Роман Светлов

Великие сражения Востока

ХОД СРАЖЕНИЯ

 

   14 августа 1592 года состоялась морская битва возле острове Хансан, которой суждено было стать одной из самых громких за всю Имджинскую войну. Этот бой явился составной частью очередной, третьей по счету экспедиции Ли Сун Сина. Незадолго до ее начала адмирал Ли соединил свои силы с силами другого адмирала, Ли Ок Ки, в результате количество кораблей в его эскадре возросло до 90. Вскоре он узнал о скоплении неприятельских судов возле островов Кадокто и Кочжедо, в проливе Кеннэрян, и тотчас во главе флота выступил им навстречу со своей базы в Ёсу.
   Адмирал Ли Сун Син и его помощник Ли Ок Ки встретили неприятельскую эскадру близ Кеннэрян среди россыпи островов у южного побережья провинции Чолла. Японцы имели очевидное намерение обогнуть юго-западный угол полуострова и двинуться вдоль западного побережья по направлению к Пхеньяну, на соединение с армией Кониси. Первым флотом японцев, состоявшим из 70 кораблей, руководил главнокомандующий Вакидзака Ясухаро, ему помогал вице-командующий Тото Такатора. Вторым флотом из 40 кораблей командовал Куки Ёситака. Кроме того, имелись корабли Третьего флота, число которых ныне неизвестно; им руководил Като Ёсиакира, недавно прибывший в Корею по распоряжению Хидэеси.
 
   Кобуксон корейский броненосец (современная реконструкция)
 
   Бухта была слишком тесной для того, чтобы в ней мог развернуться весь корейский флот. Поэтому Ли Сун Син послал вперед всего 6 обычных артиллерийских кораблей, которые, по его замыслу, должны были вступить в короткий бой с японской эскадрой и выманить ее в открытое море, к острову Хансан, где в засаде находились основные силы корейцев.
 
   Кобуксон на плаву
 
   План адмирала полностью удался. Корейские суда появились перед японцами, открыли огонь, а потом сделали вид, что не решаются продолжать сражение, и начали отступать. Самураи сразу позабыли об осторожности, и японские корабли наперегонки бросились за отступавшими корейцами, совершенно не заботясь о порядке. Всего в погоню отправилось 73 корабля (36 больших, 24 средних и 13 малых). Первым вырвался вперед Вакидзака на своем флагмане, оставив позади остальных, которые следовали за ним. Вскоре его догнал корабль Куки. Интересно, что в начальной стадии сражения Вакидзака и Куки одновременно забросили абордажные крюки на один из корейских кораблей. Вместо того, чтобы объединить силы, Вакидзака приказал одному из своих людей перерубить канат соперника. Куки был взбешен и собирался потребовать сатисфакции, однако, пока они пререкались, корейское судно сумело ускользнуть. Этот эпизод хорошо иллюстрирует значение личного подвига для японских самураев, готовых ради него поступиться совместной борьбой против общего врага.
   Подождав, когда японцы выйдут в открытое море, Ли Сун Син неожиданно появился из засады с основными своими силами. Он приказал всему флоту построиться «крылом аиста», то есть стать в одну линию с выступающими вперед флангами. Корейцы старались окружить неприятеля, ведя из пушек очень сильный огонь и тараня «черепахами» борта японских кораблей. От столь неожиданного поворота событий японцы пришли в полное смятение. Обстреливаемый со всех сторон, атакуемый таранами кобуксонов, их флот сбился в беспорядочную кучу. Только немногие из японских судов пытались взять противника на абордаж или хотя бы отвечать выстрелами пушек и мушкетов. Вскоре все думали только о бегстве. Из отряда Вакидзаки ушли невредимыми лишь 14 кораблей, а 400 японцев из его команды бросились вплавь в море, стремясь добраться до необитаемого острова Хансан. Сам Вакидзака чудом остался жив, когда на его флагман корейцы обрушили ливень горящих стрел. Ему удалось высадиться на берег и добраться сушей до Кимхэ. Остальные адмиралы стали отходить к гавани Анголь. Корейский флот преследовал их, непрерывно подвергая обстрелу, и японцы смогли оторваться от преследования только в сумерках.
   Что касается тех 400 человек, что высадились на Хансане, то они были обречены на голодную смерть – их ожидала пища из морской травы и сосновых шишек. Ли Сун Син приказал Вон Гюну стеречь их, пока основная часть корейского флота преследовала японцев. Однако до Вон Гюна дошли слухи о приближении еще одного японского флота, и он покинул свой пост, что дало возможность запертым на острове японцам построить из подручного материала плоты и добраться до материка.
   Всего в сражении при Хансандо было уничтожено, сожжено и захвачено в плен 59 японских кораблей.
   Через пару дней, возвращаясь из Хансандо, флот Ли Сун Сина попытался выманить 42 корабля (21 большой, 15 средних и 6 малых) под командованием Куки, стоявших на рейде в гавани Анголь, но те не сразу поддались на корейскую хитрость. Большие корабли японцев выстроились у входа в гавань, прикрывая транспортные суда. Ли Сун Син посылал свои корабли по одному-два, они давали бортовой залп по японским судам и уходили, а их место занимала следующая пара. Японцам надоели эти «комариные укусы», и они бросились в атаку. Повторилась история двухдневной давности: Ли Сун Син быстро пустил на дно большинство крупных кораблей противника. Расправившись с ними, он уничтожил и транспортные суда.
   В общей сложности за период третьей операции адмирала японцы потеряли свыше 100 кораблей и 2500 человек их команд. Многие японские моряки рассеялись по побережью, где они становились добычей местных ополченцев. Адмирал Ли писал в своем судовом дневнике: «Негодяи разбегались во все стороны. Если они замечали парус хотя бы рыбачьей лодки, то пугались и не знали, как им быть». Корейцы сохранили все свои корабли, потеряв убитыми 19 и ранеными около 100 человек.
 
   Морское сражение при Хансандо
 
   Так закончилась одна из самых великих морских битв в мире, которую часто сравнивают с Саламинским сражением 480 года до н.э.
 
   Эскадра Вакидзака Ясухару (адмиральская эмблема – двойной круг) атакует корейский флот.
 
   Эта победа Ли Сун Сина, как и многие другие, была одержана благодаря двум основным факторам: великолепным тактическим приемам (прежде всего, умелому заманиванию неприятеля в ловушку) и превосходству в вооружении. Адмирал «поймал» японцев на их собственной психологии победителя, которая не позволяла им отсиживаться, но понуждала рваться в бой, забывая о доводах разума. Корейские экипажи показал и отличную выучку, дисциплинированность, организованность, а офицерский состав – высокое оперативное искусство. Японцы не имели в своих рядах ни одного адмирала, который хотя бы отдаленно приближался по уровню своего таланта к Ли Сун Сину.
Просмотров: 1217