Р.Ю. Почекаев

Батый. Хан, который не был ханом

Предисловие
ХАН, КОТОРЫЙ НЕ БЫЛ ХАНОМ

 

Я хорошо знаю, что в настоящее время почитание героев признается уже культом отжившим, окончательно прекратившим свое существование. Наш век по причинам, которые составят некогда достойный предмет исследования, есть век отрицающий, так сказать, самое существование великих людей, отрицающий самую желательность их.

Т. Карлейль. Герои, почитание героев и героическое в истории

Огромная территория от Алтая на востоке до Днестра и Дуная на западе, известная в восточных исторических сочинениях под названием «Дешт-и Кипчак», в течение многих веков была местом обитания различных кочевых народов — тюрок, кимаков, кипчаков. При этом даже родственные племена — например, кипчакские — нередко отличались друг от друга языком, обычаями и даже не имели представления о других кипчакских племенах. Предводители, сумевшие объединить хотя бы два-три племени (и то — на период совместного похода или отражения нападения врага) уже именовались «великими ханами». Однако до середины XIII в. ни один вождь не объединял под своей властью все народы, населявшие Дешт-и Кипчак.

Таким вождем стал Бату (Батый), сын Джучи, внук Чингис-хана. Будучи всего лишь одним из многочисленных внуков основателя Монгольской империи, он уже в молодости возглавил крупнейший из ее уделов — Улус Джучи и в течение двух десятилетий объединил Дешт-и Кипчак под своей властью, причем не формальной, а реальной. Многочсиленные независимые племена, прежде населявшие Кипчакскую степь, превратились в подданных одного правителя, воля которого была законом для каждого жителя Дешт-и Кипчака. Власть Бату не ограничивалась исключительно степью: он являлся сюзереном многих оседлых государств Азии — Грузии и Армении, Сельджукского султаната, русских княжеств, определял политику в монгольских владениях в Иране и Хорезме, Балканских государствах, а в последние годы жизни являлся самой влиятельной фигурой Монгольской империи. Бату был современником таких правителей, как Фридрих II Гогенштауфен, Людовик IX Святой, папа римский Иннокентий IV, Александр Невский — и со всеми ими он имел контакты. Можно без преувеличения утверждать, что Бату принадлежит особое место в истории, формирования дипломатических отношений между Европой и Монгольским миром, поскольку он стал первым монгольским правителем, вступившим в контакты с представителями Европы, и в дальнейшем уделял большое внимание поддержанию этих контактов.

Безусловно, Бату стал столь могущественным правителем далеко не сразу после того, как возглавил Улус Джучи. Семнадцатилетний царевич поначалу обладал лишь номинальной властью и первые несколько лет своего «правления», по-видимому, вообще отсутствовал в своих владениях. В 1235 г. было принято решение о походе на Запад, ставшем не только важной страницей в биографии Бату, но и одним из переломных этапов в истории Монгольской империи и христианского мира, поскольку именно в результате этого похода сложились западные границы империи, и европейцы открыли для себя бескрайнюю Азию. Бату стал предводителем этого похода — сначала номинально, а затем — и фактически, что в немалой степени способствовало росту его авторитета и могущества в дальнейшем. После смерти в конце 1241 — начале 1242 гг. Угедэя и Чагатая, сыновей Чингис-хана, Бату стал главой рода Чингизидов — сначала также номинально, но к концу 1240-х гг. обрел и реальную власть в семействе Чингис-хана и империи. Наконец, после того как великим ханом стал Мунке (избрание которого было подготовлено и осуществлено по инициативе и при непосредственном участии Бату), сын Джучи официально приобрел самое высокое положение в Монгольской империи, получив титул «ханского отца», то есть по статусу считался выше самого великого хана. Таким титулом не обладали другие Чингизиды ни до, ни после Бату. До последнего дня ему приходилось непрерывно бороться за приобретение власти и авторитета, а впоследствии — за их поддержание и укрепление. Результатом этой борьбы стало не только его главенствующее положение в Монгольской империи, но и то, что было заложено могущество Улуса Джучи, который вскоре после смерти Бату обрел независимость и просуществовал свыше двух с половиной столетий в качестве самостоятельного государства, преемники которого (в частности, Крымское и Казахское ханства) дожили до конца XVIII-XIX вв.

Однако, несмотря на столь выдающуюся роль Бату в истории Кипчакской степи, Монгольской империи и всей Евразии, не сохранилось ни одного его жизнеописания, нет ни одного исследования, посвященного его жизни и деятельности! Большинство средневековых авторов и современных исследователей ограничивались краткими сообщениями об отдельных событиях его жизни или же общими оценками Бату как правителя. В результате в историографии широко распространился образ Бату, совершенно не соответствовавший его истиной роли в истории Евразии.

Позволим себе процитировать несколько биографических статей об объединителе Дешт-и Кипчака из наиболее авторитетных энциклопедических изданий, поскольку содержащаяся в них информация является своего рода квинтэссенцией представлений отечественных и иностранных исследователей о Бату.

Статья из энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона, изданного в 1890–1907 гг., отражает представление о Бату, сложившееся в дореволюционной отечественной историографии: «Батый — внук Чингисхана[2] (см. Золотая Орда) служит героем нескольких „сказаний", одно носит заглавие „Убиение кн. Михаила Черниговского и боярина его Феодора в Орде от Батыя", второе „Батыево нашествие". Имя Батыя перешло и в народную поэзию; так, напр., одна былин рассказывает, что когда князь Владимир посадил Илью Муромца в погреб в наказание, Батыга Батыгович осадил Киев. Отсюда видно, насколько Батый сделался известным на Руси». Несколько больше внимания уделено в статье Н. И. Веселовского «Золотая орда» в этом издании: «...Джучиев улус обнимал огромное пространство, еще не совсем завоеванное: Кипчацкую степь от верховьев Сыр-дарьи, Хорезм (Хива), часть Кавказа, Крым и Россию. Джучи умер раньше этого раздела, что несколько отсрочило вторичное нашествие монголов на Россию; удел достался многочисленному потомству Джучиеву, во главе которого стал Батый. На курултае (сейме) в Монголии в 1229 г. решено было послать 30-тысячную армию для завоевания стран к северу от Каспийского и Черного морей; но она почему-то не была отправлена, и только на курултае 1235 г. осуществилось это намерение. Начальство над армией было поручено Батыю, к которому приставлен ноян Субедай, участвовавший в первом нашествии монголов на Россию. К 1240 г. Россия была покорена, а также Кавказ до Дербента; тогда Батый направился в Польшу, оттуда в Силезию, в Моравию, затем в Венгрию; всюду нанося поражения, а один его отряд проник в Трансильванию и опустошил страну. Повернул назад Батый только потому, что получил известие о смерти хана Угедэя. Смерть монгольского хана всегда останавливала военные действия монголов, где бы они ни были, так как князья должны были спешить на курултай, для избрания нового хана. Позже Батый не делал попыток воевать на запад, а занялся устройством своей орды. По первоначальному плану Батыю предполагалось дать 30 000 войска; нет основания думать, что это число было потом изменено в ту или другую сторону. В это же войско входили и 4000 монголов с семьями, данных Чингисханом в каждый улус, в виде рассадника монгольского элемента, главную же часть войска Батыя составляли татары — около 25 000 душ, с семьями... Батый со своею ордою поселился в волжских степях, т. е. стал господствовать над Россией издали, в подробности управления не вмешиваясь, а довольствуясь данью... Батый выстроил на Волге столицу Сарай при помощи мусульманских архитекторов... Батый умер в 1255 г. ...» [Брокгауз и Ефрон 2003].

Статья из Большой Советской Энциклопедии (издание, статья из которого цитируется, вышло в 1969-1978 гг.) отражает образ Бату, сложившийся в советской историографии: «БАТЫЙ, Бату, Саин-хан (1208-1255), монгольский хан, сын Джучи, внук Чингисхана. После смерти отца (1227) стал главой Улуса Джучи. Завоевав Дешт-и-Кипчак (Половецкая степь) (1236), возглавил поход в Восточную Европу (1237-1243), сопровождавшийся массовым истреблением населения и уничтожением городов. В результате героического сопротивления русского народа, мужественно оборонявшего от захватчиков Рязань, Москву, Владимир, Козельск, Киев и другие города, войска Батыя понесли большие потери. В конце 1240 г. монголо-татары, уже истощенные в борьбе с Русью, вторглись на территорию древних государств Восточной Европы (Польши, Чехии, Венгрии, Далмации). Встретив сопротивление народов этих стран и не рискуя оставлять у себя в тылу завоеванные русские земли, Батый вынужден был весной 1242 начать поспешное отступление на Восток. Смерть великого монгольского хана Угедея (декабрь 1241 г.) заставила Батыя возвратиться в Улус Джучи для укрепления своего положения. В 1243 г. в низовьях Волги основал феодальное государство — Золотую Орду со столицей Сарай-Бату, простиравшееся от Иртыша до Дуная, участвовал в перевороте в Монгольской империи (1251 г.), и при его поддержке великим ханом империи стал Мункэ» [БСЭ 1970, с. 46-47].

Наконец, статья из Enciclopedia Britannica, одной из самых популярных энциклопедий в мире, содержит представление о Бату, распространенное в западной историографии (статья цитируется по изданию 2001 г.): «Бату (умер около 1255г. в России). Внук Чингис-хана и основатель Кипчак-ханства, или Золотой Орды. В 1235 г. Бату был избран главнокомандующим западной частью Монгольской империи, и ему было поручено завоевание Европы. К 1240 г. он завоевал всю Россию. Во время кампании в Центральной Европе одна монгольская армия одержала победу над Генрихом II, герцогом Силезии (на территории современной Польши), 9 апреля 1241 г.; другая армия, возглавлявшаяся самим Бату, разгромила венгров двумя днями позже. Уставив контроль над Польшей, Богемией, Венгрией и долиной Дуная, Бату намеревался начать завоевание Западной Европы, когда получил известие о смерти главы Монгольской империи, великого хана Угедэя (декабрь 1241 г.). Чтобы принять участие в выборах его преемника, Бату увел вою армию, спасая Европу от возможного опустошения. Он основал государство Золотая Орда в Южной России, которое управлялось его преемниками следующие 200 лет. В 1240 г. армия Бату разорила и сожгла Киев, главный город России. В период владычества Золотой Орды центр политической жизни России постепенно переместился из Киева в Москву» [Britannica 2001][3].

Таким образом, в глазах и российских, и западных исследователей Бату является в первую очередь завоевателем и разорителем Руси и Центральной Европы, а кроме того — основателем и ханом Золотой Орды, главным направлением политики которого стало господство над Русью. Лишь мимоходом отмечена роль Бату в политике Монгольской империи — участие в избрании великого хана, поддержка Мунке в борьбе за престол. Ни слова нет про его значение в объединении многочисленных племен Дешт-и Кичпака под единой властью, про его сюзеренитет и влияние в государствах Закавказья, Малой Азии, Ирана, ведущую роль в политике Монгольской империи.

Не считая биографических статей в энциклопедиях и словарях, Бату посвящено всего лишь несколько небольших исследований, касающихся отдельных аспектов его биографии. В 1855 г. вышла статья И. Н. Березина «Нашествие Батыя на Россию», в которой, как следует из названия, освещен один эпизод биографии Бату. В начале XX в. появилась работа В. В. Бартольда «Батый»/Batu-Кhаn, которая была подготовлена как статья для немецкоязычной «Энциклопедии ислама», но вполне может считаться самостоятельным биографическим очерком — возможно, самым лучшим на сегодняшний день. В 1970 г. английский востоковед Дж. Э. Бойл опубликовал статью «Посмертный титул Бату-хана» (русский перевод 2002 г.), в которой проанализировал титул Бату — «Саин-хан». В 1992 г. появилась работа Г. А. Федорова-Давыдова «Смерть хана Бату и династическая смута в Золотой Орде в освещении восточных и русских источников». В 2002 г. вышло небольшое исследование В. Я. Романива «Бату-хан и „центральное монгольское правительство": от противостояния к соправительству», посвященное взаимоотношениям Батыя с Каракорумом в 1240-е гг. Наконец, в Монголии в начале 2004 г. вышла книга Ч. Чойсамба «Походы Бату-хана» (русский перевод 2005 г.); согласно аннотации, в книге рассказывается «об истории военных походов Бату-хана на Русь, Европу, а также о его планах захвата Рима». По-видимому, следует упомянуть также статьи С. П. Розанова, Ч. Гальперина, О. М. Ульянова и А. А, Горского, посвященные «Повести об убиении Батыя», хотя это произведение не содержит никакой информации о деятельности реального Бату, поскольку является политическим памфлетом середины, или половины XV в. Кроме того, все историки, занимавшиеся вопросами истории Монгольской империи, Золотой Орды или Руси XIII в., непременно упоминали о Бату в своих работах.

В процессе работы над книгой о Бату мной были собраны и систематизированы сведения о нем, содержащиеся в различных источниках ХIII-ХVII вв. — официальных документах (письмах и отчетах), летописях и хрониках, составленных монгольскими, китайскими, тюркскими, арабскими, персидскими, армянскими, русскими, польскими, итальянскими и другими западноевропейскими авторами. Сведения эти большей частью кратки и разрозненны, нередко сведения о том или ином этапе или эпизоде жизни Бату присутствуют только в каком-либо одном источнике и не могут быть проверены на основании других доступных нам исторических памятников. Когда же несколько источников на разных языках содержат сведения об одних и тех же эпизодах из биографии Бату, в таких случаях наиболее интересно проанализировать трактовку событий тем или иным авторром, его отношение к личности и деяниям Бату.

К моему удивлению, обнаружились значительные расхождения между: сведениями источников о Бату и выводами исследователей, которые опирались на эти самые источники. Так, например, анализ источников позволяет утверждать, что Бату никогда не был ханом: он упоминается с таким титулом только в сочинениях, появившихся гораздо позже егосмерти; Затем вовсе не героическое сопротивление русских или народов Центральной Европы и даже не смерть Угедэя заставили Бату прекратить западный поход: он завершил его, полностью достигнув поставленных целей, тогда как смерть великого хана послужила лишь официальным поводом для свертывания боевых действий. Кроме того, Бату не основывал никакой Золотой Орды, и владычество над Русью составляло отнюдь не самое главное направление его политики. Наконец, Бату не просто «поддержал» Мунке на выборах великого хана, а фактически сам возвел его на трон.

Выявленные расхождения обусловили наличие в данной книге своеобразной полемики с другими исследователями и опровержение распространенных, но не соответствующих сведениям источников, мнений современных авторов относительно различных аспектов биографии Бату. Однако главной задачей исследования является все же не спор с современными авторами, а восстановление в хронологическом порядке на основании сведений источников о Бату, реконструирование биографии этого выдающегося правителя.

Объектом настоящего исследования, таким образом, является деятельность Бату как государственного деятеля, правителя, военачальника и дипломата, на протяжении трех десятилетий стоявшего во главе Улуса Джучи и определявшего политику многих государств Евразийского континента.

Приношу свою искренюю благодарность А. Л. Барковой (Москва), П. Н. Петрову (Нижний Новгород), К. 3. Ускен-баю (Алматы, Казахстан), Р. П. Храпачевскому (Москва) за предоставленные материалы и консультации по ряду вопросов, возникших при работе над книгой.

Считаю своим долгом выразить глубокую признательность В. В. Трепавлову (Москва) за рекомендации и замечания фактологического и концептуального характера и А. Г. Юрченко (Санкт-Петербург) за предоставленные источники и помощь в написании этой книги.




Просмотров: 1410