А. А. Сванидзе

Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

2. Дворянство и торговля

 

В большинстве случаев стурманы использовали свои резиденции и связи в городах для сношений с купцами-экспортерами, в том числе иноземцами. Так поступал, например, Нильс Йёнссон, из старого – с XIII в. – и очень заметного шведского рода Уксеншерна. Нильс Йёнссон в 30-е годы XV в. держал лен и замок Стэкехольм; через своих личных агентов он закупал в Данциге провиант и другие товары для своего замка и ввозил все это в страну1308.

Губернатор стокгольмского замка в начале XV в. Бу Дьюре имел доли в одном или нескольких кораблях и экспортировал железо-осмунд, кожи, сало и другие товары из Стокгольма в Данциг1309. Нильс Классон Спарре, бывший в конце XV в. комендантом крепости Эльвсбург, а затем Стэкехольм, имел большие корабли для торговли с Англией, Шотландией, Голландией и др. В 1497 г. он послал в Амстердам специальный корабль с грузом древесины1310. Губернатор абоского замка и лена Эрик Аксельссон (Тутт) оборудовал корабль для вывоза меди1311. Крупный землевладелец Абрахам Бродерссон посылал в Любек большие партии масла1312. Рыцари Аксель Лейонхувуд и Магнус Браге имели свои торговые корабли1313.

Степ Бенгтссон, из богатого и знатного шведского рода Бьельке1314, губернатор Нючёпинга в 90-е годы XIV в. и доверенное лицо королевы Маргариты (умер в 1408 г.), был тесно связан с цехом стокгольмских ювелиров и, поселившись на старости лет в Стокгольме, вел с ними дела. Его родич губернатор Стэкехольма Педер Турессон [Бьельке] в начале XVI в. имел корабли, на которых перевозил свои товары и товары вестервикских купцов. Два груженых корабля, принадлежащих Бьельке, были разграблены морскими разбойниками около Вестервика в 1514 г. Брат Педера Эрик Турессон Бьельке имел леи в Финляндии с Выборгом и также участвовал в торговле1315. Обладатель Стэгебургского лена и замка в 1487-1492 гг. Грегерш Маттсон регулярно отправлял в Данциг полученные в качестве рент ячмень, масло, мясо, рыбу, пиво, свинину и пр. и закупал в Стокгольме соль и хмель. Он купил также 9 шп хмеля у двух заехавших в Стэгебург кенигсбергских купцов, расплатившись с ними маслом, ячменем, лососем и железом1316.

Член Государственного совета Тённе Веркерссон Паршберг построил в Мальме лавку, в которой шла торговля импортным пивом и продуктами питания (конец XV в.). Магистрат Мальме жаловался королю Хансу, что это наносит большой ущерб городу и интересам короля, поскольку товары для лавки ввозились Паршбергом беспошлинно и бесконтрольно. 21 февраля 1489 г. король Ханс приказал разрушить эту лавку и относящиеся к ней строения, на что Паршберг был вынужден согласиться1317.

Более всего известно о торговле в XV в. двух знатных семейств: Сварте Скопунг (Svarte Skånung, "Черный Скопец") и Тутт. Семья Сварте Сконунг имела лены, владения и связи в йётских вемлях1318, она развернула крупную торговлю в Швеции и за ее пределами. Один из представителей семьи, губернатор стокгольмского замка в 1485-1487 гг. Филипп Йёнссон, вел широкую торговлю в Норланде и Финляндии. Его брат Нильс Йёнссон был постоянным поставщиком масла ганзейским купцам1319. О деятельности третьего брата – Уке Йёнссона, влиятельного члена Государственного совета и лагмана Сёдереманланда – свидетельствует его неопубликованный архив, в том числе бухгалтерские и торговые книги, прочитанные И. Хаммарстрём. Уке Йёнссон имел большие владения в Вестерйётланде (включая города Шёвде, Хьё и Лидчёпинг), Сёдерманланде и Вестманланде. Масло, полученное в качестве ренты из вестйётских областей, Уке отдавал в уплату за товары, которые регулярно закупал на городских рынках и ярмарках. Он был в контакте с тремя крупными купцами, через которых производил сделки в Вестеросе, Вадстене и Лидчёпинге: сбывал им зерно, быков, бычьи шкуры, лисий мех, получая взамен сукно, соль, хмель, пряности, вино и др. В обороте между ними были сотни марок – товарами и деньгами. Доминирующее место в закупках Уке Йёнссона занимало сукно, в 1461-1466 гг. он приобрел его на 480 мк; преобладали фландрское и голландское сукна, которые шли на оплату слуг и наемников и покупались им обычно полукусками. При расплате за сукно маслом существовало твердое меновое соотношение: например, за 1/2 куска лейденского сукна отдавалось 4 больших бочки масла. После 1465 г., когда Уке Йёнссон потерял лен Аксвалл в Вестерйётланде и центр тяжести его хозяйства переместился в Сёдерманланд и Вестманланд, поставки им масла уменьшились. Анализ ассортимента товаров, получаемых и продаваемых Уке Йёнссоном, показывает, что он продавал в основном недорогие сельскохозяйственные продукты, кожи, меха и железо; закупал он дорогие сукна, высшие сорта соли и хмель. Соль он приобретал в небольшом количестве, по-видимому, лишь для нужд своей семьи и ближайшего окружения. Остальные закупки, необходимые для хозяйства (главным образом той же соли) производились его фогдами, которые вели свои торговые книги1320.

Тутты – датский род, натурализовавшийся в Швеции. Аксель Педерссон (Тутт), основатель ветви Аксельссонов и отец будущего регента, продавал масло ганзейским купцам (первая половина XV в.)1321. Его другой сын, Ивар, был самым богатым в Швеции своего времени землевладельцем и вел крупные торговые операции. В конце XV в. ему принадлежали большие комплексы дворов в Вестерйётланде, Смоланде и Эстерйётланде. После смерти Ивара (1487 г.) его вдова Магдалена (дочь короля Карла Кнутссона Бунде) поселилась в своей усадьбе неподалеку от Сёдерчёпинга, где жила до 1495 г. Деловые операции Магдалена Карлсдоттер совершала через некоего Пера, который был фогдом всех владений Туттов и имел резиденцию в Вадстене. Основным поступлением из йётских земель было масло, которое ежегодно в конце июля свозилось в Вадстену. Там его подсаливали, упаковывали в бочки (соль и бочки фогд Пер регулярно покупал) и отправлялись в Сёдерчёпинг, откуда оно шло на вывоз через шведских купцов-экспортеров; в одной из таких партий было 33 тунны. Масло худшего качества, смоландскую рыбу и вестйётский сыр фогд отправлял своей госпоже. Если Магдалена Карлсдоттер посещала Вадстену, фогд закупал для нее продукты на местном рынке за наличные деньги. Их он выручал от продажи зерна, в основном ячменя.

В 1481 г. фогд в Свартшьё (Упланд) продал господского зерна на 308 мк и на 190 мк других товаров. Из них 80 мк он взял на нужды хозяйства и оплату наемных работников, а остальными деньгами Ивар Аксельссон распорядился сам. Зерно, вывезенное из усадьбы Свартшьё зимой 1480/81 г., было продано в Стокгольме за 308 мк 1 эре. Кроме того, упландский ячмень был отправлен в район Медной горы, где каждый лэст ячменя выменивался на шп 5 ли меди; полученная медь (около 13 шп), по-видимому, ушла на экспорт. У стокгольмских купцов фогд Свартшьё приобретал для господского стола лососину, финских щук, угрей и сало1322.

Агенты, слуги, доверенные люди феодалов постоянно предпринимали деловые путешествия по сельским поселениям с целью торговли. Против этого был направлен, в частности, особый пункт Законов о торговле Городского уложения1323. В 1423 г. король Эрик дал фогдам и муниципалитету Стокгольма право преследовать дворян, церковнослужителей, слуг господ и церкви за "незаконное" занятие торговлей1324. В 1444 г. король Кристофер издал новый указ о запрете ландсчёп, где в числе нарушителей снова названы "слуги господ" (hoffmanna drengie)1325.

Очевидно, что крупные феодалы Швеции действительно были тесно связаны с внутренним и внешним рынком страны. Нередко стурманы сбывали большую часть полученных натуральных рент. Они имели своих торговых агентов, особые корабли и расчетные торговые книги. Главными предметами сбыта феодалов были сельскохозяйственные продукты – масло, рыба, зерно и пр.1326, в меньшей мере – из-за регалии короны – продукты промыслов; все это сбывалось через местных или ганзейских купцов. Стурманы явно стремились к самостоятельному – при помощи личных агентов – ведению торговых операций. Их контрагентами стали быстро поднявшийся к концу XV в. Данциг, заинтересованный в шведском экспорте сельскохозяйственных, лесных и рыбных продуктов, и голландские города, нуждавшиеся в балтийском зерне. Закупки крупных феодалов состояли в основном из импортных товаров (предметов роскоши, сукна и соли), которые шли как на нужды семьи и окружения феодала, так и использовались в хозяйстве. В частности, закупки большого количества соли были необходимы для вывоза масла и рыбы. Таким образом, связи феодалов с внутренним и с внешним рынком определялись уже не только непосредственными нуждами господ, но и направленностью их хозяйственных интересов.

Поставщиком самих феодалов в конечном счете был Любек с его широкой торговлей дорогим оружием, винами, южными фруктами, дорогими тканями, драгоценностями и пр. Поставщиком товаров, необходимых феодалу для нужд хозяйства, был Данциг, ввозивший в Швецию французскую соль, голландское сукно и прусский хмель. Следовательно, связи с главой союза вендских городов Любеком были у феодалов слабее, чем у короны, сбывавшей через него металл, главным образом медь1327.

Через земельный обмен, предпринимательство в Бергслагене, но более всего через рынок, торговлю и кредит город имел с дворянами постоянные сношения. В городе сбывались их товары и производились нужные закупки. Там осуществлялись операции с иноземными купцами, регулярные контакты с местным купечеством и ремесленниками, в частности приобретение в долг товаров и наличных денег1328. В городе располагались их склады, в портах – корабли, нанималась корабельная прислуга, снимались или покупались служебные помещения для фогдов и своза рент. Город стал для крупных феодалов центром хозяйственной и фискальной администрации и сплошь и рядом местом проживания. Наконец, в городах они получали доходы как традиционного поземельного типа, так и от "городского дела", которым там же, не брезгуя, занимались.

Привилегированное положение класса феодалов сказывалось и здесь. Документы свидетельствуют, что светские феодалы через своих служащих, проживающих в городских усадьбах, занимались торговлей, не неся городского тягла и не платя пошлины, что наносило большой ущерб горожанам. На такого рода нарушения со стороны "жителей Упсалы, населявших подворья дворян и фрэлсе", жаловались упсальцы королю еще в 1335 г. В ответной хартии короля Магнуса от 24 марта того же года подчеркивалось, что правом освобождения от городского тягла и пошлин может, согласно древним привилегиям пользоваться только упсальский собор, а дворяне и фрельсисманы освобождаются лишь от земельного налога1329.

Наконец, отметим, что знатные господа занимались и ростовщичеством, давая деньги под залог недвижимости1330, брали откупа1331, скупали ренты1332 и т. д.

Основным рынком сбыта для продукции, полученной феодалами с их земель, в конечном счете был внешний рынок, и выгодная торговая конъюнктура на Балтике для шведского масла, рыбы, мяса и других предметов питания порождала заинтересованность землевладельцев в сохранении натуральной ренты. Но торговля феодалов способствовала и развитию внутреннего рынка. Они неизменно пользовались услугами городских ремесленников (это видно и из цеховых уставов), особенно ювелиров, строителей, металлоделей, портных и сапожников. Очень важную роль играли в их жизни города как торговые центры. Стурманы были тесно связаны с купечеством, сами занимались посреднической торговлей и, вероятно, ревниво относились к контролю за внешней торговлей страны со стороны Ганзы. Уже в XV в. вырученные от продажи натуральных поступлений средства частично вкладывались ими в хозяйство и использовались для приобретения или выменивания новых владений.

О рядовых фрельсисманах в отличие от "больших людей" и дворянства известно мало. Система хозяйства у рядовых фрельсисманов была, безусловно, иной: здесь собственник сам или с помощью семьи и личной челяди осуществлял и контроль за своим хозяйством, и связь с рынком. Из грамот о ландсчёп и законов явствует, что фрельсисманы также производили торговые операции в городах и на ярмарках и чуть ли не имели свои торговые корабли1333. Вероятно, характер рыночных связей фрельсисмана зависел от того, к знати или к бондам приближался он по своему положению. Вероятно, во многих случаях торговля фрельсисманов, как и части бондов, носила компенсаторный (полупрофессиональный) характер и могла подчас вести к изменению социального статуса торгующего землевладельца.



1308 Lindberg F. Op. cit., s. 46; DD, IV, Suppl.
1309 Ahnlund N. Stockholms historia, s. 235. Djure – датский род, натурализовавшийся в Швеции при королеве Маргарите (конец XIV в.).
1310 Hammarstrom I. Finansforvaltning, s. 160, 161.
1311 Ruuth I. W. Abo historia, III, s. 55.
1312 Lonnroth Ё. Statsmakt, s. 186.
1313 Berg W. Goteborgs historia, s. 39.
1314 Bjelke, известны со второй половины XIII в. (DD, IV, Suppl.).
1315 Hammarstrom I. Finansforvaltning, s. 160; Ahnlund N. Op. cit., s. 241; Lindberg F. Op. cit., s. 46.
1316 Hammarstrom I. Finansforvaltning, s. 159.
1317 MSUB, s. 57-59.
1318 Ahnlund N. Op. cit., s. 362. В конце XIV в. Нильс Йёнссон держал фогдство Марк (с крепостью Эрестен), его отец Йёнс – фогдство Кинд (с крепостью Опенстен), известные своими промыслами. См.: Fritz В. Op. cit., 1, s. 141.
1319 Lonnroth Е. Statsmakt, s. 186; Koppe W. Lubeck-Stockholmer Handelsgeschichte, S. 232.
1320 Архивные материалы о торговле Уке Йёнссона и его фогтов см.: Hammarstrom I. Finansforvaltning, s. 152-155.
1321 Lonnroth E. Statsmakt, s. 186. Эрик Аксельссон был регентом после изгнания короля Карла и до провозглашения королем Кристиана I.
1322 Архивные материалы о торговых сделках Аксельссонов см.: Hammarstrom I. Finansforvaltning, s. 143, 155-158.
1323 MESt, KmB, XXIII.
1324 Ahnlund N. Stockholms historia, s. 241.
1325 USP, N 13, PRF, N 99.
1326 Г. В. Сюльвандер в числе главных предметов экспорта дворян через кальмарский рынок назвал масло, сушеную треску и деготь (op. cit., s. 374, 375).
1327 Данциг был заинтересован только в шведском осмунде, а медь он вывозил из Венгрии.
1328 О взятии феодалами денежных ссуд и товаров в кредит у бюргеров см.: DS, N 5587, 6149-6151, 7717; SMR, N 55 о. f. а.
1329 PRF, N 21, 400.
1330 DS, № 6157, 7380, 7381, 7387, 7551; RPB, № 661, 707, 735, 823, 879, 928, 957. Специально см. в наших статьях о кредитно-долговых отношениях.
1331 DD, N 53; Soderberg Т. Stora Kopparberget, s. 87.
1332 Hammarstrom I. Finansvorvaltning, s. 175.
1333 Bjarkoa Ratten, s. 30 f.; So, s. 301; USP, N 17; PRF, N 21.
Просмотров: 1124