М.А. Дандамаев

Политическая история Ахеменидской державы

Восстание в Египте и Вавилонии

 

Дарий не оставлял мысли о новом походе против Греции. После Марафонской битвы он убедился, что с помощью немногочисленной армии покорить греков не удастся. Подготовка похода требовала времени, и Дарий стал рассылать гонцов в разные области своей державы с приказанием снаряжать войска и корабли и собирать продовольствие. Три года шла подготовка к войне, но на четвертый (486 г.) в Египте вспыхнуло восстание против персидского господства. Причиной восстания послужили тяжелый налоговый гнет и угон тысяч ремесленников в Иран для сооружения царских дворцов в Сузах и Персеполе. Однако вряд ли вопреки распространенному мнению поводом к восстанию послужила битва при Марафоне.

Живую картину начала мятежа дает письмо египетского чиновника Хнумемахета сатрапу Ферендату, отправленное из города Элефантины 5 октября 486 г. В письме сообщается, что египетский чиновник Осорвер велел Хнумемахету взять с собой Артабана, персидского командира иудейского гарнизона на острове Элефантине, и отправиться в Эфиопию, чтобы доставить оттуда на корабле зерно. Привезенное зерно по распоряжению Артабана было выгружено на берег, между тем мятежники так обнаглели, что показываются даже средь белого дня, а ночью могут напасть и унести зерно. Поэтому отправитель письма просит сатрапа страны приказать Артабану установить стражу на корабле и выгружать на берег лишь столько зерна, сколько можно доставить на лодке в город Сиен (ныне Асван) на Элефантине [см. Spiegelberg, с. 604 и сл.]. Следовательно, к началу октября волнения перекинулись и на Элефантину, расположенную на юге страны. К концу того же месяца они вылились в открытое восстание.

В ноябре 486 г. Дарий, которому исполнилось 64 года100, умер, процарствовав 36 лет и не успев восстановить в Египте свою власть. Еще до своей смерти он распорядился соорудить себе гробницу в 5 км к северо-западу от Персеполя, в скалах местности, носящей теперь название Накш-и Рустам, т. е. «Изображение Рустама» (средневековое предание приписывало памятник на скале этому легендарному герою). В эламских персепольских текстах крепостной стены упоминается местность Нупишти (из др.-перс, нипишти — «расписанное»), которую И. Гершевич и В. Хинц независимо друг от друга отождествили с Накш-и Рустамом как его более древнее название. Оба исследователя, в частности, исходят из упоминания у автора XII в. н. э. ал-Балхи горы Кух-и Нибишт («Гора письмен») близ города Истахр, который был расположен у древнего Персеполя. Судя по персепольским текстам, близ Нупишти находились и царские имения-парадисы. По-видимому, название Нупишти (в эламской транскрипции) было дано этому месту из-за высеченных на скале надписей Дария I (если не из-за еще более раннего эламского рельефа). Самое раннее упоминание Нупишти в документах относится к 497 г. Работы по сооружению гробницы на скале продолжались много лет, в 490 г. туда была направлена дополнительная партия каменотесов [см. РТТ, 9; 172, с. 177—179; 220, с. 425 и сл.].

За много веков до Дария какой-то эламский царь велел высечь на утесе в Накш-и Рустаме рельеф со своим изображением. Под этим утесом, на высоте около 20 м, сооружена гробница Дария, которая в стиле древних иранских традиций выдолблена в скале. В усыпальнице, в которую ведет дверь, в громадных нишах расположены три массивных саркофага, в одном из которых покоилось тело Дария, а в двух других — тела членов его семьи. Вход в гробницу образует портик с четырьмя колоннами. Над портиком возвышаются скульптурные изображения. Дарий в окружении своих придворных восседает на троне, который держат представители тридцати народов державы, запечатленные с детальной передачей характерных для них антропологических и этнографических особенностей. Изображения сопровождаются надписями ярлыками, указывающими на этническую принадлежность всех тридцати представителей. Дарий в левой руке держит лук, правая рука поднята к Ахурамазде, который парит над всем памятником. Справа стоит алтарь со священным огнем.

Слева от Дария изображены три его главных телохранителя. Один из них, согласно надписи, — «Гаубарува, патейсхореец, копьеносец царя Дария». Он держит длинное копье, которое, по-видимому, воспроизводит принадлежавшее самому царю. Кроме того, он вооружен еще луком и колчаном. Второй телохранитель — Аспатин, снаряжен боевым топором и колчаном. Его изображение сопровождается надписью: «Аспатин, колчаноносец царя Дария...» (Аспатин представлен также на рельефах у Тронного зала и сокровищницы в Персеполе, но там нет каких-либо надписей). Третий сановник держит в руках посох Дария [см. 355, т. 1,с. 133 и сл., 165 и сл., т. III; 219, с. 53 и сл.; 111, с. 388 и сл.]. По сообщению Ктесия (фр. 15), Гистасп, отец Дария, умер в возрасте 70 лет, упав при посещении погребального памятника своего сына, когда там еще шли строительные работы. Исходя из этого, В. Хинц полагает, что гробница Дария была завершена около 510 г., когда Гистасп умер [220, с. 425 и сл.]. Но, как мы выше видели, в 490 г. там еще не были закончены каменотесные работы. Рядом с усыпальницей Дария сохранились еще три гробницы ахеменидских царей, но при них нет надписей. По всей вероятности, это гробницы Ксеркса, Артаксеркса I и Дария II. Об этих могилах упоминает в своем труде Диодор (VI, 17, 71).

Еще до смерти Дария происходили продолжительные споры и гаремные распри относительно того, кто будет его преемником на престоле. У Дария до воцарения было три сына от дочери Гобрия, старшего из которых звали Артобазаном, а после восшествия на престол у него родились четыре сына от Атоссы, дочери Кира II. В стране не существовало строгого порядка престолонаследия, и Дарий в конце концов остановил свой выбор на Ксерксе101, старшем сыне от Атоссы, основываясь на том, что тот родился, когда его отец уже бькп царем, и, кроме того, приходился внуком Киру II. Таково вполне достоверное сообщение Геродота. Плутарх (Мог. 488d) пишет, что старшего сына Дария звали Ариамен и он уступил престол Ксерксу, поскольку персидские законы требовали передачи трона старшему из царских сыновей, родившемуся после вступления отца на престол. Этот поступок Ариамена Плутарх называет образцом «ничем не запятнанной братской любви». Согласно Геродоту, споры относительно назначения преем ника Дария происходили за год до смерти последнего, а по Плутарху — лишь после его кончины.

Ф. В. Кёниг и вслед за ним и некоторые другие ученые высказывали мнение, что Дарий отрекся от престола, когда ему исполнилось 52 года, и в течение 11 лет после этого до своей смерти был частным лицом, а на троне сидел Ксеркс. Сравнительно недавно в пользу такого предположения выступил и В. Нагель, который полагает, что в возрасте 52 лет персидские цари уходили с престола. При этом Нагель оговаривается, что, если наследнику престола еще не исполнилось 26 лет, царь мог править, будучи и старше 52 лет. Э. Херцфельд, Ф. X. Вейссбах и Ю. Юнге, ссылаясь на надпись, найденную в фундаменте здания одного из дворцов Персеполя (XPh), полагали, что Ксеркс был соправителем Дария [256, с. 95; 210, с. 38; 299, с. 356 и сл.; 206, с. 4—7; 207, с. 117—125; 404, с. 318—321 ; 238, с. 24, примеч. 4; ср. критику этих взглядов у X. X. Шедера: 349, с. 503 и сл.]. Но такое мнение находится в противоречии с данными источников. В упомянутой надписи Ксеркс заявляет: «Когда мой отец, Дарий ушел с трона, я милостью Ахурамазды стал царем». Выражение «ушел с трона» некоторые исследователи понимают так, что Дарий удалился от государственных дел, передав власть Ксерксу. Однако в аккадском варианте той же надписи сказано, что Дарий «отправился к своей судьбе», т. е. умер, и после этого Ксеркс стал царем. Согласно Геродоту (VII, 3), как уже говорилось, Дарий назначил Ксеркса своим преемником за год до своей смерти. Но из этого вовсе не следует, что Ксеркс был соправителем Дария.

В той же надписи Ксеркс заявляет: «Мой отец — Дарий. Отцом Дария был Виштаспа, отцом Виштаспы был Аршама. Виштаспа и Аршама — они оба были живы, но у Ахурамазды было такое желание, что он сделал Дария... царем на этой земле... У Дария (и) другие сыновья были, но у Ахурамазды было такое желание, что Дарий сделал меня величайшим после себя». Здесь, очевидно, отразились отголоски борьбы за престол, с которой пришлось столкнуться Ксерксу.

На некоторых рельефах из Персеполя Ксеркс изображен в полный рост как наследник престола, стоящим за спинойt Дария, который сидит на троне. Эти рельефы обычно не сопровождаются надписями, но один скульптурный портрет, изображающий Ксеркса в парадной одежде у входа во дворец, рядом с Дарием, имеет надпись: «Ксеркс, сын царя Дария, Ахеменид».

При вступлении на престол в декабре 486 г. Ксерксу было около 36 лет. Перед ним стояло много трудных задач, и о завещанном Дарием походе против греков пока нечего было и думать. Ксерксу, вероятно, понадобилось некоторое время, чтобы укрепить свою власть и произвести обычные при смене правления перемещения в высшем государственном аппарате. Впрочем, он начал с того, что заявил о своей верности морально-этическим принципам, которые ранее были провозглашены Дарием в Накширустамской надписи «б», и велел от своего имени составить аналогичный текст. Он найден около Персеполя и, по существу, является лишь копией надписи Дария [см. 219, с. 45 и сл.]. Ксеркс, повторяя дословно кредо Дария, заявляет, что он мудр и деятелен, друг правде и враг беззаконию, защищает слабого от притеснений сильного, но и сильного оберегает от несправедливости со стороны слабого, умеет владеть своими чувствами и не принимает поспешных решений, наказывает и вознаграждает каждого в соответствии с его проступками и заслугами. Он также говорит о своих высоких физических качествах воина; по крайней мере эта часть его апологии не находится в противоречии с сообщением Геродота о том, что Ксеркс, когда он стал царем, был высоким, статным, красивым человеком в расцвете лет.

В январе 484 г. Ксерксу удалось подавить восстание в Египте. Дата эта устанавливается из надписей одного персидского чиновника, происходящих из Коптоса и относящихся к 486 и 484 гг. Некоторые ученые полагают,, что Ксеркс лично руководил карательными действиями [109, с. 112], но источники не дают оснований для такого предположения. Египет подвергся безжалостной расправе. Имущество многих храмов было конфисковано. Если Камбиз и Дарий внушали египетскому народу, что они продолжатели древних традиций фараонов, приняли их титулатуру, поклонялись местным богам,, всячески подчеркивали свое уважение к древней культуре и обычаям, называли себя царями Египта, то Ксеркс демонстративно обращался с этой страной как с завоеванной провинцией. В отличие от своих предшественников на персидском престоле он никогда не был в Египте (в этом позднее его примеру последовал Артаксеркс I) и не принял титула «царь Египта». В египетских надписях, он как и Дарий I и Артаксеркс I, назван «великим фараоном», а в арамейской надписи из Мемфиса — «царем царей» [137, № 71]. В Египте нет никаких памятников, сооружение которых связано с именем Ксеркса. Правда, работы в каменоломнях Вади-Хаммамата продолжались, и оттуда сохранилось шесть надписей, датированных царствованием Ксеркса [169, с. 8]. Но добываемый там камень использовался уже не для сооружения зданий, а для саркофагов. Начиная со времени Ксеркса до царствования Дария II египтяне допускались лишь на самые низшие должности в государственном аппарате. Спустя много десятилетий жрецы храма Буто называли Ксеркса за конфискацию храмовой земли не иначе как «этот злодей» [375, с. 203; 248, с. 68 и ел.]102. Еще до смерти Дария для погребения священного тельца был приготовлен роскошный саркофаг из гранита, но эпитафия на нем нацарапана поспешно и грубо [312, с. 235]. Очевидно погребение состоялось во время подавления восстания, и жрецам было не до культовых обрядов. Взамен Ферендата, по-видимому погибшего во время восстания, Ксеркс назначил сатрапом Египта своего брата Ахемена.

Теперь Ксеркс намеревался начать подготовку к походу против Греции. Но в месяце таммуз второго года его правления (июнь-июль 484 г.) вспыхнуло новое восстание, на этот раз в Вавилонии [109, с. 110 и сл.; 125, с. 314 и ел.; 393, с. 464 и сл.; 344, с. 335; 394, с: 73 и сл,]. Причинами восстания, как и в Египте, были налоговый гнет, угон жителей на строительные работы в Иран, большие расходы на содержание персидских гарнизонов и сатрапского двора. Восставших возглавил некий Бел-шиманни. Судя по документам, датированным по его царствованию, мятежникам удалось захватить кроме Вавилона также города Борсиппа и Дилбат.

Весть о мятеже достигла Ксеркса, когда он проводил лето в Экбатанах. Но волнения удалось легко подавить (возможно, за две недели, которыми ограничиваются документы, датированные по царствованию Бел-шиманни), зачинщики были наказаны, однако Ксеркс воздержался от сурового возмездия. Он хорошо знал Вавилон, так как начиная с 498 г. подолгу жил там во дворце, специально выстроенном для него, и не хотел разрушать город, который, вероятно, любил. Однако в августе 482 г. вавилоняне снова восстали, теперь под руководством Шамаш рибы103. Мятежники легко добились крупных успехов, захватив Вавилон, Бор- сиппу, Дилбат и другие города, поскольку большая часть воинов персидских гарнизонов, размещенных в этой стране, была направлена в Малую Азию для участия в предстоящем походе против Греции. Это восстание было особенно опасным, так как Ксеркс уже собирался начать войну с греками и поэтому не мог допускать мятежей в тылу.

Подавление восстания было поручено зятю Ксеркса Мегабизу (др.-перс. Багабухша), внуку Мегабиза, который принимал участие в убийстве Гауматы. Осада Вавилона длилась несколько месяцев и, по-видимому, завершилась в марте 481 г.104 суровой расправой. Городские стены и другие укрепления были срыты. Возможно, что некоторые жилые дома также были разрушены, хотя, судя по археологическим раскопкам, большинство домов частных лиц не пострадало. Даже течение реки было отведено, и Евфрат, по крайней мере на время, отделил жилую часть города от его святилищ. Часть жрецов была казнена. Главный храм страны Эсагила (святилище верховного вавилонского бога Мардука) и зиккурат Этеменанки также сильно пострадали. Многие предметы из сокровищницы этого храма, посвященные туда ассирийскими.и вавилонскими царями, были увезены в Персе-поль. Так, в развалинах персепольской сокровищницы найдены цилиндрические печати с изображениями вавилонских богов Адада и Мардука. На печати Адада сохранилась надпись: «Собственность бога Мардука. Печать бога Адада из храма Эсагила» [355, т. I, с. 174 и 179, т. II, с. 56 и сл., 64 и 67]. Золотая статуя бога Мардука весом 20 талантов (около 600 кг) была увезена в Персеполь и, вероятно, переплавлена105. Тем самым Ксеркс нанес этому древнему городу страшный удар, так как теперь, по вавилонским представлениям, никто не мог провозгласить себя законным царем. Ведь для восшествия на трон необходимо было получить корону из рук Мардука в Эсагиле во время новогоднего праздника. Именно так ассирийские, вавилонские и персидские цари, включая самого Ксеркса, становились законными властителями страны. Отныне в Вавилоне не было статуи Мардука и новогодний праздник перестали справлять. Тем самым Ксеркс ликвидировал Вавилонское царство, формально еще со времен Кира II считавшееся отдельным и входившее в состав Ахеменидской державы на правах унии с персидскими царями. Вавилония была низведена на положение рядовой сатрапии, и ее столица навсегда утратила свое политическое значение (полтора века спустя Александр Македонский собирался сделать Вавилон своей столицей, но после его смерти этот замысел был оставлен)106. Одновременно были произведены важные изменения и в сатрапской организации. При Кире II, как отмечалось, была создана единая провинция Вавилония и Заречье (страны к западу от Евфрата), охватывавшая территорию всего Нововавилонского царства. Хотя при Дарий I эта сатрапия была разделена на две, тем не менее обе они управлялись из Вавилона, поскольку областе начальник Заречья подчинялся вавилонскому наместнику. Теперь по распоряжению Ксеркса, Вавилония была присоединена к вновь созданной сатрапии Ассирия, а Заречье стало самостоятельной провинцией и заняло ведущее место среди западных сатрапий. После этого потерял свое значение и традиционный титул ахеменидских правителей «царь Вавилона, царь стран», официально принятый Киром II и его преемниками в Вавилонии. В самом начале своего правления такой титул носил и Ксеркс, но еще в первом году своего царствования он расширил его и стал в Вавилонии называться «царем Персии, Мидии, Вавилона и стран» [VS, IV, 194]. К лету 481 г. писцы и все должностные лица Вавилонии получили предписание, что отныне во всех официальных и деловых документах Ксеркса надо величать в соответствии с его иранским титулом «царем стран». В Иране Ксеркс сохранил традиционные титулы ахеменидских правителей «царь стран, царь царей», как и его преемник Артаксеркс I, который в арамейско-лидийской билингве из Сард.назван «царем царей» [385, с. 185].

После подавления восстания Вавилон перестал существовать как священный город и в определенной мере потерял свое значение крупнейшего экономического центра. Об этом, в частности, свидетельствует и резкое уменьшение количества хозяйственных текстов. После второго года царствования Ксеркса из Сиппара не сохранилось ни одного документа, и, возможно, прав И. Эльснер, полагающий, что этот город также был разрушен [308, с. 145]. Если верить Плутарху (Мог. 173С), после подавления восстания Ксеркс запретил вавилонянам носить оружие. Однако из труда Геродота видно, что вавилоняне принимали участие в походе Ксеркса на Грецию. Диодор (II, 9, 9) пишет, что после мятежа лишь незначительная часть Вавилона была обитаема, а большую часть города отвели под посевы. По всей стране земли, принадлежавшие участникам восстания, были конфискованы и пожалованы персидской знати. Сообщение Геродота (I, 196) о разорении Вавилона, по всей вероятности, относится именно к периоду после восстания при Ксерксе. Правда, позднее Вавилону удалось до некоторой степени возродить свое значение экономического центра страны. Геродот, который видел Вавилон через 20—30 лет ; после восстания, говорит о нем как о городе 100 ворот. Но многое из его описания взято из устных рассказов, а не из личных наблюдений. Так, он упоминает восьмиэтажную башню, однако к его времени Этеменанки был в руинах, хотя стены еще стояли. Во всяком случае, Геродот не мог видеть святилище Мардука на самой вершине башни. Кроме того, судя по археологическим данным, Вавилон уже не имел городских стен. Хотя Геродот многократно упоминает эти стены, он мог видеть лишь их основания [286, с. 338].

Наряду с Сузами и Экбатанами Вавилон все же оставался царской резиденцией, и оттуда происходят фрагменты строительных надписей Дария I и Артаксеркса II [407, с. 48 и сл.]. Персидские цари закладывали в Вавилоне сады с павильонами, а в 345 г. Артаксеркс велел выстроить там ападану. До своего воцарения Дарий II долго жил в Вавилоне. Что же касается Вавилонии в целом, то из «Анабасиса» Ксенофонта видно, что на рубеже V—IV вв. она оставалась богатой и процветающей страной.



100Согласно Ктесию (фр. 19) к Дарий прожил 72 года. Но это противоречит указанию Геродота (I, 209) о том, что около 530 г. ему было приблизительно 20 лет.
101Др.-перс. Хшаярша — «владычествующий над героями», хотя Геродот (VI, 98) утверждает, что имя Ксеркса значит «воин» [ср. 354].
102Однако, по мнению Э. Брешиани, в так называемой Стеле сатрапов, написанной в 312 г. до н. э. и свидетельствующей о конфискации земли храма Буто, под «злодеем» имеется в виду Артаксеркс III, а не Ксеркс [113, с. 167]. Но, во всяком случае, в тексте завоевателем Египта назван Ксеркс. Суды
103M. Сан-Николо полагал, что восстание Шамаш-рибы последовало почти сразу за подавлением мятежа Бел-шиманни. Но Ф. М. Т. Бёль показал, что между этими событиями прошло два года [344, с. 337; 110, с. 150; 109, с. 110 и сл.].
104Очевидно, еще до праздника Нового года, который отмечался в марте, так как Шамаш-риба не успел короноваться и его имени нет в вавилонский царских списках.
105Об этих разрушениях и грабежах см.: Herod. I, 184; Arrian. Ill, 16, 4; VII, 17, 1; Strabo XVI, 1, 5; Diod. II, 9, 9; XVII, 112; Plin., Hist. Nat. VI, 120; Plut., Мог. 173 Ç; Ctes., Pers. XII, 9; Aelian., Var. XIII, 3. Однако Арриан относит указанные разрушения ко времени после похода Ксеркса на Грецию. Согласно Страбону, уничтожению подверглась будто бы и гробница Кира — четырехступенчатая пирамида из обожженных кирпичей. На самом деле речь идет о Вавилонской башне (Этеменанки). Элиан пишет, что Ксеркс открыл усыпальницу Бела (одно из^ имен Мардука) и позднее его постигло за это возмездие. Несколько вавилонских документов 483-482 гг. датировано по правлению Акши-марши и Шикушти, которых иногда причисляют к мятежным царям [см. 393, с. 464]. Однако Дж. Камерон показал, что здесь мы имеем дело с не совсем правильными вавилонскими передачами имени Ксеркса [см. 125].
106Арриан (VII, 17, 2) пишет, что Ксеркс разрушил храм Бела (т. е. Эсагилу), а Александр Македонский решил восстановить его и велел вынести с его территории мусор от обвалившихся стен. Это сообщение подтверждается вавилонским документом, по свидетельству которого в 331 г. была предпринята расчистка Эсагилы [CT IV, 39 С].
Просмотров: 2796