коллектив авторов

Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Шильтбергер И. О Тамерлане

 

…Выше было сказано, каким образом Баязит прогнал Отмана из города Севастии. Этот Отман, будучи подданным Тамерлана, жаловался ему и просил у него пособия для возвращения отнятого у него Баязитом царства Севастии. Тамерлан на это согласился и послал к Баязиту с требованием, чтобы он возвратил это царство. Но Баязит велел ответить ему, что не уступит завоеванного мечом края, который ему самому пригодится не хуже, чем Тамерлану. Последний тогда собрал до миллиона войска, приступил к Савастии и осадил ее в течение двадцати одного дня. Наконец, велев подкопать городскую стену, он успел овладеть и городом, где находилось пять тысяч всадников, посланных туда Баязитом. Все они были зарыты живыми, потому что, при сдаче города, комендант получил от Тамерлана обещание, что не прольет их крови. Затем город был разрушен, а жители отведены в страну Тамерлана. В числе пленных, вывезенных из города, было девять тысяч девиц. От Сиваса, пред которым потеря Тамерлана составляла более трех тысяч человек, он возвратился восвояси.

Лишь только Тамерлан возвратился в свой край, как Баязит с трехсоттысячным войском напал на принадлежавшую Тамерлану Малую Армению, овладел главным ее городом Эрцингианом и пленил владетеля сего города Тагертена; после всего возвратился в свое царство. Когда же Тамерлан всё это узнал, то собрал миллион шестьсот тысяч человек и выступил против Баязита, который противопоставил ему миллион четыреста тысяч человек. Оба войска встретились близ Ангоры, и в пылу сражения тридцать тысяч Белых Татар, поставленных Баязитом в первом ряду боевого строя, перешли к Тамерлану. Тем не менее сражение, возобновляемое два раза, осталось нерешенным, пока Тамерлан не приказал выдвинуть вперед тридцать два вооруженных слона и тем заставить Баязита бежать с поля битвы. Он надеялся найти спасение за горами, куда поскакал со свитою из тысячи всадников; но Тамерлан, приказав окружить эту местность, принудил его сдаться, а затем занял его государство, в котором пробыл восемь месяцев. Возя с собою своего пленника, он овладел также его столицей, откуда вывез его сокровища и столько серебра и золота, что для перевозки потребовалась тысяча верблюдов. Он желал вести Баязита в свою собственную землю, но султан скончался на пути. Таким образом я попался в плен к Тамерлану, которого провожал в его страну, где состоял при нем. Всё выше мною упомянутое случилось в продолжение того времени, которое я провел у Баязита.

По возвращении своем из счастливого похода против Баязита, Тамерлан начал войну с королем-султаном, занимающим первое место среди владетелей языческих. С войском, состоящим из миллиона двухсот тысяч человек, он вторгся во владения султана и начал осаду Галеба, в котором считалось до четырехсот тысяч домов. Начальник сего города сделал вылазку с восемьюдесятью тысячами человек, но был принужден возвратиться и потерял много людей даже во время отступления. Четыре дня спустя, Тамерлан овладел предместьем и велел бросить обитателей его в городской ров, а на них лес и навоз, так что этот ров, выкопанный в скале, был засыпан в четырех местах, хотя имел двенадцать сажен глубины. Затем город был взят приступом. Оставив в нем гарнизон и взяв с собою пленного коменданта, Тамерлан приступил к другому городу, называемому Урум-Кала, который принужден был сдаться. Оттуда он отправился к городу Айнтаб, который был взят после девятидневной осады и разграблен; после чего двинулся к городу Бегесна, который пал после пятнадцатидневной осады и где был им оставлен гарнизон. Упомянутые города - главные в Сирии после Дамаска, куда затем он направил свой путь. Узнав об этом, король-султан велел просить его, чтобы он пощадил этот город или, по крайней мере, находившийся в нем храм, на что Тамерлан согласился. Приведенный храм так велик, что имеет с наружной стороны сорок ворот. Внутри он освещается двенадцатью тысячами лампад, которые зажигают по пятницам; в другие дни недели горит только девять тысяч. Между ними есть много золотых и серебряных, освященных королями-султанами и вельможами. По отступлении Тамерлана, король-султан выступил из своей столицы Каиро с войском, состоящим из тридцати тысяч человек, и отрядил двенадцать тысяч в Дамаск, надеясь опередить Тамерлана. Когда же сей последний приблизился, король-султан возвратился в свою столицу. Преследуемый Тамерланом, он по утрам велел отравлять пастбища и воды в тех местностях, где проводил ночь, так что у Тамерлана пропадало столь много людей и скота, что он принужден был прекратить преследование. Зато он снова обратился против Дамаска, которым не мог овладеть хотя осада уже продолжалась три месяца, в течение коих сражались ежедневно, пока приведенные двенадцать тысяч воинов, видя, что им не посылали подкрепления, просили Тамерлана, чтобы он дал им охранительный лист для выхода из города, на что он согласился. По их удалении ночью, Тамерлан велел штурмовать город и овладел им. Вскоре представился пред ним кади или, по-нашему, епископ, пал к его ногам и умолял его, чтобы он пощадил его и прочих членов духовенства. Тамерлан велел им отправиться в храм, что они и сделали, взяв с собой жен и детей и много других людей, так что считали около тридцати тысяч людей, искавших спасения в храме. Тогда ворота его, по приказанию Тамерлана, были заперты; кругом он был обложен дровами, которые были зажжены, так что все погибли в пламени. Он также приказал своим воинам, чтобы каждый представил ему по голове человеческой и, по истечении трех дней, употребленных на исполнение сего приказания, велел воздвигнуть три башни из этих голов и разрушить город. Затем отправился в другой край, называемый Шурки и населенный одними номадами, которые покорились и должны были снабдить его воинов съестными припасами, в коих они терпели большой недостаток во время осады города, столь богатого пряностями. Оставив гарнизоны в завоеванных городах, Тамерлан возвратился в свои земли.

По возвращении из владений короля-султана, Тамерлан с миллионом войска выступил против Вавилона. Узнав о его приближении, король вышел из города, оставив в нем гарнизон. После осады, продолжавшейся целый месяц, Тамерлан, приказавший копать мины под стеною, овладел им и предал его пламени; после сего велел на пепелище посеять ячмень, ибо он поклялся, что разрушит город окончательно, так что не будет возможности узнавать мест, где стояли дома. Потом обратился против замка, окруженного водою, в котором хранились сокровища короля.

В невозможности овладеть замком иначе, Тамерлан велел отвести воду, под которой нашли три свинцовых сундука, наполненных золотом и серебром и мерою каждый две сажени в Длину и одну сажень в ширину. Короли этим способом надеялись спасти свои сокровища в случае взятия города. Велев унести эти сундуки, Тамерлан также овладел замком, где оказалось не более пятнадцати человек, которые были повешены, прочем, в замке нашли также четыре сундука, наполненных золотом, которые были также увезены Тамерланом. Затем, овладев еще тремя городами, он, по случаю наступления знойного лета, должен был удалиться из этого края.

Возвратившись из Вавилонии, Тамерлан приказал всем подданным, чтобы они, по истечении четырех месяцев, были готовы для похода в Малую Индию, отдаленную от его столицы на расстояние четырехмесячного пути. Выступив в поход с четырехсоттысячным войском, он должен был пройти чрез безводную пустыню, имевшую в протяжении двадцать дней перехода. Оттуда прибыл в гористую страну, чрез которую пробрался только в восемь дней с большим трудом, так что часто приходилось привязывать верблюдов и лошадей к доскам, дабы их спускать с гор.

Далее проник он в долину, которая была так темна, что воины в полдень не могли видеть друг друга. Из этой долины, длиною в половину дневного перехода, прибыл он в нагорную страну трехсуточного протяжения, а оттуда в прекрасную равнину, где находилась столица края. Устроив лагерь свой в этой равнине у подошвы покрытой лесом горы, через которую прошел, он велел сказать королю этого края: «Мир Тимур гелди», т.е. «Сдавайся, государь Тамерлан пришел». Король велел отвечать ему, что он с ним разделается мечом, и готовился выступить против Тамерлана с четырьмястами тысяч воинов и сорока слонами, приученными к бою и навьюченными каждый башнею, в которой помещалось десять вооруженных людей. Тамерлан выступил ему навстречу и охотно начал бы сражение, но лошади не хотели идти вперед, потому что боялись слонов, поставленных королем впереди строя. Поэтому Тамерлан отступил к вечеру и советовался со своими сподвижниками, каким образом поступить, чтобы преодолеть слонов. Один из полководцев, по имени Солиман-шах, советовал избрать известное число верблюдов, нагрузить их лесом и, зажегши его, пустить их против слонов. Он полагал, что слоны, боящиеся огня, обратились бы в бегство пред горящим лесом и криком верблюдов. Тамерлан, следуя этому совету, велел приготовить двадцать тысяч верблюдов и зажечь наложенные на них дрова. Когда они явились в виде неприятельского строя с слонами, последние, устрашенные огнем и криками верблюдов, обратились в бегство и были преследуемы воинами Тамерлана, причем большее число этих животных были убиты. Король тогда возвратился в свою столицу, которую Тамерлан осаждал десять дней. Между тем король начал с ним переговоры и обещал платить два центнера индийского золота, которое лучше аравийского; кроме того, он дал ему еще много алмазов и обещал выставить, по его требованию, тридцать тысяч человек вспомогательного войска. По заключении мира на этих условиях, король остался в своем государстве; Тамерлан же возвратился домой со слонами и богатствами, полученными от короля.

По возвращении из Малой Индии, Тамерлан послал одного из своих вассалов, по имени Кепек, с десятитысячным корпусом в город Султание, дабы ему привезть хранившиеся там пятилетние подати, собранные в Персии и Армении. Шебак, принятии этой контрибуции, наложил ее на тысячу подвод и писал об этом своему другу, владетелю Масандерана, который не замедлил явиться с пятьюдесятьютысячным войском, и вместе с другом своим и с деньгами возвратился в Масандеран. Узнав об этом, Тамерлан послал за ними в погоню большое войско, которое, однако, не могло проникнуть во внутренность Масандерана, по причине дремучих лесов, которыми он покрыт. Поэтому они требовали подкрепления у Тамерлана, который послал еще семьдесят тысяч человек с приказанием проложить себе дорогу через леса. Они, действительно, срубили лес на протяжении мили, но этим ничего не выиграли, а потому были вызваны Тамерланом после того, как они донесли ему о своей неудаче. Затем он напал на королевство Испагань и требовал сдачи столицы оного, того же имени. Обитатели согласились и представились перед ним с женами и детьми. Он принял их благосклонно и вышел из сего края, взяв с собою владетеля его, именуемого Шахиншах, и оставив в городе гарнизон из шести тысяч человек. Но вскоре эти последние были перебиты восставшими жителями, лишь только они узнали об удалении Тамерлана. Сей последний тогда возвратился, но в течение пятнадцати дней не мог овладеть городом. Поэтому он предложил жителям мир под условием, чтобы они ссудили ему двенадцать тысяч стрелков для какого-то похода. Когда же эти воины были к нему посланы, он велел у каждого из них отрезать большой палец на руке и в таком виде отослал их обратно в город, который вскоре был взят им приступом. Собравши жителей, он приказал умертвить всех выше четырнадцатилетнего возраста, щадя таким образом тех, которые были моложе. Головы убитых были сложены вроде башни в центре города; затем велел отвести женщин и детей на поле вне города и детей моложе семи лет поместить отдельно; воинам же своим приказал наехать на них на своих лошадях. Собственные советники и матери этих детей пали тогда пред ним на колени и умоляли его пощадить их. Но он, не внимая их просьбам, возобновил свое приказание, которое, однако, никто из воинов не мог решиться выполнить. Сердившись на них, он тогда сам наехал на детей и говорил, что хотел бы знать, кто осмелился бы не последовать за ним. воины тогда принуждены были подражать его примеру и растоптать детей копытами своих лошадей. Всего их считали коло семи тысяч. Наконец, он велел сжечь город и увел жен и детей в свою столицу Самарканд, в которой не был двенадцать лет.

Около сего времени Великий хан, король китайский, отправил Тамерлану посланника с свитою из четырехсот всадников, дабы требовать от него платежа дани, следуемой ему за пять лет. Тамерлан, взявши посланника с собою в Самарканд, отослал его оттуда обратно с ответом, что он хана считал не верховным владетелем, но данником своим и что он лично посетит его. Затем приказал известить всех своих подданных, чтобы они готовились к походу в Китай, куда отправился с войском, состоящим из восьмисот тысяч всадников. После месячного перехода он прибыл к пустыне, простиравшейся на семьдесят дней; но после десятидневного перехода в этой пустыне, он должен был возвратиться, потеряв много народа и животных, по причине недостатка воды и чрезвычайно холодного климата этой страны. По возвращении в свою столицу он заболел.

Можно заметить, что три неприятности были причинами болезни Тамерлана, которая ускорила его смерть. Во-первых, он был огорчен тем, что его наместник похитил у него подать; затем нужно знать, что младшая из трех жен его, которую он весьма любил, в его отсутствие связалась с одним из его вельмож. Узнав, по возвращении своем, от старшей жены о поведении младшей, Тамерлан не хотел верить ее словам. Поэтому она ему сказала, чтобы он пошел к ней и заставил бы ее отворить сундук, где найдет драгоценный перстень и письмо от ее любовника. Тамерлан сделал то, что она ему советовала, нашел перстень и письмо и хотел узнать от своей жены, от кого она их получила. Она тогда бросилась к его ногам и умоляла его не гневаться, так как эти вещи ей были даны одним из его приближенных, но без худого умысла. Тамерлан однако вышел из ее комнаты и велел ее обезглавить; затем послал пять тысяч всадников в погоню за подозреваемым в измене сановником; но сей последний, вовремя предостереженный начальником посланного за ним отряда, спасся с женами и детьми, в сопровождении пятисот человек в Масандеране, где был вне преследований Тамерлана. Последний до такой степени принял к сердцу смерть жены и бегство своего вассала, что скончался. Его похороны были празднуемы во всём крае с большим торжеством; но замечательно, что священники, находившиеся в храме, по ночам слышали его стоны в течение целого года. Тщетно друзья его надеялись положить конец этим воплям, раздавая много милостыни бедным. Поэтому священники, посоветовавшись, просили его сына, чтобы он отпустил на родину людей, вывезенных отцом из разных стран в особенности в Самарканд, куда им послано было много ремесленников, которые принуждены были там на него работать Они все были, действительно, отпущены на волю, и тотчас вопли прекратились. Всё, мною до сих пор описанное, случилось во время шестилетней службы моей у Тамерлана.

Должно знать, что Тамерлан оставил двух сыновей. У старшего Шах-Роха был сын, которому Тамерлан оставил свою столицу со всеми от нее зависящими областями. Каждому из сыновей своих, Шах-Роху и Миран-шаху, дал он по королевству в Персии со многими другими землями, в состав ее входившими. По смерти Тамерлана, я попал к сыну его Шах-роху, которому принадлежало королевство Хорасан с столицею Герат. Здесь я остался при сыне Тамерлана Миран-шахе. Младший сын Тамерлана владел в Персии королевством Тебрис, но был оттуда изгнан, по смерти отца, наместником по имени Иосиф. Миран-шах просил пособие у брата, который пришел к нему на помощь с войском в восемьдесят тысяч человек, из коих отрядил тридцать тысяч под непосредственное начальство Миран-шаха, у которого кроме того, было сорок две тысячи воинов. С ними он отправился против Иосифа, который шел ему навстречу с шестьюдесятьютысячным войском. Они сражались целый день без решительного успеха на чьей-либо стороне. Уже когда Шах-Рох, по просьбе брата, соединился с ним, они успели прогнать Иосифа и возвратить власть Миран-шаху. Между тем две страны, Курдистан и Малая Армения, были также завоеваны Иосифом. Шах-Рох отнял у него и эти земли и передал их брату, после чего возвратился в свои земли, оставив у брата двадцать тысяч человек вспомогательного войска, при котором состоял и я.

По истечении года, который прошел в мире, Иосиф снова напал на Миран-шаха с большим войском, которому последний противопоставил четыреста тысяч человек. Оба неприятеля встретились в равнине Карабаг, где, после двухдневной борьбы, Миран-шах был разбит и даже взят в плен. Вскоре Иосиф велел его казнить, и вот по какой причине: брат Миран-шаха, по имени Джигангир, был убит братом Иосифа Миср; последний, на которого затем напал Миран-шах, был им взят в плен и предан смерти. Теперь Иосиф хотел отомстить смерть брата над Миран-шахом. Велев поставить его голову на копье, он выставил её пред стенами Тебриса, дабы город этот скорее сдался. Действительно, жители, видя, что государь их погиб, со всем королевством покорились Иосифу.

Просмотров: 1420