Теренс Пауэлл

Кельты. Воины и маги

Пояснения к фотографиям

 

1. Эта бронзовая статуэтка, найденная в окрестностях Рима, датируется примерно концом III века до н. э. Древний мастер воссоздал типичный образ кельтского воина таким, каким его видели античные авторы. Возможно, это скульптурный портрет одного из гезатов — обнаженного копьеносца, сражавшегося в битве при Теламоне в 225 году до н. э. Поза внушает мысль о том, что в правой руке воин держал копье. Торк (шейная гривна) и пояс — произведения кельтского ремесленного искусства, а рогатый шлем, по-видимому, был приобретен прототипом скульптуры в южноальпийских областях. Высота примерно 13 см. Берлинский государственный музей.


2. Голова мужчины, вытесанная из опоки. Мшецке-Жех-ровице, Богемия. Великолепный пример сочетания натуралистичности и абстракции, характерного для кельтского искусства портрета. Глаза, уши и усы стилизованы в типичной латенской манере, выражение лица ничем не напоминает мрачные и таинственные лица рейнских скульптур (фото 60, 63, 64). Обратите внимание на прическу — зачесанные назад волосы — и торк. Среднелатенский период. Возможно, культовый предмет. Высота примерно 24 см. Национальный музей, Прага.



3. «Умирающий галл», римская мраморная копия бронзового оригинала, установленного в Пергаме при Аттале I. Прекрасный образец физических характеристик кельтских воинов. Обратите внимание на короткие волнистые волосы и торк. Овальный деревянный щит и пара изогнутых боевых труб имеют кельтское происхождение, меч же, несомненно, — боевой трофей из дальних земель. Капитолийский музей, Рим; копии хранятся во многих музеях мира.


4. Скульптурный портрет спящего (?) галла, найденный в Алезии. Бронза. Галло-римское, возможно вотивное произведение. Кельтские штаны (Ьгасае) — длинные, свободного покроя — отличаются от тех, в которые одеты воины на чаше из Гундеструпа (рис. 25). Длина 10 см. Музей Сен-Жермен-ан-Ле.


5. Монеты, воспроизведенные на этой странице, помогают, помимо прочего, увидеть образ кельтов глазами их соотечественников и римских чеканщиков.


а — денарий Гостилия Сасерны (ок. 48 до н. э.). На аверсе — голова галла; ошибочно считается, что это портрет Вер-цингеторига. Примечательны зачесанные назад жесткие волосы. Слева от головы — длинный кельтский щит в миниатюре. Изображение на реверсе, предположительно, служит иллюстрацией к раннеирландскому эпосу: обнаженный длинноволосый воин, стоя в колеснице, прицеливается, чтобы метнуть копье в преследователей; в левой руке он держит щит; возница погоняет пару лошадей. Сюжет, по-видимому, намеренно выбран очень древний, но использование колесниц в некоторых частях Галлии времен Цезаря нельзя полностью исключить;


Ь — денарий Юлия Цезаря (примерно 54–44 годы до н. э.). Реверс. Над латинской надписью «САЕSAR» («Цезарь») изображены воинские трофеи: слева кельтский щит, справа — длинный боевой рожок (саrnух), украшенный звериной головой. Под надписью — фигурка пленного галла; он сидит со связанными за спиной руками и, полуобернувшись, смотрит вверх. Обратите внимание на торк и пояс;



с — серебряная монета карнутов. Аверс. Это племя обитало между средним течением Сены и Луары, и, по словам Цезаря, именно на их землях проходили ежегодные собрания друидов. Голова мужчины изображена в более натуралистической манере, чем на других монетах кельтской чеканки, — мастер взял за основу греческий образец. Волосы стилизованы в типично кельтской манере: прическа напоминает латен-ский орнамент из лепестков луковицы, а усы очень похожи на те, что украшают каменную голову из Мшецке-Жехрови-це (фото 2). На шее изображенного на монете человека — торк;


d — аверс серебряной монеты баиокассов — племени, жившего в окрестностях Байо. Восторженное выражение лица — широко распространенная черта в изобразительном искусстве кельтов. На данном образце присутствуют мифологические символы: кабан и пунктирные линии, напоминающие рога и сравнимые с «короной из листьев» (ср. фото 60). Волосы разделены на три локона, заканчивающиеся шариками;


е — аверс золотой монеты арвернов с изображением головы и надписью «VERCINGETORIX» («Верцингеториг»). Римское влияние на племена, соседствовавшие с Нарбонской провинцией, проявилось в стилистических особенностях портрета и наличии надписи.


6. Бронзовая голова, найденная в Финтане возле Майн-ца. Галло-римское произведение, считающееся скульптурным изображением богини Росмерты, чей культ преобладал на этих землях. Кельтский идеал женской красоты. По-видимому, прическу венчало украшение или символ, ныне утерянный. Высота 31 см. Музей древностей, Майнц.


7. Железный меч с инкрустированными золотом рукояткой и головкой. Штернберг (Гомадинген, Вюртемберг). Появление в VII веке до н. э. больших железных мечей в руках воинов-носителей ранней гальштатской культуры свидетельствует о важных политических и экономических событиях, предшествовавших выходу кельтов на европейскую историческую сцену в следующем столетии. Длина меча 1 м 6 см. Краеведческий музей, Штутгарт.



8. 9. Гёнебург (район Заульгау, Вюртемберг). Археологические раскопки показали, что это крупное укрепленное поселение на берегу Дуная принадлежало богатой общине, которая торговала с греками-массалиотами на протяжении VI века до н. э. Местные жители не только закупали посуду тонкой работы (чернофигурную керамику) и амфоры с вином, но и возводили укрепления в средиземноморском стиле. Выявлено пять исторических периодов застройки этого места. Второй, отмеченный средиземноморским влиянием, ознаменовался строительством наружных стен из сырцового кирпича и бастионов над крутыми склонами плато. Огромная земляная насыпь, укрепленная бревнами и камнями, защищала поселение с той стороны, откуда врагам легче всего было напасть. На фотографии 9 представлен вид поселения с северо-запада; слева протекает Дунай. На фотографии 8 — расчищенное археологами каменное основание бастиона из сырцового кирпича.


10. Курганное захоронение, содержащее погребальную повозку, заснятое в процессе раскопок. Бель-им-Гуншрюк, район Зиммерн. Могила не относится к числу самых древних такого типа, но в ней присутствуют все основные атрибуты «княжеских» погребений. Внешние линии, образующие прямоугольник, — это все, что осталось от деревянной могильной камеры. Внутри прямоугольника видны отметины, по которым можно судить о расположении четырех колес погребальной повозки с железными ободами. Вилкообразный предмет в центре — несущая ось повозки. Слева от него — вместительная бронзовая бадья. Сохранилась также маленькая брошь раннелатенского типа и большой наконечник копья. Погребальный инвентарь находится в Краеведческом музее в Бонне.


11. Захоронение, содержащее погребальную повозку, в Бад-Каннштате возле Штутгарта. Датируется последней фазой гальштатской культуры и, таким образом, относится к более раннему периоду, чем могила в Бель-им-Гуншрюке. На фотографии видны два железных обода из четырех и массивная ступица. Стенки повозки украшены рельефными полосами листовой бронзы. Тело убрано золотыми украшениями, справа от него лежит наконечник копья. Золотая чаша и два бронзовых кубка найдены в дальнем конце повозки. Погребальный инвентарь находится в Краеведческом музее в Штутгарте.


12. Украшение из листового золота с рельефным орнаментом, найденное в бадканнштатском захоронении. Подобные предметы часто встречаются в богатых погребениях вождей позднего периода гальштатской культуры, но их назначение не вполне ясно. Большинство ученых считают, что это украшение носили на голове. Недавно выдвинуто предположение, что это шейное кольцо, которое скручивали в форме цилиндрической оправы вокруг сердцевины из менее прочного материала. Диаметр примерно 17,5 см.


13. Золотая чаша из бадканнштатского захоронения. Посуда для питья составляет важную часть инвентаря могил, содержащих погребальные повозки и колесницы. Чаша — творение среднеевропейских златокузнецов конца VI века до н. э. Высота примерно 7 см.



14, 15. Гальштат. Этот маленький городок в Зальцкаммергуте дал название первой культуре железного века, зародившейся в североальпийской зоне. В начале XIX века в небольшой долине, лежащей в окрестностях современного Гальштата, был обнаружен могильник, относящийся к этому периоду. На фотографии 14 представлен вид города на берегу озера; долина доисторических погребений уходит вправо. Могильник находится слева от города, а соляные копи, обеспечившие безбедное существование общине, обитавшей здесь в древние времена, — в глубине долины (фото 15).


16, 17. Богатое погребение вождя, обнаруженное в Кляйн-Ашпергле (Людвигсбург, Вюртемберг), — одно из самых древних и важных для изучения латенской культуры. Особое значение для хронологии и выявления торговых связей имеет расписная аттическая чаша, созданная около 450 года до н. э. и запечатленная на фотографиях. Эта чаша и еще одна, без рисунка, попав в руки североальпийских кельтских ремесленников, были украшены орнаментом из золотых листьев — по-видимому, с целью скрыть трещины и щербины. Сохранилась лишь часть орнамента, но общая композиция внушает мысль о том, что кусочки золота обильно покрывали и внутреннюю и внешнюю поверхность обеих чаш. Диаметр 15,3 см.


18. Золотые навершия двух рожков для питья из погребения в Кляйн-Ашпергле. Головы животных отличаются по размеру, и можно предположить, что мастер изобразил здесь барана и овцу. Кельтская работа, подражание греческим изделиям. Длина головы барана около 2 см.


19. Ойнохой (слева) и стамнос (справа). Оба предмета сделаны из бронзы и найдены среди погребального инвентаря могилы в Кляйн-Ашпергле. Ойнохой — довольно точная копия этрусского оригинала, выполненная кельтскими ремесленниками. Стамнос — собственно этрусское изделие. Вероятно, эти предметы утвари вместе с аттическими чашами предназначались для вина, а рожки с золотыми навершиями — для местных напитков. Высота ойнохоя 34,4 см. Вещи хранятся в Краеведческом музее в Штутгарте.



20. Этот бронзовый шлем с двумя рельефными железными ободками, целиком покрытый золотой фольгой, найден в Амфревиле (французский департамент Эр). Вдоль нижнего края он когда-то был инкрустирован эмалью. Лировидный орнамент на боках шлема не сохранился, и, тем не менее, это чудо ремесленного мастерства представляет собой великолепный образец раннелатенского искусства и основных декоративных мотивов той эпохи. Высота 15,6 см. Оригинал хранится в Лувре, копия — в музее Сен-Жермен-ан-Ле.


21, 22. Реконструкция раннелатенского захоронения, содержащего погребальную колесницу, в Ла-Горж-Мэйе (французский департамент Марна). Вырытые в меловых пластах могилы (некоторые из них, возможно, имели деревянную кровлю) в районе Марны пришли на смену более древним, гальштатским, погребальным камерам из дерева. Тело вождя покоилось на колеснице, колеса которой были опущены в специально выкопанные ямы. Военное снаряжение состояло из золотого поруча, железного меча в ножнах, железного наконечника копья и высокого бронзового шлема, установленного между ног покойного вождя. Этрусский ойнохой, глиняная утварь местного производства, широкий нож, железные вертелы, куски свиной и бычьей туши предназначались для пира в потустороннем мире. На том месте, где должно было заканчиваться дышло колесницы, обнаружены пара мундштуков и другие детали конской упряжи. Над могилой вождя найдены скелет мужчины — вероятно, его возничего и слуги — и железный меч.


23. Бронзовый шлем из погребения в Ла-Горж-Мэйе. Один из самых красивых кельтских шлемов, которые были редкостью во все времена. Рельефные диски, выбитые вокруг нижнего края, были инкрустированы кораллами. Орнамент из пересекающихся линий на гладкой поверхности бронзы основан на мотиве свастики. Высота 36,3 см.


24. 25. Глиняный сосуд и бронзовый ойнохой из погребения в Ла-Горж-Мэйе. Сосуд с узкой, длинной ножкой, крутыми боками и красной отполированной поверхностью свидетельствует о высоком уровне развития гончарного дела на этих землях в период ранней латенской культуры. Эта ремесленная традиция оказала сильное влияние на мастеров из других регионов, ее отголоски прослеживаются даже в белг-ских глиняных изделиях, найденных на территории Галлии и Британии. Ойнохой — предмет торговли с этрусками. Декоративные детали, прежде всего растительные орнаменты, именно таких изделий стали основой создания некоторых элементов латенского художественного стиля в ранний период. Высота глиняного сосуда 31,3 см, ойнохоя — 26,3 см.


26–28, 30. Бронзовые и золотые изделия из открытого в Вальдальгесгейме (район Крёйзнах) захоронения, содержащего погребальную колесницу. Это захоронение имеет важное значение для исследования дальнейшего развития ла-тенского художественного стиля и, помимо прочего, несет указание на международные торговые связи: среди погребального инвентаря присутствует италийская situla — бронзовая бадья, которую можно датировать концом IV века до н. э. (фото 28). Высота бадьи 22,5 см. Бронзовый кувшин с носиком (фото 26), сделанный руками кельтских мастеров, древнее остальных предметов. В некоторых местах сосуд охватывают полосы чуть заметного орнамента, в основном лировидного. У мест крепления ручки выкованы голова барана (вверху) и человеческое лицо (внизу) с длинными вьющимися усами, остроконечной бородкой и «короной из листьев» (фото 27). Фигурку животного, венчающую крышку сосуда, идентифицировать сложно — по всей видимости, это лошадь. Высота кувшина 40 см. Среди золотых украшений, найденных в погребении, — торк с изумительным рельефным орнаментом на концах дуги и навершиях, витой кольцеобразный браслет и два разъемных браслета с рельефным орнаментом на дуге и навершиях, выполненным в том же стиле, что и на торке. Диаметр торка 18,3 см, цельного браслета — 8 см, разъемных браслетов — 6,3 см. Краеведческий музей, Бонн.



29, 31–33. Погребение «княгини» из Рейнхейма, открытое возле Саарбрюкена в 1954 году, — одно из самых известных и значимых для изучения ранней латенской культуры. В дубовой могильной камере не обнаружено ни погребальной повозки, ни колесницы. Примечательны золотые украшения, часть из них представлена на фотографии 29: витой торк, цельный и разъемный браслеты, пара ажурных колец. Увеличенные фрагменты рельефа на навершиях торка и разъемного браслета даны на фотографиях 32 и 33. Количество детально проработанных масок людей и хищных птиц, вплетенных в орнамент, и обилие других элементов декора уникально. Среди погребального инвентаря присутствует также бронзовый кувшин с носиком, похожий на тот, что представлен на фотографии 26. Его крышка увенчана фигуркой мифического зверя, а на верхнем конце ручки выкованы человеческие лица, переходящие одно в другое (фото 31). Стилистические характеристики предметов свидетельствуют, что это погребение относится к более раннему периоду, чем вальдальгесгеймское, возможно к началу IV века до н. э. Диаметр торка 17 см. Музей Саарской области, Саарбрюкен.


34. Ла-Тен на берегу озера Невшатель. Вид с воздуха. Это местечко в Швейцарии дало название культуре и художественному стилю железного века, пришедшим на смену галь-штатской культуре. В озеро врезаются дамбы канала Тьель; в том месте, где короткая дамба касается суши, были обнаружены древние деревянные опоры, а также крупный клад, содержавший оружие и воинское снаряжение. После дренажных работ уровень воды в озере понизился, и на фотографии видно старое устье реки Тьель, обозначенное черными линиями, где хранился вотивный клад. Ла-Тен находится недалеко от Префаржье, на северо-восточной оконечности озера. На фотографии примерное направление канала Тьель — с северо-востока на юго-запад.


35. 36. Этот торк, найденный в Трихтингене (Зульц, Вюр-темберг), имеет железную сердцевину, покрытую толстым слоем серебра. Он весит больше 13 фунтов и, очевидно, является вотивным предметом, не предназначенным для людей. Навершия в форме глядящих друг на друга голов животных характерны для культурной эпохи Ахеменидов, но довольное выражение на мордах быков и перекрученные торки на их шеях — типично кельтские черты, позволяющие датировать изделие средним периодом латенской культуры. Похожие образцы археологам пока неизвестны, но использование серебра и стилистические аспекты изображения бычьих голов внушают мысль о происхождении трихтингенского торка из более восточных кельтских земель, чем место находки. Ширина 24,5 см. Краеведческий музей, Штутгарт.


37, 38. Два бронзовых трензеля, найденные в сокровищнице в Ринстиде (Норфолк) в 1950 году. Великолепные произведения кельтских ремесленников британской школы ла-тенского искусства. Мундштуки отлиты из бронзы, защечные кольца сделаны из железа, покрытого слоем бронзы. Орнамент на каждом конце мундштуков разнится, но вместе они составляют пару, предназначавшуюся для двух лошадей из одной упряжки. По стилистическим признакам трензели датируются серединой I века до н. э. Длина вместе с кольцами 25,5 см. Музей Норвич-Касла.


39–41. Фрагменты бронзовых рожков (фото 39, 40) из Торрса (Керкадбрайтшир). Новейшие исследования показали, что изначально эти рожки служили для питья, а не для извлечения звука, как считалось раньше. Изделия из листовой бронзы, навершием одного из них служит литая птичья голова. Орнамент на каждом рожке разный, но выполнен в одной гравировальной технике и основан на декоративных мотивах ранней фазы британского латенского стиля, так что они, вероятно, составляли парный комплект (ср. фото 18). Фрагменты датируются второй половиной III века до н. э. Реконструкция целого рожка представлена на фотографии 41. Длина птичьей головы примерно 4 см. Национальный музей древностей, Эдинбург.



42, 43. Золотые украшения из Снеттисгема (Норфолк). Представленные на фотографиях предметы составляют одну из пяти групп украшений, известных под общим названием «снеттисгемское сокровище». Три предмета найдены переплетенными, как показано на фотографии 42. Это торк с кольцеобразными навершиями, отдельно воспроизведенный на фотографии 43, браслет и еще один, сломанный, торк. Первая шейная гривна (диаметр 20 см) — уникальное произведение; пластический рельеф и гравированный орнамент («циновка») выполнены в традициях восточной школы британского искусства второй половины I века до н. э. На одном из наверший этого торка найдена маленькая монета галльского племени атребатов. Браслет оформлен в том же стиле и, возможно, создан тем же мастером. Сломанный торк имеет более древнее происхождение и, возможно, предназначался для переплавки. По-видимому, «снеттисгемское сокровище» было спрятано примерно в год рождения Христа. Музей Норвич-Касла.


44. Круглый раструб бронзовой трубы из Луг-на-Шада, графство Арма. Симметричная композиция и элементы пластического орнамента, украшающие это изделие ирландских мастеров, характерны для восточной британской традиции латенского искусства. Труба, сделанная, вероятно, не раньше I века н. э., напоминает рог быка и похожа на те, что представлены на фотографии 3. Диаметр раструба 20 см. Национальный музей, Дублин.


45. Олд-Осуэстри (Шропшир). Эти земляные укрепления на вершине холма — самые примечательные из тех, что сохранились на границах Уэльса. В процессе раскопок выявлены четыре исторических слоя, к самому раннему относятся две земляные насыпи и рвы, окружающие внутреннюю территорию. Они были созданы примерно во II веке до н. э., а защитный вал на подступах к холму и укрепленные линии обложения — в последующие столетия, до римского завоевания в третьей четверти I века н. э. Особая конструкция по крайней мере двух линий укреплений была продиктована появлением на вооружении бриттских воинов пращи — новая практика ведения боя попала в Британию с Атлантического побережья Европы.


46. Сиссбери-Рингс (Сассекс). Одно из самых крупных городищ на вершинах холмов южной части Британии, стоящее в ряду других больших крепостей, возможно охватывавших целиком отдельные племенные владения. Классический пример городища с двойной линией укреплений. Построено не ранее середины III века до н. э. Этот и другие видовые снимки дают представление об окружающей среде и внешних условиях жизни кельтских племен, о чем бессильны поведать музейные экспонаты.


47. Монеты, запечатленные на этой странице, выбраны из-за специфики изображенных на реверсах и аверсах предметов, но две из них имеют и важное историческое значение.



а — этолийская тетрадрахма. Реверс. Персонаж, победоносно восседающий на груде кельтских и македонских щитов, символизирует Этолию. У его ног лежит кельтская труба (саrnyх), ее раструб загибается вверх возле посоха. Подобные монеты чеканились в 279–168 годах до н. э., но поскольку изображенные на этой тетрадрахме воинские трофеи — результат этолийских побед в 279 году, она имеет особое значение для датировки кельтских щитов и труб. Британский музей;


b — бронзовая монета ремов, белгского племени, исторически значимого с точки зрения его отношений с Юлием Цезарем. Под властью римской администрации племенным центром ремов, чье имя отчеканено на обеих сторонах монеты, стал Реймс (remi — Reims). На аверсе изображены три головы — здесь прослеживается явная связь с символизмом триады в кельтской мифологии. Крылатая фигура и сама композиция изображения на реверсе имеют греческий прототип, но колесница — кельтская (ср. фото 5а);


с — денарий Коскония. Реверс. Воин, стоя в колеснице, одной рукой бросает копье, в другой держит длинный щит и сагпух. Герой и его оружие представляют некоторый интерес, но отсутствие возницы делает сцену нереалистичной, а колесница изображена схематически — в духе небрежных греческих набросков, часто служивших образцом чеканщикам арвернов и туронов. Монету принято датировать между 112-м и 109 годами до н. э., но в последнее время ее соотносят с датой основания colonia Narbo — 118 год до н. э. Галльский воин, изображенный на ней, — по всей видимости, Битуит, король арвернов, плененный в 121 году до н. э.;


d — денарий времен восстания Цивилиса (69–70 годы н. э.). Принадлежит к одной из независимых монетных систем, появившихся во времена гражданских войн. По стилю чеканки этот денарий ничем не напоминает древние галльские образцы и, тем не менее, свидетельствует о возрождении национальной гордости: аверс несет символическое изображение Галлии (на шее у нее — торк) и боевого рожка; на реверсе запечатлены освященный веками кельтский символ — кабан, рукопожатие, два колоска и неуслышанный призыв: «FIDES» («Верность»). Британский музей.


48, 49. Кельтские трофеи, высеченные на балюстраде храма Афины Никефоры в Пергаме. Памятник относится ко времени правления Евмена II (197–159 годы до н. э.), сына Аттала I Пергамского, покорившего галатов. Тщательная проработка деталей рельефа на всех панелях фриза балюстрады говорит о том, что скульпторы имели перед глазами подлинные кельтские трофеи. На фотографии 48 особое внимание привлекает предмет, увенчанный бычьей головой, — вероятно, это кельтская труба (саrnyх); на фотографии 49 примечательно ярмо колесницы, точно скопированное создателями рельефа с деревянного оригинала и очень похожее на те, что были найдены в Ла-Тене и в Ирландии. Длинный щит с умбоном и нервюрой типичен для кельтской ремесленной традиции, но кольчуга, щит с изображением бегущего животного и шлемы отмечены влиянием средиземноморского стиля, который могли перенять галатские мастера к концу III века до н. э.



50, 51. Фрагменты рельефа с триумфальной арки в Оран-же (французский департамент Воклюз) с изображением галльского оружия и батальной сцены. Арка была создана не раньше второй половины I века до н. э. Ее история и цель сооружения не вполне ясны, но тот факт, что в битве галлы потерпели поражение, не вызывает сомнений. Общая концепция рельефа соответствует скульптурной работе на фризе балюстрады пергамского храма, но не является копией греческого оригинала, а римское и галльское оружие, увековеченное на триумфальной арке, относится к I веку до н. э. На фотографии 50 хорошо различимы длинный щит и саrnyх, на некоторых щитах можно прочесть кельтские личные имена. В композиции присутствуют также отрезанные головы — добыча галлов. Батальная сцена на фотографии 51 — прекрасная иллюстрация к описаниям из античной литературы; по внешнему виду можно различить римских и галльских воинов.


52. Кастро-де-Монте-Бернорио, Паленсия. Вид с воздуха. Одно из самых крупных городищ на территории кельтской культурной провинции железного века в Северной Испании. Главную линию укреплений составляет массивная каменная стена, когда-то возвышавшаяся над землей, предположительно, на 10 футов, а ныне лежащая в руинах. Она стала заключительным этапом строительства защитных сооружений — выявлено еще несколько исторических пластов. В процессе раскопок обнаружены также прямоугольный фундамент дома и могильник. Крепость была покинута обитателями во II веке до н. э.


53. 54. Ситанья-ди-Санфинш, Пасуш-ди-Феррейра. Одно из многочисленных городищ в Северной Португалии. Его обитатели были носителями смешанной культуры, включавшей в себя «постгальштатский» элемент, привнесенный кельтскими завоевателями, и местные черты. Хорошо сохранились фундаменты и нижние ряды кладки домов (фото 53), свидетельствующие о том, что круглые, местного типа постройки преобладали над прямоугольными. Признаков римского влияния не обнаружено, за исключением клада, содержащего большое количество римских монет, — в I веке до н. э. жители крепости все еще сохраняли независимость. На фотографии 54 видны внешние стены поселения и фундаменты домов. Сооружения на склоне холма, за пределами крепостной стены, очевидно, предназначались для содержания скота.


55. Ситанья-ди-Бритейруш. Вид с воздуха. Самое крупное из многочисленных городищ на плодородных землях бассейна Рио-Ави, в 9 милях к северу от Гимарайнша. Люди жили здесь примерно с III века до н. э. до начала IV века н. э. Поселение было обнесено двумя массивными каменными стенами; найдены культовые памятники и могильник; прослеживается влияние римской культуры, но дома долгое время строились в древних местных традициях.


56. Крупное городище близ общины Святого Фомы (французский департамент Эна) в 12 милях к юго-востоку от Лана. Линии укреплений окружают плоскую вершину холма, который в настоящее время является частью сельскохозяйственных угодий. Можно выделить два периода строительства укреплений. Ко второму принадлежат огромный крепостной вал и ров, сократившие охраняемую территорию и пересекающие вершину холма с запада на восток. Крепость была заселена в I веке до н. э., если не раньше, и ее можно классифицировать как один из типов белгских оппидумов, попадавшихся на пути Цезаря.



57. Сите-де-Лим, Бракемон (французский департамент Нижняя Сена), к северо-востоку от Дьепа. Оборонительные рубежи огромной крепости, типичной для белгских поселений в этой части Северной Франции, соответствуют линии высоких известняковых скал, как может показаться на первый взгляд, но в древние времена прибрежная полоса была намного шире, так что цитадель стояла на некотором удалении от моря. Самые мощные защитные сооружения начинаются на востоке, возле скал (на фотографии — справа). Здесь сохранились вал 9-метровой высоты и широкий ров. Далее линия укреплений сворачивает на запад вдоль долины, где раскинулся Бракемон. На территории крепости есть valleuse[12], расположенная напротив скал и не являющаяся частью фортификаций.


58. 59. В конце II века до н. э. кельты начали строить огромные укрепленные поселения, способные вместить многочисленные сообщества. Такие оппидумы, описанные Цезарем и другими авторами, появившись в Галлии, выросли затем на землях Южной Германии, стали возводиться в Богемии и за ее пределами. Запечатленные на этих фотографиях руины крепости, которая была построена предположительно треверами, найдены в Отценхаузене возле Триера. Вы видите перед собой результат полевой работы археологов, протекавшей в условиях, отличных от тех, что представлены на фотографиях 45, 46 и 77. Общий вид холма (фото 58) не содержит никаких намеков на присутствие оппидума, а обрушенная каменная стена (фото 59), когда-то стоявшая на открытом пространстве, скрывается в чаще современного леса.


60. Украшенная рельефом каменная колонна из Пфальцфельда (район Санкт-Гоар в Гуншрюке). Самый примечательный из сохранившихся кельтских каменных памятников. Его создатель, в отличие от скульпторов прованских святилищ в Антремоне и Рокепертюзе, не испытал на себе прямого влияния средиземноморской художественной и технической традиции. Изначально высота колонны составляла примерно 2 метра — ее венчала высеченная из камня голова, отколотая в VII веке (см. рис. 16). Отдельные детали, например шнуровой орнамент на гранях и основание, имеют этрусские прототипы, но композиция в целом — кельтская; изображение грушевидной головы, увенчанной «короной из листьев», повторяется на всех четырех сторонах, так же как и стилизованный растительный орнамент. Лоб божества украшен трилистником (ср. рис. 17), под подбородком — перевернутая лилия, вызывающая ассоциации с расположением трех кисточек под лицом, выкованным на рейнхеймском торке (фото 33). Колонна была создана, предположительно, на рубеже V и IV веков до н. э. Высота сохранившегося фрагмента 1 м 50 см. Краеведческий музей, Бонн.


61. 62. Покрытый рельефом камень из Вальденбуха (Вюр-темберг). Уникальный памятник, первоначальный вид которого, к сожалению, восстановить невозможно. Почти горизонтально прижатое к туловищу предплечье свидетельствует о ритуальной позе изображенного персонажа, известной по ирландским рельефам и представленной на фотографии 63. Геометрический орнамент создан в традициях местных мастеров, чьи изделия присутствуют также в вальдальгесгеймском погребении, и позволяет датировать памятник концом IV века до н. э. Возможно, криволинейный узор в нижней части камня украшает подол длинного одеяния, а прямолинейный, вверху, является частью квадратной накидки, вроде тех, которые видны на статуях из Рокепертюза (рис. 15). Возможно также, что изначально каменная фигура была достаточно высока и полоса прямолинейного орнамента в таком случае обозначает пояс, тем более что криволинейный узор продолжается и над рукой. Высота сохранившегося фрагмента 1 м 23 см. Краеведческий музей, Штутгарт.



63. Статуя «Януса» из Хольцгерлингена (Вюртемберг). Два каменных лица статуи изначально были точными копиями, но то, которое представлено на этой фотографии, сохранилось лучше. Реконструкция «короны из листьев» дана на рисунке 19. Обратите внимание на единственную руку, прижатую к телу, и пояс. Образ двуликого бога, имеющий этрусское происхождение, получил известность на севере благодаря международным торговым связям — чужеземные образцы могли попасть в Хольцгерлинген по водному пути, которым служила Рона. По техническим особенностям исполнения статуя из Хольцгерлингена имеет нечто общее с более утонченными скульптурными работами из Рокепертюза. Высота 2 м 28 см. Краеведческий музей, Штутгарт.


64–66. Каменная голова двуликого бога из Ляйхлингена (район Рейн-Вуппер). На фотографии даны два лица и вид сбоку. Более грубая, по сравнению с вышеописанными образцами, работа кельтских каменотесов северной рейнской группы, но клиновидный нос выполнен в той же манере, что и нос хольцгерлингенской статуи. Обратите внимание на приподнятые уголки губ, круглые выпуклые глаза и наличие ушей. Выступ у основания шеи и неровный нижний край свидетельствуют о том, что каменная голова венчала собой подобие колонны. Высота около 12 см. Краеведческий музей, Бонн.


67. Каменная статуя из Эфинье (французский департамент Верхняя Марна). Антропоморфное божество с изображением кабана — важного галльского символа в последний период независимости. Могла быть посвящена любому племенному богу. Стилистические особенности изображения кабана позволяют датировать работу I веком до н. э. Высота 26 см. Музей Сен-Жермен-ан-Ле.


68. Бронзовая статуя из Буре (французский департамент Сена и Уаза). Сделана из листовой бронзы, из шести деталей, соединенных вместе; отдельные элементы вычеканены, но голова и лицо полностью отлиты из металла. Сохранился один глаз из белого и голубого стекла. На шее — торк, ноги скрещены в так называемой йогической позе, которая могла быть привычной для кельтов. Статую принято считать работой бронзовых дел мастеров, специализировавшихся на котелках, и датировать ранней галло-римской эпохой. Недавно была предложена новая датировка: III век до н. э. Высота 41,3 см. Музей Сен-Жермен-ан-Ле.


69. Вотивная пластина, найденная при раскопках галло-римского поселения возле Ализ-Сент-Рен (французский департамент Кот-д'Ор), сохранила для нас слова галльского языка, записанные латинскими буквами, а упоминание в нижней строке названия «Алезия» помогло идентифицировать поселение. Именно здесь находилась крепость Алезия — последний оплот Верцингеторига в борьбе с римлянами. Первое слово надписи — латинское имя ее автора, остальные слова — галльские. «GOBEDBI» в четвертой строке означает «кузнецы» и созвучно с ирландским и валлийским эквивалентами. Само посвящение довольно туманно, но очевидно, что оно адресовано богу Кветису (Cuetis). Оригинал находится в Музее Алезии.



70. Бронзовая вотивная пластина с вычеканенным рисунком и надписью, найденная в Ла-Фандроль, Ализ-Сент-Рен. Изображение двухколесной повозки и лошади выполнено небрежно и схематично — по нему нельзя определить тип конской упряжи. Надпись содержит простое посвящение богине Эпоне, сделанное Сатигеном, сыном Солемниса. Эта пластина и другие вещественные доказательства свидетельствуют о том, что Алезия была важным центром культа Эпоны. Высота 14 см. Музей Сен-Жермен-ан-Ле.


71. Эмайн Маха (современный Наван-Форт), графство Арма, Ирландия. Вид с воздуха. Это место служило традиционным королевским центром уладам — народу, чьи деяния увековечены Ульстерским циклом древнеирландской эпической литературы. Земляные укрепления на холме, по-видимому, имели сакральное значение или предназначались для погребальных ритуалов. Богиня Маха — ирландский аналог Эпоны, ей так же присущ символизм, связанный с лошадью.


72. Алезия, вид с воздуха. На переднем плане — городок Ализ-Сент-Рен. Галльский оппидум стоял на холме, поселение простиралось на восток по склону, подступы к нему блокировались оборонительными укреплениями. Главные осадные сооружения Цезаря были сосредоточены на покатом склоне (на фотографии слева) и с другой стороны холма, где ныне проложена железная дорога на Ле-Лом. Галло-римский город, возведенный после победы над Верцингеторигом в 52 году до н. э., находился восточнее галльской крепости. По сравнению с другими оппидумами того периода Алезия не могла похвастаться ни размером, ни более мощными укреплениями. Вероятнее всего, выбор галльских мятежников, сделавших своим последним убежищем именно эту крепость, объясняется особым сакральным статусом Эпоны, «священной королевы», особо почитавшейся в тех краях.


73. Каменный рельеф из Байхингена (Вюртемберг). Изображение, не сопровожденное надписью, ясно и без того. Вверху, в центре, сидит Эпона, справа и слева от нее — тройки лошадей. В нижней части еще три лошади, погоняемые возницей, тащат четырехколесную повозку, справа представлена сцена заклания свиньи. Три тройки лошадей — важный мифологический символ. Высота каменной плиты 59 см. Краеведческий музей, Штутгарт.


74. Алтарь из Бёкингена (Вюртемберг), посвященный Таранукну. Один из многочисленных примеров упоминания в эпиграфике римской эпохи кельтского бога, чье имя созвучно или совпадает с именем Тараниса, о котором сообщает Лукан. Имя произошло от кельтского слова, означающего «гром», и могло быть эпитетом многих кельтских божеств. Высота алтаря 97,5 см. Краеведческий музей, Штутгарт.



75. Одна римская и три кельтские монеты, представленные на этой фотографии, интересны с точки зрения изображенных на них предметов и объектов культа. Кельтские монеты важны также для воссоздания географической картины денежного обращения в древней Европе, и среди них брит-тская монета особенно значима в плане исторических и лингвистических связей.


а — золотая монета из Паннонии, бывшая в ходу у бойев и других восточных кельтских племен, которые обитали на землях от Богемии до Нижнего Дуная. На аверсе — голова с двумя лицами, символ божества. На реверсе — лошадь, несущая всадницу; возможно, это изображение Эпоны или местного аналога богини природы;


b — золотая монета туронов, племени, жившего в окрестностях современного Тура. Композиция на реверсе скопирована с монет арвернов, бравших за образец статеры Филиппа II Македонского. Сцена изменена в духе кельтского мифологического символизма: акцент сделан на изображение лошади, декоративные элементы, присутствующие и на многих других галльских монетах, и фигуру возницы неопределенного пола с характерной кельтской прической; очертания колесницы лишь намечены;


с — золотая монета Тасциована, преемника, возможно сына, белгского короля Кассивелавна, противостоявшего Цезарю в Британии. На аверсе дано сокращенное написание имени Тасциована в сопровождении слова «RIСОН», которое представляет собой вариант кельтского слова, означающего королевский сан. Тасциован был первым из властителей кассивеллаунов, чье имя украсило монеты, а слово «ricon» стало достойным ответом королям атребатов на южном побережье, покорившимся Риму и довольствовавшимся латинским титулом «rех». На реверсе — изображение лошади, широко известный кельтский символ. Тасциован умер примерно в 15 году н. э., препоручив королевство заботам своего сына Кунобелина;


d — денарий Августа с монетного двора в Малой Азии. На реверсе изображено здание, нехарактерное для классической архитектуры и имеющее множество деталей, свойственных романо-кельтским храмам. Прямой связи с кельтами выявить нельзя, но есть некоторые указания на то, что они имели отношение к подобным монетам Августа; существует предположение, что здание, изображенное на монете, посвящено Юлию Цезарю. В этом здании можно опознать высокое святилище (cella), с одним окном над дверью, и колоннадой, которая, вместо того чтобы поддерживать фронтон, образует внешнюю крытую галерею. Архитрав несет надпись «IМР САЕSАR», на фронтоне изображена крылатая богиня победы в сопровождении двух воинов. Британский музей.



76. Фрагменты бронзового календаря, обнаруженные в Ко-линьи (Бур, французский департамент Эн), — древнейший крупный памятник кельтского письменного языка. На фотографии дана его левая часть. По филологическим и историческим признакам датируется концом I века до н. э. или, по крайней мере, периодом царствования Августа. По общей композиции произведение типично галльское, созданное, вероятно, местным ученым сословием — друидами, незадолго до их истребления. Сохранилось достаточно пластин, для того чтобы можно было определить изначальную величину календаря — 150 на 105 см — и сделать вывод, что он разделялся на 16 вертикальных колонок, составлявших таблицу последовательной смены 60 лунных месяцев и 2 добавочных («интеркалярных»). Возможно, последовательность месяцев составляла девятнадцатигодичный цикл, заключительная часть которого была представлена на недостающих пластинах. Каждый месяц делился на «светлую» и «темную» половины, переходная точка обозначалась словом «ATENOUX» — «возвращающаяся ночь», или «поворотная ночь». Дни пронумерованы от I до XV в «светлых» половинах и от I до XIV или XV в «темных». Некоторые дни помечены специальными аббревиатурами, а месяцы — сокращенными словами «МАТ» и «АNМ» — «хороший» и «не хороший», то есть благоприятный и неблагоприятный. Названия месяцев, по-видимому, придумали просвещенные составители календаря — рядовые члены варварского общества не нуждались в таком подробном делении года. Названия праздников не упоминаются, хотя есть указания на дни, соответствующие Бельтайну и Лугназаду, но Самайн, в Ирландии знаменовавший собой конец одного года и начало нового, не отмечен вовсе. Первая колонка начинается с интеркалярного месяца, затем следуют SAMON и DUMANN, в остальных колонках — по четыре месяца, за исключением девятой, в которую, как и в первую, вписаны два обычных месяца и один интеркалярный. Часто встречающиеся сокращения и тот факт, что календарь не был сакральным предметом, доступным лишь для избранных, свидетельствуют о широком распространении грамотности. Круглые вмятины возле каждой даты и другие признаки роднят галльский календарь с греческими образцами более раннего периода. Оригинал хранится в Лионском дворце искусств.


77. Аффингтон (Беркшир). Городище на вершинах меловых холмов было возведено носителями культуры железного века А. Примечательна конструкция оборонительной линии на подступах: валы расположены таким образом, что образуют «навесной» вход, возможно имевший двойные ворота и укрепленный бревнами. Обитатели покинули городище до того, как на меловом откосе появилось гигантское изваяние лошади. По стилистическим особенностям изображения установлено, что оно создано белгскими поселенцами в конце I века до н. э. или чуть позже. Возможно, оно было связано с местом поклонения либо служило меткой племенных владений. Длина изваяния 111,3 м.


18. Центральная группа земляных сооружений на холме Тары, графство Мит, Ирландия. В древнеирландской литературе этот холм — важнейший королевский центр, а его географическое положение и прекрасный обзор с вершины известнякового гребня (лежащие вокруг пастбищные угодья — как на ладони) объясняют его выбор для ранних поселений. Древнейший исторический памятник на холме — могильная камера под курганной насыпью; круговые укрепления относятся к традиционно датируемому периоду завоеваний (первые века до и после наступления христианской эры). В процессе археологических раскопок найдена римская глиняная утварь, датированная 1—111 веками н. э., но сооружения, представленные на фотографии, предназначались, по-видимому, для проведения погребальных или иных обрядов, а не для обитания.


79. На последней фотографии представлен медальон, украшающий бронзовую раку из Мойлоу (графство Слайго). Сердцевину медальона составляет серебряная пластина с ажурным трискельным орнаментом, вокруг — бронзовый обод со вставками выемчатой эмали и стекла; навершия симметричного креста вынесены за пределы круга. Эта вещица включена в иллюстративный материал книги как напоминание о кельтском наследии в культуре Европы, преображенном ирландской церковью. Диаметр медальона примерно 3 см. Национальный музей, Дублин.



Просмотров: 5064