ни в более отдаленных местах. Складывается впечатление, что она неплохо вписывается в культурный ландшафт, созданный народом, придумавшим то, что впоследствии получило название «керамики „с наростами“».

Керамика этого вида, являющаяся своеобразной визитной карточкой Трои VIIb-2, отличается тем, что вся она вылеплена вручную – это странный феномен, внезапно возникший там, где на гончарном круге посуду делали в течение многих столетий. Данная керамика очень примитивна по исполнению: изделия выглядят грубо, имеют неровную поверхность, кроме того, они имеют перекосы и не симметричны в плане. Украшения сосудов – декоративные наросты или рога – не лишены изобретательности. (Рис. 42.) Но, несмотря на это, создается впечатление, что этот вид керамики – шаг назад в гончарном искусстве. Существует более дюжины форм сосудов этого типа, причем ни один из них не был известен ни в каком периоде истории поселения. (Фото 67.) Цвет керамики варьируется от черного до коричневого или серого, встречаются даже более светлые оттенки.



Рис. 42. Некоторые характерные формы керамики «с наростами», Троя VIIb


Поверхность сосудов хорошо отполирована и, как правило, глянцевитая. Эта керамика по-своему достаточно привлекательна.

Прежде чем окончательно закрыть вопрос о керамике, необходимо отметить тот факт, что в Трое VIIb-2 наряду с занимавшей доминирующее положение керамикой «с наростами» по-прежнему продолжали в значительных количествах производиться и использоваться такие виды, как серая минийская и «тэн».

Это говорит о том, что какая-то часть жителей более раннего поселения осталась жить в Трое VIIb-2.

Как уже давно признано, керамика «с наростами» имеет очевидное родство с изделиями, обнаруженными в отложениях позднего бронзового века в Венгрии. Наличие сходства изделий из Трои VIIb-2 и из долины Дуная увеличивает вероятность того, что упомянутые выше бронзовые орудия, несмотря на отсутствие описания их места обнаружения в стратиграфическом разрезе, вполне могут быть отнесены к этому же периоду истории города. Однако, как отмечал Карл Биттель, сравнительный анализ самих предметов выявляет значительные различия между двумя регионами; особенно заметны они в формах сосудов и в других деталях. Поэтому он считал, что однозначно нельзя заявлять о существовании прямой связи между Троей и Венгерской равниной. Шмидт предполагал, что завоеватели вполне могли прийти из Фракии, где дунайская культура пустила корни еще раньше и могла продолжать развиваться по своим собственным законам. Фракия по-прежнему остается малоизвестной с точки зрения археологии, и свет на эту проблему могут пролить только дальнейшие раскопки. В любом случае на основании имеющихся на данный момент свидетельств опасно делать заключения о наличии каких-либо тесных связей между Венгрией и Троадой.

Однако кажется очевидным, что люди, получившие контроль над троянской цитаделью из рук своих предшественников из поселения VIIb-1, прибыли из-за Геллеспонта. Многие их обычаи и традиции: использование ортостатов в строительстве при возведении стен, их керамика «с наростами» ручной лепки, их бронзовые орудия новых типов, – похоже, дальше в Малую Азию не проникли. Нет никаких свидетельств того, что их нашествие двигалось сухопутным путем с востока или юга. Также не было обнаружено и никаких следов этих людей и на противоположном берегу Эгейского моря в Элладе.

Продолжительность существования этих двух поселений – VIIb-1 и VIIb-2 – точно определить очень сложно. Глубина культурного слоя каждого из них не помогает разрешить этот вопрос, хотя, похоже, она указывает на то, что каждый из данных периодов продолжался несколько дольше, чем период Трои Vila, и что поселение VIIb-1, судя по всему, существовало более короткий период, чем поселение VIIb-2. Причем последнее поселение, судя по нескольким участкам культурного слоя, явно строилось дважды, то есть состояло из двух фаз. Хотя имеющийся материал сравнительно неполный и состоит почти исключительно из черепков неизвестной принадлежности, микенская керамика, найденная в двух слоях, дает нам достаточно полезную информацию. В период VIIb-1 фрагменты керамики микенского типа ШБ все еще встречаются наряду со значительно увеличившимся количеством черепков керамики микенского типа ШВ. Отложения периода VIIb-2 также принесли фрагменты микенской керамики в основном местного производства, и лишь незначительная часть фрагментов может быть отнесена к привозным сосудам. Украшение керамики, насколько это можно разобрать, похоже, указывает на керамику типа ШВ. Никаких примеров украшений протогеометрического стиля и других художественных стилей более поздних периодов в Трое VIIb-2 обнаружено не было.

При нынешнем состоянии наших знаний, видимо, можно спокойно сделать вывод о том, что поселение VIIb-1 существовало примерно с 1260-го по 1200 год до нашей эры или вскоре после этого времени, а поселение VIIb-2 – с того момента и по конец XII века (1100 год до нашей эры) или, возможно, на десять—двадцать лет дольше. То, что несколько домов Трои VIIb-2 были сожжены, почти наверняка свидетельствует о гибели города от пожара: крепость, очевидно, вновь была захвачена, разграблена и подожжена. На этот раз все перечисленное произошло в беспокойные времена, когда Восточное Средиземноморье совершало переход от позднего бронзового века к железному веку.

Это очередное разрушение Трои знаменует собой завершение истории древней Трои и троянцев. Без сомнения, очень многим жителям города удалось уцелеть, но понятно, что они не вернулись в город. Возможно, было решено, что в данных условиях будет разумнее переселиться всем городом в какое-то более удаленное от моря место, которое проще защищать. Напрашивается вывод, что значительное число троянцев в это время обосновалось на возвышающейся над хребтом вершине Бали-Да. (Фото 3.) Кто бы ни были эти люди, они принесли с собой традицию изготовления серой минийской керамики и поддерживали ее вплоть до конца VIII века; примерно в это время их новое место жительства, в свою очередь, было покинуто. Может, кто-то из троянцев вернулся в свой город? Хотя подтверждения этому нет, нам действительно известно, что в VII веке до нашей эры Троянская цитадель, которая фактически была безлюдной в течение примерно четырех веков, внезапно вновь расцвела: в нее пришли люди, которые все еще владели мастерством изготовления серой минийской керамики. Однако новое поселение, которое в основном было греческой колонией, повернулось лицом к западу и стало составной частью эллинского мира.

Просмотров: 3370