Роман Светлов

Великие сражения Востока

КИТАЙСКАЯ АРМИЯ

 

   Варвары сильны лошадьми. Лошади – выгода в быстрой схватке. Ханьские войска сильны арбалетами…
(«Вопросы танского Тай-цзуна и ответы Ли Вэй-гуна»)

   Время династии Тан – эпоха своеобразного китайского Возрождения – ознаменовалось и новым взлетом военного искусства Китая. Вообще само возникновение и утверждение династии Тан стало возможным прежде всего благодаря талантливым полководцам. Особо в это время проявили себя два военачальника, один из которых – великолепный стратег Ли Цзин[9] (571–649), а другой – сын первого императора династии Ли Ши-минь (599–649), известный как танский Тайцзун. Оба увековечены в последнем из семи военных канонов – «Вопросы танского Тай-цзуна и ответы Ли Вэй-гуна {князя Ли})».
 
   Фрагмент стенной росписи из Пенджикента (возле Самарканда) с изображением осадной машины. Около 700–725 годов. Возможно, машина имеет китайское происхождение
 
   Обсуждаемые в «Вопросах и ответах» стратегии – это не просто теоретические концепции, но проверенные в важнейших битвах тактические принципы. Тайцзун, согласно историческим трудам, лично возглавлял войска во всех решающих сражениях. Командовать войсками Тай-цзун начал уже с пятнадцати лет, и в 627 году стал вторым императором династии.
   Основатель династии Тан, сам наполовину тюрк по происхождению, Лю Юань, будучи еще офицером пограничных войск, последовательно и терпеливо приучал своих солдат к новому типу ведения боя, заимствованному у кочевников. Солдаты должны были жить в юртах, питаться мясом и молоком, ездить верхом и участвовать в облавных охотах. Он сумел добиться того, чтобы его вновь сформированная конница по боевым качествам перестала уступать тюркской. В Китае возникла настоящая мода на все тюркское – одежду, жилище, пищу и т.д. Многие китайские вельможи ставили юрту у себя во дворе и переселялись в нее на зимнее время. О достоинствах жилища кочевников ими слагались стихи. Столь близкое соприкосновение с образом жизни тюрков очень быстро принесло свои плоды.
   Теперь китайские полководцы в борьбе с окружающими их воинственными племенами демонстрировали прямо-таки чудеса изобретательности. Один из них во время сражения с кочевниками применил совершенно оригинальный прием: на пригорок, недалеко от поля битвы, вышли музыканты, танцовщицы и начали представление. Степняки заинтересовались и стали смотреть на прекрасных китаянок, а в это время китайские войска зашли им в тыл и атаковали, наголову разбив ошеломленных дикарей.
   В отношении организации армии к VII веку в Китае глубоко укоренилась введенная еще Цао Цао практика, позднее получившая наименование «системы военных округов» (фу-бин). Она заключалась в том, что в стране, помимо административных, учреждались своеобразные военные округа. Они могли быть трех разрядов: высшие, поставлявшие до 1200 солдат, средние – до 1000 и низшие – до 800 солдат. Количество военных округов в империи Тан колебалось от 600 до 800, что означало практически постоянную готовность армии в 600–800 тысяч человек.
   В «Истории династии Тан» сказано:
   cite«Когда была учреждена система фу-бин, воины вне службы занимались сельским хозяйством. Те из них, которым приходило время отбывать повинность, несли охранную службу в столичной гвардии – и только. Если же где-либо возникала потребность в войсках, тогда назначался полководец, чтобы возглавить поход. А когда инцидент исчерпывался, воины возвращались в свои поселения, а полководец – ко двору».
 
   Китайский магазинный арбалет
 
   Продолжительность службы в столице составляла один лунный месяц. Специальные «военные инструкторы» обучали молодежь. Обучение молодежных групп велось как в столицах, так и в военных поселениях, на специально оборудованных площадках. Одни обучали «приемам с пикой цзи», другие – караульному делу, приемам использования в бою флажков и т.д. Часто солдаты читали «Теорию боя на мечах дао и стрельбы из лука гун». В конце каждого месяца устраивался небольшой строевой смотр. Обучение финансировалось из казенных средств.
   Преимущества такой организации заключались в том, что она не требовала от государства заметных расходов на содержание армии, ибо в мирное время рекруты занимались земледелием, а во время походов должны были обеспечивать себя сами. Мало того, что такая система не позволяла усиливаться военной верхушке, которая в мирное время не имела в своем распоряжении войск, она еще и делала армию удобным средством подавления беспорядков на местах. И наконец, эта военная организация хорошо вписалась в надельную систему землепользования.
   Однако у этой системы была и оборотная сторона. Для решения военных проблем текущего дня государство использовало небольшие профессиональные воинские соединения численностью от 10 до 45 тысяч человек. Многие же военные акции китайские императоры и вообще предпочитали осуществлять не силами регулярных ханьских войск, а с помощью племен, изъявивших покорность империи. Также активно использовалась конница, состоявшая из отрядов иноплеменников, перешедших под покровительство Тан.
   С усилением военной активности танского государства система наемников получила еще более широкое распространение: в армии Тай-цзуна их насчитывалось около ста тысяч. Военачальниками важнейших походов назначались хорошо проявившие себя воины некитайского происхождения. Не раз во время танских завоеваний применялась практика малых войн, когда «заслуживающим доверие племенам» вменялось в обязанность «беспокоить набегами» своих соседей, в ослаблении которых был заинтересован Китай.
 
   Китайский лучник в легком доспехе
 
   Наиболее дальновидные генералы понимали опасность такой практики. В «Вопросах и ответах» Ли Цзин говорит:
   cite«Ваше величество приказали создать линию из шестидесяти шести сторожевых постов от тюрков до уйгуров, чтобы они наблюдали за передним краем… Однако мое недостойное мнение таково, что было бы удобно ханьские войска обучать одним способам, а варваров – другим… Если мы столкнемся с нашествием другого племени, в нужный момент можно будет тайно приказать полководцам изменить знаки различия…»
   Возможно, подобные рекомендации замечательного полководца не были проигнорированы. Однако они являлись спасительными лишь в некоторых определенных случаях.
   По поводу построения армии в «Вопросах и ответах» говорится следующее:
   cite«Люди первым делом должны быть организованы в соответствии с „методом пяти”. После того, как организация в пятерки завершена, обеспечьте организацию в армии и полки. Это первый этап. Правило военной организации в армии и полки в том, чтобы строить от одного до десяти, от десяти к ста. Это еще один этап».
   И далее:
   cite«В самом маленьком порядке – пять человек, в самом большом – двадцать пять. Если последнийутроить, то будет семьдесят пять. Если взять их пять раз, получится триста семьдесят пять. Триста человек – это прямые войска, шестьдесят – гибкие. Пятнадцать же – командиры... В этом случае их можно вновь разделить на две части, образовав две группы прямых войск по сто пятьдесят человек, а также две гибких по тридцать человек…»[10]
   Огромное значение придавалось моральной составляющей. Военные идеалы заключались в стремлении поддержания добра и изгнания страха по отношению к злу. Император Тай-цзун даже построил павильон Линьянь для поощрения военных идеалов верности и храбрости. Идеалы воина утрачиваются, когда кто-либо не может отличить добро от зла, выступает против добра, использует силу для того, чтобы взять верх над слабым или помогает порочным людям в совершении злых дел. Утративший идеалы теряет не только их – он также полностью утрачивает в дальнейшем свое боевое мастерство. Без страха разум спокоен и дух сосредоточен. Непреклонная сила может предотвратить насилие и покончить с конфликтами. Если полководец ведет себя в соответствие с традиционными китайскими ценностями преданности, терпения, сострадания, сыновней почтительности и скромности, он сможет достичь выдающегося боевого мастерства.
   Все это напрямую связано с развитием традиционных китайских боевых искусств, основанных на совершенствовании идеалов, улучшении физической формы, самозащите, а также в стремлении обладать глубокой теорией техники и мастерства. Поэтому боевые искусства являются очень важной частью воинской культуры Китая. Особенно распространилась специализация отрядов в каком-либо одном виде оружия; в войсках широко использовались меч, копье, посох, топор-юй (топор с длинной ручкой) и даже серп и вилы. В эпоху Тан особенного расцвета достигли многочисленные техники владения мечом, возникшие еще в эпоху Сражающихся царств. Известен афоризм: тремя сокровищами династии Тан являются стихи Ли Бо, техника владения мечом Пэй Миня и каллиграфия Чжан Сюя. Получили развитие и тяжелые арбалеты, установленные на лафетах, и противоконные «железные шипы». Стрелы изготовлялись из высушенного бамбука.
   Тактика основывалась преимущественно на скорости и мобильности, на фланговых и охватывающих маневрах. Китайские полководцы выстраивали войска по «диаграмме восьми рядов Чжугэ Ляна» в «строй шести цветов». Следовало обладать большой искусностью, чтобы посредством гонгов, флажков и барабанов в полной мере управлять в бою такой армией. Поэтому китайские полководцы, имевшие возможность собрать миллионную армию, предпочитали управлять небольшими соединениями в 10, 30 или 45 тысяч воинов.
   Армия состояла из арбалетчиков, пехоты и конницы. Поскольку в эпоху Тан был изобретен способ выплавки стали из железа, благодаря которому значительно усовершенствовалась технология металлургического производства, оружие и защитное вооружение китайской армии было наилучшим в регионе.
Просмотров: 5550