М.А. Дандамаев

Политическая история Ахеменидской державы

Завоевание Индии и Македонии. Скифский поход Дария

 

Подавив восстания и упрочив свою власть, Дарий решил приступить к новым завоеваниям. По видимому, в 517 г. персы покорили северо-западную часть Индии, где в это время было много небольших государственных объединений89. Завоеванию этой территории предшествовала совершенная по распоряжению Дария экспедиция карийского морехода Скилака в Индию и оттуда через Индийский океан к Аравийскому морю, которая дала необходимые сведения о племенах этих районов.

Новая сатрапия, получившая название Индия (Хинду), охватывала долину по среднему и нижнему течению Инда. Она была самой дальней восточной провинцией Ахеменидской державы, а по представлениям Геродота (III, 106 и IV, 40) и его современников, и самой дальней на востоке страной, за которой начиналась необитаемая и никому не ведомая пустыня. Да и представления об Индии у Геродота были довольно туманные, он упоминает лишь крупных животных и говорит о хлопке, из которого индийцы изготовляли одежду, и о несметном количестве золотого песка, который якобы добывался там. Тем не менее теперь географический горизонт подданных Ахеменидской державы значительно расширился. Страбон (XV, 1, 10) со ссылкой на Эратосфена пишет, что ко времени похода Александра Македонского в Индию река Инд служила границей между Индией и лежащей к западу от нее Арианой, которая принадлежала персам. Вероятно, к тому времени часть территории Индии была потеряна Ахеменидами.

Одновременно продолжались завоевания и в бассейне Эгейского моря, где остров Самос был последним крупным независимым государством с сильным военным флотом. Знаменитый тиран Самоса Поликрат около 522 г. был предательски убит персидским сатрапом Лидии Оройтом, а островом стал править секретарь последнего Меандр. Около 517 г. персидская армия во главе с Отаной, одним из семи заговорщиков, участвовавших в убийстве Гауматы, после внезапного нападения захватила Самос. Остров был опустошен и включен в состав Персидской державы, а его вассальным правителем назначен Силосонт, брат Поликрата, который еще до возвышения Дария был знаком с ним, сумев оказать ему небольшую услугу. Один из братьев Силосонта, Литократ, также перешел на персидскую службу и вскоре был назначен наместником только что завоеванного острова Лемнос. Приблизительно в том же, 517 г. Хиос признал персидскую власть.

Около 516 г. Дарий собрал большой флот из кораблей греческих городов Малой Азии и направился к берегам Черного моря. Местные племена, обитавшие там, и греческое население подчинились персам, не оказав никакого сопротивления. Искусный греческий инженер Мандрокл соорудил мост из судов в самом узком месте Геллеспонта (Боспор), в результате чего впервые Европа и Азия были соединены друг с другом. На берегу Боспора были поставлены две мраморные памятные стелы на греческом языке и, согласно Геродоту (IV, 87), «ассирийскими письменами», т. е., по-видимому, на древнеперсидском, эламском и аккадском языках. Геродот (IV, 87), ахиллесовой пятой труда которого почти всегда бывают цифровые данные, пишет, что у моста было сосредоточено 700 000 пеших и конных всадников (что является заведомо фантастической цифрой) и 600 кораблей. Персидская армия прошла по мосту на южный берег Фракии и, не встретив там сопротивления, прибыла к низовью Истра (Дунай).

Теперь Дарий решил совершить поход против причерноморских скифов, стремясь предотвратить расширение их влияния в сторону Фракии. Еще до этого сатрап Каппадокии Ариарамна с небольшим флотом пересек Черное море и захватил пленников, чтобы получить у них необходимые сведения для предстоящего похода. Через Дунай был сооружен понтонный мост из судов, и, перейдя его, армия Дария начала продвигаться по южнорусским степям. Для охраны моста был оставлен греческий контингент из ионийцев, сопровождавших до этого Дария. Эти греки по распоряжению Дария должны были охранять мост в течение 60 дней и, если к тому времени персидская армия не вернется, разрушить его и отправиться домой.

Точная дата скифского похода неизвестна, но его можно более или менее уверенно отнести ко времени между 516 и 512 гг. [90, т. II, ч. 2, с. 60 и сл.; 92, с. 136; 126, с. 313; 194, с. 19 и сл.]. Основным источником об этом, походе является четвертая книга труда Геродота.

Скифы не отважились вступить в решающую битву с огромным войском противника и прибегли к своей излюбленной тактике выжженной земли. Они стали отступать, угоняя с собой скот, уничтожая траву и засыпая источники. При этом скифская конница постоянно нападала на отдельные отряды персидской пехоты и уничтожала их. Долгое преследование скифов в глубь их территории истощило армию Дария, и, пока он обдумывал выход из своего затруднительного положения, скифские вожди в ответ на его требование либо вступить в открытую битву, либо заявить о своей покорности, послали в персидский стан вестника. Последний, если верить Геродоту, передал Дарию птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Дарий считал, что таким образом скифы выражают свою покорность, но Гобрий, один из семи убийц мага Смердиса, дал совершенно противоположное истолкование загадке: если персы не улетят в небо, как птицы, не зароются в землю, как мыши, их ждет гибель от стрел.

Тем временем отряд скифов, обойдя персов, прибыл к мосту через Дунай и обратился с призывом к охранявшим мост ионийцам разрушить его, выждав положенные 60 дней, и вернуться к себе домой, ибо они тем самым не совершат провинности перед Дарием, который сам так распорядился, и приобретут свободу. Ионийцы обещали выполнить эту просьбу, и скифы вернулись к своим основным силам.

Не имея достаточных запасов продовольствия или возможности вступить в открытый бой со скифами, Дарий решил отступить. Бросив больных воинов и часть обоза и оставив свой стан с зажженными огнями, чтобы скрытьот скифов внезапное отступление, персы ночью, скрытно двинулись в обратный путь90. На следующий день скифы пустились вдогонку за персами, но, разойдясь с ними, прибыли к мосту через Дунай. Найдя мост целым, они снова обратились к ионийцам с требованием разрушить его. Вожди ионийцев собрались на совет. Некоторые участники совета склонялись к тому, чтобы последовать призыву скифов и тем самым освободить Ионию от порабощения. Но тиран Милета Гистией выступил против такого мнения, напомнив, что все присутствовавшие на совете тираны правят своими городами благодаря милости Дария и в случае гибели последнего потеряют власть, так как народ не будет терпеть их. Уже намеревавшиеся разрушить мост ионийцы последовали этому совету. Чтобы успокоить скифов, Гистией сказал им, что с благодарностью выполнит их просьбу, и для виду ионийцы начали разрушать мост со стороны скифов, которые затем удалились. Через некоторое время персидское войско подошло к переправе и благополучно переправилось во Фракию [см. подробно у Е. В. Черненко: 70а; см. также 35а, с. 106 и сл.].

Этот поход, который окончился явной неудачей, не следует рассматривать изолированно от внешней политики Ахеменидов по отношению к племенам, окружавшим Персидскую державу с севера и северо-востока. Дарий, как и Кир, стремился ликвидировать опасность грабительских набегов скифских племен в пределы Персидского государства. Как когда-то Кир, уже в преклонном возрасте возглавивший поход против массагетов, Дарий лично участвовал в двух походах против скифов, что свидетельствует о том значении, которое Ахемениды придавали покорению своих северных и восточных соседей. Приказав ионийцам разобрать мост через два месяца, Дарий, возможно, намеревался пройти по всей скифской территории от Северного Причерноморья до Кавказа или даже Средней Азии и вернуться в Персию через какую-либо из этих областей [294, т. IV, с. 104 и сл.; 50, с. 41; ср., однако 122, с. 131, где высказывается сомнение, что Дарий мог поставить перед собой такую цель]. Вряд ли Дарий представлял себе, сколь велико расстояние между Причерноморьем и Средней Азией, каковы трудности перехода через большие реки и необозримые степи.

Хотя скифский поход Дария окончился безрезультатно, Дарий проник в глубь скифской территории вслед за отступавшим противником. Это дало основание Дарию включить причерноморских скифов в список подвластных ему народов91 под названием «заморские саки» (сака парадрайя), но уже в надписях Ксеркса они совершенно не упоминаются.

Из Фракии Дарий вернулся в Иран, оставив своего полководца Мегабиза завершить покорение областей Геллеспонта и Фракии [см. подробно 84]. Вскоре персидская власть была установлена по обе стороны Геллеспонта, лишив греков (прежде всего афинян) возможности получать хлеб с берегов Черного моря и корабельный лес из Фракии. Мегабиз завоевал также греческие города на северном побережье Эгейского моря, жители которых упоминаются в персидских надписях среди покоренных народов под названием «щитоносные ионийцы».

Фракия, в которой обитали многочисленные, но постоянно враждовавшие друг с другом племена, стала легкой добычей персов. Были захвачены золотые и серебряные рудники, плодородные земли в бассейне реки Стримон, несколько тысяч обитателей которых из числа племени пеонов насильственно переселены в Малую Азию. Причиной такой крайней меры, по-видимому, являлось сопротивление пеонов, хотя Геродот утверждает, что Дарий велел переселить пеонов, будучи удивлен прилежанием их женщин в работе.

Когда персидская армия подошла к границам Македонии, царь этой страны Александр поспешил заявить о своей покорности и выдал свою сестру замуж за персидского вельможу. Правда, Геродот рассказывает, что Александр убил персидских послов, но эта версия была сочинена позднее, когда персы во время войны с греками начали терпеть поражение [122, с. 134]. В Македонии и Фракии были оставлены персидские гарнизоны, около 512 г. обе эти страны образовали сатрапию под названием Скудра [ср., однако, 379, где О. Семереньи полагает, что Skudra обозначает скифские племена, которые, по его мнению, жили в Македонии или Фракии].

Приблизительно в это же время Дарий назначил сатрапом Лидии своего сводного брата Артафрена (др. перс. Артафарна — «обладающий праведной благодатью»). Командование морскими силами в северной части Малой Азии было передан в руки перса Отаны, сына Сисамна. Резиденция его находилась в Даскилее, и он, по-видимому, был подчинен Артафрену [122, с. 136].

Тиран Милета Гистией, который оказал важную услугу Дарию во время скифского похода, получил в награду обширные земли во Фракии, где он начал сооружать укрепления. Это показалось опасным Мегабизу, и он пожаловался Дарию. Последний вызвал Гистиея к себе и задержал его в Сузах под предлогом, что желает иметь доверенного советника. Правителем Милета был назначен по рекомендации Гистиея его зять и двоюродный брат Аристагор. Грек Кой, также оказавший услугу Дарию, стал тираном в своем родном городе Митилена на острове Лесбос.

Конец VI в. был временем наивысшего могущества Ахеменидской державы, в которую входило более 80 народов и границы которой простирались от реки Инд на востоке до Эгейского моря на западе, от Армении на севере до Эфиопии на юге. Дарий послал на трех кораблях своих соглядатаев даже в Италию и Сицилию, где назревала война между греческими и финикийскими колонистами. Последние были естественными союзниками персов в их предстоящей войне с Грецией, и Дарий внимательно следил за ходом развития событий во всем Средиземноморье, восточная часть которого принадлежала персам. Теперь они имели мощный флот из кораблей финикийцев, карийцев, ионийцев и других морских народов.

В надписях Дария из Персеполя и Экбатан этот период персидского могущества характеризуется в следующих словах: «Дарий, царь великий, царь царей, царь стран, сын Виштаспы, Ахеменид. Говорит Дарий царь: „Вот царство, которым я владею: от скифов, которые за Согдом, до Эфиопии, от Индии до Лидии. (Это царство) даровал мне величайший из богов Ахурамазда. Да хранит Ахурамазда92 меня и мой дом"» fDPh/DH].



89Э. Херцфельд относил это завоевание к 519—-518 гг., А. Т. Олмстед — к 513 г. [201, с. 2; 312, с. 145].
90Согласно Полиэну (VII, 11), некий скиф по имени Сирак нанес себе увечье и, отправившись в лагерь Дария, сказал ему, что это скифские вожди так обезобразили его. Обещав персам показать дорогу, Сирак завел их в совершенно бесплодную пустыню. Тогда Дарий, сложив на высоком холме свои, тиару, жезл и корону, обратился к богу с мольбой послать дождь. Просьба Дария была выполнена, и тем самым персидская армия спасена. Рассказ этот носит явно легендарный характер, как и многие детали в повествовании Геродота. Однако возможно, что рассказ Полиэна имеет в виду поход Дария против среднеазиатских саков. Да и само имя Сирак характерно для восточноиранской ономастики (указано В. А. Лившицем).
91Ф. X. Вейссбах полагал, что, поскольку описанный Геродотом поход на скифов потерпел провал, а в надписях Дария они упомянуты как покоренные, он вторично — и на этот раз успешно — напал на них [405, с. 80]. В пользу такого предположения приводилось сообщение Ктесия о приказе Дария сатрапу Каппадокии Ариарамне совершить набег на северное побережье Черного моря с целью разведки. Однако, как отмечалось выше, набег этот предшествовал известному нам походу Дария (см. Ctes., Pers. XIII; Strabo XIV, 1, 17; Athen. XII, 522).
92В аккадском варианте: «Ахурамазда вместе с богами».
Просмотров: 4308