Майкл Эдвардс

Древняя Индия. Быт, религия, культура

Глава 4. Война

 

Сохранившиеся описания царских дворцов точными никак не назовешь, они создают идеальный образ – каким должен быть дворец, чтобы соответствовать идее царской власти. На сегодняшний день археологические находки, к сожалению, не могут восполнить этот пробел. Тем не менее, на основе всех имеющихся сведений можно представить себе, как выглядела типичная царская резиденция монарха того времени. Дворцовый комплекс занимал большую территорию и был обнесен рвом и защитными сооружениями. У каждых ворот – проделанных, как и ворота в городской стене, на все четыре стороны света – нес дозор вооруженный отряд; да и все укрепление охранялось круглосуточно, в том числе и ночью. Широкая улица, пересекающая город, упиралась в главные ворота, украшенные роскошно и изысканно; скорее всего, панелями из золота и слоновой кости и скульптурой. Через эти ворота в город выезжала парадная процессия, через них можно было попасть на ту часть дворцовой территории, где находились общественные здания. Бесчисленные строения с дворами, выложенными изразцом, окружали дворец. Проходы между ними были достаточно широки, чтобы мог проехать колесный транспорт. Здания – разные по размеру – занимали всевозможные учреждения, здесь были залы для приемов и прочие помещения для подобного рода мероприятий.

В комплексе, расположенном над главными воротами дворца, находилось царское хранилище, точно так же как в комплексе над главными городскими воротами располагалось городское хранилище. Рядом с воротами стояло специальное здание для подаяний и благотворительности. Каждый день от монарха сюда поступали подношения. Помощь бедным и благотворительность, особенно по отношению к паломникам и религиозным странникам, была важной обязанностью царя. На той же части территории дворцового комплекса располагались и царские конюшни.


Слон – символ государства


Здесь содержали не только верховых лошадей, но и волов, слонов, а также специально натренированных лошадей-тяжеловозов, которых запрягали в боевые колесницы. Бывали и бараны, приученные везти легкие деревянные или бамбуковые повозки. За животными ухаживало большое количество конюхов, конюших, профессиональных дрессировщиков и ветеринаров. Все животные носили дорогую кожаную сбрую; рога волов, баранов, а также бивни слонов были позолочены и раскрашены. Больше всего ухода требовалось за лошадьми, особенно в сезон дождей. Лошадей доставляли из стран, расположенных к северо-западу от Индии. Слоны находились под прямым царским покровительством, существовали целые заповедные территории, где запрещалась охота на слонов всем, кроме самого царя. Загнать слонов на такую территорию было нелегким и порой опасным делом. Во-первых, нужно было найти погонщика или дрессировщика. После этого на территорию приводили прирученных слонов, а затем обносили ее частоколом. Прирученные слоны заманивали на территорию диких, здесь их предстояло приручить и уже потом отправить в специальные загоны, где их готовили для участия в сражениях и на государственных церемониях.

Среди лошадей и слонов выделяли по одной особи, которой оказывали особое внимание и заботу. Считалось, что безопасность царя и процветание государства зависят от того, сколь благополучно и хорошо живут эти животные. Лошадь и слон были двумя из «Семи Жемчужин», являвшихся символами Правителя Вселенной (шакраварти). Идея о том, что может существовать правитель всей вселенной, возникла во времена империи Маурьев, когда царь управлял территорией от одного побережья до другого. Идея была подхвачена и воспринята буддизмом, позднее использовалась и в индуизме. Символами Правителя Вселенной были «Семь Жемчужин»: Золотое Колесо, Священный Хранитель Сокровищ, Лошадь, Непорочная Девушка с Драгоценным Камнем, Драгоценный Камень, Творящий Чудеса, Непобедимый Полководец и Белый Слон. Что представляют собой эти символы, за исключением Слона и Лошади, так до сих пор и не разгадано. Никаких описаний не сохранилось, и неизвестно, были ли они вообще. Однако отношение к «Семи Жемчужинам» как к священной традиции и магическим образам, полным глубокого смысла, сохранилось до сих пор, в частности, в Лаосе и Таиланде, где буддизм является государственной религией.

Белый Слон был, строго говоря, не белым, а скорее бело-розовым. У него были желтые глаза и кожа цвета бледного кирпича. Кончики ушей белые, как и кончик хобота. Он имел пять белых точек на ногах в тех местах, где ногти. Найдя похожее животное, его доставляли к монарху. Слона торжественно проводили по городу, после чего монарх лично совершал специальный обряд освящения и посвящения. Слон становился символом государства, жил в отдельном здании, где за ним присматривали специально подобранные слуги, которые несли ответственность за его состояние.


Царский конь


Царь посещал слона каждый день, а на праздниках выезжал на нем. Сохранилось множество описаний того, как украшали слонов – уздами, осыпанными драгоценными камнями, головными уборами и специальными ушными кольцами; во все это слонов наряжали во время праздников. На ноги привязывали ленты с бубенчиками, издававшими мелодичный звон. Запястья слоновых ног украшали золотыми и серебряными браслетами.

За конем ухаживали столь же тщательно, его стойло было задрапировано материей золотого и пурпурного цвета. Царь также ежедневно навещал коня, и, когда выезжал на нем во время государственных праздников, на коня надевали золотую сбрую с драгоценными камнями, над глазами повязывали ленту, к которой прикреплялся убор из длинных перьев. Седло покрывали тканью с дорогой вышивкой и драгоценными камнями.

Рядом с конюшнями находились специальные помещения для боевых колесниц и другой колесной техники.


Царь и его сановники на колеснице


В колесницы обычно запрягали две или четыре лошади. Делали колесницы из дерева, покрывая металлическими защитными пластинами, которые, в свою очередь, были обернуты тигровой шкурой. Специальные колесницы предназначались лишь для государственных церемоний и праздников. Они тоже были деревянными, иногда украшены резьбой и инкрустациями и покрыты небольшими скульптурами из слоновой кости, золота и серебра, а в остальных местах раскрашены яркими красками.

И за животными, и за колесницами постоянно наблюдал специально выделенный штат прислуги; эти люди отвечали за здоровье и тренировку животных, а также за поддержание колесной техники в рабочем состоянии.


Царская кухня


В других частях дворцового комплекса, открытых для посещения, были разбиты парки с водоемами. Здесь можно было увидеть здания с плоскими крышами на опорах, – каменных, а чаще – деревянных, покрытых лаком или позолотой. В самом большом из таких строений располагался главный зал для приемов. Другие предназначались для театральных и танцевальных представлений; здесь же находился набор всех необходимых музыкальных инструментов. Специальное помещение было выделено для игры в кости и других настольных игр. В этой же части дворцового комплекса располагались картинная галерея и библиотека.

Частные апартаменты монарха были отделены от остального комплекса зданий ограждениями и стенами. Доступ сюда регулировался привратником-распорядителем, который на самом деле являлся очень высокопоставленным чиновником. Он руководил большим количеством подчиненных, обслуживающих монарха в его частной жизни.

Здесь располагалась царская сокровищница, наполненная предметами величайшей ценности, золотом и драгоценными камнями. Привратнику-распорядителю подчинялся целый штат мастеров, которые оценивали драгоценные камни, поступающие в казну, а также создавали ювелирные изделия для царя и его самых знатных приближенных. Здесь работали художники и мастера дизайна, создающие декор для зданий, входящих в дворцовый комплекс. Городские ювелиры и золотых дел мастера нередко ради безопасности хранили свои изделия на территории царской сокровищницы под присмотром привратника-распорядителя. Еще одним зданием огромной государственной важности на территории дворца был царский арсенал, причем оружие там не только хранили, но и выпускали.

Дворец был построен таким образом, что люди могли иметь доступ к строениям, расположенным по внешнему периметру, в то время как наиболее важные здания, имевшие особое государственное значение, а также царские апартаменты располагались в самом центре дворцового комплекса. Между ними находилось помещение, в котором царь ежедневно собирал совет для обсуждения текущих дел, а также царская купальня. Здесь же были кухня и кладовые, где хранились запасы для всего дворца – крупы, всевозможные виды масел в больших каменных кувшинах. Кухня располагалась на открытом воздухе, под черепичной крышей, опирающейся на столбы, а очаги для приготовления пищи были расположены по краям ее территории.

Внутреннее убранство комнат, предназначенных для высоких гостей и царской семьи, должно было поражать воображение великолепием и размахом и отличалось скорее помпезностью, чем практичностью. Следует отметить, что дворцы индийских монархов строили с немыслимой роскошью, используя предметы и материалы, имевшие очень высокую ценность.


Два павлина


Комнаты были отделаны слоновой костью и драгоценными металлами, окна выполнены из хрусталя. От одной из этих комнат вел из дворца секретный ход, по которому можно было даже выйти за пределы городских стен. Этим потайным ходом пользовались в случае опасности. Также имеются свидетельства того, что по этому выходу царь, предварительно переодевшись, отправлялся в город, чтобы, смешавшись с толпой горожан, послушать, что говорят о нем рядовые жители.

Царские покои, со спальней в самом центре, располагались рядом с купальней и специальной комнатой для трапезы. Естественно, царские покои были отделаны изысканно и роскошно. Там находились диваны и ложа с покрывалами из шелка и козьей шерсти. Сиденья и стулья из бамбука и дерева, украшенные слоновой костью, золотом и драгоценными камнями. Стояла кровать на ножках в форме лап животных.

Царские сады были, безусловно, лучшими в городе. Здесь находились бассейны, пруды, где разводили рыбу, которую поставляли на царскую кухню, искусственные холмы и острова с беседками. В садах можно было увидеть аистов, привязанных за одну ногу, разноцветных певчих птиц, щебетание которых сливалось с негромкой музыкой царского оркестра. В жаркие дни использовали специальную водяную машину, описанную в пьесах Калидасы. Она выбрасывала в воздух освежающую водяную пыль; это устройство напоминает современное вращающееся разбрызгивающее устройство для полива газонов и лужаек[74].

Дома, находящиеся на территории дворца, но за пределами царских покоев и наиболее важных зданий, в известной степени жили обособленной жизнью, хотя требовалось довольно много людей для их обслуживания. Наиболее важным лицом, жившим на этой территории, был священнослужитель, царский духовник (пурохита), который был наставником царя еще с тех пор, как он был принцем, и поэтому пользовался большим уважением со стороны монарха. Пост духовника обычно передавался по наследству и занимался всегда брахманом, даже если царь был буддистом. В задачу духовника входило всячески развивать совестливость царя и следить за тем, чтобы принимаемые решения соответствовали нормам морали. Другой наследуемой должностью была должность главного военачальника (шенапати), можно сказать, военного министра, который отвечал за весь комплекс военных вопросов. Нередко этот человек являлся членом царской семьи. Здесь также жили главный казначей, возница царской колесницы (который иногда бывал одновременно бардом-сказителем и герольдом) и паж, который нес, выступая перед царем, символы царской власти – все они относились к придворным самого высокого ранга.

Говоря о царских слугах, следует отметить, что царский цирюльник занимал высокое положение в обществе, хотя происходил из низших общественных слоев. Другие слуги отвечали за царский гардероб и купальни. В обязанности главного повара входило не только следить за кладовыми и царской кухней, где готовили пищу для большого количества людей, – он лично готовил еду для царя. Во время готовки за ним постоянно надзирали соглядатаи и придворные, в задачу которых входило пробовать пищу перед тем, как ее будет есть царь и его гости.

Другие придворные отвечали за государственные регалии, царский меч, царскую обувь, символическую кисточку из шерсти хвоста яка, белый зонт и царский штандарт. Во дворце также проживало немалое количество астрологов, врачей, поэтов и философов, музыкантов и художников; все они пользовались покровительством монархов, которые обязаны были поддерживать науки и искусства. Во многих санскритских пьесах можно встретить персонажа, напоминающего шута; этот образ, скорее всего, имел аналог в лице реального придворного при царском дворе. В некоторых пьесах это карлик, который носит царскую чашу, хотя виночерпиями были обычно женщины. Можно предположить, что придворный, носивший царскую чашу, должен был отпить из нее перед тем, как подать напиток правителю.


Царские знаки отличия:

косичка из шерсти хвоста яка и зонт


Интимнейшей частью царских апартаментов являлся гарем. Он занимал целый ряд помещений, обнесенных высокими стенами, находился в прекрасных садах, наполненных цветущими деревьями и водоемами. Специальные апартаменты были отведены для главной жены царя, которая считалась царицей и единственной законной женой. Другие обитательницы гарема находились у нее в подчинении, и, хотя в основном они выражали покорность, в ряде случаев она осуществляла свое право довольно жестко, особенно если это была женщина с сильным характером. Таким образом она пыталась защитить себя от интриг других обитательниц гарема, каждая из которых завидовала ей и пыталась добиться особого внимания и расположения царя.


Гаремный стражник


За гарем отвечал придворный на специальной должности; это был не обязательно евнух, как в ряде других древних цивилизаций, но человек в возрасте. Его часто изображают в литературных произведениях и скульптуре. Он должен был следить за всем, что происходит в гареме, и ежедневно отправляться с докладом к царю. За исключением этого придворного и, естественно, самого царя, на территории гарема могли находиться исключительно женщины. Даже гаремная стража состояла из женщин, вооруженных луками, пиками и носивших металлические шлемы. Вполне вероятно, что стражницы были иностранками, поскольку их называли словом «явана», что означает «из Греции» или «с Запада». Скорее всего, это были рабыни, специально приобретенные для такого рода службы. В гареме было большое количество прислуги, включая кормилиц. Дети росли при гареме до определенного возраста, а потом их отдавали придворному попечителю.

Поскольку обитательница гарема должна была в любой момент ожидать, что царь позовет ее на свое ложе, огромное внимание уделялось процедуре туалета. У каждой была своя служанка, которая ждала часа пробуждения госпожи. К этому моменту был приготовлен жевательный бетель, лежавший в специальной шкатулке из слоновой кости, и набор благовоний. Ее ждала свежевыстиранная и благоухающая одежда, набор бритвенных лезвий и пинцетов, палочки для чистки ушей и специальные палочки для чистки зубов, набор расчесок и гребешков из слоновой кости, приспособления для косметики и нанесения цветных рисунков на кожу. Рядом на специальных подставках стояли сундучки с драгоценностями и гирляндами из цветов. Музыкантши и танцовщицы развлекали свою госпожу во время туалета.


Гребни из слоновой кости с узором


Проснувшись, гаремная принцесса очищала дыхание с помощью бетеля. Затем под музыку ей делали массаж и втирали в кожу масло и благовония. Потом на ее волосы наносили масло, чтобы придать им блеск. Вслед за массажем следовала процедура купания; зимой во время сезона дождей это происходило в помещении, а когда погода была хорошая, то в водоеме или искусственном водопаде на открытом воздухе. Мыло делали следующим образом: срезали мякоть специальной ягоды и вымачивали полчаса в воде; гаремные принцессы использовали ее для купания и умывания. Приняв водные процедуры, принцесса чистила зубы, полоскала рот молоком с травами и выходила из купели. Потом, когда ее волосы высыхали, на них наносили черную пудру и расчесывали ее по всей длине волос.


Средства для завивки волос


После этого служанки натирали ее тело благовониями из сандалового дерева, а подошвы ног – специальным лаком. На кожу наносили цветные рисунки, ресницы поднимали и заворачивали с помощью специального лака, который наносили золотыми и серебряными кисточками, губы красили в красный цвет. Процедура укладывания прически была также довольно живописна и занимательна. Существовало множество способов делать прическу и, разумеется украсить ее драгоценностями, цветами, перьями и булавками. После того как прическа была сделана, на лоб госпоже наносили точку темного цвета. И наконец принцесса была готова к одеванию.

Обычно она носила только легкую юбку. Много времени уходило на выбор драгоценностей, браслетов, цепочек и ожерелий, ножных браслетов, колец, поясных украшений, а также висячих украшений, которые носили в ушах. Ножные браслеты бывали обычно полыми, внутрь клали маленькие камушки, издававшие приятный звук при ходьбе. Украшения для ушей были очень изысканными и тяжелыми и крепились к массивному стержню, который подвешивался к уху.

Когда все вышеупомянутое было завершено, наступало время обеда и ожидания царя. В это время принцесса обычно занималась обучением говорящих птиц или же в случае жаркой погоды просто спала. Возможно, были прогулки по саду, где гуляли и другие гаремные принцессы, затем следовало купание, во время которого с них сходил цветной рисунок и вода окрашивалась. Во время купания к женщинам мог присоединиться и царь, и в этом случае они всячески старались показать ему свои прелести и привлечь молодым и крепким телом.


Наложница, купающаяся в водопаде


После ужина все женщины собирались в специальном зале, где играла музыка и плясали танцовщицы. Царь выбирал одну или нескольких из них, а остальные расходились до следующего дня, который был таким же, как предыдущий, состоявший из длинных приготовлений и проходивший в атмосфере одновременно скуки и надежды, что царь обратит на нее внимание и отдаст на этот раз предпочтение перед другими.


Царь во время обеда


Рабочий день царя был очень плотно занят, если он, конечно, выполнял или, по крайней мере, пытался выполнить все требования и предписания. В «Артхашастре» его день был расписан в деталях. Царь должен был вставать рано, под звук оркестра. После простого туалета он встречался с советниками и обсуждал государственные дела. Затем его приветствовали основные придворные и царедворцы, включая врача, повара, главного садовника, царского астролога и, конечно, распорядителя гарема, который делал ему свой ежедневный доклад. Затем он давал публичные аудиенции в специальном зале, расположенном в секторе общественных зданий дворцового комплекса, выслушивал жалобы и принимал по ним решения.

Выполнив свою общественную функцию, царь отдыхал в частных апартаментах и купался либо в водоеме, либо в ванной комнате. После этого он совершал необходимые обрядовые подношения, шел в частные апартаменты, где ему делали массаж, натирали благовониями и одевали. Затем он иногда играл в кости, а потом обедал. Ел он один в специально отведенном для этого помещении. Блюда ставили на низкий столик и дегустировали в присутствии царя, с учетом возможных попыток врагов отравить его. Во время обеда играла музыка, подходили и уходили слуги. По крайней мере, теоретически царь должен был быть вегетарианцем. На практике же, вероятнее всего, он любил побаловать себя и мясом. Вино ему наливали в изысканные золотые чаши.

После небольшого послеобеденного отдыха царь выслушивал доклад казначея, а также агентов секретных служб. Его посещали министры и советники для того, чтобы дать совет и получить распоряжения. Выполнив свои служебные обязанности, царь мог отдохнуть и расслабиться, быть может, послушать стихи о деяниях своих предков или о подвигах богов и героев. Он также мог пострелять из лука, поиграть в настольные игры или погулять в саду. Затем посетить царские конюшни или проверить, как несут службу его солдаты.

На закате царь проводил вечерний ритуал и, возможно, еще раз выслушивал доклады соглядатаев. Затем купался, обычно со своими женами, и ужинал с некоторыми из них или с гостями. После этого царь уходил на террасу в сопровождении жен и наложниц. Когда наступало время сна, он удалялся в свои апартаменты, чтобы поспать в одиночестве несколько часов.

Иногда царь посещал и свои резиденции, в сопровождении многочисленной свиты и нескольких гаремных женщин. Часть жаркого сезона он мог провести в царском лагере, где его день проходил практически так же, как и во дворце. Иногда он отправлялся на верховую охоту вместе с небольшой свитой, но только в том случае, если советники давали на это согласие. Вот такой была жизнь царя, если, конечно, он следовал вышеупомянутому распорядку. Некоторые цари были образцовыми правителями, другие большую часть времени проводили в гареме. Последние вполне могли столкнуться с опасностью дворцового переворота. Сохранившиеся литературные источники часто напоминают о том, что случается с царями, которые забывают о своих обязанностях и ответственности перед обществом и государством. В «Махабхарате» прямо одобряется свержение такого царя, при этом подчеркивается, что его надо убить, как бешеную собаку. Некоторые цари весьма ревностно выполняли свой долг, относясь к нему с большой ответственностью. Так, например, Чандрагупта, один из правителей династии Маурьев, во время массажа выслушивал жалобы в зале для аудиенций, чтобы не терять драгоценного времени. Ашока подчеркивал, что государственные дела всегда стоят на первом месте, даже когда он находится в гареме.

Как мы уже говорили выше, царской власти приписывались магические, сверхъестественные черты. Во время вступления в должность совершался целый ряд обрядов и жертвоприношений, устраивали церемонии. Для этого было построено специальное помещение с алтарем. Его крыша опиралась на четыре столба – опоры. В одном углу этого помещения находились царские дары, и рядом горел огонь. В другом – гирлянды с цветами, зерна злаков, молоко, очищенное масло и одежда – подношения, сделанные подданными. В этом помещении был сооружен деревянный трон, рядом с ним стоял деревянный сосуд с водой из священных рек, смешанной с медом и очищенным маслом. Здесь же была шкура тигра, деревянный меч, лук с тремя стрелами, рог антилопы, игральные кости и ветка фигового дерева. Одежда, в которую должен был облачиться царь после церемонии освящения, была приготовлена и разложена у трона, так же как и чаши с жертвоприношениями, которые следовало сделать в ходе церемонии. На улице под небом стояли вазы с цветами голубого лотоса. Тут же ждала колесница и царский слон – символ государства. Рядом с ними – белый бык с позолоченными рогами, его упряжь была убрана гирляндами цветов. Вооруженная охрана царского дворца, музыканты и танцоры, ученые и брахманы, со всех концов царства, государственные служащие и военачальники – все дожидались выхода царя. День церемонии астрологи выбирали за год с тем расчетом, чтобы до него успеть провести все необходимые предварительные процедуры. Царский священнослужитель приносил жертву богам времен года и в течение двенадцати дней до главного события наносил ритуальные визиты к самым главным лицам при дворе и государстве, царице, а также одной из гаремных принцесс, символизирующих весь гарем.

Трудно сказать точно, какой у этих визитов был смысл, но скорее всего, хотели распространить обряд освящения царской власти на все государство, на личную жизнь царя и на все, что с нею связано.

В день посвящения ворота города и весь дворец были украшены. Общественные здания, дома, храмы и деревья были расцвечены знаменами и вымпелами. С балконов домов вдоль всего пути следования торжественной процессии свисали длинные куски ярких тканей. Иногда они были украшены жемчугом и драгоценными камнями или нарядной вышивкой. Дорогу, по которой должен был проследовать новый царь, тщательно убирали, а через некоторые интервалы по всему маршруту раскладывали куски душистой древесины. Их поджигали, и они начинали благоухать, когда царь проезжал мимо этого места.

Вечером перед началом церемонии царский священнослужитель и духовник приходил к царю и предупреждал его о необходимости соблюдать пост и не посещать гарем этой ночью. Вновь вступивший на престол царь умывался и отправлялся в храм, где приносил жертву на священном огне, некоторое время лежал на священном ложе, украшенном специальными травами, перед тем как вернуться в свои покои.

На следующий день с утра завершались последние приготовления. Толпы людей заполняли все пространство перед дворцом. В своих покоях царь молился, совершал обычные утренние процедуры и затем ждал специально подготовленной колесницы, которая должна была отвезти его к месту церемонии. Когда ее подавали, царь вступал на нее. Рядом с ним по правую и левую руку стояли придворные. Один из них держал зонт, а другой косичку из хвоста яка. Его также сопровождали несколько царевен из гарема. Процессия покидала дворец и выезжала из города через восточные ворота, затем, объехав весь город, вновь вступала в него под приветственные крики. Впереди, непрерывно играя, шел оркестр, музыканты дули в тростниковые рожки, размахивали цветными флагами, процессия двигалась ко дворцу, причем вокруг царской колесницы шли жрецы, министры и советники, люди, несущие флаги и другие символы государства, и молодые девушки с лукошками цветов и пшеничных лепешек. Вдоль всего пути горели небольшие костры из благоухающих кусков дерева, а люди с балконов бросали цветы, кусочки золота и обжаренное зерно.

Процессия входила на территорию дворцового комплекса через главные ворота и приближалась к специальному зданию. Войдя в него, царь снимал одежду и украшения и одевался в простую белую одежду. Верховный жрец совершал подношения, в четыре вазы возливали освященную воду, которой затем обливали царя. Ему преподносили лук и стрелы как символ победы, а также как символ бога Шивы, покровителя лучников. Царь поворачивался к каждому из «четырех углов мира», выражал им свое уважение и почитание, а потом обращался со словами уважения и почитания к Правителю Вселенной. Иногда в те времена, которые описаны в этой книге, царь делал три шага по тигровой шкуре, чтобы таким образом уподобиться и подчеркнуть свою связь с богом Вишну, который мог покрыть расстояние между небом и землей тремя шагами. Жрец обращался к богам, призывая их защитить царя, который если и не был богом, то очень близок к ним.

Во время церемонии или сразу после ее окончания царь восседал на трон лицом на восток. Жрецы, брахманы, высшие лица государства и представители народа проходили мимо и обрызгивали царя священной водой. Проводящий церемонию жрец обливал царя водой из рога черной антилопы, и на этом церемония считалась завершенной. Царь с этого момента считался официально вступившим в должность, и все участвовавшие в церемонии становились его подданными.

В различные периоды какие-то детали могли меняться, от чего-то отказывались, но в целом церемония освящения царской власти и благословения его на правление прочно утвердилась и стала традицией. В завершение приносили в жертву цветы лотоса, рис, пшеничные лепешки, очищенное масло, жареные зерна и молоко.

Царь вновь переодевался в роскошную одежду, расшитую драгоценностями, со знаками царской власти, с почестями восходил на трон, находившийся в центре зала приемов, и впервые на него садился. После этого он покидал дворец верхом на слоне – символе государства. Процессия двигалась по царской дороге, пересекая весь город с востока на запад. Таким образом, осуществив акт символического принятия своих владений, царь возвращался во дворец, где он впервые пользовался царской печатью и провозглашал амнистию всем заключенным, включая и приговоренных к смерти. По его приказу из клеток выпускали на волю птиц. Рабочим животным давали отдых, коров не доили в течение всего дня торжественной церемонии. Потом еще четырнадцать дней проходили различные церемонии и продолжался праздник. И целый год царь не должен был стричься или обривать голову, сохраняя таким образом на волосах капли освященной воды.

На протяжении всего своего правления царь совершал специальные обряды, чтобы подпитать волшебную силу, дарованную ему при восхождении на трон. Например, пил «напиток, дающий силу» (ваджапеле), который должен был не только укрепить его физически, но и наделить сверхъестественным могуществом. Другим обрядом было уже упоминавшееся в первой главе жертвоприношение коня, уходящее корнями в ведическую эпоху. Его периодически возрождали, особенно во время правления Гуптов.

Правитель совершал паломничества к святым местам. Путешествовал он с размахом, под громкую музыку царского оркестра, в окружении большой свиты из царедворцев, чиновников и прислуги, взяв с собой нескольких принцесс из гарема. И везде, где проходила процессия, местные жители должны были кормить и снабжать всем необходимым царский кортеж. Другим крайне важным и радостным событием как для царского двора, так и для всего государства было рождение наследника. О нем возвещал бой барабанов, и по этому сигналу все обязаны были прекратить работу и начать веселиться. Люди посылали во дворец подарки, послы соседних государств прибывали с дорогими дарами и поздравлениями от своих повелителей. Развлекательные мероприятия проводились и в царском дворце, и в городе. Заключенным по такому случаю обычно объявляли амнистию.

Воспитанию и обучению наследника уделяли огромное внимание; это имело громадное государственное значение. Вся его жизнь проходила под строжайшим надзором. Его интенсивно обучали искусству управления государством и военному делу. Знакомили с достижениями предков, реальными или мнимыми; стихи об этом читали ему барды-сказители. Когда наследник проходил всю необходимую подготовку, его посылали в военный поход. По возвращении оттуда он иногда становился правителем одной из провинций. До этого ему полагалось жениться (что тоже сопровождалось весьма сложной и необычной церемонией), а также обзавестись собственным гаремом.

В некоторых царствах стремились подчеркнуть и узаконить связь наследника с правителем в ведении государственных дел. Имя царевича чеканили на монетах. Однако при этом автоматически считалось, что от него исходит угроза правящему царю, поэтому за ним пристально наблюдали представители спецслужб и соглядатаи. Древняя литература рассказывает немало историй об отцеубийстве ради захвата трона. Стареющий царь, дабы избежать этой участи, порой отрекался от престола, такая практика одобрялась старинными традициями. По преданию, Чандрагупта из династии Маурьев отрекся от трона, стал джайнийским монахом и заморил себя голодом. В Древней Индии царь жил в великой роскоши, однако ему всегда следовало помнить об опасности потери власти. Если он подавал признаки слабости – по неразумию, болезни или в силу преклонного возраста, – ему угрожало покушение и насильственная смерть. Царь держал в своих руках все нити секретной службы – ее агентов не знали даже министры, советники и члены его семьи, которые сами находились под неусыпным наблюдением. Иные цари никогда не проводили две ночи подряд в одном помещении. Другие нанимали иностранных телохранителей, которых, как считалось, было труднее подкупить и склонить к заговору. Опасность для царя могли представлять и рядовые горожане, если он плохо защищал их жизнь, имущество и благосостояние. За фасадом роскоши и могущества скрывались многочисленные интриги, и далеко не всегда сверхъестественные силы могли защитить царскую власть.

Просмотров: 1308