Майкл Эдвардс

Древняя Индия. Быт, религия, культура

В городе

 

Когда занимаешься описанием городов Древней Индии, приходишь к заключению, что они не разрастались хаотично, а застраивались согласно определенному плану. И основные постройки, и оборонительные городские сооружения были четко спланированы. В «Артхашастре» приведены подробные рекомендации о выборе места для города и о его строительстве. Данные раскопок подтверждают, что индийский город в плане представлял собой ряд квадратов или прямоугольников. По понятным причинам большинство городов возникало на берегах рек.

Столица империи Маурьев Паталипутра, согласно описанию Мегасфена, простиралась узкой полосой вдоль берега Ганга. Длина полосы составляла примерно 14 км, а ширина – около одного. Город был обнесен деревянной стеной, вокруг которой был вырыт глубокий ров. На стенах проделаны бойницы для лучников. Всего насчитывалось пятьсот башен. От каждых из шестидесяти четырех ворот вел мост, по которому можно было пересечь ров. Помимо защитной функции, ров играл также роль водоема, что, в частности, приводило к тому, что он становился источником различных инфекционных заболеваний. Вход через каждые из этих ворот охранялся и перекрывался: если в деревне это делалось при помощи своеобразной деревянной решетки, то здесь проход закрывала конструкция из двух каменных или деревянных столбов с поперечными перекрытиями – от одного и более.

Мегасфен дает довольно краткое описание Паталипутры, но, к счастью, сохранились и другие источники, из которых можно получить более подробное представление, как выглядели крупные города того времени. Пусть не о Паталипутре, но об архитектуре древнеиндийских городов в целом по ним вполне можно судить. При въезде в ворота в Санчи на стенах видишь барельеф с изображениями различных городов. С внешней стороны рва, окружавшего город, как и в деревне, располагалось ограждение. Главные ворота представляли собой целый комплекс строений высотой в два-три этажа, сработаны они были в основном из дерева и покрыты снаружи глиной. В привратном комплексе располагались различные административные службы и учреждения, в том числе там сидел чиновник, ответственный за сбор пошлин, которые собирали при въезде в город. Здания комплекса имели балконы, а окна закрывались прямоугольными, украшенными резьбой бамбуковыми занавесками. Крыши имели цилиндрическую форму и были покрыты тростником или гнутой черепицей. В верхней части строений обычно размещалось городское хранилище со слуховыми окнами, украшенными росписью. На крышах были выполнены украшения из дерева или терракоты.

Въезжая в город через главные ворота, гость (или возвращавшийся горожанин) видел перед собой колонну (она называлась ратна) из дерева, камня или металла, на вершине которой на капители возвышалась скульптура или колесо. Эта колонна была символом царской власти, могущества царя и защиты его подданных. В некоторых случаях на таких колоннах высекались надписи и эдикты по приказу монарха (как это делал Ашока).

Важнейшими зданиями города были царский дворец и храм. От восточных ворот до западных через центр проходила улица, на которой и стоял царский дворец, окруженный защитными сооружениями, башнями и прилегающими постройками. Недалеко от дворца находился главный храм – фактически это был город в городе. Согласно плану, главные улицы города – три, тянувшиеся с востока на запад, и три с севера на юг – должны были разделить всю территорию города на шестнадцать участков, на которых могли жить представители различных общественных и профессиональных групп, причем жить достаточно обособленно по отношению друг к другу. Однако, как отмечают путешественники и как показывают результаты раскопок, то, что планировалось теоретически, далеко не всегда можно было осуществить на практике. Улицы в городах напоминали что угодно, но только не четкие прямые линии.

К этой «решетке» из шестнадцати участков, прорезанной основными улицами, примыкали небольшие улочки и переулки. Главные улицы были широкими, вымощены булыжником, имели водостоки. Боковые же улицы были узкими, а переулки – попросту грязными и темными. Последние предназначались для неприкасаемых – метельщиков и уборщиков мусора; они считались нечистыми и не должны были ходить рядом с представителями высших сословий. Во времена Гуптов неприкасаемым, если они случайно попадали на главные улицы, надо было держаться крайней левой стороны, чтобы не смешиваться с прохожими.


Городские здания


Теоретически предполагалось, что город в любом случае должен быть разделен на 81 район (квадрат на плане). В реальной жизни представители различных общественных и профессиональных групп жили до известной степени обособленно; каждое такое сообщество имело свои храмы, своих богов и свои священные деревья. Бедные горожане жили в условиях, напоминавших деревенские, – в однокомнатных хижинах, сделанных из дерева или тростника и грязи. Крыши этих хижин имели цилиндрическую форму и были покрыты соломой или тростником. Богатые горожане жили с размахом и в роскоши. Дом зажиточного горожанина представлял собой своего рода царский дворец в миниатюре. Их дома были многоэтажными, есть сообщения о том, что некоторые были семи– или одиннадцатиэтажными, что звучит совершенно невероятно. Крыша также была цилиндрической формы, более плоская стала входить в моду со времени правления Гуптов. Дома имели окна и балконы, стены были побелены и украшены различным орнаментом, иногда барельефом. Стена, выходившая на улицу, обычно не была сплошной и глухой, ее покрывали своего рода штукатуркой ослепительно белого цвета (чунам). На территории больших домов располагался сад с водоемом, окруженный верандой. Обычно дом отделялся от соседних садами, которые были окружены стенами с небольшими воротами, по форме напоминающими городские.

И в деревне и в городе существовал специальный ритуал и специальная процедура строительства дома, которые следовало неукоснительно соблюдать. Это было весьма дорого, поскольку в возведении участвовали не только плотники, но также астрологи и жрецы. Новый дом можно было строить лишь тогда, когда создавалась новая семья; хотя в жизни бывало, что для молодоженов покупали готовый дом. Когда же дом строился, а это была наиболее распространенная практика, то к этому подходили с огромной тщательностью, причем не только к самому строительству, но и к выбору места. Было необходимо обеспечить запасы воды для нужд жителей именно этого дома: каждый дом должен был иметь свое водоснабжение. Когда находили такой участок, его тщательно исследовали. Во-первых, смотрели, что представляет из себя почва и какие растения и травы на ней уже растут. Два вида трав, куша и дарбха, еще с ранних ведических времен считались священными, и если они росли на территории, на которой расположен дом, то считалось, что это принесет счастье его обитателям.

Внимательно изучали почву, чтобы определить, насколько надежно на ней строить дом. Один из способов заключался в том, что вырывали яму под пристальным присмотром жреца, который следил за тем, чтобы это делалось строго в соответствии с существующими предписаниями, потом закапывали, и если вся выкопанная земля помещалась в яме, не создавая горки над ней, то считалось, что место для закладки дома выбрано успешно. После того как была проведена, так сказать, первичная проверка земли, осуществлялся следующий ритуал. Жрец брал землю в руки, разминал ее, пробовал на кончик языка, нюхал и в конце концов определял типологический цвет почвы. Для дома брахманов необходима белая почва, для кшатриев более подходил желтозем. Удостоверившись, что земля отвечает всем строгим требованиям, начинали следующую церемонию: выкапывали траншею и приносили очистительную жертву. Это делалось для того, чтобы обеспечить устойчивость и твердость почвы. Подобный ритуал должен был предотвратить размывание почвы и подмывание дома во время дождей. После этого жрец произносил заклинания для того, чтобы отогнать злых духов и чтобы они никогда не возвращались на территорию, которая теперь принадлежала новому владельцу дома. После этого, наконец, владелец получал от жреца землю в свое распоряжение и можно было переходить непосредственно к самому строительству.

При строительстве также надлежало следовать определенной процедуре. Сначала вскапывали землю и сажали семена растений, благоприятных для дома и его обитателей. Какое-то количество дней внимательно наблюдали за их ростом, затем землю опять перекапывали, разравнивали и делали на ней уборку веником. Параллельно с этой процедурой плотники готовили сруб дома. Каждую конструкцию для удобства нумеровали. Использовали разные виды древесины, которые подбирались особо тщательно и должны были надежно защищать жильцов. А после этого опять приглашали жреца. Он совершал обряды и возносил молитвы на каждом углу будущего дома, и в каждом из этих мест выкапывали яму для того, чтобы врыть столб. С каждой стороны дома выкапывали еще по две ямы, а одну – в центре. Во все ямы опускали веточку, смоченную в очищенном масле.

Само строительство начиналось с установки столбов, к которым крепились дверные рамы и двери, после чего жрец окроплял их священной водой. Потом окроплялись и другие столбы: сперва на южной стороне, затем на западной и северной. Центральный столб, на котором держалась крыша, был объектом особого внимания жреца, который проводил специальные ритуалы, прося, чтобы этот столб твердо стоял на земле, поддерживая весь дом. После чего возводили стены. Категорически не допускалось, чтобы одно окно было расположено напротив другого. Главная дверь ни в коем случае не должна была выходить на запад, потому что именно это направление было связано с умершими. Дверь надлежало установить как можно быстрее, чтобы она закрывала жилище от злых духов, не давая им возможности проникнуть внутрь и поселиться в новом доме. Жрец совершал обряды и читал молитвы на каждом этапе строительства, практически в ходе каждой строительной операции. Возводился домашний очаг, семейный алтарь. Затем уже клали крышу. Вокруг сооружали ограду. Владелец дома прикасался ко всем опорам и столбам, произносил заклинания перед каждым из них и совершал обряд подношения богу деревьев перед основным столбом опоры. Затем возносились молитвы о том, чтобы все обитатели дома были счастливы и жили благополучно, приносили в жертву козу, делали рабочим подарки, и на этом строительство считалось законченным и объявлялось, что дом готов.

Внутри дома между этажами возводились лестницы и ступеньки из кирпичей, камня, иногда мрамора. Бывали и переносные лестницы, их делали из дерева, украшенного цветными камнями. На окна ставили деревянные решетки и плотные занавески. Предусматривались специальные выемки в стенах для клеток с певчими и говорящими птицами. Как и в деревнях, комнаты внутри дома отделялись друг от друга занавесками из бамбука и ротанга[67], а в более зажиточных домах – из цветных тканей. Полы покрывали коврами, а в выемки, сделанные с наружной стороны стен, ставились статуи из металла и слоновой кости. За пределами основного дома находился целый ряд вспомогательных построек – комнаты для гостей, кладовые для пищи и вина, конюшни и, конечно, кухня, которая всегда была отделена от жилого помещения. Здесь же располагались постройки для досуга, в частности, баня, которая считалась одним из главных видов удовольствия. Ночью в комнатах горели светильники из глины с намоченным в очищенном масле фитилем; также пользовались факелами, которые держали слуги.


Масляный светильник с фитилем, вид сверху


Мегасфен с завистью и восхищением пишет о прекрасных садах, окружавших дворец Чандрагупты в Паталипутре. В индийской литературе частенько описывается, как представители привилегированных и зажиточных сословий проводят досуг в роскошных садах, причем тратят на это большую часть своего времени. В каждом саду были качели, прикрепленные к дереву или к специальной основе. Естественно, в условиях жаркого климата возникала большая потребность во влаге, поэтому в садах были водоемы и фонтаны, которые использовались не только для орошения, но и для того, чтобы богатые и зажиточные люди, отдыхавшие в этих садах, могли в них освежиться.


Девушка на качелях


Здесь росло множество деревьев, на которых распускались прекрасные цветы, например ашока, расцветающая алыми цветами (это происходило лишь в том случае, если к ней прикасалась красивая женщина), банановое дерево кадали, которое выращивали ради того, чтобы насладиться его видом, и ради фруктов; чампак – с желтыми цветами, распространявшими сильный аромат; гибискус (джапа); благоухающие жасмины и, наконец, самый любимый, священный цветок – лотос, или водяная лилия, который был не только прекрасен, но и имел символическое значение как со светской, так и религиозной точки зрения. В сада выращивали цветы не только для того чтобы любоваться ими и делать гирлянды. При каждом доме на специальном участке росли целебные травы, имевшие огромное значение для здоровья обитателей дома.


Традиционное изображение цветка лотоса


Помимо частных садов, разбивали общественные сады и парки с фонтанами и местами для купания. За пределами городских стен были специальные рощи и парки для отдыха обычных горожан. Их высаживали по приказу монархов, некоторые из которых, например Ашока, относились к этому с большим вниманием и рвением, городские сады были предметом их гордости.

С ростом населения разрастались и пригороды за пределами городских стен, где селились представители нижних слоев общественной иерархии. Такая практика всячески поощрялась властями и высшими сословиями. Здесь располагались лавки мясников, кладбища и места казни. Позднее эти пригороды становились самостоятельными деревнями и род деятельности их жителей уже не сводился лишь к удовлетворению потребностей горожан. Они превращались в своего рода поселения-спутники, охватывавшие широким кольцом основной город. В этих деревнях селились городские ремесленники, разряжая таким образом ситуацию с перенаселенностью и нехваткой территории в городе, поскольку запрещалось вести новое строительство в зеленой зоне, а также на территориях, занятых частными владениями и административными государственными учреждениями.

Дома знати плотно окружали царский дворец; в этом же районе располагались административные здания. Помимо государственных учреждений, здесь находились лечебницы для людей и животных, а также богадельни и школы. Картинные галереи, в которых можно было увидеть образцы настенной живописи с сюжетами из великих древнеиндийских эпосов, освещались и были открыты всю ночь. Рядом с дворцом стояли дома, где жили придворные, профессиональные музыканты и служители царской казны; в этом же районе размещалась и резиденция городского главы.


Роща


Днем городские улицы были всегда переполнены. Волы тянули доверху нагруженные повозки рядом с караванами, прибывшими из дальних стран. Государственные служащие и знатные люди ехали на колесницах, окруженные вооруженной охраной; многочисленные группы паломников брели к священным местам. По реке плыли суда и плоты, перевозившие грузы и пассажиров, отправлявшихся либо в дальнюю дорогу, либо в небольшую водную прогулку. В закрытом паланкине слуги несли пожилую женщину, а может, и прекрасную куртизанку, – все равно занавески надежно укрывали ее от любопытных взглядов.


Заклинатель змей с коброй


И крестьянин и брахман носили мало одежд, но на этом сходство между ними заканчивалось. Крестьянина в простой набедренной повязке и в тюрбане невозможно было спутать с брахманом с его выбритой головой, на которой оставался лишь хохолок с повязанной вокруг него священной нитью. На ногах у жреца были сандалии, а в руках жезл для того, чтобы отгонять злых духов. И еще брахман носил зонтик, спасаясь от жары. Им же пользовались и знатные люди, одетые в изысканную длинную одежду, свисавшую до самых пят. На плечах они носили что-то вроде шали. Одежда была либо из шерсти, либо из тонкого шелка или муслина[68].

Иногда ткань была ярко, весело раскрашена, с полосками и квадратами.

Часто можно было увидеть религиозных странников, просящих милостыню, почти обнаженных, с телами покрытыми пеплом; рядом с ними сидели профессиональные бродяги и нищие, демонстрируя всем свои ужасные раны и увечья, иногда настоящие, иногда искусственные. Фокусники, акробаты, заклинатели змей, певцы и рассказчики – все старались привлечь к себе внимание окружающих. Буддийские монахи в одеждах красного и шафранного цвета с сосудами для сбора подаяния в руках и посохами со звенящими металлическими кольцами опускали глаза, чтобы не встретиться взглядом с женщиной, даже когда она подходила, чтобы подать им монетку. На улицах встречалось много женщин: жен крестьян, просто одетых, с большими корзинами на голове; домохозяек, которые несли ребенка на боку. На всех была длинная одежда разного качества и вида, в зависимости от положения в обществе, а также погоды. Волосы на затылке аккуратно собраны в большой пучок; во время праздников его украшали самым изысканным способом.

Специалисты немало спорили о том, как одевались индийские женщины выше талии. В скульптурных изображениях часто можно увидеть женщину с обнаженной грудью, хотя осталось немало свидетельств того, что в то время существовала одежда, напоминавшая легкие кофточки или блузки, похожие на современные топы. Можно предположить, что их носили в северных районах во время прохладного сезона, но не надевали в жару. Требования к умеренности и скромности в одежде, допускавшие минимальную обнаженность различных частей тела, получили распространенение в Средние века, да и то лишь по отношению к представительницам высших сословий. Все признают любовь индийских женщин к драгоценностям. Их носили на голове, украшая прическу и лицо. Пользовались популярностью ушные украшения, которые были тяжелыми и крепились к мочке уха, причем их любили как женщины, так и мужчины. Ожерелья и пояски для талии делали из золота или из нанизанного на нить жемчуга.


Женщина, несущая на боку ребенка


Популярностью (как и сейчас), пользовались браслеты, которые носили на ногах; украшений для носа тогда не было. Люди меньшего достатка носили изделия из латуни, стекла и цветной керамики; представители всех групп и сословий украшали прически цветами. Косметикой пользовались и мужчины и женщины. Наибольшей популярностью пользовались мази и кремы, сделанные на основе сандалового дерева (считалось, что они охлаждают кожу); иногда к ним добавляли красители. Также среди всех групп и сословий были распространены тени для глаз и краска для губ.

Городские магазины были, конечно, богаче деревенских и должны были удовлетворять запросам самых требовательных горожан. Выделялись особые площади и кварталы для торговли определенными видами товаров, которые находились рядом с местом, где проживали ремесленники, их производящие. Эти правила, конечно, не соблюдались буквально, и на прилавках часто можно было встретить самые разные виды товаров для привлечения максимального количества покупателей. На пищевых прилавках лежали горы овощей и фруктов, конфет, сластей и всевозможных изделий из сахара, готовый рис, ломти мяса, соусы и приправы. В ремесленных кварталах золотых дел мастера и ювелиры постоянно были заняты своей тонкой работой и не имели недостатка в клиентах; медники делали оригинальные сосуды для домов богачей; ткачи трудились на своих ткацких станках. На улицах было множество производителей и продавцов гирлянд – это было весьма прибыльным делом, потому что в Индии очень любят цветы. Воздух был буквально напоен ароматом цветов, уложенных в гирлянды, которые носили по всему городу.


Молодой человек, выбирающий гирлянду


В Древней Индии были прекрасно развиты ремесла. Ткачи делали одежду из козьей и овечьей шерсти, хлопка и даже из некоторых видов трав и растений. Они производили ткань для самых разных случаев жизни и погоды. Иногда ее вышивали золотыми нитками, но чаще просто красили. Прачки одновременно предлагали услуги и по покраске. Хотя, как правило, одежда представляла собой большой цельный кусок материи, находилась работа и для портных: шили специальные куртки для охотников и блузки для женщин. Высочайшего уровня мастерства ремесленники достигли в областях, близких к искусству. Это были ювелиры, золотых дел мастера, резчики по дереву и слоновой кости, а также мастера музыкальных инструментов.


Весы


Самым большим спросом пользовалась слоновая кость, из нее не только вырезали скульптуру, но и делали сиденья и ножки кроватей, игральные кости, ручки, ею даже покрывали стены. Ремесленники, работавшие со слоновой костью, умели делать резьбу и инкрустации; и, хотя налог на слоновую кость был очень высок и цена на нее контролировалась государством, отбоя от покупателей не было никогда.

Золотых дел мастера умели золотить изделия и покрывать инкрустацией. Их работа находилась под самым строгим контролем государства; заказ для частного клиента мастер был обязан выполнять в доме этого клиента, чтобы исключить возможность обмана и подделок, поскольку имелись опасения, что золото может быть подменено менее ценным металлом.

Особое место в индийской торговле отводилось изготовителям гирлянд. У каждого был обычно свой цветочный сад, за которым ухаживали крайне тщательно в течение всего года и где выращивалось множество самых разнообразных цветов и растений. Сохранились подробные описания всевозможных способов посадки и ухода за цветочными садами. Рассказано, как тщательно поливали растения, как использовали специальные корзины, в которых переносили цветы таким образом, чтобы не причинить им никакого вреда. Цветы не только вплетали в волосы, их использовали при проведении религиозных церемоний, ими украшали двери храмов и общественные здания во время праздников. Особенно важна была роль цветов во время свадебных церемоний. Гирлянды также делали из раковин, листьев, фруктов и ягод; для некоторых видов существовали специальные названия. Умение сплетать гирлянды относилось к одному из «64 искусств», поэтому изготовители гирлянд пользовались уважением и довольно высоким общественным статусом.

Городские торговцы и ремесленники находились под бдительным оком государственных служащих, постоянно проверялись весы, которыми пользовались торговцы. Налогом облагался каждый прилавок или мастерская, а ремесленник платил за каждое свое орудие труда. Большинство ремесленников и торговцев работали индивидуально, с помощью только членов семьи. Хотя известны случаи крупных предприятий, которыми владели отдельные «промышленники». Наиболее распространенным видом коллективного предприятия являлся своего рода кооператив. Многократно упоминаются трудовые объединения, строившиеся дома и храмы, однако кооперативы существовали и в других сферах хозяйства и действовали на основе хорошо развитого разделения труда между его членами. Одновременно стали возникать и более крупные объединения, куда входили работники предприятий, кооперативов, а также независимые ремесленники. Эти гильдии (sreni) играли очень большую роль в экономической жизни Древней Индии, как позже и в средневековой Европе.

Гильдии возникли в Индии очень давно, а к моменту распространения буддизма уже охватывали практически все виды экономической деятельности. Гильдии устанавливали цены и стандарты качества, а также размеры зарплат для работников кооперативов и крупных производств. Эти параметры имели силу закона и поддерживались монархом и государством. Государство также признавало законодательные права гильдий в отношении своих членов. Так, например, суд внутри гильдии мог запретить тому или иному члену гильдии продолжать заниматься своим ремеслом. Причем полномочия суда распространялись не только на экономическую сферу; эти суды гарантировали права вдов членов гильдии и детей, оставшихся сиротами, выполняя своего рода функции социального и медицинского обеспечения. О том влиянии, которое имели гильдии, говорит тот факт, что, согласно уставу буддийских монастырей, замужняя женщина не могла стать монахиней, не получив на то разрешение как со стороны мужа, так и со стороны гильдии, в которую он входил. Во главе гильдии находился обычно наиболее уважаемый человек, которого называли старейшиной; хотя эта должность переходила по наследству, бывали и выборы. В любом случае, пост старейшины занимал один из самых богатых членов гильдии.

Эти корпоративные профессиональные объединения пользовались очень большим влиянием, даже могли иметь свою собственную печать, флаг, глава гильдии мог носить косичку из хвоста яка – знак благородства и высокого положения в обществе. Подобными привилегиями обычно пользовался лишь монарх и его приближенные. Известны случаи, когда гильдии имели целые собственные армии наемников, очевидно, для охраны караванов и мест торговли; эти вооруженные отряды иногда предоставлялись в аренду монарху в случае ведения войны. Гильдии зачастую обладали большим богатством и могуществом, а их руководители нередко становились советниками правителей. Но главная задача руководителей гильдии состояла в том, чтобы при помощи совета обеспечивать права и успешную работу всех членов гильдии на всей территории страны. В задачи старейшины также входило поддержание нормальных отношений с руководителями других гильдий. Нередко старейшина был одновременно и деревенским главой. В этом нет ничего удивительного, поскольку те или иные профессиональные навыки передавались по наследству, и очень часто семьи, занимавшиеся одним видом деятельности, жили в одной деревне. Для торговых операций жителям таких деревень предоставлялись специальные торговые места в городах и городских окрестностях.

В силу своего богатства гильдии могли играть очень важную роль в обществе и оказывать немалое влияние на государство. В «Артхашастре» упоминаются случаи, когда гильдии становились столь могущественными, что их вооруженные формирования могли представлять угрозу царской армии.


Бактрийские верблюды


Гильдиям иногда оказывалось содействие со стороны государства в приобретении и освоении новых земель, и известны случаи, когда в собственности гильдии находились крупные земельные наделы. Многие гильдии оказывали поддержку при строительстве храмов, выделяли средства на другие религиозные нужды. Некоторые из них довольно активно выполняли функцию заимодавцев, они также принимали сбережения и вклады, выполняя таким образом роль современного банка. Гильдии вкладывали средства в развитие торговли как внутри страны, так и за рубежом.

Выгодность такого бизнеса была очевидна. Торговля на территории Индии всегда развивалась очень активно, даже в периоды анархии и потрясений, и прерывалась крайне редко. От торговых прибылей выигрывали не только сами торговцы и члены гильдии, но и монархи, и государственная казна. Вся территория полуострова Индостан во времена правления Маурьев была буквально изрешечена многочисленными караванными маршрутами. Поскольку налоги и пошлины, получаемые от торговли, составляли важную часть государственного дохода, государство было заинтересовано в том, чтобы поддерживать дороги и караванные пути в надлежащем состоянии, а также обеспечивать паромные переправы через реки. В иные времена дороги содержали в очень хорошем состоянии, они были покрыты гравием и снабжены водосточными канавами, правда, все-таки большинство из них и в этом случае можно было использовать только в сухой сезон. Как пишет Мегасфен, на многих дорогах можно было увидеть мильные камни и указательные столбы. Вдоль пути периодически попадались гостиницы, где можно было поесть и отдохнуть, а также накормить и напоить животных. Каждая такая гостиница имела водоемы и скважины, а также место для купания. За проезд по дорогам взималась государственная пошлина, которая шла на их дальнейшее обустройство.

Однако передвижение по торговым путям было связано с большим риском. На караван могли напасть и дикие звери, и разбойники, и племена. Караван сопровождали вооруженные отряды, нанимаемые руководителем каравана. Глава каравана занимал обычно уважаемое положение в торговом сообществе, поскольку очень многое зависело от того, насколько он хорошо знает местность, по которой пролегает маршрут, в частности, есть ли там водоемы и колодцы и где они находятся – это было особенно важно, когда торговый путь проходил по пустыне. Подготовить караван к длительному путешествию было сложным и довольно затратным делом. Для этого требовалось большое количество повозок и вьючных животных. Помимо товара, надо было загрузить необходимое количество пищи и питьевой воды для людей и животных, запас дров для разведения костров. С наступлением темноты начальник каравана должен был выбрать место для стоянки. Если рядом не было гостиницы, повозки становились в круг, животных размещали в центре. Костры горели всю ночь, так же как и на всю ночь выставлялась охрана. Небольшие реки переходили вброд, более крупные водные преграды переплывали на плотах. В силу ряда причин строительство мостов не было развито в Индии, за исключением тех мостов, которые были переброшены через городские рвы. Пустыню обычно пересекали ночью, когда песок остывал.

Для путешествия по пустыне руководитель каравана нанимал местного проводника, умевшего ориентироваться по звездам.

Передвигались и по рекам. Это тоже было связано с большим риском, поскольку можно было подвергнуться нападению пиратов, или сесть на мель, или налететь на подводные камни. Однако прибыли от торговли были так велики, что на риск охотно шли. Важную статью товарной номенклатуры в торговле на большие расстояния составляли предметы роскоши и товары, пользовавшиеся особо высоким спросом. К ним относились специи, сандаловое дерево, золото, ювелирные украшения, которые шли с юга; тонкие шелка и прозрачные ткани (муслин) из Бенгала; мускус и шафран, а также хвосты яков из северных горных районов. Активно развивалась торговля металлами – железом и медью; торговали сахаром и солью, которую поставляли как из Пенджаба, так и из приморских районов.

На побережье было множество портов – как правило, большие и очень богатые города, которые особо успешно развивались в первые века нашей эры. Процветала торговля с западом, особенно со странами Персидского залива и Римом, и с востоком – Бирмой, Малайей, Индонезией и Китаем. В основном ходили иностранные торговые суда, однако использовались также индийские. Они были меньше, хотя, согласно некоторым литературным источникам, могли перевозить до 700 пассажиров. Однако единственное сохранившееся и подтвержденное свидетельство говорит о судне, способном перевозить двести пассажиров.

Навигационные приемы были весьма примитивны и мало чем отличались от иноземных. Часто для определения пути использовали птиц, как это сделал Ной во время всемирного потопа. Определяли путь по звездам – в то время достаточно распространенный метод. Индийские мореплаватели совершали длительные и сложные путешествия, используя преимущества муссонных ветров, достигая при этом берегов Восточной Африки. Торговцы создавали целые колонии по всей Юго-Восточной Азии. Индийских купцов хорошо знали и в Александрии, и в Риме; вместе с ними здесь очень ценились индийские астрологи, а также невольницы, которых использовали в качестве проституток. Развитие торговли имело большое значение и для расширения географических познаний. В пуранах («рассказах из древней истории»), которые были объединены в сборники скорее всего во времена правления Гуптов, а придуманы гораздо раньше, можно найти много полезной географической информации, наряду с различными описаниями богов и фантастических земель. Составление пуран было, конечно, делом брахманов, а не моряков, однако, когда британский исследователь Дж. Спик в 1860 г. отправился в экспедицию искать исток Нила, он использовал карту Африки, созданную на основе пуран, которая оказалась удивительно точно составленной.

Из Индии на запад вывозили слоновую кость, как с резьбой и инкрустацией, так и необработанную. Большим спросом пользовались драгоценные и полудрагоценные камни, и индийские купцы поставляли этот товар из Индии или из других стран. В больших количествах везли жемчуг и перламутр, панцирь черепахи, тонкие ткани, краски, парфюмерные изделия, благовония и масла и другие многочисленные виды готовых парфюмерных и косметических изделий. Охотно покупали индийских зверей и птиц, причем крупных животных, таких, как слоны, вывозили за рубеж через торговый центр Пальмиру. Но наиболее активно поставлялись на запад специи. Так, перец экспортировался в огромных количествах с побережья Малабара[69] и Кералы[70]. Большая его часть попадала к перекупщикам в Александрию, а затем уже распространялась далее по всему Средиземноморью. Большинство перекупщиков были арабы, которые практически монополизировали торговлю имбирем, использовавшимся на Западе в медицинских целях, а также камфарой, корицей и кардамоном. Из корицы и камфары делали масло, его обычно производили в Сирии из индийского сырья.


Два мецената; вероятно, купец и его жена


Индийские купцы и сами выступали в качестве посредников, когда товары поставляли из Юго-Восточной Азии и Китая, хотя некоторые товары шли из Китая на Запад напрямую по Великому шелковому пути, проходившему вдоль части индийской территории. Несмотря на активное развитие экспорта и реэкспорта, количество ввозимых в Индию товаров оставалось незначительным, и сальдо торгового баланса было для Индии явно положительным. Ввозились в основном товары, относившиеся к предметам роскоши: керамика высокого качества, изделия из стекла и металла, дорогие сорта вин, невольницы, а также лошади для монархов и их армий. В силу большего спроса на товары, вывозимые из Индии, покупателям за рубежом приходилось платить за них золотом. Наблюдался настоящий поток золотых слитков и монет из Рима, и это стало одной из причин возникновения финансовых проблем в Римской империи со времен Нерона. В то же время полученное из Рима золото использовалось для финансирования строительства памятников искусств в Индии; многие дарители и меценаты (донаторы), оказывавшие в Индии поддержку различным видам искусства, заработали деньги на торговле с Западом.

Главные порты в принципе напоминали города внутри страны. Основная разница состояла в национальном многообразии населения и большом количестве иностранцев. На юге существовали целые колонии выходцев из Рима, и, согласно одному источнику, храм, построенный в Мушири в Керале, был посвящен императору Августу. В тамильской литературе приводятся примеры, когда царь использовал иностранных телохранителей, в основном выходцев из Рима. Большое количество римских монет, обнаруженных повсеместно в Южной Индии, говорит о том, что они, возможно, были официальной валютой в тех местах.

Архитектура приморских городов была почти такой же, как внутри страны, разве что дома зажиточных горожан в портах отличались большим размахом и роскошью. В гаванях и портовой зоне шла интенсивная работа. Практически во всех портах были маяки, а в районе верфи были построены специальные склады для хранения товаров. Вся коммерческая деятельность, включая доставку товаров в порты через территорию Индии по караванному маршруту, а также производство этих товаров и доставку конечному покупателю, были очень четко организованы с финансовой точки зрения. Хотя не существует данных о том, что в то время использовали такие кредитные инструменты, как векселя и тратты[71], маловероятно, что вся торговля велась за наличный расчет. Использовались скорее заемные средства, чем инвестиции. Судя по тому, что люди были готовы платить огромные процентные ставки, составлявшие 10 % в месяц в случае, когда речь шла о сухопутных торговых перевозках, и 20 %, когда речь шла о морских, можно представить себе, какие поистине заоблачные прибыли получали те, кто этой торговлей занимался. Ведь в противном случае не будешь платить 120 или 240 % годовых!

В целях организации торговли и ее финансирования часто создавались временные объединения ремесленников и торговцев. Объединения купцов не выступали в качестве коллективного лица, ведущего торговлю, но оказывали всяческое содействие всем членам, входившим в это объединение. Они занимались организацией торговых караванов и отправляли наемные вооруженные отряды для защиты повозок с грузом, принадлежавших отдельным торговцам. В портах этим ассоциациям принадлежали торговые площади, предоставлявшиеся их членам для хранения товаров. Местные отделения ассоциации оказывали поддержку тем торговцам, которые были незнакомы с данной местностью.

На торговле, безусловно, наживались огромные состояния; в буддийской и джайнийской литературе часто упоминаются торговцы-миллионеры. Богатые купцы играли очень большую роль в городской жизни. Во главе этого сословия стояли знатные люди (кшатрии). Они пользовались привилегиями и вели роскошный образ жизни, пытаясь ни в чем не уступать монарху и его окружению. Существование целого сословия богачей, имевших достаточно времени для отдыха и наслаждений, содействовало тому, что развивалось множество самых изысканных видов искусств и развлечений.

Одним из источников, рассказывающим о жизни представителей этого сословия, является знаменитый трактат «Камасутра», который, как считают, был составлен мудрецом Ватсаяной. Специалисты расходятся в оценках того, когда именно была написана «Камасутра»: разброс сроков от II в. до н. э. до времени правления Гуптов. В этой работе подробно описана эротическая техника и даются различные советы партнерам. Может показаться, что многое из того, что там описано, имеет малую практическую ценность. Однако главное значение «Камасутры» состоит в том, что она является важным источником, в котором описана повседневная жизнь зажиточного и знатного горожанина (нагарика).


Спальня в доме представителя высшего сословия


Вот он просыпается в своей изысканно обставленной спальне. Постель накрыта тонким белым покрывалом, в ногах и в головах – подушки, полог над кроватью богато украшен. В спальне также имеется диван рядом со столиком, на котором разложены косметика и благовония, цветы для прически и нашейных гирлянд, тени для глаз, а также коробки с бетелем[72]. Встав, нагарика чистит зубы специальным корнеплодом, натирается благовониями, подводит глаза, красит губы, жует кусок спрессованного бетеля, чтобы очистить дыхание. Рядом стоит плевательница, куда сплевывается сжеванный бетель. В комнате большой сундук с одеждой и драгоценностями, скамья, шахматный набор, стол для рисования, несколько книг из пальмовых листьев. Лежат подушки, на стене висит лютня (вина). Таков примерный облик спальни знатного, зажиточного и стильного горожанина. Рядом с его домом обычно построена вольера для птиц и, конечно, сад с качелями и уединенными местами в тени деревьев, где принимали и развлекали гостей.

После вышеописанного предварительного туалета нагарика купался либо дома, либо в специально огороженной для этого части реки. Раз в два дня он натирал свое тело маслами и благовониями, и ему делали массаж. После массажа он занимался физическими упражнениями для укрепления мускулатуры, затем принимал водные процедуры и мылся с мылом. После водных процедур наступала очередь прически.

На этом, однако, его утренний туалет не заканчивался. После купания нагарика натирал свое тело благовониями, наносил красную точку на лоб, а также украшал руки узорами. Он вновь подводил глаза, подкрашивал губы. Раз в четыре дня он брил лицо, раз в пять или десять дней другие части тела. Наконец, надев свежевыстиранную благоухающую одежду, украсив себя драгоценностями и цветами, он был готов к выходу из дома для того, чтобы заниматься ежедневными делами. Перед выходом он еще раз очищал свое дыхание с помощью сладкой смеси, в которую на этот раз были добавлены манго, камфара, пряная гвоздика и мед. На шею надевал цветочную гирлянду, на голову тюрбан. Захватив зонт от солнца, он отправлялся по своим делам.

Деловые вопросы обычно не отнимали у него много времени. Перед обедом он имел возможность сыграть партию-другую в азартные игры. Как правило, играли в кости. Если их делали из дерева или слоновой кости, они были продолговатые и имели четыре игровых стороны. Когда же они были сделаны из ядра фрукта вибхишака, играющих поверхностей было пять. Игра в кости была популярна среди представителей всех сословий, хотя и осуждалась брахманами. «Артхашастра» советует государству держать под самым строгим контролем азартные игры и места, где их устраивают. Также была распространена настольная игра на 64 клетках. Набор фигур включал короля и три основные фигуры: слона, колесницу, коня или корабль, – представляющие собой различные виды вооруженных сил, а также четыре пеших воина. Первоначально в игре участвовали четыре человека; очередность хода определялась жребием. Поскольку эта настольная игра изображала сражение с участием нескольких армий, она называлась чатуранга, или шатранж, что означало «четыре армейских корпуса». Распространившись в Персии и арабских странах, она затем попала в Европу, где позднее превратилась в современные шахматы.


Игра в кости


После обеда зажиточный горожанин любил вздремнуть, особенно если на улице стояла сильная жара. Он также мог посвятить время своим говорящим птицам, разучивая с ними новые слова; посмотреть на бой перепелов, петухов или даже баранов. После ужина наступало время для общения с гостями. Оно включало в себя светскую беседу, потому что горожанин того типа, о котором мы говорим, был поклонником, ценителем и меценатом различных искусств, а некоторыми занимался сам. Беседовали на фоне музыки, вкушая опьяняющие напитки. Когда гости собирались уходить, им дарили цветы и предлагали жевательный бетель. Проводив гостей, горожанин приятно проводил время со своей постоянной любовницей, потом они шли на террасу или на крышу дома, ели сладости, фрукты и пили вино. После этого его подруга уходила в свою комнату, а он сам начинал подготовку ко сну, умащал кожу благовониями и украшал волосы цветами.



Четыре вида поцелуя


У людей чувствительных и чувственных – а нагарика относился именно к таким – любовная игра занимала обычно много времени. В «Камасутре» содержится множество советов как для мужчин, так и для женщин, как для жен, так и для любовниц. Главное, чтобы оба партнера получили максимальное удовольствие. «Камасутра» советовала быть нежными в любовной игре, однако в светской поэзии немало эпизодов, когда партнеры хвастаются следами страсти, демонстрируя царапины и укусы. Интересно наблюдать, как «Камасутра» словно раскладывает сладострастие индийцев по полочкам: например, описывается шестнадцать типов поцелуя. «Камасутра» всячески подчеркивает, что любовная игра – это, в первую очередь, искусство, а не животная страсть. В этом произведении молодым женщинам дается совет усилить свою привлекательность, совмещая сдержанность и скромность со страстной чувственностью и даже агрессией; нежные слова, волнующие взгляды и объятия с не менее страстными и эмоциональными ссорами, чтобы последующее примирение было сладостнее и приятнее.

«Камасутра» была рассчитана на широкий круг читателей. Однако эту книгу использовали профессионалы, по крайней мере со стороны женщин. Зажиточный и стильный горожанин пользовался услугами куртизанок, а не обычных проституток. Он хотел получить не только плотское удовольствие, но также насладиться беседой и искусствами. Куртизанка была достаточно широко образованна и подготовлена. Помимо секретов своей профессии, она владела «64 видами искусств», которые считались основными и необходимыми в обществе. В этот список входили как известные традиционные виды, например, танцы, исполнение музыкальных произведений, пение, умение готовить и вышивать; так и довольно необычные и экзотические, например, чародейство, искусство заклинаний и умение демонстрировать фокусы; составление, загадывание и разгадывание загадок и различных шарад, фехтование и стрельба из лука, резьба по дереву и архитектура, логика, химия и минералогия, знание арабских букв и цифр, а также дрессировка говорящих и бойцовых птиц.

Конечно, маловероятно, что в реальной жизни куртизанки все это умели делать, как требовалось и как это описано в сохранившихся литературных источниках. Однако многие из них, скорее всего, были женщинами весьма высокой культуры. О таких сохранилось множество упоминаний в литературных источниках. Одна из них, по имени Амбапали, была настолько знаменита, что Будда предпочел пообедать в ее компании, нежели с руководящими лицами города Вайшави, где она жила. Амбапали считается автором одной из красивейших поэм, написанных на пали; скорее всего, она написала это произведение после того как стала буддийской монахиней. Куртизанок тщательно готовили профессиональные преподаватели или хозяева заведений, где они работали; куртизанка обычно находилась на содержании очень богатого человека. Ее дом был изысканно украшен и элегантно обставлен, за ним ухаживали многочисленные слуги, в нем могла даже находиться картинная галерея, что свидетельствовало не только о богатстве, но и о высоком положении в обществе. Куртизанки жили, не стесняя себя в средствах, прекрасно и дорого одевались, имели много драгоценностей. В конюшнях их домов стояли элегантные экипажи для выезда и паланкины.

Для того чтобы занять высокое положение в обществе при помощи своей профессии, куртизанке требовалось содействие очень многих людей. Конечно, это были стражи порядка и высокие чины городского правления, а также поставщики парфюмерии и косметики, одежды и гирлянд, а еще банкиры и заимодавцы. В индийской литературе нередко описывается, как к куртизанкам проявляли интерес представители криминального и полукриминального мира. И хотя куртизанки стремились иметь как можно больше связей и партнеров, каждому из них они старались подчеркнуть, что он единственный и самый любимый. Любопытно, что большинство из сохранившихся литературных источников, где говорится о куртизанках, написаны авторами, выступавшими за строгое соблюдение моральных норм. Брахманы были настроены против проституции в целом, что отражалось в составленных ими книгах с изложением и толкованием законов[73].


Женщина с попугаем и клеткой


Однако светские власти отличались более реалистичными взглядами. «Артхашастра» призывала к строжайшему контролю за всеми проститутками, начиная от куртизанок и до самого дна. Специальные проверяющие должны были постоянно посещать публичные дома, а каждая проститутка обязана была ежемесяно платить налог в размере двухдневного заработка, который шел в царскую казну. Проститутки всех уровней часто становились агентами секретной службы; как отмечается в «Артхашастре», публичные дома были прекрасным местом для сбора информации. Куртизанки и проститутки высшего класса, казалось бы, должны были находиться под более строгим давлением секретных служб, по сравнению со своими коллегами, однако обычно они имели могущественных покровителей. В царском дворце было немало проституток, работавших в качестве прислуги; некоторые из них предоставлялись во временное пользование царедворцам или знатным гостям. Часто они находились в царском военном лагере во время войн.


Куртизанки


В Древней Индии проституция считалась необходимым элементом общества. Поэтому те, кто готовил и обучал проституток, пользовались открытой поддержкой со стороны государства. Желающие могли посетить проститутку либо в публичном доме, либо у нее на дому. Их часто приглашали в качестве танцовщиц и музыкантш на светские мероприятия. Некоторые проститутки жили с матерями, которые помогали им вести бизнес. В специальных кварталах города, выделенных для них, они демонстрировали и предлагали себя клиентам, обычно бывали густо накрашены и стояли либо на балконах, либо у дверей домов. Дела особенно хорошо шли во время праздников, когда самые различные запреты либо снимались, либо ослаблялись. Об оплате договаривались заранее, половина шла самой проститутке, половина в специальный фонд, который расходовался на покупку ей одежды, косметики и цветочных гирлянд.

Но вернемся к нашему стильному горожанину. Знаком хороших манер и воспитания считалось умение играть на вине (лютне). Во времена правления Гуптов на монетах даже монархи изображались с этим инструментом в руках. Умение рисовать также высоко ценилось; равно как и разукрашивать глиняные и деревянные изделия. Большим достоинством считалось стихотворчество; устраивали даже литературные вечера, на которых присутствовал сам монарх; здесь проводили своего рода поэтические состязания, на которых он был судьей.

Такую жизнь вела знать и богатые купцы. Это был круг зажиточных людей, которые имели много свободного времени и тратили его в свое удовольствие; постепенно это сословие становилось все более паразитическим. Однако в городе оставалось множество людей, которые жили совершенно другой жизнью. Человек традиционных взглядов и верований придерживался заповедей предков и умышленно сторонился всего, что он считал беспутным и безнравственным, сколько бы этим ни занимались другие. День хозяина дома, придерживавшегося традиционных взглядов, начинался на рассвете с молитвы. Затем, будучи одет только в набедренную повязку, он подходил к водоему в саду и читал молитву, посвященную воде. Вылив на голову несколько пригоршней воды, он обращал приветственную молитву к солнцу, которое восходило на горизонте. После этого он мазал маслом хохолок на голове, произносил несколько священных фраз, три раза полоскал рот водой, тер руки, имитируя их мытье, а потом прикасался к различным частям тела; затем он еще раз полоскал рот, проводил сеанс медитации, делал дыхательные упражнения, пропуская воздух через нос, причем сначала через одну, а затем через другую ноздрю. Произнеся про себя несколько священных фраз, человек становился на одну ногу, наступив на нее другой. Повернувшись лицом к солнцу, он произносил еще несколько священных фраз, а затем совершал обряд подношения, состоявшего из семян кунжута, цветов, ячменя, сандалового дерева и воды. После этого хозяин дома умывался, надевал свежую одежду и наносил на тело небольшое количество ароматизированного масла и благовоний.

В то же время его жена была также занята своим туалетом, что представляло собой определенный ритуал, который необходимо было выполнить, чтобы предстать в наиболее привлекательном виде перед мужем; стоимость того, чем она пользовалась при проведении этого ритуала, зависела от уровня благосостояния семьи. Закончив туалет, она шла в сопровождении детей к своему мужу и почтительно приветствовала его, опустившись на колено, чтобы коснуться его ног. Независимо от общественного положения семьи и количества слуг, пищу для мужа должна была готовить жена. Перед дневной трапезой муж делал первый обряд приношения над домашним очагом. Согласно ритуалу, в очаг бросали часть того блюда, которое потом подавали к столу. Он произносил молитвы, обращенные к предкам, а также к Земле и огню. Часть пищи разбрасывали рядом с домом для животных, птиц и насекомых. Только после этого хозяин дома мог приступить к трапезе.

Она проходила тоже в соответствии с четко установленным порядком. Хозяин дома ел один, жена ему прислуживала. Сначала он ополаскивал руки водой. Затем начинал есть, беря пищу правой рукой. Еда в обильном количестве была приготовлена женой и положена на лист банановой пальмы. После окончания трапезы он опять ополаскивал рот, не проглатывая ни капли воды при этом. Только после этого имели право приступить к трапезе жена и дети. Подобная же процедура, включая подношение у домашнего очага, проводилась вечером.

Если в доме присутствовали гости, то этикет в этом случае был особенным и соблюдался очень тщательно. Проявление гостеприимства входило в одну из «пяти великих жертв». И хотя радушие по отношению к гостю было строго предписано, все равно эта традиция прижилась у индийцев и была им близка, поскольку как раньше, так и теперь они очень общительные и гостеприимные люди.

Прием гостей представлял собой довольно сложный процесс. Заранее готовилось место, где гость будет сидеть, и специальный напиток из меда, смешанного с очищенным маслом или кислым молоком. Этот напиток употреблялся и во время ряда семейных праздников. У ворот дома гостя встречал хозяин. Было четко прописано, какими жестами следует пользоваться, в зависимости от общественного положения гостя и степени его родства с хозяином. Если приезжали более старшие или пожилые люди, в частности мать или отец хозяина, он преклонял колено, чтобы дотронуться до их ног. Другим было достаточно приветливо кивнуть, но это было искренним свидетельством того, что хозяин подчеркивал превосходство гостя. После приветствия, на которое гость отвечал благодарностью, его проводили в комнату для приема гостей, где подносили сосуд с водой, чтобы он мог омыть ноги от уличной пыли. Затем ему подавали медовый напиток, который он принимал обеими руками. Сначала гость ставил сосуд с напитком рядом с собой, через некоторое время размешивал содержимое большим и указательным пальцами правой руки, после чего выпивал напиток, а вслед за этим пригоршню воды. Теперь можно было подавать блюда.

Кулинария в Индии всегда почиталась одним из важнейших искусств. К сожалению, не сохранилось никаких кулинарных пособий тех времен; о приготовлении пищи в Древней Индии мы можем судить только по литературным источникам. Главным продуктом индийской кухни тогда, так же как и сейчас, был рис. Из длиннозерного риса делали кашицу, после чего добавляли к ней ароматизированный овощной бульон; среднезерный рис варили и подавали как гарнир к основным блюдам; рисовая мука делалась из самого мелкого риса. Каждое утро рис очищали от шелухи, а затем просеивали сквозь корзину или сито. Отварной рис подавали обычно с соусом кари и специями – мускатным орехом, корицей и кардамоном, – аккуратно выложенными на плоском камне. Из рисовой муки, размешав ее с жидкостью, делали плоские лепешки. Блюда часто готовили из чечевицы, бобов и гороха, а также большого количества овощей. Ассортимент продуктов в состоятельных семьях был в основном такой же, как у всех. Различие состояло в объеме специй, в масле, на котором жарили пищу, и, конечно, в количестве самой еды.


Слуги, просеивающие рис и размалывающие специи


Хотя китайский путешественник Фа Сянь и отмечал, что в V в. представители высших сословий Древней Индии не ели мяса, это, скорее всего, преувеличение. Действительно, люди, которые строго придерживались традиционных и подчас ортодоксальных взглядов, обычно бывали вегетарианцами, но о большинстве индийцев этого сказать было нельзя. В «Артхашастре» можно найти рекомендации о том, как организовывать работу скотобойни; «Камасутра», правда, называет воздержание от мяса достоинством, но лишь вскользь. Среди других запретов, предусмотренных священными текстами, следует отметить запрет на лук и чеснок. Его можно понять с точки зрения простого общения между людьми, однако на практике он соблюдался лишь самыми набожными.

В целом употреблять в пищу можно было практически любые виды мяса, рыбы и птиц. Съедобными считались козы, черепахи, олени, попугаи, павлины, дикобразы и аллигаторы. Есть сообщения о том, что ели варанов; их мясо в засоленном виде, в соусе поставлялось на Запад. В пищу обычно не употребляли мясо быков, коров, слонов, лошадей, свиней, собак, лис, львов и лягушек.

Блюда готовили самыми разными способами. При варке добавляли для аромата горькие травы, тамаринд или лимонный сок. Мясо обычно жарили на вертеле над древесным углем, либо целиковой тушей, либо – чаще – в разделанном виде. Иногда его приправляли черной горчицей и другими травами и готовили в печи. К нему также подавали фрукты. Когда жарили птиц, их обычно заворачивали в листья горьких растений и подавали с соусом из мякоти свежего манго и с очищенным маслом.

В царском дворце и богатых домах вслед за основными блюдами подавали большое количество десертов: массу сливочных сырков, ароматизированный творог, шарики из риса и пшеницы в сахарной глазури с приправами и, конечно, фрукты. Все блюда были исключительно свежими, меню варьировалось в зависимости от сезона и времени года. Во время трапезы предлагали особые жевательные средства для того, чтобы вызвать аппетит и жажду. Пили воду, молоко и сыворотку; также подавали большое количество бродящих спиртных напитков. Очень богатые люди пили заморские вина, другие – пунш, рисовое пиво, ароматизированные вина с ароматом и вкусом цветов и множество других напитков, рецепты приготовления которых упоминаются в «Артхашастре», хотя они не всегда понятны современному читателю.

Окончив трапезу, обычно жевали бетель, который содействовал пищеварению и одновременно освежал дыхание. Есть сведения о том, что к началу I в. было достаточно распространено курение, особенно в северозападных районах Индии, куда эту привычку завезли кушаны. Конечно, курили не табак, который появился в Индии лишь в XVI в. благодаря португальцам. В книгах по медицине сохранилось множество рецептов по производству сигар, которые делали из ароматизированных трав и кусочков дерева, добавляя туда смолу и быстро сгорающие кусочки индийской смоковницы. Тщательно подготовленную смесь засовывали в «чехол» из тростника, толщиной с большой палец и длиной до 15 см. Когда смесь высыхала, тростник убирали, добавляли сверху очищенное масло для аромата, и сигара была готова к употреблению.

В медицинской книге I–II вв. содержится предупреждение об опасности слишком интенсивного курения, правда, там же рекомендуется курить после купания, после еды, после того, как почистил зубы и т. д. Курить не рекомендовалось беременным женщинам, а также после спиртных напитков, молока, меда, риса и творога. Таким образом, курильщик, следуя этим предписаниям, должен был существенно ограничивать себя в еде и питье. В более поздней работе, относящейся примерно к IV в., рассказывалось, как надо правильно курить. Курильщик, пишет автор этой работы, должен сидеть прямо, но удобно. За один раз он не должен делать более трех затяжек, причем дым выпускать только через нос.

В городах было гораздо больше праздников, чем в деревнях, где напряженный рабочий ритм оставлял меньше времени для досуга. В городе же праздники всегда сопровождались театральными представлениями и танцами, которые устраивали либо во дворах домов, либо в специальных помещениях, находившихся в комплексе храмовых построек. Эти развлечения пользовались большой популярностью, хотя не все могли в них участвовать. Согласно одному источнику, «неграмотным» запрещалось посещать спектакли. На представления не допускали иностранцев, что, скорее всего, объяснялось религиозными соображениями.

Во время праздников было много других увеселительных мероприятий. Специалисты по всевозможным развлечениям путешествовали по стране, демонстрируя свое мастерство, иногда проделывая долгий путь, чтобы специально попасть в то место, где проходили важные праздники, поскольку для них это означало большой доход. Среди странствующих артистов встречались музыканты, сказители и певцы. Также бывали профессиональные борцы и боксеры, соревнования между которыми богатые люди подчас организовывали при большом скоплении народа; эти мероприятия любили и монархи. Если монарх выражал желание посетить соревнование, его проводили на территории царского дворца. Для спортсменов огораживали специальную площадь, а вокруг размещались ряды сидений и скамеек. Все было украшено цветными флагами. Состязания борцов были весьма изысканны и разнообразны. Атлеты хватали друг друга за пояс и стремились или разорвать захват, или бросить соперника на пол. Существовало 62 разрешенных захвата и приема, не говоря уже о тех, которые относились к категории запрещенных.


Два борца


Большой популярностью пользовались команды акробатов, которые выступали со своим собственным оркестром. Музыканты привлекали внимание публики, а во время робаты мгновенно выстраивали пирамиду. Другие плясали на канате или ловко балансировали на вершине шеста. Обожала публика танцоров с дротиками. Тучи острых дротиков взлетали в воздух, при этом жонглер степенно и даже грациозно двигался под звуки барабанов и флейт. И глотатели сабель, и артисты с дрессированными животными, и заклинатели змей с кобрами в ротанговых или бамбуковых корзинах привлекали внимание веселящейся толпы. Танцоры-комики вызывали взрыв хохота одним взглядом или движением ноги. Другие артисты демонстрировали картины, изображенные на свернутых и накрученных на палку полотнах. Они рассказывали о великих героях и богах, а картины с иллюстрациями постепенно разворачивались.


Акробаты, выстраивающие пирамиду


В мире, где сверхъестественное переплеталось с повседневностью, особую прелесть в глазах людей приобретали фокусники, кудесники и чародеи, которые творили настоящие чудеса наяву. Конечно, степень популярности фокусов зависела от мастерства артиста и его помощников. Осталось много свидетельств о ловких и талантливых трюках. Например, о хорошо известном фокусе с канатом. Сначала на глазах у зрителей из семени вырастало дерево. К одной из веток привязывался канат, по которому взбирался помощник артиста и прятался в листве. Потом оттуда начинали падать части его тела, и вскоре он весь в расчлененном виде лежал на земле. Фокусник складывал эти части вместе, вспрыскивал водой, и человек «оживал».

Подвижные игры в Древней Индии не слишком любили; лишь дети и молодые девушки играли в мяч. Когда-то в глубокой древности устраивали состязания колесниц, но их популярность значительно упала к I в. Имеются сведения о том, что во времена правления Маурьев проводились бои гладиаторов и сражения между животными, особенно крупными – быками и слонами.

В раннетамильской поэзии есть описание поединка с быком, возможно связанного с ритуалом в честь плодородия. Быка нельзя было убивать, с ним можно было только бороться, что оборачивалось смертельным риском, поскольку рога быка не подпиливали. Сохранились жуткие и красочные описания быка с кровавыми клочьями человеческих тел, свисающими с рогов.

Состязания по стрельбе из лука были любимым видом спорта военного сословия; иногда победитель получал в жены княжну. Такой случай описан в «Рамаяне»: главный герой Рама получил в результате победы в состязаниях в жены Ситу. Однако обычно победителей подобных соревнований награждали самыми обыкновенными призами.

Такова была городская жизнь. Для знатных и богатых наполненная праздным времяпрепровождением и многочисленными удовольствиями, интеллектуальными и чувственными, причем это сопровождалось сложным церемониалом, а предписания и рекомендации регулировали всю светскую жизнь, включая наслаждения. Обычные люди довольствовались работой и молитвой; размеренное существование прерывалось и скрашивалось периодами бурных, даже буйных, праздников, когда снимались всякие ограничения и запреты. Только для особо набожных и благочестивых людей ничего не менялось: каждый день они строго придерживались всех существующих предписаний: и в работе, и в молитве, и в семейной жизни.

Просмотров: 2423