Р.Ю. Почекаев

Батый. Хан, который не был ханом

§ 2. «Жития его было...»

 

Имя ему дал я, долгую жизнь пусть даст ему бог.

Книга Деда Коркута

В отношении дат жизни Бату в источниках также нет единообразия. Это создает значительные затруднения для биографа, пытающегося определить даты его рождения и смерти. Судя по монгольским источникам, самих монголов дата рождения того или иного деятеля и даже хана почти никогда не интересовала: даже дату рождения Чингис-хана приходится устанавливать на основании косвенных сведений [см., напр.: Храпачевский 2004, с. 49-64].

Единственным источником, в котором указан год рождения Бату, являются «Списки устроителя мира» персидского автора Кази Ахмеда Гаффари: «Родился он в 602 г. (≈18 VIII 1205-1207 VIII 1206)» [СМИЗО 1941, с. 210]. Однако следует иметь в виду, что это сочинение появилось в середине XVI в., то есть три столетия спустя после смерти Бату. Вполне возможно, что автор пользовался какими-то источниками, не сохранившимися до нашего времени, но коль скоро о них нет сведений, то нельзя полагаться на достоверность этой даты. Год рождения Бату можно установить на основании сообщений о дате его смерти и продолжительности жизни. Но и в отношении года его кончины у авторов нет единодушия.

Самая ранняя дата, 1246/1247 (или 1247/1248) год, указывается во многих русских летописях (Московский свод конца XV в., Тверская летопись и др.) и сочинениях более позднего времени — например, «Записках о Московии» Сигизмунда Герберштейна или «Скифской историй» Андрея Лызлова [Московский 2000, с. 191-193; Тверская 2000, с. 403-404; Герберштейн 1988, с. 166; Лызлов 1990, с.28]. Однако, как установлено современными исследователями, в основе этих сведений лежит так называемая «Повесть об убиении Батыя» — политический памфлет, созданный в конце XV в., в эпоху активизации борьбы Москвы с Золотой Ордой, и фактологическая ценность его минимальна [Горский 2001б, с. 197-199]. Следовательно, есть все основания отнестись к этой дате с недоверием. Другая дата смерти Бату — 1252/1253 год: ее приводят другие персидские и арабские историки,— Рашид ад-Дин, ан-Нувейри, Ибн Халдун, ал-Айни, Гаффари и др. Несколько фактов не позволяют признать истинность именно этой смерти Бату. Во-первых, францисканец Вильгельм де Рубрук, посланный французским королем к монголам, встречался с Бату в 1253 г., и тот вел в это время весьма активную деятельность. Во-вторых, согласно сведениям восточных авторов, Хулагу, отправленный Великим ханом Мунке на войну с Багдадским халифом, более трех лет провел.в Чагатаевом улусе, собирая войска, и двинулся далее только после смерти Бату. Джувейни, современник описываемых событий, сообщает, что это произошло в 654 г. х., т. е. 1256 г [Juvaini 1997, р. 268; ср.: Негри 1844, с, 386; Мыськов 2003, с. 48], Таким образом, появляется третья дата кончины Бату — 1255/1256 или даже 1256/1257 г. Отметим, что именно ее называют современники Бату—армянские авторы Киракос Гандзакеци и Вардан Великий, а также персидский историк Джувейни [см.: Федоров-Давыдов 1992, с. 73]. Интересно, что персидские историки более позднего времени —Хамдаллах Казвини (1280—1349) и Шараф ад-Дин Йезди (ум. 1454), пользовавшиеся преимущественно трудом Рашид ад-Дина, дату смерти Бату указали по Джувейни. Эту же дату приводит и египетский автор XV в. Ахмад Таки ад-Дин ал-Макризи, несмотря на то что все его арабские предшественники сообщают о смерти Бату под 1252/1253 г. Еще один современник Бату — Минхадж ад-Дин Джузджани, писавший при дворе делийских султанов, сообщает, что «процарствовав около 28 лет над этим краем, он скончался» [СМИЗО 1941, с. 16]. Бату наследовал своему отцу в 1227 г., а утвержден в качестве главы Улуса Джучи был примерно годом позже, следовательно, его смерть по Джузджани приходится на 1255/1256 г. Сельджукский историк Ибн Биби, писавший в середине 1280-х гг., сообщает под 1256 г., что «бог всевышний побудил Саин-хана послать большое войско для освобождения султана Изз-ад-дина», сообщая, впрочем, что освобожденного султана принимал уже Берке, брат Бату [СМИЗО 1941, с. 25-26].

Небезынтересно отметить одно сообщение хроники «Юань ши», составленной в Китае в 1368-1369 гг. на основе документов из архива монгольских императоров династии Юань (1280-1368). В разделе, посвященном Хубилаю, под 1273 г. имеется запись: «Как и ранее, давно не приходит Баду». Конечно, после распада Монгольской империи в 1260-е гг. контакты между империей Юань и Улусом Джучи стали весьма редки, но все же тот факт, что в Китае могли не знать о смерти Бату, случившейся почти двадцатью годами раньше, представляется весьма странным. Поэтому Е. И. Кычанов, обративший внимание на эту фразу, выразил сомнение, что речь идет о правителе Улуса Джучи [Кычанов 2000, с. 156].

Сведения о продолжительности жизни Бату представлены только в двух источниках. В «Сборнике летописей» Рашид ад-Дина сообщается, что «жития его было сорок восемь лет» [Рашид ад-Дин 1960, с. 81]. Любопытно, что в другом разделе Рашид ад-Дин сообщает, что Бату «прожил целый век» [Там же, с. 71 ], при этом и в других местах своего сочинения подчеркивая, что он был «стар». Возможно, под «целым веком» персидский историк подразумевал не столько продолжительность жизни Бату, сколько достижение им вершин власти и могущества, осуществление всех планов. Но неизвестный автор тюркского сочинения сер. XVI в. «Шейбани-намэ», видимо, понял его слова буквально и даже уточнил: «Бату жил долго после смерти Чучи Хана: жизнь перешла за сотню» [Березин 1849, с. XLVI]. Эта фраза позволяет предположить, что вокруг образа Бату к XVI в. начали складываться легенды: приписывание герою долгого века жизни — распространенный прием в эпических произведениях азиатских народов. Так, Рустам, герой иранского эпоса, говорит:

«Шесть долгих столетий прошло с тех времен,

Как был я от славного Заля рожден»

[Фирдоуси 1994, с. 250].

А его отец Заль-Зер даже переживает своего сына. Герои тюркских эпосов также нередко живут намного дольше обычных людей: Аруз, персонаж «Книги Деда Коркуда», —300 лет, герой тюркских эпосор Кер-оглы — 120 лет и т. д. [Липец 1984, с. 44]. Вполне возможно, что и Бату со временем мог восприниматься как некий эпический герой, а разница между историей и эпосом в средневековой традиции была весьма зыбкой. За неимением другой информации о продолжительности жизни Бату примем за истину сообщение Рашид ад-Дина о сорока восьми годах. Известно, что первым годом жизни у монголов считается год, проведенный в утробе матери. Прибавив этот возраст к дате рождения Бату, указанной Гаффари, получим как раз 1252/1253 г., а в ошибочности этой даты мы уже имели возможность убедиться. Отняв же возраст Бату от наиболее достоверной даты его смерти, 1256 г., получим наиболее вероятную дату появления его на свет, 1209 год, по монгольскому календарю — год земли-змеи.


Просмотров: 1959