коллектив авторов

Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

11. Поход в Индию в 1398-1399 годах

 

Недолго Тамерлан жил в Самарканде: беспокойное властолюбие вскоре увлекло его на войну в Индию. Узнав о беспорядках и междоусобиях, раздиравших эту страну, он предназначил для похода 92 000 воинов. Число это соответствовало числу имен Магомета, что он принял или, вернее сказать, хотел, чтобы войска его приняли за счастливое предзнаменование. Из них 30000 конницы, находившейся в Кандагаре, составляя правое крыло, должны были следовать через проходы Соломоновых гор и, перейдя через р. Инд, взять г. Мултан. Войска эти выступили в поход гораздо раньше прочих войск и овладением г. Мултана, бывшего в то время одним из важнейших городов Индии, должны были приготовить опорный пункт для дальнейших предприятий. Другие 30 000 конницы, составляя левое крыло, выступили из Кабула и, переправясь через Инд, вероятно у Аттока, имели назначение вторгнуться во владения Лагор. Сам Тамерлан, с остальными 32 000, выступил из Самарканда в марте 1398-го года и направился на Термед, где по устроенному на судах мосту, перешел через р. Аму-Дарью. Отсюда он двинулся на Хулум, Азник и, перейдя через горы Балхан (вероятно, отрог Гндукуша), направился на Индераб, для предприятия частной экспедиции в Каферистан. Взяв с собою 10000 войск, он обходит с ими отрог Гиндукуша на Пардыс (Пардай) и оттуда на Кавук. Оставя здесь лошадей с значительным прикрытием и дозволив взять их с собою только одним начальникам, он направился через хребет Гиндукуша, избрав для перехода его самое трудное место, чтобы напасть на жителей врасплох. Так как снег на горах днем от солнечного жара (в июне месяце) был столь рыхл, что не держал лошадей, то пока не спадал жар, Тамерлан стоял на месте, приказывая подстилать под лошадей войлоки, чтобы они не провалились, а с наступлением ночи, когда снег делался тверже, пускался в путь и таким образом беспрепятственно дошел до перевала через горы Гиндукуша. Здесь войска его спустились с крутизны их почти так, как в наше время французы спускались с высот Сен-Бернарда: одни лежа на спине, другие держась за веревки, словом - кто как мог и как умел. Тамерлана спустили на веревках в небольшом челноке. Спустившись с гор и перейдя через реку (вероятно Камех), Тамерлан истребил большую часть их. По словам Шерефэддина, они были идолопоклонники, одевались в платье черного цвета, роста были высокого и говорили на неизвестном языке, которого в отряде никто не понимал, хотя тут находилось множество разноплеменных народов. И так жители Каферистана и до сих пор почти ни в чем не изменились. Окончив эту экспедицию и отыскав удобнейшую дорогу, Тамерлан возвратился в Кавук и оттуда направился в Кабул. Выступя (20-го сентября) из Кабула, он перешел через Инд (11-го октября), вероятно, близ нынешней кр. Дера-Измаэль-хан. От Инда он направился на р. Джелум и, дойдя в 6 дней до впадения ее в р. Дженаб, переправился через эте реку по мосту. 23-го октября он пошел на г. Тулумба, куда и прибыл 29-го октября. Движение к югу он делал для соединения с правым крылом, которое было послано для овладения укрепленным городом Мултаном. Осада этого города продолжалась 6 месяцев, и только голод принудил жителей к сдаче. Но осаждавшие потерпели не менее осажденных. От дождей и наводнений реки Дженаб или, вернее, от влажных трав, перемены климата, корма и воды и от мокроты у степных лошадей их развились болезни, от которых почти все они пали, так что войска правой колонны, по взятии Мултана, сами заключились в нем. С приближением Тамерлана, они вышли из крепости на соединение с ним и прибыли 11-го ноября в стан его на берегу р. Биа, в самом жалком виде, одни пешком, другие на волах. Тамерлан для приведения этих войск в надлежащее состояние приказал выдать им 30000 лошадей.

Через р. Биа войска переправились частью на судах, частью вплавь. Переправа продолжалась три дня. Отсюда Тамерлан пошел вверх по левому берегу р. Биа, как для сближения с левым своим крылом, так и для наказания жителей г. Дипалпура которые, приняв монгольский гарнизон из 1000 человек, высланный к ним от войск, осаждавших Мултан, и узнав потом о бедственном положении этих войск, вырезали весь гарнизон.

Занятие значительным гарнизоном г. Дипалпура, лежавшего при р. Биа, на прямом пути от г. Кандагара в Дели, и, следовательно, имевшего средства к переправе через эту реку, показывает, что Тамерлан предполагал двигаться этой дорогой, но несчастье, постигшее войска правого крыла, заставило его отклониться к югу.

Жители города Дипалпура, с приближением Тамерлана, укрылись в кр. Батнир, лежавшую среди степи и почитаемую весьма сильною. 21-го ноября Тамерлан с 10000 войск пошел осаждать ее, приказав армии с обозами следовать прямою дорогой к г. Дели; 26-го ноября он овладел крепостью и 30-го, забрав значительную добычу, выступил обратно на города Серести (Серрах) и Фатиабад (3-го декабря) и 8-го декабря у г. Самине соединился с войсками, от которых отделился у г. Дипалпура. Здесь Тамерлан остановился на несколько дней в ожидании прибытия обозов.

12-го декабря присоединились к армии войска левого крыла, которые из Кабула двигались в Индию особою дорогой (без сомнения, переправясь через р. Инд у Атока, они шли на Логор), покорив во время следования своего множество народов и городов.

От г. Самине армия шла тремя колоннами: центр и обозы следовали по прямой дороге к г. Дели, а правое и левое крылья по боковым дорогам.

Средняя колонна, двигаясь на Ассенди и Тоглокнур, 21-го декабря прибыла в Панипат; 24-го декабря правое крыло от Канигуна было направлено для овладения замком Джеханнемай, лежавшим возле реки Джумны, в двух фарсангах от г. Дели. По овладении этим пунктом, оно опять соединилось с главными силами. 26-го декабря, перейдя через р. Джумну, войска направились к г. Луни. В окрестностях этого города были превосходные пастбищные места, почему занятие его было весьма важно для армии, составленной из конницы. Овладев г. Луни, Тамерлан возвратился к замку Джеханнемай, куда прибыл 28-го декабря. Здесь он созвал военный совет, для совещания, каким образом осаждать г. Дели; было решено: собрав большое количество хлеба и других запасов в замке Джеханнемай, начать блокаду этого обширного города. Для выполнения этого предположения, немедленно посланы были, по обыкновению монголов, отряды для собрания запасов и опустошения окрестностей г. Дели.

Между тем Тамерлан осмотрел окрестности замка, для избрания места, где можно было бы с выгодою дать сражение и увлечь туда неприятеля.

В это время Тамерлану донесли, что со времени перехода через р. Инд, в стане набралось более 100000 пленных индийцев, частью идолопоклонников, частью гебров, которые, находясь в тылу армии, могли возмутиться, если бы, во время сражения с войсками Махмуда, султана г. Дели, им удалось освободиться; что перед этим, когда 10000-й отряд индийской пехоты, с частью конницы и слонами, вышел из Дели для сражения, то на лицах пленных изображалась радость. Это изъявление радости, внушенное надеждой скорого освобождения, в глазах свирепых победителей казалось преступлением и было причиною гибели пленных. Тамерлан, под опасением строжайшего наказания, приказал всех их умертвить - и 100000 индийцев, имевших несчастье возбудить подозрительность завоевателя, в несколько часов пали под ножами кровожадных убийц. Для надзора же и охранения пленных женщин, детей и обозов Тамерлан приказал отрядить с каждого десятка по одному человеку. Из этого ужасного случая можно видеть, какие огромные обозы с добычей следовали за монгольскими завоевателями.

30-го декабря Тамерлан двинулся от г. Луни к востоку и, созвав начальников войск, объяснял им правила военного искусства и давал советы, как в настоящих обстоятельствах следовало поступать для одоления неприятеля. После этого он направился обратно к г. Дели, куда прибыли 1 января 1399 года и, перейдя через реку Джумну, расположился на ее берегу.

Для чего Тамерлан произвел это движение? Из описания похода в Индию Шерефэддина нельзя видеть причины. Думал ли он этим движением выманить султана Махмуда из Дели и вовлечь его в сражение или предпринял движение только для того, чтобы опустошить окрестности к востоку от г. Дели и собрать большее количество запасов?

Расположась лагерем у г. Дели, войска, по обыкновению, приняли предосторожности от внезапных нападений - окопались рвом, сделали ограду из кольев, оплели ее ветвями, позади ограды располагали буйволов, связывая им ноги и привязывая одного к другому (вероятно, на ночь), за ними поставили щиты и потом уже свои палатки.

В следующий день султан Махмуд выступил из Дели, чтобы дать сражение. Он имел 10000 хорошо вооруженной конницы, 40000 такой же пехоты и множество слонов, защищенных от стрел, пик и сабель толстыми покрывалами; клыки их были вооружены большими ножами, намазанными ядом; на спинах слоны имели башни, в которых были воины, вооруженные арбалетами, и стрелки. Возле слонов шли метатели горшков с огнем, с зажженною смолой или нефтью и ракет с железными наконечниками, которые, как выражается Шерефэддин, упадая на землю, производили множество ударов.

Но это новое для воинов Тамерлана оружие не вселяло в них такого страха, как слоны, о которых они воображали, что никакая человеческая сила не могла сопротивляться этим огромным животным, которые могли вырывать деревья с корнями и бросать людей, как легкие камешки. Тамерлан, узнав об этом преувеличенном мнении его воинов о силе слонов и напрасном страхе их, заблаговременно принял следующие меры: приказал наделать железных рогулек, для бросания их под ноги слонам во время их наступления; чтобы испугать слонов и произвести между ними беспорядок, велел к головам и бокам буйволов (по другим сведениям - верблюдов) привязать ветви колючих деревьев и пуки соломы, зажегши которые, пустить буйволов на слонов; воинам приказал поражать стрелами и копьями и рубить мечами хоботы слонов, а не тело их, защищенное толстыми кожами и трудно просекаемыми попонами. Эти меры возбудили храбрость воинов и имели полный успех.

Боевой порядок султана Махмуда состоял из правого крыла, центра, левого крыла и линия слонов впереди. Тамерлан построил свои войска по обыкновению в две линии с резервом. Сражение началось на флангах армии. После упорного боя, в котором правитель г. Дели, Шах-Мансур, пробился было до резерва Тамерлана, но был убит одним из его сыновей, войска Тамерлана, поражая слонов в хоботы, успели наконец обратить их в бегство и произвести этим в рядах неприятеля беспорядок: слоны бросились на оба крыла своих войск и опрокинули их. Тамерлан, заметя расстройство неприятеля, двинул вперед центр армии, врезался с ним в самую линию слонов и, убив большую часть их, обратил неприятеля в совершенное бегство. Преследование довершило поражение и продолжалось до самых стен города. Тамерлан, пользуясь смятением неприятеля, подъехал к стенам Дели, осмотрел свойства укреплений, предполагая, если можно было, приступить к овладению городом открытою силой. Но в следующую ночь султан бежал из города через противоположные ворота, и богатый г. Дели сдался без боя 4-го января и был разграблен.

После завоевания г. Дели, Тамерлан уже не встретил в Индии большого сопротивления, и движение его к Гангу и потом возвращение вдоль южной подошвы Гималайского хребта ознаменовались не столько победами, сколько грабежом, убийствами и опустошением пройденных земель.

Выступая из г. Дели 18-го января и сделав несколько переходов вниз по р. Джумне, Тамерлан переправился на другую сторону ее, предавая по пути всё огню и мечу.

26-го января, поруча одному из эмиров вести обозы вдоль р. Карасу, а левое крыло отрядив вверх по р. Джумне, для разорения земель и истребления гебров, Тамерлан с остальными войсками направился к р. Гангу. Переправя вплавь часть воинов на противоположный берег ее и следуя в то же время с главными силами вверх по реке, он прибыл в г. Токлокнур. Здесь, узнав, что гебры на 48-и судах плыли по р. Гангу, он приказал напасть на них; неустрашимые воины его, несмотря на быстроту реки, бросились на лошадях вплавь, одни из них поражали неприятеля стрелами, другие, достигнув судов, хватались за них и нападали с мечами в руках. Гебры до того растерялись, что не оказали почти никакого сопротивления, и войска без труда овладели большею частью судов. Бой конницы, в волнах быстрой реки, с неприятелем, находившимся на судах, едва ли не единственный пример в военной истории.

Тамерлан, при всей своей осторожности и рассудительности в соображениях, как полководец, любил, однако, подобно Александру Македонскому, отваживаться иногда, как простой воин, на самые смелые предприятия. Узнав однажды, что на противоположном берегу р. Ганга собралось до 10000 индийских пехоты и конницы, он с находившимися в собственном его конвое 1000 челов. конницы (к которым потом присоединились еще 500 челов.) переплыл через Ганг, напал на неприятеля и обратил его в бегство.

Как доказательство, что побудительной причиной похода Тамерлана в Индию было желание добычи, можно здесь заметить, что под конец вышеозначенного сражения у него в распоряжении осталось только 100 челов., которые должны были сражаться с многочисленною толпою гебров в ущелье, называемом купелью Ганга и образуемом горами, примыкавшими к восточному берегу Ганга. Остальные воины его конвоя были отряжены для завладения и охранения добычи, состоявшей в верблюдах, рогатом скоте, золотых и серебряных украшениях. К счастью для Тамерлана, подоспели его главные силы и он выпутался из опасного положения.

Желая проникнуть в ущелье, он дал приказ атаковать его. Гебры, по-видимому, хотели упорно защищаться, но крики воинов, игра труб и бой барабанов, отражаясь в горах и повторяясь эхом с разных сторон и в различных направлениях и изменениях звука, до того напугали этих несчастных, что они опрометью бросились бежать, оставя своим врагам значительную добычу. Вообще жители Индостана так были напуганы войсками Тамерлана, что последний неоднократно приказывал нападать на ущелья подобным образом и всегда с успехом.

Если Тамерлан не насытился убийством, то воины его насытились добычей, которая была так велика, что армия едва передвигалась и делала переходы не более 30 верст. Узнав, что при разделе добычи богатые и влиятельные из воинов захватили более других и получили от 400 до 500 быков, Тамерлан приказал разделить добычу поровну и потом дал приказ к обратному походу. К движению в обратный путь побудило его полученное известие о вторжении войск Баязета в пограничные его владения и о возмущении в Грузии. По крайней мере, сам Тамерлан приписывает этим известиям возвращение свое из Индий.

Отрядив часть войск на Лагор, а с другими следуя вдоль хребта Гималаев, Тамерлан 8 февраля перешел через р. Джумну, 15-го марта прибыл к большому городу Тшамба, а 20 марта, перейдя через р. Дженаб, направился вдоль границ Кашмира. Если он был варвар как завоеватель, то в отношении к своим воинам был очень внимателен и человеколюбив. Узнав при переправе через Дженаб вплавь, что несколько слабых воинов утонуло, он приказал немедленно дать собственных своих лошадей и мулов, способных для плавания, тем из воинов, которые нуждались в них.

Во время переправы его войск через р. Дженаб, он получил из Тавриза известие о положении дел в Багдаде, Египте, Сирии, Анатолии, Кипчакской орде. Сведения эти, вероятно, были не слишком успокоительны, потому что вслед за получением их Тамерлан, приказав военачальникам отдельных частей направляться по назначенным им дорогам к Инду, сам поспешил в Самарканд. Следуя степью Джелали, 28-го марта он прибыл к Инду, перешел через него по мосту, устроенному заблаговременно на судах эмирами города Бану и замка Нагаза. Замок Нагаз был построен по приказанию Тамерлана, при его отправлении в Индию, для обеспечения Кейберских ущелий от горных афганов и обуздания этих грабителей. Прибыв в этот замок 30 марта, Тамерлан послал в Азербайджан известие о своих победах, вероятно, для устрашения врагов, так как в это время против него составлялся сильный союз между Баязетом и султанами египетским и багдадским.

Просмотров: 3057