Роман Светлов

Великие сражения Востока

ИСТОРИЧЕСКАЯ И СТРАТЕГИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

 

   После того, как в 1598 году умер Тоетоми Хидэеси, могущественный правитель Японии, носителем верховной власти в стране стал его 5-летний сын Хидэери. Незадолго перед смертью Хидэеси распорядился создать совет из пяти регентов, которые должны были править до совершеннолетия Хидэери. К ним и перешла реальная власть после смерти Хидэеси. Это были влиятельные и сильные князья: Укита Хидэиэ, Маэда Тосииэ, Мори Тэрумото, Уэсуги Кагэкацу и Токугава Иэясу.
   В то время, если не считать владений буддийских монастырей, вся земля империи разделялась среди 214 дайме, каждый из них имел доход не менее 10 тысяч коку риса в год. При этом пять членов Регентского совета обладали более чем третью всех земель, а из них самым могущественным был Токугава, владевший большей частью равнины Канто. Высокое экономическое положение Токугавы естественным образом способствовало его амбициозным настроениям. Не особенно таясь, он вынашивал планы стать единоличным лидером страны. Остальные великие князья были недовольны подобным положением вещей и постепенно подходили к идее военного противодействия его планам. Однако между ними не было единства во взглядах.
   Наиболее активным оппонентом Иэясу стал не один из его официальных соправителей, а дайме по имени Исида Мицунари. В свое время Хидэеси приблизил его к себе за умение проводить чайную церемонию, возвысив затем до уровня министра юстиции. Затеяв с Исида тонкую дипломатическую войну, Иэясу рассчитывал, что тот посеет раздор в совете регентов и спровоцирует ту войну, из которой он, Иэясу, должен был выйти победителем. Однако в своих интригах Иэясу старался не задевать имя Хидэеси.
   Конфликт начала сторона противников Токугавы. В ставке последнего обратили внимание, что один из регентов, Уэсуги Кагэкацу, принялся усиленно вооружаться и возводить укрепления. А Уэсуги был из тех, кто громко возмущался «самоуправством» Иэясу и хотел ограничить рост его влиятельности. В мае 1600 года Токугава отправил к нему послов с целью выяснить причину этих военных приготовлений, однако тот ответил в столь оскорбительной форме, что это дало Иэясу легитимный повод самому готовиться к войне. Однако в реальности он больше следил за деятельностью Исида, поскольку армией Уэсуги было кому заняться: у Токугава в этом регионе (провинция Айдзу) имелись надежные союзники. Тем не менее внешне он всячески показывал, что собирается воевать именно с Уэсуги, делая это для того, чтобы спровоцировать Исида на открытый бунт и расправиться с ним и его людьми.
   Мицунари воспользовался именем Хидэери для того, чтобы сколотить из влиятельных князей коалицию против Токугавы. Поскольку у последнего имелось немало недоброжелателей, Исиде удалось привлечь на свою сторону таких дайме, как Кониси Юкинага, Мори Тэрумото, Мори Хидэмото, Укита Хидэиэ, Кобаякава Хидэаки, Хосокабэ Морихика, Кавидзака Ясухару и др. На стороне же Иэясу были такие феодалы, как Асано Юкинага, Фукусима Масанори, Хатидзука Йосисигэ, Курода Нагамаса, Хосокава Тадаока, Тодо Такатора, Тэрадзава Хиротака и другие. Многие из них были обязаны своему возвышению Тоетоми Хидэеси. Они не являлись вассалами Иэясу, однако сделали свой выбор в его пользу. Обе враждующие стороны пытались склонить на свою сторону людей из стана противника, действуя где подкупом, где обещаниями, а где прямой угрозой. Исида не брезговал и взятием заложников из семейств, действовавших против него.
   Желая переиграть своего противника, Иэясу сделал вид, будто движется на восток, к Уэсуги. Он выступил из Осака 26 июля, а на следующий день подошел к замку Фусими, где встретился с его хозяином и своим старинным другом, 62-летним Тории Мототада. Тории должен был задержать Исида под стенами своего замка и дать возможность Иэясу выиграть время.
   10 августа Иэясу подошел к Эдо. Потом он, не торопясь, двинулся на север, в Ояма – как бы для того, чтобы вступить в бой с Уэсуги, но при этом сам внимательно следил за тем, что происходило в столице, в Киото. Кампания против Уэсуги не была для него главным делом, ибо Иэясу, как уже говорилось, имел ценных союзников – Датэ Масамунэ и Могами Ёсиакира, которые примерно в то же время смогли нанести Уэсуги ряд поражений и не дали ему возможности покинуть свои владения, перейдя от обороны к наступлению.
 
   Полководец Като Киемаса на боевом коне в полном доспехе и с накидкой, защищающей от стрел (с японской гравюры)
 
   Вскоре после прибытия в Ояма Иэясу получил известия, что Мицунари созрел для начала борьбы. Тот оставил свой замок в Саваяма и собирался приступить к решительным действиям, встав во главе мощной армии. Эта ситуация вполне устраивала Иэясу, ибо, повторяем, он вовсе не собирался идти походом на Уэсуги.
   Группировка Исида Мицунари, которая вошла в историю как «Западная армия» (армия же Токугавы, по контрасту, была названа «Восточной»), начала свое противостояние силам Токугавы с того, что 27 августа осадила замок Фусими. У Исида было гораздо больше воинов, чем защитников замка, и все понимали, что крепость обречена; тем не менее она оказала довольно упорное сопротивление. Штурм длился целых 10 дней, прежде чем отряды Мицунари сумели занять Фусими, потеряв при этом 3 тысячи человек. Сам Тории Мототада погиб.
   Теперь Мицунари собирался с помощью всех князей, сочувствовавших его замыслу, атаковать Иэясу через провинцию Мино в Микава. Этот план был основан на смелом, но ошибочном предположении, что Иэясу связан борьбой с Уэсуги и потому будет не способен сражаться на два фронта. С этими мыслями Мицунари отправился в Гифу, где его хорошо принял Ода Хидэнобу, внук Ода Нобунаги, первого объединителя Японии. Оттуда он 19 сентября отошел в замок Огаки. Однако вскоре до него дошли сведения о враждебных действиях со стороны самураев из Танго, Исэ и Оми, и поэтому он был вынужден откомандировать значительные силы своего главного корпуса, чтобы разобраться со смутьянами. В то же время ряд важнейших дайме, на которых Исида очень рассчитывал, отказались выступать против Иэясу. Среди них, например, был один из регентов, Мори Тэрумото, сильнейший генерал того времени. В отсутствие такого полководца Мицунари пришлось брать командование Западной армией на себя. Сам он был смел и имел кое-какой опыт ведения войны, однако уступал по своим полководческим качествам Иэясу; кроме того, армия его была хуже организована и имела «пятую колонну», о которой совершенно не догадывался главнокомандующий.
   Замок Гифу также имел определенное стратегическое значение, поскольку находился недалеко от двух основных дорог Японии – Токайдо и Накасэндо. В 17 милях от этого замка располагался другой замок, Киесу. Обе крепости во времена Ода Нобунаги были важными военными базами. Если Гифу охранял союзник Исида, то в Киесу находился Осаки Гэмба, вассал Фукусима Масанори, союзника Иэясу.
 
   Боевой конь самурая в защитной маске
 
   Иэясу понимал, что если Западная армия захватит Киесу, это даст ей возможность блокировать любое движение из центра страны на восток и тем самым помешает его перемещениям. Поэтому уже 11 сентября он послал крупный воинский контингент (две «дивизии» общей численностью 34 тысячи человек) по Токайдо, а также приказал своему сыну Хидэтада с 30 тысячами человек двигаться по Накасэндо. Оба эти подразделения должны были соединиться в провинции Мино, где к ним присоединился бы сам Иэясу. Последний намеревался ударить по врагу в Мино и прочно закрепиться в важном регионе, отобрав у Мицунари крепость Гифу. Именно опираясь на этот район, Ода Нобунага три десятка лет назад установил господство над государством. Авангард Иэясу под руководством Фукусима, Хосокава и других испытанных воинов быстро двигался по Токайдо, и все его отряды собрались вместе в Киесу 21 сентября.
   26 сентября Фукусима и другие командиры получили от Иэясу приказ выступать. В течение нескольких следующих дней они пересекли реку Кисо и после недолгого боя заняли цитадель Гифу, где стали ожидать прибытия Иэясу. Тем временем тот изучал положение дел, находясь в Эдо, и лишь удостоверившись в преданности и военной компетенции Фукусима и его армии, вышел со своими частями. Он прибыл в Киесу 17 октября, приведя с собой более 30 тысяч солдат. 20 октября Иэясу подошел к возвышенности возле Асакава, что всего в трех километрах к северо-западу от Огаки.
   Таким образом, противники оказались недалеко друг от друга. Город Огаки, где находился Исида, располагался примерно в 25 км от Гифу. В последние недели к нему непрерывно стекались союзники со своими войсками. Последним к Исида прибыл полководец Кобаякава Хидэаки. Огаки занимал в целом неудобную позицию, поскольку стоял в стороне от дорог, и Иэясу мог просто запереть Исида в замке. Опасаясь подобной перспективы, тот 20 октября отдал приказ направить войска в какое-нибудь удобное место, где можно было бы сразиться с Восточной армией. После долгих размышлений решили отправиться к деревне Сэкигахара.
Просмотров: 2914