Р.Ю. Почекаев

Батый. Хан, который не был ханом

§ 10. Завоевание Волжской Булгарии

 

Не прекращались удары мечей и метание копий между Токтамышем и Идику... Дошло до того, что они сразились между собою 15 раз, причем раз тот одержит верх над этим, а другой раз этот над тем.

Ибн Арабшах. Чудеса предопределения в судьбах Тимура

Исследователи по-разному оценивают ход и значение булгарской кампании Бату. Советский археолог А. П. Смирнов читал, что булгары задержали продвижение монголов на Запад на 3-4 года. Однако В. В. Каргалов поставил под сомнение его выводы: действительно, с 1232 по 1236 г. немногочисленные отряды Улуса Джучи совершали на булгар ряд набегов, довольно глубоких, но не ставивших целью завоевание страны; как только на Булгарию двинулись войска под предводительством Бату, силы защитников, возможно, даже более многочисленные, чем монголы, оказались неспособны противостоять им, и Волжская Булгария была покорена в течение года [Каргалов 1967, с. 70]. Тем не менее булгары оказывали монгольским войскам серьезное сопротивление — причем не только в течение 1236-1237 гг., но позднее.

Завоевание Волжской Булгарии войсками Бату стало завершающим актом многолетней борьбы, которая началась еще за 12 лет до похода на Запад. Арабский автор Ибн ал-Асир, современник описываемых им событий, сообщает: «Сделав с Русскими то, что мы рассказали [имеется в виду битва на Калке. — Р. П.], и опустошив земли их, Татары вернулись оттуда и направились в Булгар в конце 620 года. Когда жители Булгара услышали о приближении их к ним, они в нескольких местах устроили им засады, выступили против них (Татар), встретились с ними и, заманив их до тех пор, пока они зашли за место засад, напали на них с тыла, так что они (Татары) остались в середине; поял их меч со всех сторон, перебито их множество и уцелели из них только не многие. Говорят, что их было до 4000 человек» [СМИЗО 1884, с. 27-28]. Вполне вероятно, что сообщение о разгроме монголов являлось всего лишь слухом, который арабский автор принял за истину: другие источники ничего не сообщают о поражении Субэдэй-багатура. Тем не менее, возвращаясь из похода на кипчаков, монголы могли столкнуться с булгарами, и предводителем этих войск являлся именно Субэдэй-багатур. Это объясняет, почему Угедэй вскоре после своего воцарения назначил руководить вторжением в Волжскую Булгарию именно Субэдэй-багатура вместе с нойоном Кугудэем.

В год земли-коровы (1229) Субэдэй совершил первый крупный рейд против булгар, ознаменовав начало второго этапа войны. На этот раз монголы провели разведку вдоль границ Волжской Булгарии, разгромили саксинов, буртасов и некоторые кипчакские племена, которые укрылись на территории Булгарии. Булгарские заставы на Яике были сметены, и их защитники бежали. Однако на большее Субэдэй-багатур и Кугудэй не осмелились: у них не хватало сил, и, возможно, масштабное вторжение на тот момент не входило в их планы [ср.: Черепнин 1977, с. 190].

Самих булгар этот набег убедил в серьезности намерений монголов. Правители Волжской Булгарии начали готовиться к новому вторжению врагов и прежде всего заключили мир со своим могущественным западным соседом — Владимиро-Суздальским княжеством: «В то время князь болгарский... прислал к великому князю Юрию Всеволодичу послов для учинения мира, князь же великий принял их счастию. И прислали с обеих стран послов, знатных людей, ьное место близ границы Русской на остров, именуемый Коренев. И оные учинили мир на 6 лет, купцам ездить в обе стороны с товарами невозбранно и пошлину платить по уставу каждого града безобидно; (бродникам) рыболовам ездить с обеих сторон до межи; и иметь любовь и мир, пленников всех-освободить; а если будет распря, судить, съехавшись судьям от обоих на меже» [Татищев 2003, ч. 2, гл. 36].

Несомненно, булгары пытались обезопасить тыл на случай нового вторжения с востока — ведь прежде русские походы Булгарию были довольно регулярны. Поскольку в 1231 или начале 1232 г. Субэдэй-багатур возглавлял боевые действия монголов против империи Цзинь [Цзинь ши 1998, с. 224], новый набег на Булгарию был организован и проведен в 1232 г., видимо, одним Кугудэем. Это вторжение было масштабнее предыдущего: не ограничившись набегом на пограничные территории, «Татары, попленив, покорили себе нижних болгар и грады их великие все разорили» [Татищев 2003, ч. 2, гл.36].Но и на этот раз покорение Булгарии не состоялось. По сведениям Рашид ад-Дина, в поход «в сторону Кипчака, Саксина и Булгара Субэдэй-багатур и Кугудэй выступили с войском в 30000 человек [Рашид ад-Дин 1960, с. 21]. Возможно, в улусе Джучи эта армия была усилена за счет «тумана живого войска», который составляли «четыре личные тысячи джучиевы» [СМИЗО 1941, с. 84-85]. Вероятно, эти сорок тысяч воинов и составляли весь контингент, действовавший против Волжской Булгарии и народов Поволжья в 1229—1234 гг. Войска Монгольской империи, выделенные Бату для западного похода (в первую очередь — для покорения Волжской Булгарии и кипчаков), были, несомненно, многочисленнее, но, похоже, и им не удалось одержать молниеносной победы.

Исследователи Волжской Булгарии полагают, что булгары X—XIII вв. имели передовое для своего времени вооружение, боеспособную конницу и обладали богатым опытом ведения как наступательных, так и оборонительных действий. Главной их ударной силой являлась тяжелая кавалерия, а особого искусства они достигли в подготовке и нанесении внезапных ударов противнику — именно о такой засаде сообщает Ибн ал-Асир в вышеприведенном фрагменте [см.: Измайлов 2004, с. 78-79]. Перед новым вторжением они укрепили восточные рубежи, справедливо считая, что на степной границе удержать многочисленные отряды кочевников им не удастся [Каргалов 1967, С: 70; Губайдуллин 2000, с. 114-115]. Булгарские города обладали хорошими укреплениями, а их многочисленное население могло выставить большое число защитников. По словам венгерского миссионера Юлиана, оказавшегося в Булгарии вскоре после ее покорения, монголам противостояли «60 весьма укрепленных замков, столь людных, что из одного могло выйти пятьдесят тысяч вооруженных воинов» [Юлиан 1996, с. 27]. По мнению немецкого востоковеда X. Гекеньяна, речь идет о городе Биляре, в котором 50 000 человек составляли не гарнизон, а все население [Гекеньян 2001, с. 88], но даже и в таком случае число защитников города было весьма значительным, и осада могла затянуться надолго.

Джувейни и Рашид ад-Дин сообщают, что булгары, узнав о приближении монголов, собрали около 400000 воинов («сорок туманов»). Несомненно, цифра эта преувеличена, но сам факт большей численности булгарского войска по сравнению с монгольским представляется правдоподобным. При этом следует учесть, что из монгольских войск, которые выступили в западный поход вместе с Бату, в Бул-гарию вторглось не более половины: другая половина под командой Гукжа и Мунке и нескольких других царевичей в то же время действовала против кипчаков. Бату выступил в поход на Булгарию и союзных ей башкир вместе со своими братьями — Орду, Тангутом и Шибаном, а также Бури, внуком Чагатая, и Кульканом, младшим сыном Чингисхана. Бату лично руководил войсками на этом направлении, потому что булгарские земли должны были войти в его личный удел.

Вполне вероятно, что наследник Джучи не только надеялся на храбрость своих войск и опыт военачальников, но и решил заручиться поддержкой представителей местной знати, сыграв на противоречиях, царивших в правящем семействе Волжской Булгарии. Венгерский доминиканец Юлиан сообщает: «Там было два князя: один князь со всем народом и семьей покорился владыке татар, но другой с немногими людьми направился в весьма укрепленные места, чтобы защищаться, если хватит сил» [Юлиан 1996, 27]. «Пришли тамошние эмиры Баян и Джику и (изъявили) царевичам покорность. Получив милость, возвратились (назад)...» — сообщает Рашид ад-Дин [цит. по: Арсланова 2002, с. 173].

Но даже привлечение на свою сторону некоторых булгарских правителей не позволило Бату избежать прямого военного столкновения с многочисленным булгарским вой-шм на границе, возможно — на реке Урал. Рашид ад-Дин ак описывает это сражение: «Когда они [булгары. — Р. П.] слышали молву о движении Бату и эмиров, (то) подготовились (и) с сорока туманами войска пришли в движение. Шейбан, который с 10000 людей находился в авангарде, послал известие о том, что их вдвое больше монгольского войска и (что все они богатыри). Когда оба войска выстроились друг против друга, (то) по обычаю Чингиз-хана Бату взошел на вершину одного холма и (одни) сутки молил бога и рыдал; а мусульманам приказал, чтобы вместе помолились. Посредине была большая река. Бату и Буралдай ночью переправились по ней и вступили в бой. Шейбан по ественному порыву (букв.: страсти) вступил в сражение. Эмир Буралдай сразу произвел атаку всеми войсками. (Они) устремились на ставку келара, который был их царем, и мечом перерубили веревки. Из-за падения ставки воего войска (те) опечалились и обратились в бегство. Монголы, подобно храброму льву, напавшему на добычу, гнались за ними, избивали и убивали, пока не уничтожили большую часть их войска. Та область была завоевана. Эта победа была одним из великих дел» [цит. по: Арсланова 2002 с. 173][12].

В этом сообщении интересно обратить внимание на два момента. Во-первых, уточняется соотношение сил противников: булгар оказалось вдвое больше, чем монголов. Во-вторых, интересна информация о ритуале, совершенном Бату перед битвой: он обратился к Небу, прося даровать ему победу. Отметим, что источники не сообщают об исполнении этого ритуала другими монгольскими полководцами: только Чингис-хан, согласно «Сокровенному сказанию», совершил аналогичный ритуал, начиная войну с империей Цзинь (как сообщает источник, Бату и действовал «по обычаю Чингиз-хана»). Это свидетельствует о том, что Бату обладал некими сакральными полномочиями и некоей харизматической властью, отсутствовавшими у других Чингизидов — его современников.

Надо полагать, что на границе войска Бату столкнулись с главными силами булгар, набранных для отпора натиску монголов. После их разгрома серьезного сопротивления монгольские войска уже не встречали: Рашид ад-Дин сообщает далее, что «царевичи и эмиры собрались в долинах рек Хабан и отправили эмира Субэдэя с войском в страну асов и в пределы Булгара», а сами «составив совет, пошли каждый со своим войском облавой, устраивая сражения и занимая попадавшиеся им по пути города» [Рашид ад-Дин 1960, с. 37-38]. Подобное решение могло быть принято, если бы предводители похода были уверены, что не встретят на своем пути многочисленных войск противника, как это было в пограничном сражении. Следовательно, основные силы булгар были уничтожены или рассеяны в первом же бою, и войскам Бату оставалось только захватить города, все еще пытавшиеся оказать сопротивление.

Пример такой осады приводит Джувейни: «Сначала они штурмом взяли город Булгар, известный на весь мир неприступностью своего места и многочисленным населением. Жителей его они убили и [частью] угнали в плен для угрозы другим. Оттуда они обратились на страну Рус и покорили области до города М.к.с., население которого по многочисленноети было подобно муравьям и саранче, а окрестности его были так густо покрыты лесами, что даже змея не могла проползти сквозь них. Царевичи вместе стояли по сторонам его [города] и с каждой стороны проложили дорогу шириной, достаточной для проезда рядом 3-4 повозок, а напротив него [города] установили метательную машину и в течение нескольких дней не оставили от города ничего кроме его имени, и нашли [там] богатую добычу. Они отдали приказ отрезать правое ухо у [убитых] людей. Было насчитано 270000 ушей» [цит. по: Арсланова 2002, с. 161]. Любопытно, что речь идет о «стране Рус» и городе «М.к.с.», который русские историки, начиная с И. Н. Березина, нередко отождествляют с Москвой. Но, во-первых, Москва в то время была лишь простой пограничной крепостью Владимиро-Суздальской Руси, а вовсе не огромным городом, о каком писал Джувейни, наверняка даже не слышавший о Москве. Во-вторых, исследователи обоснованно ползают, что речь идет все же о войне с булгарами, поскольку «русская тема» в персидских исторических сочинениях ХIII-ХIV вв. освещена очень кратко [см., напр.: Арсланова 32, с. 159-160].

И восточные хронисты, и русские летописцы сообщают о взятии монголами булгарских городов — Булгара, Жукотина, Биляра, Кернека и других [ПСРЛ 1926-1928, с. 459; Рашид ад-Дин 1960, с. 37-38; Татищев 2003, ч. 2, гл. 37; Juvaini 1997, р. 269]. Биляр был взят и жестоко разорен: по зультатам исследований современных археологов, столица Волжской Булгарии так и не была восстановлена, и новый город возник в трех километрах от развалин прежнего. Вероятно, именно о Биляре Лаврентьевская летопись сообщает, что «...придоша отъ веточные страны в Болгарьскую землю безбожнии Татарии, и взяша славный Великый городъ Болгарьскый, и избиша оружьем отъ старца и до унаго и до сущаго младенца, и взяша товара множство, а городъ ихъ пожгоша огнемъ» [ПСРЛ 1926-1928, с. 459]. Джувейни говорит о взятии и Булгара штурмом, но при этом не сообщает о полном истреблении его населения. Рашид ад-Дин также сообщает, что монгольские войска «дошли до города Булгара Великого... разбили тамошние войска и заставили их покориться», но ничего не говорит о какой-то массовой резне. Любопытно, что и создатели татарского эпоса «Идегей» (ХУ-ХУ1 вв.), не слишком расположенные к Чингизидам, также отмечают:

Внук Чингиза Байду пришел,

Нанести он решил удар,

Но священный город Булгар

Покорил, а не разорил.

[Идегей 1990, с. 161]

Учитывая, что впоследствии Булгар некоторое время (до постройки Сарая-Бату) являлся одной из резиденций правителя Улуса Джучи [см.: Сафаргалиев 1996, с. 297; Егоров 1985, с. 95], можно утверждать, что Бату его не разрушал, равно как и не вырезал населения, которым собирался управлять.

Источники не сообщают, кто именно из участвовавших в войне с Булгарией монгольских полководцев взял Биляр и Булгар, но есть основания полагать, что Бату лично возглавил их осаду и штурм. Ведь и захваты всех других столиц — Рязани, Владимира, Киева, Эстергома — происходили под его непосредственным руководством. Особенно характерен эпизод с Киевом: в 1239 г. под ним появились войска Мунке, который, несмотря на явно враждебные действия киевского князя Михаила (убийство монгольских послов), штурмовал Киев, так как честь его захвата должна была достаться Бату — предводителю похода и будущему правителю завоевываемых областей [см.: Типографская летопись 2001, с. 125-126].

Покорив Волжскую Булгарию, Бату вынужден был продолжать поход далее на Запад и потому не имел времени раниться укреплением своих позиций в новом улусе. Поэтому он оставил правителями местных династов, признавших его власть, справедливо полагая, что на данном этапе они сумеют более эффективно поддерживать новое правление, чем чиновники из числа завоевателей. Рашид ад-Дин сообщает о «тамошних эмирах Джику и Баяне», которые «изъявили покорность» и «получили милость» [Арсланова 2002, с. 173]. Похоже, что система эта продемонстрировала свою эффективность и потому сохранилась на более длительный срок: тот же Рашид ад-Дин отмечает, что «Государей тамошних называют келар, и (они) до сих пор существуют» (труд Рашид ад-Дина создавался в начале XIV в.) [Арсланова 2002, с. 173]. Иоганка Венгр, побывавший в Золотой Орде около 1320 г., также сообщает о «государе всей Башкирии... подчиненном татарам» [Иоганка 2000, с. 158]: вероятно, у башкир также оставались свои правители, лишь подчинявшиеся ордынским государям, а не назначавшиеся из числа монголов.

Но Бату, и в дальнейшем активно привлекавший на свою сторону представителей правящей верхушки завоеванных стран, все же был далек от мысли целиком и полностью доверять им. Об этом говорит, в частности, тот факт, что в булгарских городах были снесены стены, которые потом не восстанавливались: археологи датируют обнаруженные остатки стен в городах Волжской Булгарии лишь домонгольским периодом. Вновь основанные ордынские города также возводились без стен, что стало особенностью городского Строительства Улуса Джучи по сравнению с современными государствами [см., напр.: Набиуллин 2001, с. 51, 54].

По сообщению Бенедикта Поляка, «Бати выступил затем... против билеров, то есть Великой Булгарии, и мордванов и, захватив их [знать], присоединил их к своему войску» [Ц. де Бридиа 2002, с. 112]. Таким образом, за счет самих булгар Бату решил увеличить численность своей армии. Новые подданные составили часть его войска, предназначенного для вторжения в Северо-Восточную Русь.

Просмотров: 5229