Роман Светлов

Великие сражения Востока

ХОД СРАЖЕНИЯ

 

   Селение Сэкигахара находится примерно в 12 милях за Огаки, у подножия горы Ибуки, занимая важный перекресток на Накасэндо. Ранним вечером 20 октября, когда Иэясу держал совет с генералами возле Акасака, Западная армия выступила в Сэкигахара. Стояла отвратительная погода: лил мелкий дождь, который позже превратился в настоящий ливень, сопровождаемый сильным ветром с озера Бива. Дорога, по которой двигались войска, была узкой, склоны гор образовали воронку для ветра, вдобавок по ним лились потоки дождевой воды. Вокруг царила непроглядная мгла. В результате несколько десятков тысяч солдат превратили путь в непролазную грязевую ванну.
 
   Самурай Такацуна переплывает на коне реку Удзи (с японской гравюры)
 
   21 октября, около часа ночи, дивизия Исида подошла к Сэкигахара. Высшие чины приютились в домах вдоль дороги Хокурикудо, остальные поместились на близлежащих холмах. В 4 утра подошел контингент из провинции Сацума, за ним части Кониси Юкинага и Укита Хидэиэ. Несмотря на трудности пути, армии Исида удалось занять удобные позиции; она перегородили дорогу на Осака, так что Иэясу пришлось бы атаковать их позиции в лоб.
   Утро было сырым и туманным, видимость составляла метра два. Солдаты спали, сушились, чистили оружие. Ближе к рассвету командиры начали выстраивать их в боевом порядке, прямо в густом тумане.
   Дорогу на север на левом фланге закрывал сам Исида Мицунари, расположивший свой штаб в небольшой роще на вершине невысокого холма. Прямо перед ним разместился его главный военный советник Сима Сакон, а также Гамо Хидэюки с отрядом из гарнизона Осаки. Справа от дороги стояли отряды клана Симадзу под командованием Симадзу Ёсихиро, перед ним расположился со своим отрядом Симадзу Тоехиса, вооруженный луком.
   Центр Западной армии составляли два крупных отряда – Кониси Юкинага и Укита Хидэиэ. У Накасэндо стояли самураи под командованием Тода Хирацука, Киносита и Отани Ёсикацу. За Накасэндо, у подножия холма Мацуо, разместились ветеран корейской войны Вакидзака Ёсицугу и Отани Ёсицугу, страдавший проказой и по этой причине не покидавший паланкина. Вершину холма Мацуо, то есть крайний правый фланг позиций Исида, занимал Кобаякава Хидэаки.
   Некоторые командиры Исида втайне готовились переметнуться на сторону противника. Первым из таких потенциальных предателей был Кобаякава, который давно уже таил обиду на Мицунари. Кстати, Иэясу предполагал, что в разгар сражения Кобаякава обязательно перейдет к нему. Так оно впоследствии и оказалось.
   Восточная армия, которой командовал Токугава, двинулась к Сэкигахара около 3 часов утра 21 октября. Ее солдаты также промокли под дождем и вынуждены были строиться в тумане. Части Восточной армии настолько близко подошли к неприятелю, не зная об этом, что авангард Фукусима Масанори, полководца Токугава, при построении столкнулся с арьегардом Укита Хидэиэ, который двигался к месту своего расположения. Однако обошлось даже без перестрелки. К семи утра Восточная армия выстроилась в боевой порядок.
 
   Самурай, одетый в кимоно и хакама (с японского рисунка)
 
   Точное число людей в битве при Сэкигахара назвать невозможно – вероятно, с обеих сторон билось примерно по 80 тысяч человек. Однако не все они оказались вовлечены в сражение, ибо поле боя было тесным, здесь не хватало места для развертывания больших масс людей. Более того, ряд сторонников Мицунари либо из-за предательства, либо из-за неумелого руководства так и остались недвижимы. Таких насчитывалось свыше 30 тысяч человек. Со стороны же Иэясу были задействованы все войска, хотя армия Токугава Хидэтада в 38 тысяч человек, которой пришлось идти по Накасэндо, не смогла, к большому огорчению Иэясу, вовремя появиться на поле битвы.
   Подножие горы Ибуки начинается в нескольких сотнях метров от Накасэндо. Основная часть армии Иэясу заняла этот промежуток. Правым крылом командовал Курода Нагамаса. Рядом с ним стоял отряд Хосокава Тадаоки. Далее располагались части Като Ёсиаки и Танака Ёсимаса. На левом фланге у дороги находился Ии Наомаса. Через дорогу, впереди остальных, встал Фукусима Масанори, только река Фудзи отделяла его от отряда Вакидзака. Позади него были Кегоку Такатомо и Тодо Такатора, а за ними на южной дороге, примыкавшей к Накасэндо, разместилось войско Хонда Тадакацу.
   Таким образом, возле Сэкигахара собрались самые опытные военачальники Японии. Вот-вот должно было начаться одно из самых важных сражений в японской истории. Токугава выглядел очень спокойным. Позавтракав вареным рисом, он медленно облачился в доспехи. Шлема он не надел, обошелся только шелковой шапочкой. Затем командующий Восточной армии обратился с короткой и энергичной речью к своей свите, сказав: «Есть только два пути: либо вернуться домой с головой врага в руках, либо быть принесенным, но без собственной головы».
   В 8 часов утра 21 октября 1600 года туман неожиданно рассеялся и ушел верх по склонам Ибуки. Противники впервые увидели друг друга. Забили походные барабаны, зазвучали сигнальные горны. Западной армии было невыгодно первой начинать атаку – она находились в более выигрышной позиции.
 
   Буси Фукусима Итимацу, одетый в нагабакама (с японского рисунка)
 
   Тем не менее Иэясу приказал начинать атаку. Издав боевые кличи, часть воинов под началом Ии Наомаса пошла вперед против одного из отрядов Западной армии. Потрясая копьями, они врезались в ряды самураев Западной армии и опрокинули их, тогда как остальные воины Ии двинулись против дивизии Укита. Одновременно с ними Фукусима атаковал Укита, перейдя Накасэндо. Самураи Укита залпами из аркебуз отбросили их, а потом скатились по грязи на врага, размахивая обнаженными мечами. Первая атака перешла в жестокую рукопашную схватку, и тогда остальные передовые части Восточной армии двинулись прямо на Исида. Второй их ряд выступил вперед, чтобы атаковать Кониси. Сима Сакон, советник Исида, был ранен пулей и вынужден был отойти в тыл. Самураи Сацума неподвижно стояли на месте, ибо их предводитель Симадзу Ёсихиро решил, что их время еще не настало – хотя Исида Мицунари приказывал, требовал, а потом уже и просил его начать действовать.
   Отряд Кониси был фактически расколот надвое атакой восточных самураев под руководством Тодо и Кегоку, однако равновесие отчасти восстановил Отани Ёсицугу, имевший хорошо обученные подразделения, которые отбросили наступавших. В целом на этом этапе сражения преимущество оставалось за «западными». Они имели численный перевес, и это сказывалось на ходе сражения.
   Одно время Восточная армия даже готова была дрогнуть, она терпела большой урон и собиралась отойти; однако подход свежего резерва под командованием Хатисука Ёрисиэ и других частей восстановил баланс сил и продлил как саму борьбу, так и неопределенность ее исхода. Обе армии теперь были совершенно равны по своим силам, так что они равномерно то нападали, то, наоборот, отступали, подобно на морским волнам. Долгое время ни та, ни другая сторона не могли привести битву к решительному исходу.
   В конце концов Исида решил бросить в бой свой правый фланг, и дал Кобаякава сигнал ударить с холма Мацуо во фланг Восточной армии. Но тот даже не пошевелился. Сигналы Исида становились все более отчаянными. Наконец, даже Кониси и Отани послали гонцов на холм, убеждая начать атаку, но безуспешно: ни один человек из отряда Кобаякава не двинулся. Отани заподозрил неладное. Еще до этого вызывающего бездействия отряда он заметил, что атаки Восточной армии почему-то обходят холм Мацуо стороной. Тогда Мицунари принял некоторые меры предосторожности. Правое крыло его армии под командованием Отани Ёсицугу развернулось на 90 градусов на случай, если Кобаякава ударит против них.
 
   Актер Итикава Сумидзо в роли Араси, одетого в камисимо – церемониальный костюм самурая. С гравюры Хокусая
 
   Иэясу тоже ждал, что предпримет Кобаякава, и сильно нервничал. Вероятно, он все-таки не был до конца уверен в его дезертирстве. Чтобы спровоцировать Кобаякаву на выступление, Иэясу послал нескольких стрелков выстрелить в его сторону. Словно очнувшись от сна, самураи Кобаякава бросились вниз по склону холма на Отани. Воины Отани были готовы к этой атаке, они открыли огонь из аркебуз, и десятки трупов предателей покатились по склону. Увидев этот отпор, Иэясу приказал наступать по всему фронту.
   До какого-то момента Отани превосходно удерживал свои позиции против атак изменников и «восточных». Но тут к Кобаякава присоединился еще один изменник – Вакидзака тоже напал на Отани. Самураи Отани, уступая в числе, все были перебиты, а сам Отани Ёсицугу с помощью одного из приближенных покончил с собой.
   Дивизию Кониси теснили назад. Люди Кобаякава прорвались сквозь остатки войск Отани, обошли дивизию Укита и атаковали Кониси с тыла. Со всех сторон раздавались крики «Предательство!». Потом была атакована дивизия Укита. Сам ее командир ринулся сквозь толпу самураев, чтобы лично расправиться с предателем Кобаякава, однако его офицеры удержали его и заставили отступить вместе с ними.
   Таким образом, центр Западной армии был полностью разбит, и Исида бросил все силы против отрядов Восточной армии, атаковавших высоту, которую занимал он сам. Но и он вскоре тоже бежал, оставив на поле боя только клан Симадзу. Их лидер Тоехиса пал, так что вскоре Симадзу Ёсихиро оказался единственным из командиров, не покинувшим Сэкигахара. Под его началом оставалось примерно восемьдесят самураев, окруженных огромной массой врагов. Ии Наомаса захотел вызвать Ёсихиро на поединок. Однако он сам представлял собой великолепную мишень, в своих красных доспехах с золотыми рогами, и воины Сацума всадили ему пулю в левую руку.
   Но силы были слишком неравны. Поэтому Симадзу Ёсихиро, пришпорив коня, вместе с остатками отряда Симадзу прорвался сквозь толпу вражеских самураев и ускакал прочь по дороге, на юго-запад. Обогнув гору Нангу, они наткнулись на авангард частей Мори Тэрумото и Киккава Хироиэ, союзников Исида, которые провели утро в долине, прислушиваясь к шуму битвы. Симадзу сообщил им о поражении. После этого известия Киккава дезертировал, что побудило Мори отказаться от удара по левому флангу Иэясу, который он хотел нанести.
   В два часа дня Иэясу понял, что сражение выиграно. Он сел на походный стул и сказал, плотно завязав шнурки забрала: «Одержав победу, подтяните шнурки шлема» – это изречение стало с тех пор крылатым. Затем, подняв жезл в руке, он приступил к церемонии осмотра голов. К нему подходили с докладами командиры – Курода Нагамаса, Хонда Тадакацу и Фукусима Масанори, его сын Тадаеси. Когда к главнокомандующему подошел раненый Ии Наомаса, Иэясу лично перевязал его руку. Наконец подошел и Кобаякава, молча склонившись в знак почтения. В тот же день прибыл пристыженный Токугава Хидэтада, спешивший на поле боя, но все-таки опоздавший.
   В целом силы противников перед боем были равными. Они были примерно одинаковы по количественному составу, по вооружению, наконец, по личной отваге. У Западной армии позиции оказались более выигрышными, особенно в условиях размякшей почвы. Иэясу сильно рисковал, пойдя на них в атаку. Неизвестно, как сложилась бы в дальнейшем судьба битвы, если бы не измена некоторых командиров Исида Мицунари, которые не просто покинули позиции, но перешли на сторону врага. Возможно, основную роль в победе Иэясу сыграл Кобаякава.
   К своему несчастью, Исида не имел необходимого авторитета в войске; он считался лишь первым среди равных, потому ему не подчинялись беспрекословно, в то время как в Восточной армии Токугава Иэясу имел, по сути, неограниченную власть. Нельзя забывать и о большем военном опыте 58-летнего Иэясу: к тому времени за его плечами было несколько десятилетий тяжелейших боев и десятки выигранных сражений.
Просмотров: 3195