Эммануэль Анати

Палестина до древних евреев

Глава 7. Верхний палеолит

 

Новая культура

Передвижение ледников и похолодание климата в ходе раннего вюрмского оледенения, возможно, повлияли на то, что люди стали стекаться в области с более мягким климатом, что привело к относительной изоляции человеческих сообществ, разделенных ледниками. Снежные шапки на горных цепях, таких как Пиренеи, Альпы, Кавказ, Хинду-Куш и Тянь-Шань, оказались на 915-1500 метров ниже, чем в наши дни. Это создало дополнительные природные преграды. Внутренние моря (например, Каспийское и Аральское) были скованы льдом, а снега вокруг них было гораздо больше, чем в наши дни. Ложа некоторых рек расширились настолько, что те стали больше похожи на озера. Это создало дополнительные препятствия. Именно тогда в довольно большом отдалении от моря сформировались дельты некоторых рек. Это стало следствием того, что постоянные потопы приносили с собой ил. Такие реки, как Тигр и Евфрат, Инд и Ганг, встречались с морем на несколько километров выше, чем сейчас. По этим причинам людям и животным приходилось жить более концентрированно, чем сегодня. С другой стороны, тогда еще существовали прибрежные районы, которые в наши дни ушли в море. Но в целом очертания суши в этих регионах были более извилистыми, что привело опять же к появлению огромного числа дополнительных естественных преград. Различная среда, с которой человек сталкивался во всех этих зонах, вероятно, была основным фактором расширяющейся культурной дифференциации, о которой уже шла речь.


Большинство историков считают, что индустрия пластин появилась в Азии, однако точное место, где это произошло, до сих пор неизвестно. На Ближнем Востоке с момента своего появления она отражает традицию, неизвестную жившим там до этого носителям мустьерской культуры. Незначительные свидетельства возникновения пластин в период раннего плювиала С – лишь только первые предвестники последующего более массированного проникновения этой индустрии на территорию Палестины.

Большинство верхнепалеолитических технологий как в Европе, так и на Ближнем Востоке появилось в конце межстадиального периода готтвайг. В эту эпоху господства более мягкого климата начинается временное, но устойчивое уменьшение горных ледников. Это открыло человеческим сообществам и их идеям новые пути. Традиции, развивавшиеся вне Европы на стадии кульминации последнего ледникового периода, получили возможность достичь высшей точки своего развития.

Носители новых обычаев внешне стали сильно отличаться от своих предшественников. Их черты были более тонкими, а скелеты – похожими на наши. Их руки стали очень умелыми, и они научились изготавливать прекрасные орудия труда, превосходящие по качеству те, которые делали неандертальцы.

Их элегантные продолговатые кремневые орудия были созданы благодаря очень сложной технике. Архаические отбойники сменились отжимниками, по которым били сверху. Судя по техникам, которые применяют современные примитивные народы, продолговатые пластины с практически параллельными сторонами обычно делались с помощью отжимника из оленьего рога, кости или дерева, то есть из тех материалов, которые можно поставить точно на нужную точку. Подобные пластины менее ста лет назад делали американские индейцы. Работали в основном сидя. Нуклеус (ставший призматическим, благодаря чему от него можно было откалывать фактически готовые орудия. – Пер.) зажимали между ногами или между двумя деревяшками. Это позволяло мастеру работать обеими руками.

Технические достижения верхнепалеолитических людей свидетельствуют об их уме, мастерстве и воображении, которыми не обладали их предки. По свидетельству В. Чайлда, «легкие орудия, изготовленные с помощью отжимов, сделанных из кремневых пластин или шлифованной кости, значительно увеличили производительность труда».

Именно эти люди оставили следы первых попыток создать искусственное жилище. Они делали шалаши или землянки, выкопав в поверхности отверстие или, наоборот, насыпав небольшие кучи земли. Их пристанища, вероятно, представляли собой несколько наклонных столбиков, обтянутых звериными шкурами. Так до сих пор сооружают свои вигвамы американские индейцы.

Но возможно, наиболее значительные открытия верхнепалеолитических людей связаны с их удивительными умственными способностями. Они, судя по всему, были первыми художниками. Свои художественные способности они проявляли, высверливая отверстия в ракушках и вырезая изделия из слоновой кости. Из этих материалов они делали бусы, подвески, браслеты и другие украшения. Они активно использовали охру для окрашивания умерших, и можно предположить, что живые также всевозможными способами украшали свои тела. Это новое стремление раскрашивать себя связано с очень интересным психологическим явлением – внезапным самосознанием. К тому же свое тело украшают для того, чтобы привлечь внимание остальных членов коллектива или приготовиться к какому-то особому случаю, следовательно, мы становимся свидетелями активного развития социальной сферы. Также вполне вероятно, что украшение тела в те времена, как и сегодня, было связано с необходимостью понравиться представителям противоположного пола. Таким образом, человек, выйдя из примитивного состояния детства и встав на путь окончательного превращения в тот вид, к которому принадлежим мы, привнес в свою жизнь новые ценности.

Несколько статуэток людей, найденных в Европе и Средней Азии, свидетельствуют о том, что тогда люди начали одеваться и что мода сильно зависела от климата и окружающей среды. Люди, как нам также известно, стали украшать не только себя, но и свою одежду.


Насколько нам известно, до этого они никогда не использовали свое воображение и наблюдательность для того, чтобы что-то создать. Эти «сапиенсы» были первыми в мире художниками в полном смысле этого слова. Нехватка предметов искусства, которую археологи замечают, исследуя некоторые культуры, может быть следствием действия различных факторов. Жившие в разных условиях люди использовали для создания предметов искусства различные материалы. Среди них вполне могли быть те, которые сохраняются довольно плохо. Вероятно, наиболее важными из всех материалов были дерево, а также более долговечные кость и слоновая кость, использовавшиеся, если первого было мало или его качество не удовлетворяло требования человека. Использование различных видов красителей оказало значительное влияние на сохранность рисунков. Так что отсутствие произведений первобытного искусства не значит, что его самого не было. Львиная доля всех находок, связанных с палеолитическим искусством, была обнаружена в Европе. Кое-что было найдено в Центральной Азии. На Ближнем Востоке предметы искусства встречаются крайне редко. Единственными такими находками стали несколько памятников пещерной живописи, о которых мы поговорим ниже. В палестинском искусстве эпохи мезолита можно отметить черты, которые, вероятно, появились еще в эпоху палеолита. Бусы, подвески и другие украшения, сделанные из кости, раковин, слоновой кости или камней, были найдены археологами на Ближнем Востоке, но они немногочисленны. Все же, несмотря на это неравномерное распределение, носители культуры пластин были способны создать произведение искусства.

В Европе они оставляли в пещерах настенные рисунки, резные работы и рельефы, которые свидетельствуют о том, какого мастерства они достигли. Они из практических и магических соображений также впервые стали создавать маленькие предметы искусства, которые легко можно было переносить с места на место. Они изображали не только животных, от которых напрямую зависело их существование, но и человеческие фигуры и абстрактные символы, что свидетельствует о развитии сложной символической системы. Это говорит о растущем самосознании первобытного человека, о том, что он считал себя неотъемлемой частью окружающего мира.

Эти верхнепалеолитические люди также изготавливали женские фигурки, видимо изображающие богиню или просто олицетворение плодородия. Возможно, это связано с развитием религиозных представлений, которые с тех самых пор продолжают сохраняться в сознании Homo sapiens. Речь идет о беременной богине-праматери, с которой он связывал таинство своего собственного рождения. После того как он столкнулся с загадкой смерти, его воображение обратилось к проблеме истоков жизни. Это говорит о том, что он уже умел видеть временную перспективу, думать как в прошедшем, которое считается наиболее абстрактным, так и в настоящем и в будущем времени. Психологический аспект поклонения богине-матери очень важен. Он отмечает новую ступень в развитии человеческого сознания. Перед нами, несомненно, предстает человек разумный, которого беспокоят духовные, а не только материальные проблемы.

Культуры верхнего палеолита распространились в Европе и на Ближнем Востоке, а впоследствии добрались даже до Китая на востоке, Индии на юге, Аравии и Северной Африки на юго-западе. Также вполне возможно, что верхнепалеолитические люди первыми достигли Американского континента.

В Старом Свете эволюция пошла более быстрыми темпами, а культурные модели становились все более локальными. Огромная территория Евразии, на которой распространилась мустьерская культура, на протяжении верхнего палеолита распалась на четыре основных региона – Западную Европу, Восточную Европу, Ближний Восток и Центральную Азию. Вероятно, Африка находилась под незначительным азиатским влиянием, проникшим туда через Палестину, но до начала эпохи раннего земледелия ее развитие сильно отличалось от всего остального мира. Только район долины Нила сохранил относительно устойчивые связи с Ближним Востоком.

На Ближнем Востоке происходило активное смешивание старых и новых традиций. Первые волны культуры пластин, конечно, смешивались в период раннего плювиала С с мустьерской индустрией, но, когда усовершенствованные техники изготовления пластин в конце периода готтвайг стали доминировать на этой территории, мустьерская традиция сохранилась, хотя и стала постепенно сдавать свои позиции. Постепенная адаптация к этой новой культуре некоторых архаических сообществ, видимо, продолжилась и после того, как новые индустрии стали преобладающими. Внезапная смена традиций в Европе, очевидно, свидетельствует о том, что там картина была совершенно иной. В Африке же наоборот – шла постепенная эволюция традиционных моделей, хотя процессы ассимиляции здесь также происходили. Архаические люди так и не были вытеснены из Африки.

Мощное наступление новой культуры привело к тому, что на тех территориях Европы, Западной и Центральной Азии, Северной Африки, которые попали под ее влияние, образовались технологически более развитые зоны. Носители старых традиций были вытеснены на периферию. Постепенно человеческие сообщества, жившие в таких забытых богом районах, как Южная Африка, южная Индия, Аравия и Юго-Восточная Азия, были изолированы, и их развитие стало сильно отставать от эволюции энергичного населения, жившего в регионах, ставших через несколько тысячелетий очагами производящей экономики, открывшими человечеству путь к цивилизации.


Культура пластин

Палеолит в Евразии начался около 35 тысяч назад и продлился 20–25 тысяч лет. Процесс локализации, благодаря которому культура каждого региона стала уникальной, проходил именно в это время. Несмотря на это, культуры пластин во многом похожи. Везде преобладала одна и та же техника изготовления орудий, следовательно, в разных областях делали сходные инструменты. Многие орудия делали в одинаковых количествах. Это свидетельствует не только о сходных технологических достижениях, но и о том, что люди, о которых идет речь, вели одинаковый образ жизни и ежедневно занимались одними и теми же делами.


Основными кремневыми орудиями верхнего палеолита были листовидные пластины с боковой выемкой, концевые скребки, то есть орудия с заостренным кончиком и круговой ретушью, и резцы – похожие на зубило орудия, полученные с помощью аккуратной обработки тонкого края отщепа (отжимной ретушью с помощью палочки или кости. – Пер.). У каждого из этих трех основных типов было огромное количество подвидов, каждый из которых, вероятно, имел определенное применение. Считается, что листовидные пластины могли использоваться в качестве остриев копий, а другие орудия предназначались для резки различных материалов. Мы можем лишь приблизительно представить, как применялись разнообразные виды скребков. Их, вероятно, использовали в повседневной деятельности, например для выскабливания и чистки звериных шкур, для стрижки волос, для отделения коры от деревьев и для решения других сходных задач. Резцы также хорошо приспособлены для работы с деревом, оленьим рогом, костью и мягким камнем. Некоторые артефакты похожи на буры, сверла и другие инструменты, которые можно использовать для обработки кожи, древесины и прочих материалов.

В целом в Западной Европе доминировали две верхнепалеолитические индустрии, связанные с культурой пластин, – ориньяк и перигор. За ними следуют культуры, получившие название солютре и мадлен. Всех их назвали французские археологи, обнаружившие и изучившие связанные с ними памятники.

Ближневосточные культуры пластин впервые зафиксированы в тонком (следовательно, люди здесь жили недолго) слое эпохи среднего палеолита. Некоторые специалисты по истории первобытного общества считают, что эти орудия – предшественники ориньякской индустрии. Найдены они были в Ябруде и получили название преориньякских. Между периодом существования преориньякской культуры и переходным этапом от индустрии мустье к верхнепалеолитическим техникам прошел определенный промежуток времени. Эта переходная эпоха характеризуется рядом особенностей.

За этим периодом следуют слои, содержащие орудия, которые можно отнести как к ориньякской, так и к перигорской индустрии. Эту культуру часто называют ориньякской, но такой термин здесь не совсем уместен, так как ближневосточная индустрия сильно отличается от классической европейской ориньякской традиции. Я буду называть ее ахмарской по названию эталонной для этой культуры стоянки Эрк-эль-Ахмар, расположенной в Иудейской пустыне. Именно здесь лучше всего представлена эта индустрия. Еще несколько лет назад ее называли антелийской (от местечка Антелиас, недалеко от Бейрута). Эта стоянка так и не была исследована полностью, и мы не много знаем о ее материальной культуре. Именно поэтому лучше называть эту культуру по наиболее изученному памятнику. Ахмарская индустрия существовала одновременно с европейскими ориньякской и перигорской. За ней следуют две другие культуры, атлитская (по названию местности Ат-лит, находящейся неподалеку от горы Кармель) и кебаранская (от пещеры Кебара, расположенной на горе Кармель). Они были «современницами» европейских индустрии солютре и мадлен, хотя и сильно отличаются от них.

Стратиграфия, характерная для верхнепалеолитических культур Ближнего Востока, была открыта в ходе проведения раскопок в нескольких местах. Большинство из них находится в Палестине или недалеко от нее. Наиболее важные из них – скальный навес Эрк-эль-Ахмар, что в Иудейской пустыне, пещеры Эль-Вад и Кебара (гора Кармель), пещеры Джебель-Кафзех и Эмир (Галилея), а также два скальных навеса (Ябруд). В Ливане, благодаря недавним раскопкам в пещере Ксар-Акил, была обнаружена самая четкая на всем Ближнем Востоке стратиграфия этого периода. Здесь было открыто более 15 метров культурного слоя. Следовательно, пещера все это время, то есть от окончания переходного периода до конца ахмарской индустрии, была непрерывно заселена. После того как она будет всецело изучена, мы больше узнаем о развитии культуры пластин на Ближнем Востоке.

Как уже говорилось, количественный анализ типов орудий помогает определить особенности кремневой индустрии в целом и тех этапов, которые она прошла в своем развитии. На Ближнем Востоке 70 процентов орудий делалось в техниках мустье и леваллуа. Некоторые изготавливались из продолговатых отщепов или даже из пластин, хотя с применением мустьерских методов. В более поздних слоях присутствуют орудия, характерные для верхнего палеолита, но их количество варьируется от 15 до 25 процентов. От 5 до 15 процентов орудий сделаны в технике, не поддающейся точному определению. В начале верхнего палеолита вся кремневая индустрия сильно изменилась, и количество орудий, изготовленных в технике эпохи мустье, упало с отметки 70 процентов до 30 процентов на переходном этапе и до 15 процентов позднее. Наоборот, резко возросло количество орудий, сделанных в технике, свойственной культуре пластин. Их число увеличилось с 25 до 50, а затем – до 80 процентов. Сведения о переходном этапе получены главным образом из пещер Эль-Вад, Ксар-Акил и Эмир, скального навеса Ябруд.

Его описала Дороти Гэррод на примере пещеры Эмир. Он характеризуется треугольными отщепами с луковицеобразным кончиком, сделанными с помощью отжима верхней части. Однако в ходе недавних раскопок эти инструменты нашли в позднемустьерских слоях. Таким образом, их изготавливали на протяжении гораздо более долгого промежутка времени, чем считалось раньше. В слоях F и G пещеры Эль-Вад, отнесенных Гэррод к этому периоду, наряду с шестью орудиями этого типа были обнаружены более чем три тысячи предметов, относящихся к другим видам, а значит, такие отщепы составляют 0,2 процента от общего количества артефактов. Здесь были найдены отщепы, принадлежащие к мустьерской традиции (боковые скребки и острия). Число мустьерских остриев составляло 6,5 процента от общего количества орудий на уровне G и 4,7 процента – в слое F.

Одним из типов орудий, характерных для переходного периода, являются небольшие ножи (или острия) с согнутым рабочим краем, сделанные из, как правило, большой заостренной пластины. Эти орудия, получившие в честь французской стоянки название «абри оди», находят как в Европе, так и на Ближнем Востоке в позднемустьерских и ранних верхнепалеолитических слоях. Другим типичным для переходного периода орудием можно назвать слегка искривленные острия, сделанные из более длинной пластины, ретушированной с одного края. Их также обнаруживают в верхнепалеолитических слоях как Европы, так и Ближнего Востока. Их называют «шательперронскими ножами», опять же в честь стоянки во Франции. На Ближнем Востоке они встречаются вплоть до конца ахмарско-го периода, но их количество постепенно сокращается.


Ахмарская культура лучше всего представлена под скальным навесом. Культура Эрк-эль-Ахмар также хорошо представлена в палестинских Эль-Ваде, Джебель-Кафзех, Кебаре и на многих других памятниках. В Ливане и Сирии она была обнаружена в Ябруде, Ксар-Акиле и Антелиасе. Очень похожая материальная культура найдена в Анатолии, на Кавказе, в Крыму. Таким образом, можно предположить, что она широко распространилась на Ближнем Востоке и в соседних с ним областях.

Наиболее характерным для этой индустрии орудием считаются две сильно заостренные пластины. Одна из них, как правило, очень тонкая. Вероятно, что это результат эволюции шательперронского ножа, поэтому они получили французское название – граветские острия. Края второго орудия, как правило, более изогнуты и оба ретушированы. Иногда выпуклый конец тоже ретушировался, в результате чего получалось очень аккуратное и элегантное орудие, возможно служившее наконечником копья. Это орудие получило название «острие фон-ив».


В ахмарский период часто стали использоваться резцы. Среди них встречается множество так называемых призматических и угловых резцов. Формы скребков становятся очень разнообразными. В больших количествах встречаются скребки, сделанные из толстых пластин (угловатые скребки). Также представлены концевые скребки из более тонких пластин (или хорошо ретушированные), закругленные скребки из маленьких отщепов.

По этим орудиям можно определить наличие на памятнике ахмарской культуры, даже если они были найдены не в слое, а на поверхности. Их делали только в период ее существования. Затем постепенно их количество уменьшается, а через некоторое время после отхода от ахмарской традиции они полностью исчезают.

Атлитская и кебаранская культуры описаны в основном по эталонным для этих культур пещерам Эль-Вад и Кебара. Несколько стоянок на поверхности горы Кармель также, судя по всему, принадлежат к этим культурам, но, к сожалению, они до сих пор не раскопаны полностью.


Другие стоянки находятся южнее. Здесь доминировали другие модели материальной культуры, которые, очевидно, существовали одновременно с атлитской и кебаранской индустриями горы Кармель.

В то же время во Франции преобладали культуры солютре и мадлен, в некотором сходные с ближневосточными индустриями. Объединяет их наличие ламелей, или маленьких пластин, и прочих небольших орудий.

Атлитская культура сильно отличается от описанных выше. Для нее характерно использование плоских отщепов. Этот материал, часто встречающийся на горе Кармель, получают из тонких слоев кремня (порой менее 0,6 сантиметра шириной), которые поднялись на поверхность из-за вымывания дождем или другими природными силами некогда окружавших их мягких прослоек известняка или мела. Кремень разбивали на месте. Для того чтобы сделать орудие, не нужно было откалывать от большого нуклеуса отщеп. Из этого вида кремня изготовляли в основном только резцы и угловые скребки, являющиеся наиболее распространенными инструментами в этой культуре. Это говорит о своеобразии атлитской культуры. Индустрия, в чем-то похожая на атлитскую, но не идентичная ей, была обнаружена в Эль-Хиаме, расположенном в Иудейской пустыне.


Следующий период, кебаранский, считается переходным, так как наряду с верхнепалеолитическими на относящихся к нему памятниках начинают встречаться и мезолитические орудия. Но изобилие микролитов и маленьких пластинок позволяет отнести его к среднему каменному веку. Ф. Турвилль-Петре, английский археолог, исследовавший пещеру Кебара и впервые описавший эту культуру, так характеризует ее: «Микролитов в этой индустрии значительно больше, чем всех остальных орудий. Для микролитов характерна вытянутая треугольная ретушь в задней и верхней частях орудия». Здесь доминируют маленькие орудия с ретушированными задними частями. Были обнаружены и орудия нормального размера, такие как концевые и уговатые скребки и призматические резцы.


Кебаранский период непосредственно предшествовал распространению мезолитической натуфийской культуры. Он сильно отличается от всего существовавшего ранее. Памятники, находящиеся недалеко друг от друга и, очевидно, существовавшие в одно и то же время, все же очень не похожи друг на друга. Большинство из них находится на средиземноморском побережье Израиля (Цофит, Кфар-Виткин, Яффа, Аскалон, Бат-Ям и Умм-Халид).


Посреди недавно сформировавшихся дюн из красного песка можно обнаружить довольно большие памятники. В тот период внутри страны появились местные различия. Небекская культура, обнаруженная в Ябруде, видимо, является разновидностью кебаранской, как и некоторые памятники, найденные на Иорданском плато.

На всех этих различных памятниках палеолитические культуры смешивались с новой традицией, характерной для среднего каменного века, из которой впоследствии образовалась натуфийская индустрия.

С началом атлитского периода длительный и медленный процесс культурной дифференциации достиг апогея. Ближневосточная ахмарская и европейская ориньякская индустрии все еще оставались родственными, но, когда они ушли в прошлое, культурные модели стали более локальными, и в развитии каждого отдельного региона появились свои особенности. Огромная Евразия, где на протяжении сотен тысячелетий культура была гомогенной, теперь распалась на множество областей. Дальнейшая культурная локализация с начала верхнего палеолита шла уже в четырех основных регионах: в Западной и Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Эта дифференциация сопровождалась постоянными сменами культур. Нижний палеолит продлился сотни тысяч лет, средний – около 40 тысяч лет, верхний – от 20 тысяч до 25 тысяч лет. На протяжении этого последнего периода ярче, чем раньше, проявляются различия между отдельными культурами. Ахмарская индустрия просуществовала примерно 12–14 тысяч лет, атлитская – около 3–4 тысяч лет. Различные модели культурного развития, обнаруженные в Кебаре, сохранялись на протяжении не более 2–3 тысяч лет. Следовательно, этапы развития индустрии в тот период становятся короче, а культурное развитие – все быстрее.

Верхний палеолит Западной Европы характеризуется развитием искусства. Судя по пещерной живописи и другим предметам искусства, уже тогда художники обладали потрясающим талантом и чувством прекрасного. Позже мы поговорим об искусстве Ближнего Востока. Все же те виды искусств, которые существовали в древности в департаменте Дордонь, в этом регионе найдены не были. В Европе в конце верхнего палеолита в дополнение к изготовлению кремневых орудий появилось производство вещей из кости, а в пещерах Ближнего Востока изделия из этого материала встречаются очень редко.

Палеолит в Европе и на Ближнем Востоке закончился по-разному. В Европе он ознаменовался богатой мадленской культурой и расцветом искусства. После него наступил один из самых малоизученных в истории периодов – мезолит, на протяжении которого материальная культура стала вырождаться. На Ближнем Востоке же (и в Палестине в частности), наоборот, мезолит превзошел предыдущий период по богатству, выразительности и разнообразию творческих решений. Тогда, впервые за всю человеческую историю, появляется огромное разнообразие изделий из кремня, серповидные пластины, кирки и другие орудия, свидетельствующие о зарождении земледелия. Развивалось производство орудий из кости, стали изготавливать зернотерки, пестики и ступки. Формируется натуфийское искусство и производство различных бус и подвесок. Все это сильно отличает данный мезолитический комплекс от всех прочих. Окончание палеолита здесь отмечено изменением темпа жизни, что позволило человеку двинуться к цивилизации.


Поселения и человеческие сообщества

Всегда выбор человеком места обитания диктовался наличием природных ресурсов. Люди не могли долго жить там, где не было свежей воды. В доисторические времена необходимость добыть еду была, очевидно, главной причиной передвижения или остановки человека. Местности, богатые дичью или съедобными растениями, привлекали людей больше, чем пустынные регионы. Им также были нужны материалы, с помощью которых они могли бы заниматься повседневным трудом. Древесина была необходима не только для того, чтобы изготавливать орудия, оружие и т. д., но также и для разведения костров, благодаря которым можно было отпугнуть диких животных, приготовить пищу или согреться. Различные природные условия, естественно, тоже влияли на расселение человеческих сообществ.


Люди эпохи палеолита жили в пещерах и под скальными навесами, где они могли спастись от дождя, ветра, солнца и других ненастий, а также на открытых стоянках. Пещеры и скальные навесы были очень удобны, и поэтому люди возвращались туда снова и снова, а в стоянках они жили реже и на протяжении незначительного времени. Несмотря на все удобства открытых стоянок, в них селились немногие.

Как в пещерах, так и на открытых стоянках жили люди, занимавшиеся охотой и собирательством. Оба вида памятников интересны для археологов, но каждый по своим причинам: в пещерах и под скальными навесами накапливается огромное количество культурных слоев, что очень помогает в изучении развития материальной культуры и ее хронологии. По открытым стоянкам, если они хорошо изучены, можно более глубоко исследовать ту или иную индустрию и описать образ жизни людей, живших в определенное время.

На Ближнем Востоке, особенно в Палестине, пещеры с особенно глубоким культурным слоем расположены в плодородных или полузасушливых регионах. Культурный слой в засушливых регионах намного более тонкий. Зато там сосредоточено большинство палеолитических стоянок, но во многих из них на протяжении очень недолгого времени жили кочевые или полукочевые сообщества.

До сих пор не ясно, насколько климатические изменения четвертичного периода, отразившиеся на природных условиях плодородных областей, повлияли на ближневосточные пустыни. Но в Палестине была прослежена следующая закономерность: чем севернее, тем четче обозначены плювиальные и межплювиальные слои. На Негев и Синай климатические изменения повлияли меньше, чем на северные регионы.

В некоторых пещерах, как правило расположенных в плодородных районах, люди жили в течение очень длительного времени. Толщина наслоений там достигает порой нескольких метров, и, проанализировав множество орудий, оставленных доисторическими людьми, когда-то жившими здесь, историки могут только приблизительно отличить время функционирования памятника от периода, когда в его наслоения попадали случайные объекты. В некоторых пещерах сложно вычленить довольно тонкий культурный слой. Например, в Ябруде немецкий археолог Альфред Руст в одном из скальных навесов выделил 25 уровней культурного слоя. Ширина самых тонких слоев составляла 30–60 сантиметров, а значит, люди жили здесь как минимум несколько лет.

На основании анализа данных группы таких памятников, где характерные для различных культур орудия обнаруживают в слоях, относящихся к одному и тому же периоду, можно сделать очень важный вывод. Если эти слои возникли в результате жизнедеятельности человека и каждый из них откладывался на протяжении длительного времени, то можно предположить, что одно человеческое сообщество (или несколько сообществ сходного типа) жило в этой пещере или, по крайней мере, постоянно возвращалось сюда, а в соседних пещерах жили носители других культур.

Представление о пещере как о собственности появилось в палеолите довольно рано. В середине последнего межплювиального периода в Ябруде на протяжении долгого времени существовала ябрудская (или поздняя табунская) культура, а в пещере Умм-Катафа и в верхней части Иорданской долины доминировала поздняя культура бифасов. В слоях начала плювиала С не была найдена преориньякская культура пластин, в то время как в Ябруде обнаружены целых два слоя, содержащие характерные для этой культуры орудия и датирующиеся временем, когда неподалеку превалировали мустьерские индустрии. Мы уже отметили, что в эпоху среднего палеолита различные виды мустьерской культуры могли развиваться в соседних областях независимо друг от друга. Опять же, в конце верхнего палеолита, когда различные культурные модели сосуществовали друг с другом, идея владения пещерой стала более четкой. В пустынных областях памятники с толстым культурным строем находят очень редко. Как правило, они располагаются в непосредственной близости от основных источников воды. Правда, здесь обнаружено довольно много стоянок, которые прекрасно сохранились, так как не были потревожены пахотой, растениями или более поздними поселениями. Именно они могут многое поведать нам о первобытных людях.

На верхнепалеолитических стоянках в Негеве, на Синае и на Иорданском плато иногда находят небольшие скопления каменных кругов. Это следы когда-то стоявших здесь жилищ. Эти круги из твердого камня, как правило, неправильные и отличаются друг от друга величиной диаметра (4–6 метров). Вряд ли это могли быть остатки стен – камней слишком мало. Более вероятно, что они отмечали границы хижин или укрытий, сделанных из шкур животных или других недолговечных материалов. Вероятно, эти хижины держались на деревянных подпорках, которые также не сохранились. Эти круги находили по отдельности или небольшими скоплениями по два, три или даже в одном случае по пять штук. Следовательно, можно восстановить облик этих ранних поселений, состоявших, очевидно, из нескольких или одного маленького жилища, в которых жили малые семьи. Такие стоянки чаще всего находят на поверхности. Рядом с кругами, как правило, обнаруживают многочисленные кремневые орудия. Иногда находят большие камни, стоящие вертикально и окруженные кремневыми орудиями и другими свидетельствами жизнедеятельности древних людей. Вероятно, они служили первобытным ремесленникам наковальнями.

Эти памятники открывают там, где никогда впоследствии не было постоянных поселений или стоянок кочевников, так как более поздних орудий или черепков в непосредственной близости от них обнаружено не было. Они, как правило, находятся в небольших вади, недалеко от вершин холмов, но в местах, хорошо защищенных от ветра. Очень сложно определить, сколько просуществовали эти поселения, но, судя по всему, люди жили здесь на протяжении довольно короткого времени. «Ремесленники» и охотники, населявшие их, видимо, жили маленькими сообществами, каждое из которых состояло из двух-трех групп определенного размера. Вполне возможно, что в каждом таком поселении жили члены одной большой семьи.


Раскопки подобных стоянок на Ближнем Востоке проводились только в Вади-Добай (восточная Иордания) английскими археологами Джоном д'Арси Вэчтером и Вероникой Сетон-Виллиамс. Каменные круги здесь, видимо, сделали носители двух разных культур, одна из которых принадлежала к концу верхнего палеолита (вероятно, она существовала одновременно с кебаранской традицией горы Кармель), а вторая – к началу неолита.

В 1956 году четыре палеолитические стоянки с каменными кругами были обнаружены на Синайском полуострове. На трех из них превалировали ахмарские орудия труда, а на четвертой существовала культура, в которой прослеживаются сильные мустьерские традиции, что говорит о ее принадлежности к переходному периоду. На одной из этих стоянок были найдены четыре круга, диаметр которых варьировался от 4 до 6 метров. Пятый оказался намного больше, продолговатой формы. Его диаметр составляет почти 10 метров. В каждом из двух других поселений были обнаружены четыре круга, а в одном – только два. Благодаря этим стоянкам мы знаем примерную численность селившихся в них сообществ. Маловероятно, что в круге нормального размера могли жить более двоих-троих взрослых. Похожие поселения были найдены по всей евразийской зоне распространения культуры пластин. Большинство из них было обнаружено в южных степях и в русской тундре.

В селе Гагарине, расположенном в Липецкой области, С.Н. Замятнин нашел основание хижины 4–5 метров в диаметре. На краю пола жилища лежали большие камни и мамонтовые бивни. Похожая подборка находок была сделана среди остатков более крупного строения, открытого недалеко от местечка Костенки. На очень важной стоянке Мальта, в Иркутской области, были обнаружены такие же основания хижин, а другие поселения подобного рода открыл археолог В.А. Городцов. Для каждого поселения свойственны свои формы кругов, но размер их остается примерно одинаковым. В поселении Бурети, расположенном в том же регионе, что и Мальта, была найдена стоянка, состоявшая из четырех оснований таких хижин. У края пола снова обнаружены большие камни и мамонтовые бивни. Как считает А.П. Окладников, их клали, чтобы поддержать края крыши.

Другой тип верхнепалеолитических жилищ был обнаружен в русских деревнях Пушкари, Костенки, Тимоновка и т. д. Они представляют собой общие дома, длина которых 12–18 метров. По продольной оси располагались очаги. В Костенках (слой IV) были найдены два таких здания, расположенных недалеко друг от друга, а в Тимоновке – целых семь. Этот новый способ организации жизни подразумевает изменения отношений в сообществе, которые, вероятно, произошли в конце верхнего палеолита. Правда, эта культурная модель никогда не существовала на Ближнем Востоке.

Немногочисленные следы хижин были обнаружены в Европе. Подобные находки, сделанные во Франции и Германии, свидетельствуют о том, что в период верхнего палеолита люди там жили так же.

Культура пластин распространилась довольно широко, и типы поселений, независимо от того, где селились люди – в пещере или на открытой стоянке, – были во многом похожи. На Ближнем Востоке как в пещерах, так и в круглых или овальных хижинах люди продолжали жить и в эпоху мезолита. Позднее скопления хижин становятся больше и постепенно превращаются в самые первые в мире стационарные поселения.


Что произошло в конце палеолита? Выводы

Мы описали три периода палеолита. На протяжении этого времени культура стала очень сложной, а люди постепенно накапливали новые умения. «Примитивный» человек был продуктом эволюции, продлившейся 98 процентов всего времени жизни человечества на Земле.

Развитие материальной культуры на Ближнем Востоке началось с галечной индустрии. Принадлежащие к ней орудия находят по всей Южной Азии и Африке. Затем одновременно развивались две культуры – бифасов (или ашельская), распространившаяся в Юго-Западной Азии, Европе, Африке, и табунская (или тейяк), артефакты которой находят в основном в Европе и на Ближнем Востоке. Позднее на Ближнем Востоке, в Европе и Африке развивались различные виды мустьерской индустрии. В других регионах формировались вторичные культурные модели, но преобладание мустьерских артефактов свидетельствует о сходстве традиций в большинстве районов Старого Света. Затем различные типы материальной культуры сосуществовали друг с другом без значительных изменений.


Эти культуры сохраняли свои особенности на протяжении десятков тысяч лет, хотя и соседствовали друг с другом. Следовательно, отношения между людьми в то время были крайне скудны. Сейчас сложно представить, что когда-то в одной и той же области жили, не смешиваясь друг с другом, несколько сотен поколений людей. Должно быть, наиболее авторитетные члены сообщества намеренно резко выступали против контактов с другими группами. Но все же исследователи не отвергают возможность того, что между людьми, жившими, судя по расстоянию, разделяющему найденные историками остатки их материальных культур, довольно далеко друг от друга, существовали какие-то связи.

Положение дел изменилось в верхнем палеолите, когда культурные модели каждого отдельного региона стали унифицироваться. В Европе внезапно возникли различия между индустриями ориньяк и перигор. Это говорит лишь о том, что здесь еще какое-то время сохранялись старые традиции, а сами эти культуры до последнего стремились сохранить свою независимость. На Ближнем Востоке стала доминировать распространившаяся по всему этому региону ахмарская культура, хотя и были различные ее вариации.

К концу верхнего палеолита локализация достигла апогея. Распространение атлитской и кебаранской культур было ограничено незначительной территорией. Похожий процесс в то время происходил в Европе и других регионах. Культурная локализация свидетельствует о начале более интенсивных связей в рамках определенного района.

Этот сложный период, заставивший человечество развиваться в рамках определенного региона, в то же время стал эпохой внутренней унификации культурных моделей. Крупные районы распадались на все более мелкие области, но в них материальная культура становилась более однообразной, чем ранее.

Больше как в Европе, так и на Ближнем Востоке и во многих других областях мы не находим практически идентичные мустьерские орудия, типы которых соотносятся друг с другом в почти одинаковой пропорции, и сходные по своему исполнению статуэтки эпохи верхнего палеолита, изображающие богиню-мать, которые до этого обнаруживали в Центральной Азии, Восточной и Западной Европе. С конца верхнего палеолита и до наших дней в мире не было такого единства культуры. Конец палеолита стал одним из тех моментов ускорения развития человечества, которые мы называем революциями. Результатом этой революции стали не только новые орудия труда, новые модели экономики, типы человеческих сообществ, но и, что самое важное, новые способы взаимодействия людей и социальной организации. Благодаря этому стали возможными появление более крупных сообществ и установление постоянных контактов между различными группами, проживавшими в том же регионе. Открылись новые горизонты общения различных моделей культуры друг с другом, что резко изменило темп культурной эволюции.

Тот образ жизни, который вели обособленные палеолитические сообщества, навеки ушел в прошлое. Жизнь стала более легкой. Новые технологические находки освободили людей от постоянной борьбы за пищу и выживание, от многих других предрассудков и страхов. Когда это произошло, они отказались от многих своих древних традиций, уже ненужных в изменившихся условиях. Это было время резкого взросления и чистки культуры. Человек в этих новых условиях начинал вести себя совершенно по-другому.

В эпоху мезолита главным занятием населения большинства регионов стало рыболовство. Естественно, заниматься им можно было только в местах, расположенных близко от источников воды. Именно там как в Европе, так и на Ближнем Востоке началась мезолитическая революция. Она возникла на побережье, постепенно распространившись в глубь материка, но различия в культурных моделях, преобладающих в разных экологических зонах, стали еще более заметными. В плодородных регионах развивались новые модели экономики, а в засушливых областях охота так и осталась преобладающим занятием населения. Распространение культур происходило посредством их передвижения и взаимодействия, но в целом группы, продолжавшие жить в рамках традиций верхнего палеолита, были вытеснены за границы плодородных областей. Сообщества охотников и собирателей сконцентрировались в регионах, не интересовавших носителей мезолитической культуры. В пустынях, густых лесах, горах и в других непривлекательных районах появились новые периферийные сообщества людей. Они продолжали жить так, как это делали в эпоху палеолита их предки, даже тогда, когда во всех остальных областях человечество вступало в новый век.


Просмотров: 6491