А. А. Сванидзе

Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

3. Гильдии

 

На рубеже прошлого и нынешнего века скандинавские историки исследовали союзы или организации, объединенные общим названием гильдия. X. Хильдебранд, А. Бугге, Н. Анлунд, Ф. де Брун, А. Шюк, А. О. Йёнссон и др. так или иначе касались истоков этой организации: была или гильдия английского, франкского или скандинавского происхождения? Вела ли она свое начало от германско-языческих или христианских обычаев? Но главное внимание уделялось фактической истории средневековых гильдий периода их наибольшего распространения – с XIV до начала XVI в. Трудность здесь состояла – и остается – в крайней неполноте сведений. Не обо всех гильдиях источники вообще упоминают; об организации, составе, задачах гильдий можно судить в основном по считанным гильдейским уставам.

Наиболее последовательные и обобщенные характеристики гильдий предложили X. Хильдебранд, Н. Анлунд и А. Шюк. X. Хильдебранд считал главной целью гильдейского союза религиозные отправления, хотя отмечал, что в основе его лежала общность практических интересов; примечательно и другое наблюдение ученого – что гильдия давала защиту индивидууму там, где семейные связи уже прервались или не могли обеспечить эту защиту803. Н. Анлунд, также отметив, что гильдии с самого начала имели религиозную форму, по целям и составу делил их па четыре группы: общественные (нечто вроде клубов), духовные, купеческие и ремесленные804. А. Шюк несколько сузил эту схему: "отделив" ремесленные союзы (которыми он специально не занимался) и "пасторские гильдии" (духовные, прежде всею в деревне), ученый подчеркнул торгово-купеческую основу подавляющего большинства городских гильдий805.

Всего в Швеции – в ее современных границах плюс определенные территории Финляндии – в XIII-XV вв. насчитывалось более 100 гильдий. С XIII в. известны гильдии в Сигтуне (возможно, 4 гильдии)806, Скаре, Шеннинге, Упсале, Висбю, в городах Сконе. В Сконе господствовали гильдии св. Кнута, другие ранние гильдии в Швеции носили имена святых – Эрика, Петра, Олофа, Марии (или божьей матери). Особенно много гильдейских организаций было в Упланде: Н. Анлунд насчитал там свыше 40 гильдий. Больше всего их насчитывалось в Стокгольме (20 с лишним)807, Висбю (10), Упсале (9), Кальмаре, Або и Стренгнесе (по 8), Вестеросе (7), Арбуге и Сигтуне (по 5), даже в Турсхелле было не менее трех гильдий. К удивлению историков, почти ничего неизвестно о гильдиях в таких крупных торговых городах, как Людос и Сёдерчёпинг808. Большинство гильдий ведет свою историю с начала и середины XIV в.

За очень редким исключением (их обычно составляли земляческие союзы), гильдии носили имена своих святых покровителей, именовались по крупнейшим церковным праздникам и важнейшим реликвиям. Среди последних – Гильдия св. креста, Тела господня, св. могилы. Среди святых покровителей мы видим Олофа и его "двойника" датского происхождения – Кнута (сменивших культ языческих Фрэя, Тора), Эрика, Ларса – Лаврентия, Юхана – Иоанна, Пера – Петра, Николая, Эрьяна – Георгия, Иакова, Кристофера, Михаэля, Хенрика, Кристиерна, Эразма, Карла; святых женщин – деву Марию (были гильдии св. Марии и гильдии Богоматери), Катарины, Гертруды, Урсулы, Елены, Барбары; всех святых. Большинство этих имен встречается в качестве гильдейских патронов также в Норвегии, Дании, немецких городах континента809.

С устройством гильдий знакомит фрагмент ее устава от XIII в., опубликованный Р. Геете в 1900 г.810 В этом отрывке, написанном на латыни, говорится, что каждый член гильдии – "брат" – должен особенно соблюдать праздники (Троицы, девы Марии и св. Петра), которые отмечаются совместными трапезами в складчину, причем надлежит соблюдать пристойность и определенный порядок действий; собратья обязаны совместно хоронить членов гильдии, совместно молиться в гильдийской церкви св. Петра; пропуск соответствующих служб, как и собраний, не допускается.

Если какой-либо член гильдии хочет ввести туда своего сына, пусть получит согласие всех братьев и даст вступительный взнос811.

Гильдия в этом отрывке постоянно именуется convivium – "пир". В нее могут вступить и мужчины, и женщины: она включает в себя как горожан, так и негорожан, но базируется в городе, вокруг церкви св. Петра, что позволило издателям считать данный устав принадлежащим гильдии св. Петра в Сигтуне812. Возможно, справедливо и другое утверждение издателя, что это гильдия "типа торговой или ремесленной", но прямых доказательств тому в сохранившемся отрывке нет. Смешанные, из горожан и жителей пригорода, гильдии торгово-ремесленного типа хорошо прослеживаются на английском материале: это известная gilda mercatoria (о ней – ниже), и весьма похоже, что в Швеции развивался аналогичный тип гильдии. Однако примечательны преимущества, которые даются в гильдии горожанам: именно они, "а не (те, которые) из деревни", имеют право выдвигать уполномоченных при разборе нарушений гильдейского порядка.

Другой сравнительно ранний фрагмент устава гильдии, от второй половины XIV в., был опубликован тем же Р. Геете в 1903 г.813 Написанный на старошведском языке, отрывок очень плохо сохранился: дошли шесть (полных?) статей (№ 42-44, 54-56) и отрывки еще трех (№ 41, 45, 53). Всего же, судя по нумерации, в уставе было более 57 статей: это достаточно подробно разработанный документ. В статьях указывается, что члены гильдии – "гильдейские братья" должны совершать совместные заупокойные мессы по умершему брату (№ 41?). В гильдии есть и женщины. Все собратья, будь то "братья или сестры", должны повиноваться старейшине, когда он поручает им какие-либо гильдейские дела; нельзя допускать и промедления, если был приказ олдермана, так как от этого может быть ущерб "народу" (№ 42, 44). В № 45 речь идет об оскорблении словом или делом, которое нечлен гильдии наносит члену гильдии, свидетелем чего оказывается другой член гильдии814. В № 45, значительно поврежденном, упоминается гильдейский дом (gildstofw; ср. gillestuga стокгольмских цеховых уставов XV в.). Он же фигурирует в следующей статье, из которой следует, что провинившийся член гильдии не допускается олдерманом на пирушку (driks) до тех нор, пока не "выполнит, что предписывает закон в доме гильдии": речь, видимо, идет о штрафе.

Итак, перед нами – характерное устройство средневековой шведской гильдии: совместные праздничные и поминальные мессы, трапезы и (как известно из других материалов) шествия, особые нормы поведения в отношении друг друга и всей общности, взаимная материальная и физическая помощь, в том числе при столкновениях с нечленами гильдии; наличие общего здания – дома гильдии815, своей церкви или алтаря, казны, каких-то гильдейских дел, своей администрации (обычно выборные олдерманы, иногда с помощниками)816 и какой-то юрисдикции: право рассмотрения проступков против гильдейских коллективов, право налагать взыскания и получать штрафы.

Последующие известные нам гильдейские статуты – уже от XV в. – лишь детализируют эту структуру и распорядки, но в принципе мало что прибавляют к ним. Члены гильдии в других уставах (gilde, congilde) всегда противопоставляются нечлену гильдии (vtan gildis man, non gilde, extranei). Гильдия выступает как корпорация избранных людей, противостоящих всем прочим – "чужакам" – и являющихся совладельцами, соучастниками, со-пользователями гильдейской системы правообязанностей, прежде всего привилегий и доходов.

В ряде случаев общность профессиональных интересов членов гильдии выходит на первый план, например в ремесленных гильдиях (о них – в следующей главе).

О купеческих гильдиях – братствах профессиональных торговцев – известно гораздо меньше. А. Шюк попытался вычленить все более или менее определенные указания такого рода из соответствующих документов XIV и XV вв. и, таким образом, определить гильдии торговцев817. Одной из первых он называет гильдии Олофа (до 10 по стране), древнейшие из которых возникли в Линчёпинге (данные от 1303 г.); Норчёпинг, Сёдертелье и Турсхелла имели изображение св. Олофа на своих печатях818. Там были дома соответствующих гильдий. Св. Олоф, часто путешествовавший по морю, почитался как покровитель купцов; гуты, особенно широко занимавшиеся торговлей, считали его "своим" святым. В Норвегии, откуда, видимо, и распространился по Швеции культ св. Олофа, он также был связан с бюргерскими торговыми слоями819. Именно с купцами были прежде всего связаны "братства св. Николая". В Висбю такое братство существовало с начала XIII в. (и сегодня можно видеть мощные стены церкви св. Николая), затем упоминается в Або, с XV в. – в Стренгнесе, Арбуге, Кальмаре, Стокгольме и Турсхелле. Культ св. Якоба (Иакова) был в балтийском мире также связан с путешествующими по морю. Гильдии, посвященные этому святому, как правило, составлялись купцами. Якобсгилле уже с XIII в. известны в Стокгольме и Висбю; в последнем была капелла св. Иакова, пастор которой, как известно из письма 1225 г., мог допускать к исповеди и отпущению грехов также иностранных купцов. Стокгольмская Якобсгилле имела свою капеллу на Нормальме820.

Такие же социальные корни обнаруживают гильдии имени св. Кнута. Культ св. Кнута, пришедший из Дании (точнее, объединенный культ канонизированных герцога Кнута Лаварда и короля Кнута), в XIII в. особенно распространился в городах Сконе. В Висбю датская Кнутсгилле прослеживается уже в 1177 г., в XIV в. – Кнутская немецкая гильдия. Тогда же Кнутские гильдии сложились в Сигтуне, Упсале, Стренгнесе – древних шведских чёпстадах; в XV в. она отмечается в Вестеросе, Арбуге и Стокгольме. Н. Анлунд считал, что Кнутские гильдии в Дании возникли как "обычные защитительные"821. Но данные о первой Кнутской гильдии на торговом Готланде, факт распространения этой гильдии в чёпстадах и устав одной такой гильдии из Сконе подтверждают мнение А. Шюка. В частности, приведенный X. Хильдебрандом устав сконской Кнутской гильдии включает такие предписания: если член гильдии обнаруживает своего собрата терпящим кораблекрушение, он должен взять его на свой корабль и в случае надобности дать ему деньги из своей казны, которые потерпевший, вернувшись на родину, возместит, если сможет (!). Если "брат" попадает в плен к язычникам, собратья должны его выкупить; если является "зарубежный (främmande) брат" и просит помощи, ему также надо помочь; но если брат станет морским или лесным разбойником, гильдия конфискует его имущество. При вступлении в гильдию нового собрата ее должностные лица проверяют его материальное состояние, в том числе наличные средства822.

Очевидно, это была гильдия купцов, включающая местных и, вероятно, иноземных купцов или имеющая соглашение с иноземным братством того же патрона; это были люди, много ездившие, и более всего по морю; они были связаны серьезными взаимными материальными обязательствами. Наконец, известно, что в 1256 г. 18 олдерманов крупнейших Кнутских гильдий заключили между собою соглашение на сконских ярмарках, что свидетельствует и о составе этих гильдий, и о взаимных связях гильдий одного патрона, в частности в коммерческой области823.

Гильдии богоматери были в средние века очень распространены824. Устав одной норвежской гильдии св. Марии подтверждает ее связь с купеческими кругами. Там говорится, что если купец – член гильдии, находясь в деловой поездке по этой или чужой стране, в результате кораблекрушения потеряет товаров на три и более марок, собратья должны оказать ему материальную помощь; если он попадет в тюрьму в чужой земле, собратья должны заплатить за него выкуп825. Н. Анлунд считает, что Мариагилле включали и жителей сельских территорий, в частности в Упланде, что вполне вероятно826.

Отдельные сведения о купеческих гильдиях в разных городах (Эрьяпсгилле в Медной горе, Персгилле в Упсале827 и др.) позволяют предположить, что общее число гильдий было больше, чем мы пока представляем. Имеются предположения о существовании шкиперских гильдий, например гильдии в Кальмаре, которую также с известными основаниями можно считать объединением торговцев828.

Характер этих объединений выступает вполне отчетливо, в его основе лежат все те же охрана и равное участие в пользовании корпоративно-сословными привилегиями и собственностью, в которую эти привилегии входили в качестве важной составной части.

Вместе с тем узкопрофилированные гильдии в шведских городах явно не преобладали. В ремесленных братствах зачастую объединялись лица смежных профессий (портные и стригальщики, поясники, сумочники и кошелечники), иногда – довольно далеких829. Выше уже говорилось как о том, что в ремесленные цехи могли записываться (и записывались) торговцы, так и о том, что некоторые ремесленники являлись членами гильдий, основу которых, бесспорно, составляли купцы, например гильдии св. Гертруды, Кристоферсгилле и др.830

Очевидно, что наряду с узкопрофессиональными объединениями бюргеров в городах существовали гильдии, охватывавшие более широкий круг лиц. По моим наблюдениям, в городах такие смешанные по составу гильдии были двух основных типов. Первый – "бюргерская" гильдия, которая состояла из купцов, ремесленников и других лиц, занятых "городским делом". Она напоминает торговую гильдию типа английской Gild Merchant (gilda mercatoria), возникновение которой, как убедительно показал Я. А. Левицкий, было связано с первоначальным этапом городского развития, когда поселение городского типа, торговое местечко, еще только вычленялось из аграрных поселений; его бюргерообразующее ядро, отделяясь от аграрной социальной среды, все еще преобладающей в таком местечке и господствующей вокруг него, противопоставляло ее организации – соседской общине – общность нового содержания: общину (братство, гильдию), объединенную интересами рынка, торговли, изготовления и сбыта товаров. Я. А. Левицкий показал, что торговая гильдия обычно была уже бюргерской общностью, иногда совпадала с ней, но всегда охватывала именно бюргерообразующие ремесленно-торговые элементы, что процесс аккумуляции городских элементов торговой гильдией охватывал также пригороды, что гильдия была в своем месте привилегированной и даже монопольной организацией831. Позднее это последнее ее свойство еще более усилилось, разрыв между нею и всем составом бюргерства расширился, а ее собственный состав постепенно дифференцировался на отдельные более или менее профилированные гильдии.

Наличие какой-то купеческой ганзы в древней Бирке, включение символики св. Олофа и некоторых других патронов в городские символы (что свидетельствует о широком характере первой возникшей там гильдии соответствующего имени), несомненное включение пригорода в формирование состава ряда ранних городских гильдий, их защитительно-привилегированный характер, наряду с данными о вхождении в них именно "городских элементов", довольно позднее появление ремесленных цехов и их нераспространенность – все это позволяет говорить о параллелях с торговой гильдией Англии. Безусловна и торговая социальная среда, которая составляла основу всех шведских гильдий и отчасти цехов.

Существование смешанных гильдий в XIV-XV вв., несомненно, отражает относительную малонаселенность шведских городов, во всяком случае, нехватку в большинстве из них элементов для образования узкопрофессиональных корпораций. Вероятно, это обстоятельство сыграло свою роль в том, что эволюция шведских гильдий (речь пока идет о тех, которые Вильда называл "деятельными") пошла в нескольких направлениях. Одно из них – создание относительно профилированных братств (различные ремесленные цехи, гильдии купцов-мореходов, шкиперов, носильщиков); другое – сохранение гильдии смешанного состава, но из лиц, имеющих "городские занятия", как параллель и противовес общине бюргеров832; третье – дифференциация гильдий по социально-имущественному, престижному признаку.

Как уже отмечалось, все гильдии – причем практически с момента возникновения – имели привилегированный характер, поскольку подразумевали наделение определенной группы лиц правами и возможностями, превышающими права и возможности остальных лиц данной социальной категории или местожительства. С другой стороны, реализация таких привилегий требовала и повышенных, по сравнению со средними, обязательств разного характера, но прежде всего затрат средств и времени. Понятно, что состав гильдии являл собою итог социального отбора (техника которого заключалась во вступительной процедуре), а принадлежность к ней была показателем относительно высокого общественного (материального, правового) положения в рамках определенного слоя.

Вполне отчетливо это видно по ремесленным цехам. Они включали в себя солидных, уважаемых, материально устойчивых представителей соответствующих профессий, которые имели налаженное хозяйство и семью, могли держать учеников и платить все требующиеся взносы в братство. Одновременно наиболее зажиточная верхушка цеховых мастеров стремились попасть еще и в одну из "смешанных" гильдий; это обходилось дорого, но поднимало престиж, доставляло более избранную клиентуру.

Сохранились списки одной из таких гильдий, ведущей свою историю с первой половины XIV в., столичной гильдии св. Гертруды, за 60 лет (1419-1479). Всего за эти годы в гильдии перебывало 750 чел., из них лишь 76 чел. обозначены как ремесленники либо имеют ремесленного происхождения прозвища: это семьи (несколько поколений и ветвей) монетчиков и ювелиров, 4 пекаря, стекольщик и жемчужник, шорник, пивовар, мельник и единичные представители некоторых других профессий833. Подавляющее большинство там составляли купцы, входили лица духовного звания834, ювелиры и вообще состоятельные люди; очень часто в ее составе встречаются имена бургомистров и родманов столицы. Гильдия имела свой каменный дом на Свартбрёдрагатан, соединявшей Седермальм с главной площадью города; на этой же улице располагались дома и некоторых других богатых гильдий. В "доме собраний" Гертрудсгилле в отдельные годы заседал магистрат, в 1448-г. именно в этом доме был избран королем Карл Кнутссощ в начале XVI в. там проводила свои собрания привилегированная Хельга Лекаменсгилле. Гертрудсгилле являлась, таким образом, привилегированной гильдией835.

Такой же была Кнутсгилле Стренгнеса, также в основе своей торговая; сведения о ней интересны тем, что среди ее "братьев", скончавшихся во второй половине XIV в., было значительное число господ и бондов (видимо, верхушки) из городской округи. Вероятно, так же обстояло дело в столичной Якобсгилле836.

Широко известная столичная Хельга Лекаменсгилле (гильдия св. Тела господня), созданная, видимо, в конце XIV в., имела в своем составе торговцев, шкиперов, хозяев доходных домов, некоторых ремесленников и содержателей извоза. Наряду с этими "чисто бюргерскими" элементами она включала и цвет шведского дворянства. Эта гильдия была наиболее богатой и престижной из всех шведских городских гильдий того времени. Располагая двумя соседствующими каменными домами в центре города (на Скумакарегатан), гильдия имела свой алтарь в соборе св. Николая и значительную недвижимость в нескольких кварталах города, получая от сдачи ее в аренду по 300 и более марок в год. Известны 32 олдермана этой гильдии за 1414-1528 гг., среди них не было ни одного ремесленника837.

Среди олдерманов более скромных Каринсгилле (св. Катарины), Кнутсгилле, гильдии Кристофера и др. встречались отдельные ремесленники, все они принадлежали к налогоплательщикам более высоких категорий838.

Некоторые богатые бюргеры – лично или через родню – являлись членами одновременно двух гильдий, в том числе таких, как Хельга Лекаменсгилле и Гертрудсгилле839. Некоторые из них состояли одновременно в "действенных" и "пасторских" организациях.

Разделение гильдий по уровню престижности (и соответственно составу) могло выразиться в существовании в одном городе "большой" и "малой" гильдий. Так было в Висбю, где, согласно сохранившимся печатям, в XIV и XV вв. имелась Maior gilda Omnium Sanctorum, что предполагает наличие и minor gilda840. Интересно сопоставить этот факт с фактом из истории Тарту (ганзейский Dorpat); там в XV в. возникли объединения – цунфты – большая гильдия, объединявшая крупное купечество, и малая гильдия, состоявшая из ремесленников и торговцев841. Сходная система, как известно, была в Любеке; в XV в. представители патрицианских родов и банкиры объединялись там в Юнкеркомпанию, а прочие купцы образовывали гильдии по направлениям торговых интересов (сконские, стокгольмские, восточные, суконники и т. д.).

Я не располагаю материалом для специального анализа вопроса о "старших" и "младших" гильдиях, который, безусловно, заслуживает особого внимания. Надо только отметить, что подобное ранжирование гильдий свидетельствует о значительной социальной дифференциации в бюргерской среде, возможно, о "закрытии" гильдий.

Иногда гильдия эволюционировала от профилированной к смешанной. Есть основания думать, что аналогичный путь прошла та же Гертрудсгилле. Св. Гертруда в Северной Германии почиталась как покровительница моряков, гильдия ее имени в Вестервике (судя но печати XIV в.) была определенно связана с портом842. То, что в эту гильдию первоначально соединились немецкие купцы, переселившиеся в Швецию, несомненно, по крайней мере для Стокгольма. Н. Анлунд подсчитал, что в XV в. в списках гильдии св. Гертруды шведские имена составляли (включая жителей пригорода) около 40%843; это значит, что местных людей там могло быть и больше. В 1484 г. документы этой гильдии уже велись на шведском языке. Налицо – изменение этнического состава гильдии и, вероятно, расширение состава профессионально-социального. Такой же процесс был свойствен и другим гильдиям, которые первоначально объединяли купцов, очень часто именно немецких844. Затем, сохранив купеческую – по составу и задачам – основу, они приобрели и социально-престижное значение.

Создается впечатление, что такая трансформация была определенным образом связана с первоначальной обособленностью немецких купцов в шведских городах и их более высокой состоятельностью. В течение XIV и особенно XV в. в гильдии все активнее вливались местные люди.

Существовали и "шведские" гильдии – свидетельство уже отмеченного процесса формирования стойкого слоя местного городского купечества. Это известная Vårfrugille svenska manna (Ворфругилле людей шведской национальности), которая впервые упоминается в Стокгольме под 1353 г. Тогда король Магнус Эрикссон оформил право братьев "гильдии божьей матери, [людей] шведской национальности", владеть купленной ими землей и одновременно утвердил гильдейский устав. Эта гильдия, таким образом, была одной из старейших в шведской столице. Ее алтарь в соборе создан еще в 1346 г., возможно, на пожалование короля Магнуса и его супруги. В 1436 г. в эту гильдию влилось братство св. Михаила (называлось также "Малая Карлагиллет", устав от 1405 г.), а в 1454 г. она – или ее часть – объединилась с Хельга Лекаменсгилле, сохранив, однако, свою автономию845. О последнем свидетельствует решение стокгольмского магистрата от 29 апреля 1489 г., где упоминаются олдерманы этой гильдии (и гильдии св. Гертруды). Данное решение интересно еще и прямым указанием на купеческий состав обеих гильдий: им запрещается принимать в свои ряды, рекомендовать в бюргеры и допускать к участию в праздничных церемониях иных лиц, кроме купцов.

Нет сомнений, что гильдии служили одним из важнейших центров той политической борьбы в городах, которая была связана с наличием значительного немецкого элемента в составе бюргерства. Сначала это была борьба за самоутверждение немецких иммигрантов, затем – за упрочение завоеванных ими ведущих позиций, которые слабели под натиском усиливавшегося местного бюргерства. Соответственно бюргеры-шведы в продолжение всего этого периода боролись за свое равноправие, а затем – за ведущие позиции. В том, что гильдии купцов играли и такую роль, убеждают: существование отдельной гильдии "людей шведской национальности"; факт направленного против верхушки шведского бюргерства в Стокгольме погрома (Käppiingemorden), учиненного в 60-е годы XIV в. "колпаками" (hattebroder) – боевой гильдией немецких купцов, имевшей, видимо, форму военного союза (история, впрочем, весьма таинственная, если вообще она не плод вымысла); известные положения некоторых цеховых уставов о недопущении в цех немцев.



803 Hildebrand H. Medeltidsgillena, s. 8, 20.
804 Ahnlund N. Medeltida gillena, s. 2.
805 Schuck A. St. Jacobsgillet i Stockholm; Idem. Medeltida stadsgillen (in: Idem. Studier, Ex. II). Построение Л. Шюка напоминает схему, предложенную для германских гильдий В. Вильдой (Wilda W. Е. Das Gildenwesen im Mittelalter): гильдии религиозные и "деятельные" – ремесленные и купеческие.
806 Sandstrom J. En gilleurkund fran medeltidens slut. – Namn och Bygd, 1914.
807 В городских книгах XV в. упоминаются лишь некоторые из них. St. tb. 1, s. 3 (Katarmag.), 79 (Karlag.), 15 (Helga Lekamensg.), 210 (Helga Grafs g.), 393 (Gertrudsg.), 317 (Barbarag.), 408 (Nicolai g.), 245 (Varfru g.).
808 Schuck A. Medeltida stadsgillen, s. 376; Hildebrand H. Op. cit., s. 37 f.
809 Schuck A. Medeltida stadsgillen, s. 378-383; Pappenheim M. Die altdanischen Schutzgilderf; Johansen О. A. Gildev?sendet i Norge i Middelalderen.
810 Gillestadga (fragment) / Utd. av R. Geete. – SFS, arg, 57. 1900, s. 14-16.
811 Ibid., s. 14, 15.
812 Ibid., s. 14, 16.
813 Fragment af en Svensk Gillestadga / Utg. ar R. Geete. – SFS, arg. 60, 1903. Документ был обнаружен Г. Е. Клеммингом в Королевской библиотеке в Стокгольме, где и хранится.
814 Последующий текст не сохранился; можно предположить, что там содержался запрет свидетельствовать против собрата по гильдии – традиционное положение корпоративных статусов.
815 Нельзя утверждать, что свои "дома собраний" были у всех гильдий; источники говорят о некоторых например у гильдии св. Гертруды, Тела господня, св. Катарины, Богоматери (St. tb. 1, s. 3, 195, 245, 253, 274, 393), причем все это – известные, состоятельные гильдии. В "доме собраний" упсальской Карлагилле в 1454 г. собирался ландстинг (USP, N 15, s. 14).
816 В разных гильдиях эти помощники назывались по-разному: gardeman, или skuffare (нем. шеффены, сборщики штрафов и взносов, казначеи и надзиратели), gillesven (помощник, человек для поручений), юсфогды (ysfogde). Но чаще всего в документах упоминаются ольдерманы: именно они представляли гильдию, выступали ее уполномоченными (forestandare) (St. tb. 1, s. 15, 79, 189, 224, 317, 408, 409), а также веркместры (werkmastare) – в ремесленных братствах (So, s. 31, 32, 63).
817 Schuck A. Medeltida sladsgillen, s. 378-383.
818 Гильдии св. Олофа в Весторосе (первая четверть XIV в.), Стокгольме и Чёпинге (конец XIV в.), Арбуге (середина XV в.). С XVI в. идут упоминания об этой гильдии в Кальмаре, Эребру, Ульвсби. Она была также в Остхаммаре.
819 Ср.: Legenda de sancto Olavo. – In: Scriptores rerum Danicarum, II, s. 538. В уставе одной из норвежских Олайских гильдий, в частности, предписывается помогать своему собрату, если он попал в беду на родине "и в других землях" (Hildebrand Н. Medeltidsgillena, s. 10-11). Как и в Швеции, Олайские гильдии в Норвегии были характерны прежде всего для чёпстадов (ibid., s. 4).
820 Schuck A. St. Jacobsgillet i Stockholm, s. 117, 118.
821 Ahnlund N. Medeltida gillen, s. 3 (см. приведенную там литературу).
822 Hildebrand Н. Op. cit., s. 11-14.
823 Schuck A. Medeltida stadsgillen, s. 374.
824 В Швеции они и церкви этого имени устраивались чаще всего немцами. В Висбю по сей день действует построенный немцами в начале XIII в. великолепный собор св. Марии, в XIV в. такие гильдии появились в Нючёпинге, Турсхелле, Стокгольме, Кальмаре, в XV в. – в Стренгнесе, Эребру, Арбуге, Вестеросо.
825 Hildedrand H. Medellidsgillena, s. 9-10.
826 Ahnlund N. Medeltida gillen, s. 6.
827 DD, N 129; Schuck A. Studier, s. 312. Ср. с уставом Персгилле в: Smastycken pa fornsvenska, Ser. II / Utg. av R. Geele.
828 Sylvander G. W. Op. cit., s. 77.
829 Ср. цех в городке Кунгэльв, где (по сведениям уже от середины XVII в.) объединялось восемь специальностей: от сапожников и слесарей – до портных и маляров (Cedergren K. G. Svenska skrasigill, fig. 247).
830 Например, братство св. Кристофера в Кальмаре охватывало большинство бюргеров города (Ktb, s. 49, 105; ср.: Beckman N. Vagar, s. 60).
831 Левицкий Я. А. К вопросу о так называемой "gilda mercatoria" в Англии. – СВ, 1967, 30.
832 В принципе многие шведские историки (А. Шюк, А. Этцлер, Ф. Линдберг, Э. Йефверт) считают, что ремесленные цехи в шведских городах в свое время выделились из ремесленно-торговой гильдии. Но, вероятно, процесс не был однолинейным, он шел не только и не столько по линии буквального "распада" единой гильдии. Ср. критику Н. П. Грацианским соответствующего положения А. Пиренна (Парижские цехи..., с. 30).
833 Broderne, s. 299-318.
834 Такие факты известны также по другим гильдиям и по другим городам. Так, епископом Скары Бенгт был членом тамошней гильдии св. Николая (Beckman N. Op. cit., s. 60).
835 Brun F. de. Antecknixigar, s. 34-39.
836 Schuck A. St. Jaoobsgille, s. 119.
837 Ср. матрикулы Хельга Лекаменс гилле, перечисляющие вновь принятых "братьев" (Handlinger rorande Helga Lekamens gille i Stockholm / Utg. Av I. Collijn. Stockholm, 1921-1930, v. 1-8, особенно Gillesboken 1393-1487); ср.: Brun F. de. Anteckningar..., s. 58-68.
838 Brun F. de. s. 41-44; Idem. St. Nicolai port, s. 4; Сванидзе А. А. Ремесло и ремесленники..., с. 209-212.
839 Brun F. de. Guldsmeder i Stockholm.
840 Schuck Л. Medeltida sladsgillen, s. 381.
841 Тартуский городской исторический музей, зал 2, витрина 7. На гербе Большой гильдии, изображавшем меч, перекрещенный с ключом, написано, "de grote gilde wapen to darl", т. е. "герб Большой гильдии в Дорпате". Ср. с "Ивановским сто" в Новгороде – купеческой гильдией широкого плана.
842 Lindberg F. Vasterviks historia, s. 56.
843 Ahnlund N. Stockholms historia, s. 245.
844 Это видно по святым – патронам гильдий, среди которых преобладают имена, излюбленные в северогерманских бюргерских кругах, особенно женские: Гертруда, Урсула, Катарина. Дни св. Катарины и Тела господня затем вошли в Швеции в число важнейших праздников. Мужские имена патронов гильдий (кроме Олофа, Эрика и Кнута) также пришли из Германии. Есть предположение, что и гильдию св. Эрьяна в Коппарбергете организовали немецкие купцы. См.: Jacob Ingelssons berattelse, s. 8, anm. 3.
845 В 1375 г. гильдия упоминается как vara fru gilde Svenska manna, под 1444 г. фигурирует svenska manna gillestuvan – дом собраний этой гильдии. См.: Brun F. de. Anteckningar, s. 51, 54; ср.: Schuck A. Medeltida stadsgillen, s. 379; Hildebrand H. Medeltidsgillena, s. 81. Слияние гильдий вообще было частым делом. Олофсгилле в Стокгольме слилась с гильдией св. креста (1436 г.); Катаринагилле – с Кнутсгилле (1445); Эриксгиллет – с Персгиллет (80-е годы XV в.), Катаринагилле в Скаре – с гильдией св. Николая. В большинстве своем гильдии вообще существовали недолго.
Просмотров: 1835